Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Е.И.Дулимов, В.К.Цечоев.   Славяне средневекового Дона

Заключение

Многовековая история славян на Дону в период средневековья — не случайный исторический эпизод, а закономерный процесс, который был обусловлен социально-экономическими, природно-географическими и политическими факторами.

В XVIII-XIX в. в научный оборот были введены первые источники, позволившие говорить о славянском присутствии в юго-восточной окраине «Древней Руси». Однако многие сведения древних авторов не были в достаточной степени проверены, присутствовали ошибки в датировке источников. Указанные недостатки перекочевали в научные исследования. Поэтому даже формулировки вопросов темы выглядели упрощенно:
- К какому роду — племени относились обитавшие на Дону славяне, а затем казаки?
- Какими были пути и переделы расселения славян в регионе?
- Зачем славяне пришли в этот край?

Такая постановка вопросов следовала ожидать упрощенные и однозначные ответы типа «казаки от казаков всегда ведутся» или «казаки произошли от беглых русских крестьян и холопов». Однако, развитие источниковедческой и методологической базы внесло некоторую корректировку в изучение славян средневекового Дона. Больше внимание стало уделяться вопросам социально-экономического развития. Но часто суть исследований оставалась той же. Развитию темы мешали и идеологические установки и парадигмы советского времени.

В частности, в вопросе племенной принадлежности местных славян преобладала тенденция приписывать их к вятичам или северянам. Этническое взаимодействие с кочевниками определялось только с точки зрения позитивного влияния земледельцев — славян на степных алан, болгар, хазар.

В вопросе путей и пределов расселения долгое время считалось, что славяне обитали во всем регионе с VI в. Конкретизирующие датировки расселения VI-XII в.в. приводились не всегда, что для многовекового периода абсолютно недопустимо.

Вопросы социально-экономического и общественно-политического развития очень часто подменялись аспектом «уровня развития» донских славян. Но и сам «уровень развития» виделся авторами неоднозначно. Используя одни и те же источники, представители «яфетической» и «археологической» школ доказывали, соответственно, тождественный Киевской Руси и архаичный уровни культуры и экономики местного славянского населения.

Наибольшего прогресса достиг вопрос реконструкции политической истории славян на Дону. Однако трактовка политических событий часто повторяла содержание узкого круга источников, например, восточных или византийских.

Вместе с тем во второй половине XX в. появились серьезные исследования, объективно отражавшие исторический прогресс. В частности, было убедительно доказано, что славяне роменского и боршевского комплексов не были этнически однородны. На славяно-хазарском «пограничье» и к югу от него обособленность славянской культуры определяется в большей степени. При соотношении археологических и письменных источников автору представляется, что в VII-XII в.в. шел активный процесс формирования третьего племенного объединения, центр которого находился в «Пограничье», а затем в Саркеле-Белой Веже и в Приазовье.

В этнокультурном процессе на территории Подонья в основном приняли участие племена русов, вятичей и северян. Из неславянских племен взаимодействие наблюдалось, прежде всего, с аланами. Этнические контакты с тюркоязычными хазарами и болгарами отмечались реже.

Следовательно, длительный во времени (пять веков), и проходивший на значительном географическом пространстве (около 500 тыс. км2), процесс этнического взаимодействия народов трех языковых групп, около десяти культурных общностей необходимо рассматривать с точки зрения многогранного этнокультурного развития населения По донья.

Процесс расселения славян в лесостепном донском регионе представляется взаимосвязанным с более глобальным этногеографическим процессом на территории юго-востока Европы.

Впервые славяне появились в междуречье Днепра и Северского Донца в VI в. Тогда же какая-то их часть оказалась на среднем Дону. Однако процесс расселения был прерван натиском с юга степных народов. Расселение славян в регионе можно отождествлять лишь с периодами VIII-X и Х-ХП в.в.

