Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Е.И.Дулимов, В.К.Цечоев.   Славяне средневекового Дона

1.2. Археологические источники и исследования

Археологические источники являются иногда единственным материалом по истории славянского населения Дона. Число этих источников постоянно увеличивается, они публикуются в специальной археологической литературе и являются предметом конкретных исследований, поэтому можно ограничиться общим обзором опубликованных источников археологических комплексов Роменско-Боршевской культуры. Некоторые источники не опубликованы или не сохранились, их описание дается в археологических исследованиях, отчетах и сообщениях о раскопках.

Археологически определяются три славянских центра Роменско-Боршевской культуры:
1. территория верхнего и среднего Дона, в основном на территории Воронежской области (источники боршевского типа);
2. территория в верхнем течении Северского Донца (источники роменского типа);
3. территория нижнего Дона и Приазовья (источники двух вышеуказанных типов со значительными местными особенностями).

Большинство источников относится к боршевскому типу. Впервые они были введены в научный оборот в конце XIX — начале XX в.в. Первые разведочные работы и раскопки у сел Боршево, Архангельское, Михайловское и Белогорское показали наличие здесь около 360 курганов на р. Воронеж и свыше 630 на Дону. 1

Разведки и раскопки в Кузнецком, Михайловском, в трех Белогорских городищах, проведенные Л.Б. Вейнбергом, А.И. Мартиновичем, Е.Л. Марковым, завершились публикацией уникального археологического материала. Л.Н. Савелов на XII археологическом съезде впервые представил археологическую карту среднего Дона, указав на ней места расположения боршевских археологических памятников.2

В начале XX в. кропотливая работа по сбору источников продолжалась силами Воронежского губернского статистического комитета (ВГКС) и Учебной Архивной Комиссией (ВУАК). Руководил работой А.И. Мартинович. В 1903-1907 г.г. было продолжено изучение памятников на р. Воронеж, в том числе Лысогорского могильника. 3

Отдельной страницей краеведения Центрального Черноземья можно назвать работу Церковного историко-археологического комитета (ЦИАК) в Воронеже. Труды авторов публиковались в Воронежских епархиальных ведомостях. В частности, сохранилось описание окрестностей Задонска иеромонахом Геронтием, окрестностей Алексеевского монастыря архимандритом Илларионом.

А.А. Спицын в 1905 г. посетил с. Боршево и провел археологические исследования. Всего им определены 12 укрепленных поселений. Из них наиболее исследованы были Боршевское, Михайловское, Архангельское, Кузнецкое, I, II, III Бело горские. Самое восточное Архангельское было окаймлено несколькими рядами дугообразных земляных валов с остатками деревянных крепостных конструкций по вершинам валов. Самым крупным из городищ было Боршевское.

Жилища боршевцев — бревенчатые полуземлянки «славянского типа», отапливавшиеся печью или открытым очагом. Инвентарь в жилищах скудный и представлен, в основном, костяной утварью. Металлургия находилась на низком уровне развития. Керамика везде однотипная, орнаментированная гребенчатым и волнистым рисунком, и встречалась чаще в виде фрагментов.4

Частично вскрытые Боршевский и Кузнецкий могильники показали славянские трупосожжения в горшках. Погребальная обрядность везде схожая: в центральной части курганов располагались зольные площадки, служившие кремационными кострами. В них обнаружены обожженные фрагменты керамики и глины, кости жертвенных животных. Большинство площадок ориентировано на юго-восток. Некоторые площадки не имели строгой ориентации и жертвенная зольная площадка располагалась в западной части кургана. Независимо от варианта обрядности в кургане присутствовала деревянная оградка из вертикально поставленных столбиков или плах Христианской обрядности не отмечено.5

Результаты археологических исследований на территории Воронежской губернии в досоветский период подробно обобщены в труде Ю.В. Готье. В главе «Источники славянских поселений на Дону» А.Н. Москаленко привела ряд археологических отчетов Л.Б. Вейнберга, А.И. Мартиновича, Л.М. Савелова и других исследователей славянских древностей.6

В советское время крупные археологические исследования начались с экспедиции ГАИМК в 1928-1929 г.г. и Воронежского областного музея в 1933-1934 г.г. В послевоенный период силами Воронежского госуниверситета и Института Археологии АН СССР исследования были возобновлены.7
В 1960-1990 г.г. проводилось изучение Белогородского городища, Лысо горского могильника, других археологических памятников, в том числе, на р. Воргол.8

Исследования Кузнецкого, Большого и Малого Боршевских и других городищ показали не только отдельные жилые строения — полуземлянки, но и обширные помещения для родоплеменного проживания. «Патриархальные дома» с множеством пристроек и переходов позже датированы VI-VIII в.в. и соотнесены с архаичной Черняховской культурой. Наиболее характерное Боршевское поселение с пологой стороны высокого холма правобережья было защищено высоким земляным валом, укрепленным деревянными конструкциями. На вершине вала имелись такие же крепостные сооружения. Вокруг вала был вырыт крепостной ров. Стены рва укреплялись бревнами, что предохраняло от сползания земли.

