Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А.Н. Дзиговский.   Очерки истории сарматов Карпато-Днепровских земель

4. Сарматская жрица из Михайловки.

Кроме отмеченных бурных событий, середина — вторая половина I в. н.э. характеризуется в исследуемом регионе, и значительным количественным скачком сарматских древностей. По сравнению с предшествующим временем, увеличивается число сарматских памятников в Верхнем и Среднем Поднестровье409, вновь появляются они на юге - в Буджаке410 и становятся известны в Запрутской Молдове411. Среди них, богатством и диагностичностью погребального инвентаря выделяются захоронения у сел Ковалевка (Соколова Могила) на Южном Буге412, Пороги в Верхнем Поднестровье413, Михайловка в Буджаке. На последнем, есть все основания остановиться более подробно, поскольку, оно так и не нашло своего осмысления в специальной литературе, хотя материал из данного погребения и рассматривается в отдельных работах, имеющих как научно-популярный характер414, так и конкретную тематическую направленность415.

Рис. 23. Комплекс погребения у с. Ковалевка (по Г. Т. Ковпаненко).
Рис. 23. Комплекс погребения у с. Ковалевка (по Г. Т. Ковпаненко).

Рис. 24. Комплекс кургана 9 ус. Белолесье.
Рис. 24. Комплекс кургана 9 ус. Белолесье.

Михайловский комплекс представлял собой впускное в курган эпохи энеолита-бронзы, погребение, при этом, над ним была совершена мощная досыпка грунта, в которой, фиксировались и остатки тризны в виде фрагментов светлоглиняных амфор и обломков костей животных416. Захоронение был о совершено в деревянной колоде и сопровождалось богатым и разнообразным инвентарем417. Из его состава, выделяются бронзовое, прямоугольной формы зеркало, стеклянный кувшин, золотые ожерелье с подвеской, в виде "бабочки"418 и браслеты (Рис. 25).

Бронзовое зеркало находилось в деревянном футляре, который был покрыт с двух сторон слоем гипса и орнаментирован. На одной стороне гипсовой обмазки футляра в орнаменте использованы несколько мотивов: круги и их части, пальметты, розетка и палочный орнамент. На другой - композиция орнамента образована иными элементами: цветами лотоса, листьями и цветами арацеи, угольчатым орнаментом. Бронзовые зеркала аналогичной формы достаточно малочисленны, основное их количество было исследовано на территории Италии (преимущественно Северной), Югославии (главным образом в некрополе Эмоны) и на Боспоре, отдельные находки известны в Англии, Греции, на о. Кипр, Турции, Тунисе, Среднем Поднепровье и Приуралье. Наибольшее распространение зеркала этого типа получают в I в.н.э., а наиболее ранние их экземпляры могут быть датированы первой четвертью этого века419. Для локализации центра изготовления зеркала из Михайловки, большое, если не первостепенное значение имеет наличие на его лицевой стороне "серебристого" покрытия. Представляется, что оно имеет одинаковую природу с покрытием на усатовском кинжале из кургана 5 у с. Утконосовка. По мнению исследователей420, мышьяковистое покрытие кинжала возникло за счет диффузионных процессов, напоминающих цементацию. Его проще всего получить с помощью пасты из смеси окислов мышьяка, щелочных карбонатов (растительной золы) и древесного угля. В этом случае, поверхность готового изделия натиралась пастой и нагревалась да красного каления. При нагреве происходит восстановление мышьяка, пары которого, реагируя с металлом основного сплава, образуют на нем поверхностную оболочку из соединения Сu3As5. Эта технология на Ближнем Востоке была известна уже с III тыс. до н.э. и использовалась вплоть до начала XX века421. Об использовании именно такой технологии при изготовлении зеркала из Михайловки, может свидетельствовать наличие в металле примесей мышьяка в количестве около 0,1%. Довольно высокие примеси этого металла зафиксированы в ряде подобных зеркал, происходящих из Западной Европы и Боспора422. Такие, относительно высокие концентрации мышьяка, в принципе, не характерны для оловянистых бронз римского времени, происходящих с территории Северного Причерноморья423. Учитывая, что зеркало из Михайловки отлито именно из такой бронзы, а также, довольно сложную технику "посеребрения" бронзовых поверхностей, в которой изготовлена его лицевая сторона, и которой, едва ли владели боспорские ремесленники, вызывает определенные сомнения возможность производства данного зеркала в мастерских северопричерноморского региона424.

