Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Е.В. Балановская, О.П. Балановский.   Русский генофонд на Русской равнине

7.2. Кого мы изучили?

Кто откуда? - «Исконный», сельский, коренной... - От списков фамилий к их частотам - 67 тысяч русских фамилий - Пять основных регионов и три окраинных - И ещё 50 сельсоветов

В этом разделе мы опишем наши исходные данные о русских популяциях, включённые в «фамильный» анализ - их ареал, требования к популяциям, организацию данных. Описание банка «ΟΝΟΜΑ» и сложных процедур преобразования списочного состава фамилий в популяционные частоты дано в Приложении (раздел 5).
Информация о фамилиях с каждым годом пополняется, и постепенно новые данные включаются в разные виды анализа. Но обновление и пересчёты - процесс бесконечный. Поэтому в этой главе мы решили сосредоточить внимание на пяти «главных» регионах и для них провели все основные виды анализа. В часть расчётов мы включили и информацию о трёх «окраинных» регионах. Но неполнота имеющейся информации пусть не огорчает читателя. Мы специально так спланировали исследование фамилий, чтобы, охватив пять основных географических групп русского населения (запад, восток, север, юг, центр), получить общее представление о структуре фонда фамилий. А затем уже, представляя новые данные на сайте, можно бесконечно пополнять и уточнять «фамильный» портрет русского народа.

ГЕОГРАФИЯ ПОПУЛЯЦИЙ

На рисунке 7.2.1. показано географическое положение и условные названия изученных нами восьми регионов - пяти «основных» регионов (Восток, Центр, Запад, Север, Юг) и трёх «окраинных» регионов (Северо-Запад, Казаки, Сибирь). Всю условность таких названий мы сознаём, но они так просты и понятны! Экспедиционная работа по сбору фамилий была спланирована так, что среднее расстояние между пятью «основными» регионами превышает 1000 км. Эти пять регионов заключены внутри треугольника «окраинных» регионов, каждый из которых представляет свой тип окраин: Северо-Запад - рубеж ареала, Казаки - этнографическая группа, Сибирь - «запредельный» генофонд, вне «исконного» ареала. Состав регионов и информация об их изученности приведены в таблице 7.2.1.
Мы взяли на себя смелость привести на этой карте {рис. 7.2.1.) взгляд на изученные русские популяции как бы «из космоса». И сделали это не случайно. «Лицом к лицу Лица не увидать. Большое видится на расстоянии» (С. Есенин). Мы часто недооцениваем масштабы русского ареала. Порой нам кажется, что от Мадрида до Парижа - бесконечность, а от казаков до поморов - рукой подать. На этой карте видно, что даже на фоне двух континентов - Евразии и Африки - изученные нами популяции занимают значительное пространство. Это важно иметь в виду, рассматривая изменчивость русских фамилий.

В анализ включены данные о фамилиях более миллиона человек старше 18 лет, представлены более тысячи сельских популяций (табл. 7.2.1). Рассмотрим принципы организации и отбора данных.

Рис. 7.2.1. Расположение восьми регионов, изученных по составу русских фамилий Условные названия для регионов, изученных по фамилиям:
Рис. 7.2.1. Расположение восьми регионов, изученных по составу русских фамилий Условные названия для регионов, изученных по фамилиям:
КАЗАКИ - кубанские казаки; ЮГ - Южный регион, ЗАПАД - Западный регион, СЕВЕРО-ЗАПАД - Северо-Западный регион, ЦЕНТР - Центральный регион, ВОСТОК - Восточный регион, СЕВЕР - Северный регион, СИБИРЬ - Сибирский регион.