Скромные и небогатые курганные могильники дают небольшое количество инвентаря. Украшения почти отсутствуют. Отмечаются уже представленные выше варианты обрядности. Встречаются случаи трупоположения. Публикации аналогичных источников и их обзоры представлены также у М.И. Артамонова, И.В. Валунинского, Т.И. Никольской.9

Источники Верхнего и Среднего Подонья даны в книге А.Н. Москаленко. В хронологическом порядке автор кратко представила археологические отчеты по 1980 г. включительно. Кроме уже опубликованных источников в монографии есть и новые — редкие образцы керамики, произведенной на гончарном круге, нумизматическая подборка. Население до X в. языческое, — это отражено в погребальном обряде. Трупосожжение совершалось на стороне с погребением праха на заранее размеченной округлой площадке, преимущественно в восточной части кургана. Кремированные остатки размещались горшках в срубных домовинах. Несколько подобных сосудов находились поблизости. Встречаются и более сложные обряды: несколько камер и оград при нахождении останков в одной из них (остальные являлись ложными). В некоторых курганах отмечено две или три зольные площадки, оградка не из деревянных столбиков и плах, а из камней. 10

Подробно погребальный обряд описан А.З. Винниковым. По погребальным особенностям курганы делятся на 2 района.

Первый район (средний Дон) характеризуется стабильностью погребального обряда:
- трупосожжение за пределами кургана;
- деревянные конструкции в курганах в виде камер и оградок с ориентацией северо-восток — юго-запад;
- кальцинированные кости находятся в керамических сосудах боршевского типа;
- почти полное отсутствие иных видов инвентаря (украшение и проч.).

Во втором районе (на р. Воронеж) обряд нестабилен, Характерные признаки здесь следующие:
- трупосожжение на стороне, но размещение останков не на зольной площадке, а на погребальной почве (гр. 1);
- размещение останков в погребальной камере (гр. 2);
- вторичная кремация на месте кургана (гр. 3);
- сожжение на месте (гр. 4);
- сожжение на месте в погребальных камерах (гр. 5). 11

Взаимоотношения славянской и алано-болгарской погребальной обрядности отражено в отчете советско-болгарско-венгерской экспедиции. Материалы представлены также в источниковедческих работах археологов А.З. Винникова, Г.Е. Афанасьева, А.Д. Пряхина и других. Материалы II Белогорского городища использованы И.В. Зиньковской в диссертационном исследовании. Достижения воронежских археологов обобщены в ряде новых работ и сообщены на научных конференциях. 12

В курганах первого района керамика только славянская, во втором районе встречается салтовская и волынцевская. В двух районах в курганах встречаются византийские культовые светильники.

На верхнем Дону, вдоль рек Красивая Меча и Быстрая Сосна (в районе городов Ефремов и Елец) 3 крупных городища и более 10 селищ. Курганных комплексов сопоставимых по количеству захоронений со среднедонскими здесь нет. В районе Липецка исследуется одно славянское городище. Боршевская культура Верхнего Подонья соотносится с районом Среднего Дона, наименее подверженного наличию особенностей. Южнее Красивой Мечи начинались уже маяцкие поселения. 13

Так называемое «Славяно-хазарское пограничье» верховьев Дона и Северского Донца было заселено в основном аланами и болгарами. Это население представлено Салтово-Маяцкой культурой, в комплексах которых и поблизости от них отмечены славяне. Датировка комплексов VIII-X в.в.