Рис. 25. Комплекс погребения у с. Михайловка (к. 3, п. 3).
Рис. 25. Комплекс погребения у с. Михайловка (к. 3, п. 3).

Стеклянный кувшин из рассматриваемого погребения прямых аналогий на территории Северного Причерноморья не имеет. Вероятнее всего, центром изготовления михайловского кувшина следует считать Аквилею, где размещались крупные стеклоделательные мастерские принадлежавшие к столично-римской школе стеклоделия425.

Ожерелья, подобные михайловскому, в древнем мире встречаются относительно редко. Из шести известных, с большей или меньшей вероятностью, северопричерноморское происхождение имеют пять. Ещё одно ожерелье происходит из Рима426. Относительно центров производства подобных украшений высказывались различные точки зрения. Ювелирные мастерские искали в Сирии, Армении, Херсонесе, Ольвии427. В целом же, исследователи склоняются к мысли о том, что в позднеэллинистическое и раннеримское время изделия в полихромном стиле изготавливались в различных центрах древнего мира, там, где существовал спрос на подобные изделия428. Ожерелье из Михайловки, по характеру оправы камней, наиболее близко стоит к ожерельям из Херсонеса раскопки 1896 г. и Рима429, которые датируются I в.н.э.430 Согласно мнению М. Ю. Трейстера, ожерелья с подвесками в виде бабочек выпускались северопричерноморскими мастерскими, а михайловское украшение, в частности, было изготовлено, в Херсонесе около середины третьей четверти I в. н.э. и попало в сарматскую среду в результате торговли, в качестве военной добычи, дипломатического дара или каким-либо другим путем431. Не отрицая, в принципе, самой возможности такого предположения, представляется все же, что михайловское ожерелье, как и некоторые другие дорогие вещи (бронзовое зеркало, стеклянная посуда и пр.) были изготовлены на территории Италии. К такому заключению, склоняют соображения следующего порядка. Римская находка подтверждает, что подобные украшения пользовались популярностью даже в столично-римской среде. Предполагать, что они завозились в Италию из провинциальных северопричерноморских городов, при несравненно более высоком развитии ювелирного искусства в самой империи, кажется маловероятным. О высоком мастерстве автора михайловского ожерелья свидетельствуют данные количественного спектрального анализа металла отдельных его частей432. Примечательна и подборка камней и их имитаций, использовавшихся при инкрустации изделия: топаз, аметист и оникс. Центральная вставка в форме кабошона изготовлена из фиолетового стекла - под аметист. Вставка, изображающая тельце пчелы, изготовлена из полосатого стекла, имитирующего сардоникс. Все эти камни, особенно сардоникс, характеризуют италийскую школу глиптики433. Этими же камнями украшены ожерелья из Рима и Херсонеса. Безусловно, можно предположить, что камни и их стеклянные имитации завозились в северопричерноморские центры ювелирного искусства извне434. Однако, в данном случае, привлекает внимание абсолютное тождество химического состава стекла центральной вставки из ожерелья и кувшина, выявленного в этом же погребальном комплексе. Они не только абсолютно идентичны по своему основному химическому составу и красителям, но и микропримесям-индикаторам435. Последние свидетельствуют, что стекло кувшина и стекло кабошона были сварены из сырья, имеющего общий источник происхождения436. Вероятнее всего, стекломасса обоих изделий была изготовлена в одной хюалургической мастерской. Поскольку наиболее вероятным центром изготовления михайловского кувшина следует, очевидно, считать Аквилею, то, скорее всего, поблизости надлежит искать и ювелирную мастерскую, изготовившую михайловское, а, возможно, и, херсонесское ожерелья.

