Реклама

Loading...
Э. Д. Филлипс.   Монголы. Основатели империи Великих ханов

Хубилай и династия Юань

Война между Хубилаем и Ариком Богэ, двумя претендентами на трон, продолжалась до 1264 г., когда последний потерпел поражение.

Арик Богэ прожил в почетном плену до 1266 г.

На западе Хулагу поддерживал Хубилая, а Берке, ставший ханом Золотой Орды, поддерживал Арика Богэ.

Монголы вновь разделились на два лагеря, когда Кайду в Центральной Азии в 1268 г. начал войну против Хубилая и отрезал его от запада.

Договор о мире, который Хубилай заключил с империей Сун после смерти Мункэ, долго не продлился и фактически так и не был подписан. Посланника Хубилая, приехавшего обсудить подробности мира, предательски арестовали по приказу Цзя Сы-дао, который не желал сообщать своему императору об истинном положении вещей.

В 1261 г. Хубилай объявил, что на смену Сун должна прийти его собственная династия Юань и что править он будет из Чжунду, который переименовали в Даду, а летней столицей станет Кайпин, переименованный в Шанду.

Весь Китай следует объединить в одно государство. Согласно стратегическому плану, разработанному китайскими советниками, монголы должны были продвинуться на юг и восток через Сянъян на реке Хань, Аньхуэй между Хуай и Янцзы и Янчжоу и далее прямо на Линьань.

Тем временем сунский император Ли Цзун умер и его сменил сын его младшего брата, Ду Цзун, который в еще большей степени поддавался влиянию Цзя Сы-дао.

В 1267 г., после смерти Арика Богэ, Хубилай предпринял последний решительный шаг. Его военачальники Аньшу, Лю Чжэн и Ши Тяньцзы осадили Сянъян.

Эта осада длилась пять лет. Продовольствие и припасы сунцы доставляли в город на джонках по реке с востока. Водный путь защищали лодочный мост и крепость Фаньчжэнь на северном берегу. В 1272 г. крепость пала под ударами огромных катапульт.

Сянъян был окружен полностью. Его сдал командующий Лю Ванхуань, которого Хубилай принял с почетом и назначил правителем города.

Дальнейшее продвижение на Линьань началось в 1273 г. под командованием Ши Тяньцзы и монгола Баяна, находившегося на службе у Хулагу.

Хубилай пообещал пощадить всех мирных жителей, которые сдадутся и не будут сопротивляться.

В 1274 г. Ду Цзун умер и императором стал его четырехлетний сын. Практически власть перешла к императрице Се. Баян и Аньшу покорили все города вплоть до Цзенкана и продолжили захваты, несмотря на то что в Монголию вторгся Кайду. К Линьаню подошли четыре колонны китайцев и аланов, одна – возглавляемая Ду Сун Гуанем, одна – вниз вдоль Янцзы, одна – у Чанчжоу и четвертая – через Хунань и Цзянси. Цзя Сы-дао был вынужден лично возглавлять битву с монголами. Его армия была разбита у Динцзячжоу близ Янчжоу. В Линьане его судили, лишили должности, выслали в Фуцзянь, и по дороге туда глава сопровождения лишил его жизни.

Другие полководцы продолжали защищать Линьань вплоть до 1276 г.

После многочисленных атак Баян договорился о сдаче, но оставался снаружи, запретив своим войскам вступать внутрь города и грабить его. Чиновникам приказали продолжать свои обычные дела, а императрицу с сыном вызвали ко двору Хубилая. Там они жили в роскоши до 1288 года, потом отправились в Тибет изучать буддизм и приняли там монашество.

Сокровища, предметы старины и книги, хранимые в Линьане, перевезли в Даду, но частную собственность ученых, храмов и богатых домов не тронули.

Таким образом, победа над Сун по меркам того времени была в высшей степени гуманной.

Двух юных представителей имперской семьи, Ши из И и Пина из Гуана, сунским военачальникам удалось увезти на дальний юг. Сопротивление в провинциях Южная Цзяньси, Фуцзянь и частично Гуандун продолжалось, пока Ши, провозглашенный императором, не умер в 1278 г. на острове Цзянчжоу близ Учуаня. После сопротивляющиеся объявили императором Бина и продолжили битву. Но вскоре весь юго-восток перешел к монголам, а Бин утонул в море вместе с последним своим соратником. Таким образом, династия Сун прекратила свое существование в 1279 году.