АРЕАЛ

Поскольку мы хотим изучить историю сложения генофонда, то нам нельзя опираться на популяции, сформировавшиеся исторически недавно в результате переселений или смешений. Этногенез народа и структуру генофонда необходимо сначала изучить по его «этническому ядру», а уже потом можно перейти к отдельным, поздно выделившимся популяциям.
Поэтому, хотя этнический ареал русских на протяжении столетий неуклонно расширялся, включая сначала окраины Русской равнины, а потом Урал, Сибирь, Кавказ и иные отдалённые земли, мы вновь, как и в предыдущих главах, ограничиваем его «исконной» территорией. География «исконных» популяций вновь повторяет основной маршрут Русской антропологической экспедиции, доныне остающейся образцом популяционных исследований и изучившей русский народ именно в «этнической зоне формирования русского населения в X1-XIV вв.» [Происхождение..., 1965].
Наше исследование охватывает основную историческую территорию формирования русского народа, которую мы условно называем «исконной» (см. Введение, главу 1). Данные охватывают коренное сельское население, мало затронутое миграциями последнего столетия.
В основные виды анализа мы не включали русские популяции, оторванные от основного ареала. В качестве дополнительного анализа нами изучены две такие популяции: кубанские казаки и население Сибири. Эти две популяции помогут нам бегло взглянуть, как ведут себя фамилии за пределами основного исторического ареала.

СЕЛЬСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ

В анализ включалось только сельское население, а также небольшие города, сформировавшиеся из населения окружающих деревень.
Конечно, это очень сокращает объём данных и очень увеличивает объём работы. Города изучать быстро и весело - сразу в одном пункте получаешь информацию об огромном массиве населения. Исключив данные по городам, мы, конечно же, резко сокращаем объём выборки. Однако в любой популяционно-генетической работе всегда приходится проводить раздельно анализ сельского и городского населения - слишком разные генетические процессы они отражают, и слишком быстро меняется состав городов при общественно-политических переменах [Курбатова, 1975, 2004; Курбатова, Победоносцева, 1992; Медико-генетическое описание... , 1997; Наследственные болезни...., 2002].
Нашей задачей было изучение истории сложения русского генофонда, а не его сиюминутного состояния. Поэтому фамилии, как и генетические данные, должны отражать коренное население, сосредоточенное не в городах, а на селе. Изучение городского населения - чрезвычайно любопытная, но отдельная задача, выходящая за рамки этой книги.
Лишь данные по Кемеровской области включают и сельское, и городское население, поскольку и то, и другое является некоренным.

ФАМИЛИИ

По мере изучения всё новых популяций пополнялся общий список фамилий, встреченных в коренном русском населении. До этого было неизвестно даже приблизительно общее число русских фамилий. Теперь мы точно знаем, по крайней мере, нижнюю оценку: более шестидесяти тысяч фамилий, и располагаем их списком.

Насколько список фамилий может увеличиться? Ведь изучен только 1 млн. человек, а численность русского населения России, по данным последней переписи - в 116 раз больше. Поэтому сказать, сколько всего существует русских фамилий, пока нельзя. Однако было бы ошибкой предполагать, что их станет тоже в 116 раз больше. И не только потому, что уже изучен один миллион человек (это не так много для изменчивых фамилий), а потому, что изучено сельское население основных географических групп русского народа. Поэтому выборка, не столь большая по общей численности, достаточно обширна в географическом измерении. Для создания полного списка фамилий это намного лучше, чем выборка пусть и большая по численности, но лишь из одного региона.
Однако пока «насыщение» списка фамилий не достигнуто - так же, как и для гаплотипов митохондриальной ДНК (см. раздел 6.2.) новые популяции приносят новые фамилии и выход на плато пока не виден. Из таблицы 7.2.1. и без специальных расчётов видно, что количество встреченных фамилий прямо зависит от числа изученных человек.

ИСХОДНЫЕ СПИСКИ ФАМИЛИЙ

Основной источник данных о фамилиях-списки населения для каждой популяции, в которых указана фамилия каждого жителя, достигшего «официального» репродуктивного возраста (дети до 18 лет не учитываются). Эти списки «тотальные», то есть они охватывают всё население изученной популяции - населённого пункта, сельсовета, района. Эти списки населения переводятся в компьютерный вид, и на их основе рассчитывается частота каждой фамилии в каждой популяции - в каждом населённом пункте, в сельсовете, в районе, в регионе.