В верхнем течении Северского Донца наличие славян подтверждаются в Салтовском и Дмитриевском комплексах, в том числе, в грунтовых могильниках. Археологические исследования начались здесь в послевоенный период. В 1960-1951 г.г. разведывательный северокавказский отряд Волго-Донской археологической экспедиции ИИМК провел исследование указанного района. В 1969, 1973-1982 г.г. экспедиция Харьковского университета раскопала грунтовый могильник в селе Сухая Гомольша. Отмечалось, что раскопки везде показали наличие элементов славянской культуры при доминировавшей Салтово-Маяцкой. В 1980-1990-х г.г. был открыт и исследуется новый могильник—Лысый Горб в Харьковской области, датированный VIII-IX в.в. Погребения № 1-3 и поминальный комплекс (кенотаф) могильника Лысый Горб содержат трупосожжения и элементы тризны, характерные для славян. Среди инвентаря погребений были сабли, характерные для носителей Салтово-Маяцкой культуры, боевые топорики, похожие на Саркельские, аланского типа фибулы и наконечники стрел, использовавшиеся болгарами.

Результаты полевых работ описаны и классифицированы в публикациях М.И.Артамонова, С.А. Плетневой, В.К. Михеева, В.О. Баран, Ю.В. Кухаренко, B.C. Аксенова, С.И. Воловик. 14

Богатейшие материалы пограничных комплексов отражены также в трудах упомянутой выше советско-болгаро-венгерской экспедиции.15Современные исследования «пограничья» (материалы Маяцкого городища, грунтовых могильников и курганных комплексов) отражены в работе Ю.Д. Разуваева и также нанесены на археологическую карту.

В упомянутом районе «пограничья» источники говорят о следующих особенностях славян роменского типа:
- керамика не только славянская, но и салтовомаяцкая, в том числе в погребениях;
- трупосожжения не только в курганах, но и в грунтовых могильниках;
- полуземлянки соседствуют с наземными жилищами салтовцев и дмитриевцев;
- ряд жилищ переходного типа с элементами полуземлянок и турлучных домов и юрт;
- взаимозаимствования в быту (утварь, оружие и т.д.);
- славянские укрепления возводились на месте старых хазарских городищ.16

Собственно, роменские комплексы на Северском Донце имеют аналогичные боршевским комплексам фортификационные традиции и варианты:
1. Приспособление естественной возвышенности для расположения городища и сооружения крепости.
2. Сооружение на пологом холме дополнительной насыпи с деревянными крепостными конструкциями.

Жилища роменцев имеют следующие варианты:
1. Срубная конструкция землянок и полуземлянок Зхб м., 5x5 м.
2. Турлучная конструкция наземного жилья типа плетенного, чаще однокамерного дома (хаты) — мазанки. 17

На Нижнем Дону и в Приазовье первые источники о славянах появились в XVIII-XIX в.в. В 1744 г. казаки разбирали хазарскую крепость, а ее материал шел на строительство Даниловского бастиона в станице Старочеркасской. С целью предотвратить разрушение памятников Елизавета Петровна повелела направить на Дон экспедицию во главе с инженер-капитаном И. Сациперовым. Экспедиция сняла планы Левобережного и Правобережного городищ, было дано описание близлежащей округи. В.И. Сизов во время выборочных раскопок Цимлянского Левобережного городища в 1883 и 1184 г.г. обнаружил мраморные колонны, бронзовые и медные монеты. Наиболее интересной находкой была монета с надписью «серебро Владимирово» 18 . Раскопками Саркела занимался Х.И. Попов. В.И. Сизовым и Х.И. Поповым были впервые составлены карта памятника и опубликованы археологические источники. Сообщения о Саркеле прозвучали на VI и IX Археологических съездах. Описание городища есть в работе Е.П. Савельева. 19

В 1926-1927 г.г. были опубликованы результаты раскопок Северокавказской экспедиции ГАИМК под руководством А.А. Миллера. В отчете экспедиции фигурируют славянская керамика20, глиняные просфирницы и стеклянные бусы IX-XI в.в, 21Аналогичная керамика славянского типа обнаружена в Самбеке. По материалам экспедиции был выпущен отдельный сборник источников и исследование М.И. Артамонова. Источники, опубликованные в этот период, наиболее интересны, так как в XIX — начале XX в.в. шло систематическое разграбление «Саркельских городищ». Указанные авторы неоднократно сообщали, что в результате действий местного населения памятники считаются потерянными для археологии.

Результаты полевых работ опубликованы также у Б.А. Рыбакова, М.И. Артамонова, И.И. Ля Пушкина, А.В. Гадло, С.А. Вязигина.