В VIII-X в.в. славяне являлись жителями верховьев Северского Донца и частью населения «славянохазарского пограничья» междуречья Донца и Дона. В этой части региона расселялись, в основном, северяне. Верхний и средний Дон в это же время обживали представители вятического племенного объединения. Со стороны Северского Донца в IX-X в.в. на Дон проникли северяне. Письменные и археологические источники свидетельствуют, что в указанных районах По донья начался процесс формирования третьего племенного объединения славян. Это вятическо-северское объединение с элементами днепровских русов и местного алано-болгарского населения в IX в. заселяет территории южнее «пограничья» и отмечается в крупных городах Хазарии — в Саркеле и Ителе.

Процесс расселения славян активизировался в X в. Славяне в этот период являлись доминирующей частью населения среднего течения Донца и Дона. С середины X в. славяне доминировали в Саркеле-Белой Веже, на Северском Донце, а в качестве одной из групп населения присутствовали в Приазовье. Период X-XII в.в. обычно отождествляется с колонизацией лесостепных земель Древнерусским государством. Начало процессу положили походы Святослава 964-968 г.г. В середине XI в. колонизация прекращается, а в конце XI в. отмечается отток населения. В связи с появившимися на Дону половцами населения Приазовья и нижнего Дона, среднего течения и междуречья Северского Донца и Дона покидает уже обжитый край и уходит в Киевскую Русь. Обычно «исход населения» ассоциируют с 1117 г. Однако в Белой Веже, в Приазовье в XII в. сохранилась какая-то часть славяно-русского населения. Границы Руси в этот период отодвинулись далеко на север, проходя по укрепленной линии северских курганов, крепостей и застав Червленого Яра на рубежах верхнего и среднего Дона.

В VIII-начале XII в.в. славяне селились только по берегам рек, причем, выбирали лесные районы правобережья. Вокруг крупного (по масштабам средневековья) городка располагались мелкие, часто неукрепленные поселения. Зачастую эти «гнезда» соседствовали с аналогичными центрами алан и болгар. В некоторых поселениях компактно проживали представители различных славянских и неславянских племен.

Процесс расселения славян взаимосвязан с социально-экономическими развитием региона в целом. Славяно-русское население пришло на Дон в период формирования государственности. Этот общественно-политический фактор проявился в преобладании торговли, военной службы и промыслов над земледелием. Следующим немаловажным фактором экономики региона являлся Донской торговый путь, игравший доминирующее значение в VIII-середине XI в.в. Славяне оказались втянутыми в систему торговых взаимоотношений между Востоком и Западом. В результате сельское хозяйство не играло доминирующего значения даже после образования русской государственности.

Неоспоримым экономическим центром и крупнейшим городом этой части лесостепи был Саркел-Белая Вежа. Город находился на пересечении пяти стратегически важных путей, составлявшим неотъемлемый компонент Великого шелкового пути. Первый путь шел из Волги в Саркел-Белую Вежу. Из города (караван-сарая) шел второй путь в Приазовье. Третий путь шел из Саркела-Белой Вежи по Донцу в Черниговское княжество. Часть этих путей известны с XII в. как Залозный и Соляный. Позднее по Северскому Донцу стал известен Изюмский шлях. В родоплеменной центр вятичей Вантит шел четвертый торговый путь по Дону. На Северный Кавказ по Кум-Манычской впадине шел знаменитый «Абаб Баб», — обозначенный как пятый путь.

Социально-экономическое развитие определяли аспекты общественно-политической жизни. Представляется, что сведения восточных авторов о заимствовании славянами элементов хазарской государственности относятся в большей степени к донским славянам, а не к Киеву.

Период хазарского влияния на социально-экономическую и общественно-политическую жизнь славян отождествляется этапами расселения. Славяне заимствовали у хазар элементы общественно-политических институтов в VIII-IX в.в. В X-XII в.в. доминирует уже традиционное, древнерусское устройство этой земли, относящейся к Черниговскому и (или) Тмутараканскому княжествам. В этот же период регион находился на стыке интересов указанных княжеств и Киева

В общем, на Дону отчетливо прослеживаются три общественно-политических и экономических центра — на Северском Донце, на Дону и в нижнем Подонье — Приазовье. Первые два сформировались в VIII-IX в.в. Аналогичный центр в Белой Веже и в Приазовье появился в результате похода Святослава 964-968 г.г.