РАСЧЁТ ЧАСТОТ ФАМИЛИЙ

Частоты всех фамилий сначала рассчитывались для каждой группы популяций (группа тесно связанных деревень - сельская администрация, сельсовет, волость). Её средняя численность = 1 тыс. человек (старше 18 лет). Далее усреднением данных по всем группам популяций данного района (где «весом» каждой группы популяций служила её численность) рассчитывались частоты всех фамилий в районе. Средняя численность носителей фамилий в районе = 20 тыс. человек. Далее по совокупности «районных» частот были рассчитаны невзвешенные средние частоты фамилий в регионе. Средняя численность изученного населения в регионе ~ 190 тыс. человек. А затем уже по совокупности региональных частот рассчитаны невзвешенные средние частоты фамилий в русском генофонде в целом. При расчёте «среднерусских» частот учитывались лишь «основные» регионы.

ОСНОВНЫЕ РЕГИОНЫ

Пять регионов - Восточный, Центральный, Западный, Северный, Южный - представляют основные географические подразделения генофонда в «исконном» ареале. Они составили основу анализа русского генофонда по фамилиям и потому называются «основными».
ЮЖНЫЙ РЕГИОН. Сразу бросается в глаза непропорционально большая численность Южного региона. Дело в том, что формированию репрезентативной выборки из него пришлось уделить особое внимание. Самый первый вариант анализа включал три региона - Восточный, Западный и Южный. Мы собрали данные о фамилиях так, что каждый регион был представлен примерно равной численностью - около 100 тысяч человек. Однако оказалось, что в Южном регионе самыми частыми оказались «местные» фамилии, а не широко распространённые в русском народе. Это было неожиданно, так как на юге миграции наиболее интенсивны, что должно было принести туда много фамилий из других регионов. Поэтому мы предположили, что наша выборка неадекватна - представленные фамилии характерны лишь для конкретных изученных популяций и не отражают регион в целом. Чтобы избежать этого, мы резко (в шесть раз!) увеличили число изученных индивидов и районов на юге русского ареала (точнее - на юго-западе, который отражает наиболее древние пласты в сложении русского народа и надёжнее представляет юг Руси, чем юго-восточные популяции). Причём, в отличие от других регионов, Южный регион включил данные не по одной, а по трём областям. Однако, как мы увидим ниже, своеобразие Южного региона при этом не исчезло: оно оказалось его реальной особенностью.
ЗАПАДНЫЙ И ВОСТОЧНЫЙ РЕГИОНЫ представлены и равным числом популяций (=160 популяций), и равной численностью (фамилии =100 тысяч человек).
СЕВЕРНЫЙ РЕГИОН не случайно представлен меньшей выборкой. Она соответствует резкому снижению плотности населения. Меньшая плотность населения часто сопровождается дрейфом генов. Поэтому популяции, разбросанные по бескрайним
просторам Архангельской области, могли значительно отличаться друг от друга по составу и частотам фамилий. И мы приложили специальные усилия, что бы охватить все части Архангельской области. Поэтому, хотя число изученных районов невелико, но эти пять районов представляют разные части обширного Русского Севера: это Каргопольский район (юго-запад Архангельской области), Холмогорский (её север), Пинежский (самый восток, верховья Пинеги. на границе с республикой Коми), Лешуконский (северо-восток. на Мезени), Красноборский (юго-восток, вблизи границы с Вологодской областью).
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ РЕГИОН. Все усилия были направлены на изучение четырёх географически контрастных регионов «исконного» русского ареала. Поэтому пятый. Центральный регион пока ограничен очень небольшой выборкой. Он представлен лишь одним районом (фамилии 25 тысяч человек), но этот район мы выбирали тщательно. Кашинский район связан с древней историей тверских земель и мало затронут демографическими преобразованиями последнего времени. По частотам фамилий он оказался действительно центральным, но необходимо помнить о возможном смещении характеристик из-за небольшого объёма данных.