Б.А. Шелковников обобщил и проанализировал археологические материалы полевой керамики Саркела — Белой Вежи, С.С. Сорокин — железные изделия, а П.А. Рапопорт реконструировал в схемах и таблицах крепостные сооружения. Очень интересную подборку и тщательный комплексный анализ керамики Левобережного городища провела С.А. Плетнева.22

Антропологические материалы по Саркелу — Белой Веже представлены Г.Ф. Дебецом. 23Многие публикации являются источниковедческими трудами, удачно сочетая в себе источники и исследования. Уместно отметить, что опубликованные источники — малая часть из того, что хранится и разрушается в прах в запасниках музеев. Весь этот «золотой банк источников», по меткому выражению С.А. Плетневой, необходимо публиковать. .24 B.C. Флеров также наметил задачу широкомасштабных раскопок и комплексного изучения материалов 1939-1990 г.г. Современные исследователи саркельских древностей П.А. Ларенок и А.И. Семенов полагают, что исследования этих мест интенсифицируются уже в ближайшее время.25

Итак, по археологическим источникам выделяется крупный район славянского присутствия на Нижнем Дону и в Приазовье, где отмечается группа поселений.

Саркел — Белая Вежа был в то время крупнейшим донским населенным пунктом. Городская крепость была почти прямоугольной формы 178,65 х 117,8 х 125,6 м. по периметру. Мощные угловые и промежуточные башни квадратной формы по 4 вдоль длинной стороны стен и по 2 вдоль короткой — выступали за периметр на 4 м.

Высота стен достигала 6,7 м., ширина кирпичной кладки — 3,7 м. Строительный материал — кирпич — плинфа местного изготовления византийского образца. Связующий раствор — известь. Крепость построена в 842 г. византийским архитектором Иеронимом Петроной. Культурный слой роменско-боршевской культуры в крепости достигает 1,5-1,8 м., то есть 150 лет во временном промежутке 842-1117 г.г. Жилища славян в городе и близлежащих посадках в форме срубных полуземлянок размерами 4 х 3,4 х 4,4 х 5 м. Обнаружены остатки гончарных печей и металлургического производства. Керамика и утварь местного производства и импортная, в том числе византийского происхождения. .26

Из сельскохозяйственных культур встречаются пшеница, ячмень, рожь, масличные культуры (лен), косточки садовых деревьев и винограда. В культурных слоях обнаружено множество костей речной рыбы и домашних животных. Встречаются кости диких, в том числе лесных животных (оленя).

В городе прослеживается планировка улиц, встречаются остатки крупных строений, возможно, караван-сараев. В центре цитадели фундамент культового сооружения — христианского храма или синагоги, возможно с остатками колоннады.27 В близлежащих курганах отмечено 260 языческих трупосожжений. Возле города, а в поздних слоях и внутри него находился грунтовый могильник — кладбище, где с X-XI в.в. датируются христианские захоронения.28 У хут. Потайновского обнаружен надгробный камень с эпиграфической надписью «ИСХС» и «НИ-КА». 29 Часто встречаются иконки, в том числе с изображением Бориса и Глеба, различные виды нательных крестиков, в том числе кресты энколпионы, изображения андреевского креста внутри ромбов или кругов: «Д», «V».30

Верхние археологические слои показывают огрубление городской культуры, следы пожаров, фрагменты половецких стрел, застрявших между кирпичами крепостных стен. Культурных слоев XIII в. в городе не отмечается.

Дальнейшая судьба города трагична. В XVIII-XX в.в. местные жители использовали руины крепости как каменоломню, часть источников пропала в результате войн XX в., а в 1950-х г.г. остатки Саркела-Велой Вежы были разрушены в связи со строительством Цимлянского водохранилища.

Правобережное городище располагалось в 7 км. от Саркела-Велой Вежи. В верхней части высокого 70-метрового холма был насыпан дугообразный вал со сторонами 250x350 м. На валу находилась белокаменная стена. Внутри вала прослеживается еще одна цитадель треугольной формы. Еще в XVIII в. высота стен достигала 1,5 м. В 1744 г. крепостные сооружения разобрали в связи со строительством старочеркасских бастионов. Городище разрушено в связи со строительством Цимлянского водохранилища. Датировка памятника дана, предположительно, VIII-X B.B.31

В октябре 1999 г. на северном берегу Цимлянского водохранилища обнаружена еще одна хазарская крепость, названная П.А. Ларенком и А.С. Семеновым Саркелом-Ш. Сообщения о Саркеле-Ш прозвучали в докладе о памятнике в декабре 1999 г., первая научная публикация авторов о « новом » Саркеле — в журнале «Донская археология » за 1999 г. Раскопки «нового» Саркела еще не проводились, четкой датировки памятника пока нет, но наличие целого комплекса из трех саркельских крепостей говорит о большем значении этого средневекового экономического центра.32