Отдельным аспектов социально-экономической истории представляется изучение у славян уровня развития материальной культуры и социальных институтов. В сравнении с местной городской культурой Хазарского каганата донские славяне находились на более низком уровне развития, но основные элементы культуры роменцев и боршевцев тождественны общеславянским. Уровень развития славян в Белой Веже и Тмутаракани был выше за счет заимствования элементов местной культуры.

Особые условия существования донских славян определяли и их активную политику в регионе, возможную лишь при наличии мощного центра, — сначала в каганате, а затем в Киеве, Чернигове, Тмутаракани. Проводить активную политику и осуществлять влияние в регионе славянам помогали крупные центры — базы, такие как Белая Вежа, окрестности Таны, Тмутаракань, Вантит. Необходимо также отметить, что славяне не протяжении всего рассматриваемого периода были вынуждены делить влияние в регионе с местными кочевниками. Когда система взаимоотношений, определявшая баланс сил, была нарушена, славянам пришлось в большинстве своем уйти с Дона и из всего южного региона в целом. Экономическая целесообразность Донского торгового пути с XII в. также снизилась. Появились более короткие и безопасные пути восточных товаров в Европу, например, в результате Крестовых походов.

Тем не менее, русские князья в XII в. безуспешно пытались восстановить свою власть над регионом и смирились с потерей Подонья только в конце XII в. Оставшееся после 1117 г. русское население начинает растворяться в среде местного кочевого населения, переходит к полукочевому образу жизни. В этом смысле донские славяне XII в. аналогичны бродникам. Элементы огрубления славянской культуры отмечались во всех славянских центрах Подонья, особенно на нижнем Дону.

Последующая история донских славян позволяет говорить о трех периодах. В домонгольский (половецкий) период XII-XIII в.в. славяно-русское население региона значительно сократилось. Монголо-татарское нашествие трагически сказалось на судьбе местного населения, но в золотоордынский период XIII-XIV в.в. жизнь на Дону постепенно оживает, русские были в Приазовье и в городках Червленого Яра. Поход Тамерлана и распад Золотой Орды привели к так называемому «запустению» XV в., с которым открывается новый период в истории славян средневекового Дона. Славяно-русское население региона или растворилось среди местного населения XV-XVI в.в. или вынуждено было оставить родные земли с надеждой со временем вернуться. Проследить славянское присутствие на Дону в годы запустения пока не удается, но именно в это время на окраинах русских земель появляется пассионарное пограничное население — ядро донского казачества. История как бы повторяется и доказывает, что географическая и социально-экономическая специфика донского края предопределяли наличие здесь пограничного, служилого населения. Славяне-пограничники, при благоприятных условиях, осваивали донские просторы и вновь уходили на границы русских земель, если не находили возможностей остаться. Так славяне хазарского пограничья трансформировались в древнерусское население, которое затем стало основой бродников или иных служилых людей русско-ордынского пограничья. Аналогичный процесс, но уже нового уровня, можно наблюдать в период зарождения донского казачества.

Интересная, но мало изученная тема славян на Дону позволяет переосмыслить историю всего средневекового региона. Возможно, что дальнейшее изучение донских славян позволит сгладить противоречия в концепциях истории бродников и происхождения казачества.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Под ред. Е.А. Мельниковой.
Славяне и скандинавы

Игорь Фроянов.
Рабство и данничество у восточных славян

А.С. Щавелёв.
Славянские легенды о первых князьях

В. М. Духопельников.
Княгиня Ольга

Галина Данилова.
Проблемы генезиса феодализма у славян и германцев
e-mail: historylib@yandex.ru
X