ОКРАИННЫЕ РЕГИОНЫ

Три группы популяций, указанных в таблице 7.2.1. как «окраинные регионы», привлекались лишь в отдельных видах анализа.
СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ РЕГИОН находится на границе «исконного» ареала и в дальнейшем, наряду с другими новыми данными по «исконному» ареалу, будет включён в основной анализ русского генофонда. Однако этот регион по составу фамилий оказался столь своеобразен, что мы отказались от его объединения с данными Западного региона (представленного Смоленской областью). Несмотря на малочисленность данных, Северо-Западный регион представлен населением двух исторически различных районов Псковской области: Островский район издревле относился к псковским землям, в то время как территория Порховского района входила в новгородские земли, и только после падения Великого Новгорода отошла во владения Пскова. Северо-Западный регион представляет обширный и важнейший пласт в истории русского генофонда, обладает своеобразными чертами фонда фамилий, и мы рассматриваем его как самостоятельный регион.
КУБАНСКИЕ КАЗАКИ расселены вблизи южной границы «исконного» русского ареала, и история их формирования общеизвестна. Они были поселены здесь на исходе Кавказской войны в середине XIX века и образованы частью из донских казаков, частью из русских переселенцев из южной и из центральной России. Хотя казаки по определению являются «профессиональной» группой служилых людей1, они обычно рассматриваются как своеобразная этнографическая группа русского этноса.
Подчеркнём, в анализ включено не просто русское население тех территорий, где когда-то обитали казаки. Поскольку в их прежнем ареале проживает масса недавних мигрантов из разных регионов России, то общие списки пришлого («русского») населения здесь непригодны. Поэтому данные были собраны Э. А. Почешховой только для потомков кубанских казаков и непосредственно по похозяйственным книгам тех казачьих станиц, где они проживают компактно. Итак, в список включались фамилии только потомков кубанских казаков, а недавнее пришлое русское население не учитывалось. Причём это та самая популяция, которую мы рассматривали при анализе ДНК маркёров (глава 6). Мы старались проводить комплексный анализ - в тех же популяциях, где собирались образцы для ДНК маркёров, проводился тотальный сбор фамилий.
СИБИРЬ. Современное население Кемеровской области представляет иной пласт поздних миграций русских - в Сибирь. Мы не отбирали старожильческое население Сибири, а включили всех нынешних жителей. Освоение русскими Сибири - и особенно на поздних «индустриальных» этапах в XX веке - включило великое множество разных миграций. Население Кемеровской области сформировалось из слияний множества потоков миграций, находится за пределами времени и пространства сложения русского народа, включает городское население. Поэтому на фамилии современного населения Кемеровской области (собранные М. Б. Лавряшиной и М. А. Ульяновой) можно взглянуть как на модель современного населения, ушедшего за пределы «исконного» русского ареала. Возможно, оно может служить и некой моделью нашего будущего.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ПОПУЛЯЦИИ - ТОЛЬКО ДЛЯ КАРТ

И, наконец, последняя группа - данные о частотах фамилий в отдельных малых популяциях. Они использовались только при построении карт фамилий и составили половину всех картографированных популяций.
Эти данные о 50 сельсоветах, разбросанных по всему «исконному» ареалу русского народа - в 44 районах 15 областей европейской России. Это означает, что каждый район здесь представлен лишь одной, редко двумя малыми популяциями (сельсоветами). Поэтому эффект случайности (генетически говоря, дрейф) должен был сказаться на этих данных, приводя к значительным случайным колебаниям частот фамилий. Нам пришлось включить их в карты фамилий, так как они представляют 15 областей, а основной массив наших данных - только 7 областей. Именно фамилии, встреченные в 50 малых популяциях, ограничивают картографический анализ общим числом только 75 фамилий. Но они оказали неоценимую помощь, поскольку дают хотя бы примерную информацию по тем областям, по которым у нас нет полных данных. А для картографирования необходимо располагать информацией по многим областям!