Ниже по течению находилось «Бабское или Золотовское городище». Это городище было описано Е.П, Савельевым. Описание памятника есть также в отчете А.А. Миллера и обзоре источников М.И. Артамонова. Со слов Е.П. Савельева, схематический план его «местоположения» был представлен в Донской музей истории казачества, где затем были утеряны. В настоящее время поиск материалов по Золотовскому городищу производится археологической секцией Новочеркасского исторического комитета.33

Вокруг Саркела — Белой Вежи исследовались Роменско-Боршевские поселения сельского типа: Цимлянское, у хуторов Потайной, Попов, Ближняя мельница, Карнаухов, Средний, Ляпичев, на р. Аксенец и у станицы Суворовской. Элементы культуры тождественны сельскому варианту роменско-боршевцев: полуземлянки, керамика, изготовленная без применения гончарного круга. Прослежены фрагменты сельскохозяйственных посевных площадей. Фотографические материалы округи, сделанные из космоса и опубликованные С.А. Плетневой показывают направления древних караванных маршрутов, пересекавшихся в Саркеле — Белой Веже.

Результаты раскопок отражены в музейных научных изданиях, сборниках, в том числе, в серии Историко-Археологические исследования в Азове и на Нижнем Дону.33 Находки Роменско-Боршевской культуры соотносятся в публикации исследований с археологическими памятниками Самбек, Куричанское, Семеновская Крепость, Кобяково, Аксайская, Казачий Ерик, Елизаветинская, Рогожино XII, Донской I, Петровский, Узяк, Овощной I, Мартышкина Балка, Натальевка, Подазовский и в самом Азове на месте дома быта «Юбилейный» на ул. Ленина и на Октябрьской. В 1995-1997 г.г. разведочные работы проводились на Азовском побережье от устья р. Миус до г. Приморо-Ахтарска, и выявлено присутствие древнерусских элементов после исчезновения Тмутараканского княжества, примерно до середины XIII в.35

Славянские жилища Приазовья представляют собой полуземлянки с характерными глинобитными печами-каменками, например, в Семеновской Крепости, или наземные глинобитные постройки, расположенные вдоль улицы, например, в Казачьем Ерике.

Славянская керамика, в основном, беловежского по форме типа, различной цветовой гаммы — от белой и серой до красноватой. Встречаются горшки, амфоры, кувшины. Хронология этой керамики соответствует X-XIV в.в. В 1987 г. на Куричанском поселении обследованы остатки гончарной печи, что подтверждает факт массового производства керамических изделий. В могильнике Мартышкина Балка, датированном XI-XII в.в., было христианское захоронение, среди инвентаря которого реконструируется плетенный из проволоки нательный крестик, идентичный беловежским образцам. Другие элементы погребального обряда и инвентаря также классифицированы беловежским типом и говорят о христианизации местного населения.36

Таким образом, элементы погребального обряда грунтового могильника, тип жилища, хронология керамики аналогичны Роменско-Боршевской культуре и «пограничного беловежского типа». Однако материалы, относящиеся к Приазовью, скупы, а имеющиеся в научном обороте источники не позволяют в полной мере прояснить картину славяно-русского присутствия.

Анализ опубликованных археологических источников и исследований, сгруппированных по трем районам Подонья, позволяет выявить общее и особенное в элементах Роменско-Боршевской культуры. К общему относятся следующие признаки:
- славянские поселения датируются VIII-XII в.в. В ряде случаев отмечается преемственность к праславянской Черняховской культуре;
- большинство поселений (и отдельных элементов) в Приазовье датируются XII-XIII вв, некоторые «доживают» до XIV в.;
- поселения оставлены оседлым сельскохозяйственным населением;
- Роменско-Боршевские городища и селища расположены у берегов рек изучаемого региона или на морском побережье;
- все основные элементы культуры (тип поселений, жилищ, керамика, погребальная обрядность и др.), в общем, тождественны.

К особенным относятся следующие признаки:
- элементы Роменско-Боршевской культуры группируются в указанных районах по двум группам. Первая группа в меньшей степени восприняла влияние соседних культур. Вторая группа заимствовала ряд элементов Салтово-Маяцкой культуры;
- на Нижнем Дону и в Приазовье встречаются, в основном, элементы второй группы;
- в культуре местных славян большое значение имели охота, рыбная ловля (как промыслы), развита торговля.