В наборе дорогих вещей и предметов украшений, которые сопровождали умершую, совершенно "неуместным" выглядит бронзовый перстень со стеклянной вставкой-печатью, на которой помещено изображение виноградной грозди, изготовленный, предположительно, в Тире437. Он с трудом вписывается в контекст погребального инвентаря захоронения, где на фоне золота и полихромии выглядит абсолютно неприметным. Оправа изготовлена из непритязательного материала и к тому же довольно небрежно. Перстень относится не к заказной, а серийной продукции, рассчитанной на массового потребителя. Не менее показательна и вставка-печать. Такие подделки Плиний Старший характеризует как стеклянные геммы в перстнях простонародья438. Не обладает этот перстень и выдающимися эстетическими достоинствами. Остается предположить, что сарматов привлекла сакральная ценность этого изделия. Его положение в контексте погребения (средний палец правой руки) свидетельствует, что печать была квинтэссенцией семиотической системы, каковой было все погребение в целом. Этот предмет обладал эффектом так называемого семантического луча.

У древних, в том числе скифов и сарматов, смерть и погребальный обряд рассматривались как жертвоприношение богам439. Все совершаемые действия были направлены на благополучную "переправу" умершего в мир иной. Изображение виноградной грозди на перстне свидетельствует, что в Михайловке была погребена молодая женщина, связанная с культом, близким по своему содержанию к культу хтонического Диониса440. На это указывает и другой погребальный инвентарь. Выше уже упоминалось бронзовое зеркало. У многих народов мира зеркалам приписывалось магическое значение. В древнегреческой религии они связывались, главным образом, с культами Диониса-Загрея и Деметры441. Не менее показателен в этом плане и набор посуды: несколько деревянных сосудов, стеклянный кубок, кувшин и рюмка (?). В обычных случаях в состав заупокойных даров входила свежая вода442. В могилах она помещалась в одном или максимум двух сосудах. Вода должна была утолить жажду душ в загробном мире443. Набор свидетельствует, что он предназначался для специальных церемоний, связанных с распитием вина. В том и другом случае - это обряды дионисийского и орфико-пифагорейского круга444.

Примечательна и символика пчелы, фигурка которой служит подвеской в золотом ожерелье. Крылья, брюшко и головка насекомого исполнены из Niccolo-полихромного стекла, имитирующего агат и сардоникс. По древним поверьям, эти камни, вставленные в перстень или колье, делали изделия амулетами. Последние, обеспечивали владельцу всеобщую благосклонность. Оба камня характерны для столичноримских ювелирных изделий445. В древних культах прослеживается отчетливая связь пчелы с божествами плодородия из класса Великих матерей. Пчелами назывались жрицы Артемиды, Деметры, Персефоны, Кибеллы и др. Пчелы символизировали трудолюбие, порядок, бережливость, мудрость, плодородие, бессмертие. Последнее качество нашло свое отражение и в раннехристианской традиции. Пчелы и мед были тесно связаны с погребальными ритуалами. Мед преподносился Гекате, как владычице теней. Его использовали для ритуальных возлияний на могилах. Пчел "приглашали" на похороны446.

Таким образом, семантика отдельных вещей и семиотика погребения в целом свидетельствуют, что в Михайловке была захоронена жрица, связанная с культами божества плодородия, близких по своим функциям к Дионису-Загрею и его паредры - Великого женского божества типа синкретической Деметры-Персефоны-Коры-Афилы447. Умершую ее соотечественники рассматривали в качестве очередной "невесты" Хозяина нижнего мира, что и должен был засвидетельствовать перстень. Такие действия также характерны для мистерий дионисийско-орфического плана448, где сама смерть воспринималась как утверждение брачного союза.