Рис. 7.2.2. Расположение изученных популяций-районов (большие кружки) и популяций-сельсоветов (малые кружки)
Рис. 7.2.2. Расположение изученных популяций-районов (большие кружки) и популяций-сельсоветов (малые кружки)

На рис. 7.2.2. «точками» обозначены 50 популяций-сельсоветов (их суммарная численность 25 тыс. чел.). «Кружками» обозначена вторая половина - 50 популяций-районов (943 тыс. чел.). Это два разных уровня иерархии. Каждый из районов включал данные о фамилиях в 15-25 сельсоветах - каждый кружок-район можно было бы изобразить как 20 точек-сельсоветов, расположенных близко друг к Другу. Поэтому частоты фамилий в популяциях-районах намного «устойчивей», чем частоты в популяциях-сельсоветах.
Поэтому мы сравнили карты фамилий, построенные по 50 популяциям-сельсоветам, и карты по объединённым 100 популяциям. Результаты оказались неожиданными: главные закономерности. выявленные картами популяций-сельсоветов, сохранились и на объединённых картах! Все основные структурообразующие элементы верно предсказывались «сельсоветными» картами. Введение огромного массива информации во многом уточнило и «досказало» угаданные ранее закономерности, но не отринуло их.
Вот уж действительно парадоксально надёжные маркёры!

БЛАГОДАРНОСТИ

Конечно же, собрать столь большие массивы данных можно только большим дружным коллективом, которому авторы хотели бы выразить свою искреннюю признательность. Мы уже указывали, что дополнительные данные по 75 распространённым русским фамилиям в 51 сельсовете были собраны д.и.н. А. П. Бужиловой (Институт археологии РАН) почти 20 лет назад. Значительная часть информации по Костромской области также собиралась ещё в «докомпьютерное» время коллективом, которым руководил д.м.н. А. А. Ревазов (МГНЦ РАМН). Эти данные были введены в компьютерную базу данных и тем самым обрели вторую жизнь благодаря усилиям нашей сотрудницы Д. С. Соловьевой (ГУ МГНЦ РАМН).
Однако весь основной массив информации собирался нами в рамках работы по грантам РФФИ и РГНФ (см. главу 3). Данные по Архангельской области помогла нам собрать проф. И. В. Евсеева (Северный медицинский университет), а в Смоленской области - к.м.н. Н. Н. Аболмасов (Смоленская медицинская академия). Во всех областях Южного региона работа велась к.б.н. И. Н. Сорокиной под руководством проф. М. И. Чурносова (Белгородский госуниверситет). Данные по западносибирской популяции были собраны к.б.н. М. Б. Лавряшиной и М. А. Ульяновой (Кемеровский госуниверситет). Данные по кубанским казакам собирались к.м.н. Э. А Почешховой и проф. В. И. Голубцовым (Кубанская медицинская академия). Данные по десяти районам из пяти областей (Архангельской, Смоленской, Псковской, Тверской, Костромской) были собраны лично авторами этой книги. В создании компьютерной базы данных и их многостороннем анализе основная работа легла на плечи С. М. Субботы (ГУП ВИГСТАР) и Д. С. Соловьевой (ГУ МГНЦ РАМН).
И это только малая часть имён - сколько сотрудников не только научных или учебных коллективов, но и администраций районов и сельских администраций помогали нам для того, чтобы фамилии жителей их регионов могли дать новые свидетельства об истории русского народа! Низкий им поклон за это.



1 Этимология этнонимов "казаки", "казахи" одинакова - человек, лишившийся своего скота, угодий и сделавшийся наёмным работником, "перекати-поле" [Агеева, 2001]
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Под ред. Е.А. Мельниковой.
Славяне и скандинавы

Валентин Седов.
Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование

Любор Нидерле.
Славянские древности

Игорь Фроянов.
Рабство и данничество у восточных славян
e-mail: historylib@yandex.ru
X