1 См. например: Вейнберг Л.Б. Очерк замечательнейших древностей Воронежской губернии. — Воронеж: Издание Воронежского губернского статистического комитета, 1900, с. 63; Спидын А.А. Воронежская губерния. // Отчет ИАК за 1905 г. — СПб., 1908, с. 83-84; Багалей О.И. Материалы для истории колонизации и быта степной окраины Московского государства. Т.1.
— Харьков, 1886, с. 8.
2 Савелов Л.М. Кротноянский уезд Воронежской губерни в археологическом отношении. // Труды ХП Археологического съезда в Харькове в 1902 г. Т. I, — М.: Тип. Э, Лиснера, 1905, с. 160-162;.
3 Цечоев В.К. Славяне на Дону по письменным и археологическим источникам. // Донской юридический институт. Ученые записки. Т. 12. — Ростов-на-Дону: изд-во ДЮИ, 1999, с. 19.
4 Спицын А.А. Поездка в Воронежскую губернию в 1905-1906 г.г. // Отчет ИАК за 1905 г. — СПб, 1908, с. 79-84.
5 Мартинович А.И. Славянские курганы по рекам Дон и Воронеж. // Труды XIV археологического съезда. Т. 3. — М.: Тип. Г. Лиеснера и Д. Совко, 1911, с. 113.
6 Москаленко А.Н. [Источники славянских поселений на Дону. Гл. I.]. — Славяне на Дону. (Боршевская культура). — Воронеж: Изд-во Воронежского госуниверситета, 1981, с. 23-28
7 См. подробнее: Москаленко А.Н. [Источники славянских поселений на Дону. Гл. I.]. — Славяне на Дону. (Боршевская культура). Воронеж: Изд-во Воронежского госуниверситета, 1981, с. 35-50; Винников А.З. П.Н. Третьяков о донских славянах конца I тысячелетия н.э. // Исторические записки. Научные труды исторического факультета. Вып. 2. — Воронеж: Изд-во ВГУ, 1998, с. 172-178; Москаленко А.Н. Раскопки на Архангельском городище в 1952-1953 гг. // КСИИМК, 1956, вып. 62, с. 84-88; Пряхин А.Д. Полевые археологические исследования Воронежского университета (конец 40-х — середина 70-х г.г.). — Пятьдесят полевых сезонов археологов Воронежского университета. Археология восточноевропейской лесостепи. Вып. 10. — Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 1997, с. 22-33.
8 Пряхин А. Д. Археологические памятники Борщевской культуры на р. Воргол. — Вопросы истории славян. — Воронеж: Издательство ВГУ, 1963, с. 109-121,
9 Артамонов М.И. Обзор археологических источников эпохи возникновения феодализма в Восточной Европе. // ПИДО, 1935, №10, с. 270; Валунинский И.В. Археологические раскопки около Воронежа. // Исторический журнал, 1938, № 8, с. 111; Никольская Т.И. Городища VIII-X вв. в Воронежской области. // ВДИ, 1950, № 4, с. 94.
10 Москаленко А.Н. [Источники славянских поселений на Дону. Гл. I.]. — Славяне на Дону. (Боршевская культура). — Воронеж: Издательство Воронежского госуниверситета, 1981, с. 23-55.
11 Винников А.З. Славянские курганы лесостепного Дона. — Воронеж: Издательство В ГУ, 1984, с. 43.
12 См. например: Тропин Н.А. Рецензия кн. Пряхина А.Д. Археология и археологическое наследие. // Исторические записки. Научные труды исторического факультета. Вып. 2. — Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 1997, с. 223-229; Захарова Е.Ю. Рецензия на кн. Пятьдесят лет полевых сезонов Воронежского госуниверситета. // Исторические записки. Научные труды исторического факультета. Вып. 3. — Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 1998, с. 195-199; Свистова Е.Б. Научная конференция, посвященная 50-летию полевых исследований археологов Воронежского государственного университета. // Исторические записки. Научные труды исторического факультета. Вып. 3. — Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 1998, с. 222-229; Пряхин А.Д. Комплекс памятников конца I тыс. н.э. на северной окраине Воронежа. Проблема локализации Вантита. // Проблемы славянской археологии. Труды VI Международного Конгресса слав, археологии. Т. 1, с. 109-117.