Отныне Хубилай мог беспрепятственно принять титул Сына Неба, как традиционно именовали китайских императоров.

Издавна правители Китая считали свое государство Чжунго, или «Срединное царство», центром цивилизации, а жителей окраин – варварами, которые должны поклоняться представителям власти и которых в иные времена следовало покорять силой. Хубилай охотно воспринял эту идею после того, как сам поставил себя в один ряд с величайшими императорами истории.

Вместе с тем он продолжал придерживаться монгольского представления, согласно которому завоевание мира – это исполнение воли Бога. Он продолжил начатое Чингисханом, только по-своему, объявляя все земли принадлежавшими себе по божественному праву, но вместе с тем воздерживаясь от насилия и прибегая к нему лишь в крайних случаях.

На севере он не прекращал войну с Кайду, которую вел бы всякий великий хан, а на юге и востоке он попытался раздвинуть границы Китая.

В 1267 г. Хубилай впервые отправил послов в Японию и потребовал от японцев признания покорности. Но шторм помешал послам доплыть до восточных островов. Тех послов, что отправил по приказу Хубилая царь Кореи, отослали обратно из Камакуры чиновники «бакуфу», военного управления сёгуна, реального правителя Японии. Сёгун не позволил им доехать до Киото.

Когда японцы отправили обратно ни с чем и других послов, Хубилай собрал в Корее флот численностью в 900 кораблей, 150000 матросов и 10000 солдат. Этого было явно недостаточно для завоевания всей Японии, но достаточно, чтобы запугать сёгуна. В 1274 г. этот флот занял Цусиму, Ики и даже высадился на Кюсю, но во время жестокой битвы у Хакадзаки у воинов кончились стрелы. Затем монголы испугались сильного шторма и им пришлось вернуться.

После того как в 1277 г. в Камакуре японцы казнили нескольких послов, Хубилай объявил Японию своей провинцией ив 1281 г. послал 100000 воинов на 3500 кораблях.

Два флота должны были отплыть из Кореи и из Янцзы и встретиться у небольшого острова близ Кюсю. После внутренних стычек между командующими и кровавых, но не решающих сражений с японцами налетел тайфун и разрушил большинство кораблей. Командирам удалось спастись, вернуться и даже получить прощение, но их войска остались без снаряжения и попали в плен. Около 30000 монгольских воинов были казнены или обращены в рабство.

Очередная экспедиция намечалась на 1286 г., но обстоятельства воспрепятствовали ее отправке. Так цепь неудачных для монголов, но счастливых для японцев случайностей помешала осуществить захват Японии.

На юге Хубилай намеревался утвердить власть монголов от Дали до царств Юго-Восточной Азии.

За исключением Аннама, где была распространена китайская культура, эти государства входили в сферу индийской культуры, религии и искусства. Хотя их правители не были индийцами, они носили индийские имена и исповедовали индуизм или буддизм. Аннам и Чампа располагались на территории современного Вьетнама, а Мьен – на территории современной Бирмы (Мьянмы) и Таиланда.

В ходе кампаний 1252-1258 гг. монголы достигли границы Аннама и навязали его царю, Трану Таитонгу, своего советника. Тран Таитонг, откупившись от завоевателей на севере, напал на Чампу и сделал его вассальным государством. Ему не нравились условия договора с Хубилаем, и он постоянно старался их изменить вплоть до самой смерти в 1276 г.

Его сменил его сын Тран Тханхтонг, который не захотел лично оказать почтение Хубилаю.

От правителя Чампы, Индравармана V, Хубилай получил формальные заверения покорности. Но в 1280 г. царь объявил себя слишком старым для того, чтобы ехать на принесение присяги, и тогда Хубилай приказал своему полководцу Сугету сделать Чампу обычной провинцией.

Сын Индравармана, позже ставший правителем Джая Синхаварманом III, задержал нескольких монгольских послов, которые направлялись дальше на юг требовать покорности от государств Сьен и Малабар в Индии.

В 1283 г. армия Чампы встретилась в жестокой битве с монголами посреди джунглей. Монголы победили и захватили крепость My Чен. Но голод и лихорадка вынудили их отступить.

Другая экспедиция во главе с Сугету и сыном Хубилая Тоганом вторглась в Аннам, но из-за недостатка продовольствия была вынуждена вернуться, и на обратном пути ее атаковали войска Аннама. Половина монголов погибла вместе с Сугету.

В 1287 г., несмотря на полученную дань от Аннама, Чампы и Камбоджи, Хубилай снова напал на Аннам 100-тысячной армией, набранной в основном из китайцев. Ханой пал, но царю удалось сбежать, а флот, посланный на подмогу монголам, был разбит. Армии пришлось вернуться в Сычуань, причем по пути она вступала в стычки с аннамскими войсками с многочисленными потерями.

Новую армию для похода на Аннам собрали лишь в 1294 г., после смерти Хубилая.

На востоке от Дали монголы в 1275 г. атаковали царство Мьен, располагавшееся на севере современной Бирмы. Его царь Нарасихапати отказался присягнуть на верность монгольскому хану, и его арестовали. Синь Сецзи, правитель Дали, пришел во главе небольшого отряда и одержал победу над 40-тысячной бирманской армией, в которой были пехота, кавалерия и слоны. Наконец в Бирму послали большие войска под командованием царевича Сингтаура, который вышел в 1283 г. и взял Каунгсин. Так как царь не желал сдаваться, монголы прошли до Тагаунга на реке Иравади и на обратном пути оставили гарнизоны. В 1287 г. сын Нарасихапати, Сихасура, отравил своего отца. После того как в 1293 г. в Бирму вошло очередное монгольское войско, Сихасура послал дань от пока еще не покоренной страны.

Хубилай также послал посла с требованием дани на Яву. Тот вернулся ни с чем.

В 1293 г. из Южного Китая на 1000 кораблей отправилась 20-тысячная армия. Один из правителей Явы, Туан Виджая, покорился, но его западный соперник, Хаджи Катанг, оказал сопротивление. Когда монголы отступали, Виджая заманил их в засаду.

Монголам с трудом удалось отступить, и на Яве они не добились особых успехов.

Но им прислали дань малые государства Малайского архипелага. Дань потребовали также от различных правителей Южной Индии и Цейлона, формально признавших власть Хубилая (вероятно, надеясь получить от этого какую-то выгоду).

В 1277 г. Кайду напал на Каракорум, но нападение отразил Баян, которого быстро послали на подмогу защитникам. Но в Маньчжурии Кайду нашел сторонника в лице Наяна, сына Темугэ. В 1287 г. Хубилай лично возглавил поход на Ляодун против Наяна во главе 100-тысячной армии. Руководя ходом битвы с платформы на четырех слонах, Хубилай одержал решительную победу, взяв многих в плен и еще больше перебив. В 1289 г. Баян снова победил Кайду, на время захватившего Каракорум, но тот продолжал воевать и после смерти Хубилая, пока его не убили в 1301 г. в очередной битве за Каракорум.

После этого оставшиеся потомки Угэдея помирились с потомками Толуя.

В самом Китае правление Хубилая отличалось спокойствием и порядком. Марко Поло даже отзывался о нем как о великолепном правителе. В отличие от последующих императоров китайцы называли Хубилая Сыном Неба. Но хотя Хубилай и восхищался конфуцианской ученостью, по своей сути он не был китайцем и, по всей видимости, к тому же не знал китайского языка. Ему приходилось полагаться на монгольских воинов и военачальников, даже когда он командовал другими войсками. На гражданские посты он продолжил назначать уйгуров, мусульман и даже европейцев, таких, как Марко Поло.

К концу его правления население Китая поделили на четыре категории по привилегиям: первыми шли монголы, вторыми сэмужэнь и другие иностранцы-чиновники, третьими хань-жэнь, или северные китайцы; последними шли нань-жэнь, или южные китайцы.

В 1271 г., когда было официально объявлено о начале династии Юань, Хубилай ввел новый порядок, разработанный Яо Шу и называвшийся «государственным порядком».