13 Шенников А.А. Червленый Яр. Исследование по истории и географии Среднего Подонья в XIV-XVI вв. — Л.: ЛГУ, 1987, с. 113-114; Пряхин А.Д., Разуваев Ю.Д., Цыбин М.В. Елец и его округа — уникальная историческая территория России (археологические памятники эпохи железа). // Археологические памятники лесостепного Придонья. Вып. 1, — Липецк: ЛГПИ, 1996, с. 146-156; Тропин Н.А. Елецкая земля в XII-XV вв. Автореф. дис. канд. ист. наук. — Воронеж, 1996.
14 Плетнева С.А. Саркел и «Шелковый путь». — Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 1996, с. 9-23; Кухаренко Ю.В.О некоторых археологических раскопках на Харьковщине. // КСИИМК, 1951, Вып. 41, с. 99-108; Аксенов B.C., Воловик С.И. Новый салтовский могильник в верхнем Подонечье. // Донская археология, 1999, № 3-4, с. 34-40.
15 Винников А.З. Маяцкое городище. // Труды Советско-болгарско-венгерской экспедиции. — М.: Издательство АН СССР, 1984, с. 38-41.
16 Плетнева С.А. [Обзор неопубликованных археологических отчетов и источников]. На славяно-хазарском пограничье. Дмитриевский комплекс. — М.: Наука, 1989, С. 20, 27-29, 42, 71, 73,132, 259-261.
17 Археология Украинской ССР. Раннеславянский и древнерусский период. / Под ред. Баран В.О. Т.З. — Киев: Наукова Думка, 1986, с. 177, 200-201.
18 Сизов В.И. Раскопки в двух городищах близ Цимлянской станицы на Дону. // Труды VI Археологического съезда в Одессе. Т. IV. — Одесса, 1887, с. 60-287.
19 Савельев Е.П. Древняя история казачества. Историческое исследование. Ч. 1. — Новочеркасск: тип. Донской Печатник, 1915, с. 148.
20 Миллер А. А. Керамика древних поселений Приазовья. // Записки Сев.-Кавк. Краевого общ. арх., ист. и этнографии. Кн. 1. (Т. III). Вып. 3-4. — Ростов-на-Дону: 1927-1928, с. 18, 118.
21 Миллер А.А. Керамика древних поселений Приазовья. // Записки Сев.-Кавк. Краевого общ. арх., ист. и этнографии. Кн. 1. (Т. III). Вып. 3-4. — Ростов-на-Дону: 1927-1928, с. 108, 109, 110, 120 (рисунки).
22 Труды Волго-Донской археологической экспедиции. / Отв. ред. Артамонов М.И. // МИА СССР, № 75. Т. II. — М.: изд-во АН СССР, 1959, с. 212-272.
23 Дебец Г.Ф. Палеоантропология СССР. — Л.: Изд-во АН СССР, 1948, с. 256-259.
24 Королев В.Н. К вопросу о славяно-русском населении на Дону в XIII-XVI вв. // Северное Причерноморье и Поволжье во взаимоотношениях Востока и Запада в XII-XVI вв. / Под ред. Федорова-Давыдова Г. А.— Ростов-на-Дону, 1989, с. 4.
25 Флеров B.C. Правобережное Цимлянское городище в свете раскопок 1987-1989, 1990 г.г. // Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии. Вып. 4. — Симферополь, 1994, с. 488; Ларенок П.А., Семенов А.И. Саркел, Саркел, еще Саркел... // Донская археология, 1999, № 3-4, с.32.
26 Плетнева С.А. [Обзор неопубликованных археологических отчетов и источников]. На славяно-хазарском пограничье. Дмитриевский комплекс. — М.: Наука, 1989, с. 22-24; Артамонов М.И.
27 Артамонов М.И. Средневековые поселения на Нижнем Дону. По материалам Сев.-Кавк. экспедиции. // Сообщения ГАИМК. Вып. 131. — Л: Гос. соц.-эк. гиз, 1935, с. 12 (рис. 3); Плетнева
С.А. Сообщения докладов (тезисы) к I научной конференции: археология и история Юго-Востока Руси. Вып. 1. —Курск, 1991, с. 29.
28 Дебец Г.Ф. Палеоантропология СССР. — Л.: Изд-во АН СССР, 1948, с. 258-259. Белая Вежа. // КСИИМК АН СССР, 1951, №41, с. 141-145; Труды Волго-Донской археологической экспедиции. / Отв. ред. Артамонов М.И. — МИА СССР, №75. Т. II — М.: изд-во АН СССР, 1959, с. 212-272; Плетнева С.А. О связях алано-болгарских племен со славянами в VIII-IX вв. // Советская археология, 1962, № 1, с. 42.