В то же время Лю Бинчжун и Ху Хэн провели централизованную административную реформу. Отныне верховный суд имел отделения во всех одиннадцати больших провинциях, где они заменили прежних наместников. Такие же отделения имелись и у военного совета, подчинявшегося великому хану и цензору, который наблюдал за законностью во всех ветвях власти. К прежним провинциям добавили Южную Монголию, Южную Маньчжурию, Корею и Юньнань (на месте царства Дали). Армию поделили на две группы: «сувэй», в которую входили лучшие монгольские войска и иноземная стража дворца и столиц провинций; и «чэньшу» – войска провинций и границ под командованием монголов, наблюдавших также за порядком. Обычно монголов не набирали в регулярную армию, но многих вербовали как наемников и еще больше были вынуждены тем или иным образом служить в войсках.

Для официальных документов, монет и надписей Хубилай ввел особый алфавит, разработанный тибетским ламой Пхагспой. Этому новому письму не удалось вытеснить традиционное китайское и уйгурское, и вскоре после смерти Хубилая оно вышло из употребления. Высшие чиновники говорили прежде всего на монгольском языке, а сэмужэнь также на персидском и тюркском. Марко Поло обходился этими тремя языками и, по всей видимости, никогда не учил китайский.

Что касается религии, то были учреждены особые министерства буддизма, даосизма, ислама, христианства и конфуцианства. Признавали также иудеев и манихеев. Изначальный монгольский шаманизм, а также магические культы Тибета и Кашмира оставались исключительно в рамках двора.

Сам Хубилай весьма почитал буддизм, не говоря уже о том, что передал Тибет под управление лам.

Он, как и последующие правители, выделял большие средства на постройки храмов и монастырей. При нем тибетские ламы стали привилегированным классом, который многие ненавидели за высокомерие и жадность. В 1260 г. лама Пхагспа был назначен Учителем Царства («го ши»). До возвращения в Тибет в 1274 г. ему удалось настолько укоренить буддизм среди монголов, что эта религия надолго пережила династию Юань. По требованию ламы Хубилай лишил привилегий приверженцев даосизма, которые те получили при Чингисхане по совету Чжан Чуна.

Ислам не пользовался расположением Хубилая из-за таких не принятых среди монголов обычаев, как обычай перерезать горло жертвенным животным, но более всего из-за требований Корана вести постоянную войну против неверных. К христианству же в его несторианской форме он, напротив, выказывал расположение. В качестве защитника христиан Азии он послал в Багдад двух несторианских монахов тюркско-китайского происхождения, Марка и Раббана Сауму.

Позже Марк добился значительного влияния при дворе ильханов и стал патриархом Ябаллахой III. Раббан Саума в 1287 г. отправился с миссией в Европу, посетил Рим, Геную и Флоренцию, встретился с Филиппом Красивым, королем Франции, и Эдуардом I, королем Англии. Со своей стороны братья Одорик Порденоне и Иоанн Монтекорвино попытались продолжить дело Карпини и Рубрука.

Сообщения по суше через Азию по-прежнему велись посредством яма, несмотря на военные действия со стороны Кайду. Эта почтовая служба сохранялась до конца династии Юань.

По морю торговля велась с Южной Азией и Африкой.

Внутри Китая водные пути были соединены Великим каналом, связавшим Линьань с Даду и Хуанхэ. По нему на больших судах доставляли припасы для столицы и армии.

Как и все императоры до него, Хубилай продолжил использование бумажных денег. Они служили эквивалентом различных ценностей, в том числе монет, металлических слитков и шелка, которые сами по себе использовались в качестве обменного средства. Бумажные деньги были обязательны для приема; любой, кто отказывался их принимать, подлежал наказанию. Их стоимость зависела от способности императора обеспечить их хождение. Ослабление центральной власти немедленно влекло за собой инфляцию. Иностранным купцам, прибывавшим в Китай, двор платил этими бумажными деньгами, которые купцы могли обменять на понравившиеся им товары. Нечистые на руку менялы делали на этом огромные состояния.

Богатство и роскошь, поразившие Марко Поло, остались в основном со времен династии Сун; это было то, что пощадил Хубилай.

Следует помнить о том, что Марко Поло смотрел на страну глазами привилегированного иностранца. Он восхищенно описывает великий дворец Даду, его новую мраморную отделку, его стены, дворы и залы, сокровищницу, склады и арсеналы, а также летний дворец в Шанду, окруженный лугами, ручьями и заповедником для охоты на дичь. Этот дворец был сооружен из позолоченного и крашеного бамбука, чтобы его можно было легко разобрать и перенести в другое место, подобно жилищу кочевников.

Когда в 1294 г. Хубилай умер, его империя досталась менее величественным наследникам. Они достойны лишь краткого упоминания.

На курултае, учрежденном внуками Хубилая, ханом выбрали Камалу, но, так как он предпочел защищать северные границы от Кайду, великим ханом и императором стал его брат Тэмур. Он сразу же прекратил подготовку войны с Аннамом, продолжая при этом получать дань с Аннама, Чампы, Мьена и других государств. Это был осторожный и благоразумный правитель, но, к несчастью, в 1307 г. он заболел и умер.

Его сменил Хайшань, племянник Тэмура, прославленный воин. Правителем он был довольно мирным, покровительствовал буддизму и конфуцианству. После смерти Хайшаня в 1311 г. его брат Буянту, продолживший его политику, процарствовал только до 1320 г. После него императорами были Судхибала (1320-1323), Есун Тэмур (1323-1328), Асицзиба и Кушала (1328) и Тог Тэмур (1328-1332) – дети или юноши, на которых оказывали давление монгольские министры и буддийские ламы.

Когда на трон в 1338 г. взошел Тоган Тэмур, монгольские вельможи, китайские землевладельцы и буддийское духовенство договорились между собой и стали готовить почву для продолжительных крестьянских восстаний, в то время как состояние монгольских войск постепенно ухудшалось. За пределами Китая императоры Юань уже не имели власти великих ханов.

Министр Баян попытался укрепить власть, издав приказ, согласно которому все чиновники и судьи должны быть монголами или «сэмужэнь», а китайцам запрещалось учить монгольское или арабское письмо. Говорят, что в 1337 г. он даже предложил казнить всех китайцев, которые носили традиционные китайские имена. По настоянию его племянника Тохты Баяна сместили. Тохта возродил конфуцианство и публичные экзамены на занятие должности, покровительствовал китайской культуре и взял в свои руки все общественные дела.

Но восстания и мятежи продолжились и после того, как в 1356 г. Тохту отравили.

Самым способным и влиятельным вождем восставших был Чжу Юаньчжан. Он решил покорить всех других вождей и сам возглавлял окончательные сражения против династии Юань. Он одну за другой покорил провинции Южного Китая, учредил свою администрацию в Интяне (совр. Нанкин), где в 1367 г. объявил себя царем У. Два монгольских правителя воевали между собой на севере, пока коронованный царевич Аюсидхара не взял командование на себя. Когда Чжу Юаньчжан пробился на севере до равнины Даду, Тоган Тэмур решил сбежать, невзирая на призывы защищать свое наследие. Он неожиданно отправился вместе с семьей и свитой в Шанду, а оттуда в 1369 г. переехал в Джехол, где в 1370 г. и скончался. Формально концом династии считается 1368 г., когда генерал Су Да вошел в столицу практически без кровопролития. Чжу Юаньчжан объявил о том, что новая династия будет называться Мин, а сам принял имя Хун У.

Так закончилось владычество монголов в Китае – столь же недостойно, как и династий Цзинь и Сун. Победоносное восстание было направлено исключительно против монгольских сановников и тех китайцев, что пользовались особым благорасположением властей. Монголы, занимавшие не слишком высокие посты, продолжили жить в Китае и служить в армии. Как монголы, так и сэмужэнь через несколько поколений полностью «окитаились».

Что касается культурного и интеллектуального развития, то период Юань не сравнится даже с периодом Сун. Однако за пределами классически образованного круга наблюдалось распространение народной драмы и литературы, удовлетворявшей вкусы необразованных китайцев и монголов. До некоторой степени китайцы выиграли, вступив в непосредственный контакт с персами, хотя их влияние на культуру Ирана было несравнимо большим. Кое-что китайская наука заимствовала у мусульман, особенно в области астрономии. В других отношениях китайская культура не испытала особого влияния со стороны других культур, поскольку она издавна была самодостаточной. Развитие и расцвет неклассической литературы приходится на период династии Мин.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Э. Д. Филлипс.
Монголы. Основатели империи Великих ханов

А.М. Хазанов.
Очерки военного дела сарматов
e-mail: historylib@yandex.ru
X