29 Артамонов М.И. Средневековые поселения на Нижнем Дону. По материалам Сев.-Кавк. экспедиции. // Сообщения ГАИМК. Вып. 131. — Л.: Гос. соц.-эк. гиз, 1935, с. 32 (рис. 12).
30 Артамонов М.И. Средневековые поселения на Нижнем Дону. По материалам Сев.-Кавк. экспедиции. // Сообщения ГАИМК. Вып. 131. — Л.: Гос. соц.-эк. гиз, 1935, с. 18 (рис. 8/14; 8/14-а; 8/14-6)].
31 Ляпушкин И.И. Раскопки правобережного Цимлянского городища. // Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях ГАИМК АН СССР. Вып. 4. — М.-Л., 1940, с. 58-62.
32 Ларенок П. А., Семенов А.И. Саркел, Саркел, еще Саркел. // Донская археология, 1999, № 3-4, с.25-33.
33 Крайсветный М.И. Работы Новочеркасского исторического комитета. // Историко-археологические исследования в Азове и на Нижнем Дону в 1998 г. Вып. 16. — Азов: Азовский краеведческий музей, 2000, с. 94-99.
34 Перевозчиков В.И. Гончарный комплекс XIV в. в котловане под Домом Быта «Юбилейный». // Историко-археологические исследования в Азове и на Нижнем Дону в 1991 г. Вып. 11. — Азов: Азовский Краеведческий музей, 1993, С. 160-224; Рязанов С.В. Гончарная печь на Куричанском поселении. // Историко-археологические исследования в Азове и на Нижнем Дону в 1989 г. Вып. 9. — Азов: Азовский Краеведческий музей, 1990, с. 109-110; Рязанов С.В. Металлургические изделия Куричанского поселения. // Историко-археологические исследования в Азове и на Нижнем Дону в 1993 г. Выл. 13. — Азов: Азовский Краеведческий музей, 1994, с. 127-135; Рязанов С.В. Неполивная керамика славянского (куричанского) поселения близ Таганрога. // Краеведческие записки. — Новочеркасск: МИДК, 1994, с. 8-9; Ларенок П.А. Хронология средневекового слоя городища «Самбек». // Проблемы хронологии археологических памятников степной зоны Северного Кавказа. — Ростов-на-Дону: Издательство РГУ, 1983, с. 128-129; Рязанов С.В. Неполивная керамика славянского (куричанского) поселения близ Таганрога. // Краеведческие записки. — Новочеркасск: МИДК, 1994, с. 8-9; Числова В.А. Поливная керамика в «Куричанском» поселении. // Проблемы хронологии археологических памятников степной зоны Северного Кавказа. — Ростов-на-Дону: ИРУ, 1983, с. 132; Волков И.В. Исследования Южно-российской комплексной экспедиции в Приазовье в 1995-1997 г.г. // Историко-археологические исследования в г. Азове и на Нижнем Дону в 1995-1997 г.г. Вып. 15. — Азов: Азовский Краеведческий музей, 1998, с. 48-53; Историко-археологические исследования в Азове и на Нижнем Дону в 1998 г. Вып. 16. — Азов: Азовский краеведческий музей, 2000.
35 Волков И.В. Исследования Южно-российской комплексной экспедиции в Приазовье в 1995-1997 г.г. // Историко-археологические исследования в г. Азове и на Нижнем Дону в 1995-1997 г.г. Вып. 15. — Азов: Азовский Краеведческий музей, 1998, с. 53.
36 Дмитриенко М.В. Христианское захоронение домонгольского времени средневекового могильника Мартышкина Балка, // Историко-археологические исследования в Азове и на Нижнем Дону в 1998 г. Вып. 16. — Азов: Азовский краеведческий музей, 2000, с. 220-225.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

под ред. Т.И. Алексеевой.
Восточные славяне. Антропология и этническая история

под ред. Б.А. Рыбакова.
Славяне и их соседи в конце I тысячелетия до н.э. - первой половине I тысячелетия н.э.

Мария Гимбутас.
Славяне. Сыны Перуна

В. М. Духопельников.
Княгиня Ольга
e-mail: historylib@yandex.ru
X