И, наконец, последнее, на чем хотелось бы остановиться, по поводу рассматриваемого комплекса. Анализируя состав предметов погребального инвентаря, сопровождавших умершую, не так уж трудно заметить, что большинство, как просто дорогостоящих, так и семантически наиболее значимых вещей, происходит, по всей вероятности, из североиталийских мастерских. Это, в свою очередь, может свидетельствовать об их целенаправленном подборе или же определенной комплектности. В связи с этим, возникает вполне закономерный вопрос, каким образом они оказались в захоронении сарматской жрицы?449 Традиционно считается, что дорогие импортные вещи могли попадать к сарматам в виде военной добычи при их столкновениях с римлянами или грабежах провинций последних, а также в качестве так называемых "подарков" или "даров", полученных сарматскими вождями или царями от правителей античных полисов и римских оккупационных властей450. Наиболее близко ко времени совершения михайловского погребения (предположительно, третья четверть I в. н.э.) стоят набеги роксоланов в Мезию зимой 67/68 гг., и зимой - ранней весной 68/69 гг., когда и могли быть "приобретены" сарматами эти дорогие вещи. Однако, кажущееся, на первый взгляд, очевидным, это предположение имеет и свои слабые стороны. Во-первых, вряд ли такие хрупкие изделия, как стеклянная посуда, могли входить в состав предметов грабежа, на что в свое время, обращал внимание Д. Б. Шелов451. Во-вторых, представляются маловероятными такие избирательность и вкус сарматов при выборе предметов добычи (исключительно североиталийского производства), в процессе их, в первую очередь, грабительских "мероприятий". Если данные рассуждения справедливы, то поиск возможных путей попадания предметов североиталийского импорта, в рассматриваемый сарматский комплекс следует, вероятно, вести в ином направлении, и в связи с другими событиями, имевшими место в исследуемом регионе, в это время. Хотя, элемент случайности полностью исключать также нельзя.

Хронологически, с михайловским погребением, вполне сопоставимы и сведения о деяниях наместника Мезии Тиберия Плавтия Сильвана, содержащиеся в его знаменитом элогии452. Как известно, среди прочих, в эпитафии отмечено усмирение сарматов Плавтием Сильваном в 62 г.4, в результате которого, не только были захвачены в плен "неведомые" и "враждебные" Риму цари, но и возвращены царю даков - брат, а царям бастарнов и роксоланов-сыновья. Это сообщение, достаточно обоснованно, трактуется исследователями, как свидетельство союзнических отношений Плавтия Сильвана с даками, бастарнами и, что самое главное, роксоланами453. В связи с этим, само собой напрашивается вопрос, не были ли зеркало, стеклянный кувшин, ожерелье и браслеты преподнесены в комплекте в качестве "подарка" или "дара” одному из роксоланских вождей или царей за его союзничество или, по крайней мере, нейтралитет во время подавления Плавтием Сильваном "возникшего движения сарматов"454. Во всяком случае, постановка такого вопроса представляется вполне правомерной455.

Комплектность дорогих вещей михайловского погребения, не исключает и возможности их изготовления на заказ, тем более, что существование в Тире в I в. н.э. торговых отношений с Северной Италией подтверждается, в частности, находками отдельных стеклянных сосудов, изготовленных в хюалургических центрах именно этого региона456. И все же, первый тезис представляется более заманчивым.



409Гросу В.И. Хронология памятников...-С.47-55.
410Дзиговський О.М. Культура сармата...-С. 100, 101, 103
411Bichir G.Date noi (I)...-P.135-169, Tab.II.
412Ковпаненко Г.Т. Сарматское погребение I в.н.э.на Южном Буге. К. 1986
413Симоненко А.В., Лобай Б.И. Сарматы Северо-Западного Причерноморья в I в.н.э.- К. 1991
414Добролобский А.О. Тайны причерноморских курганов.-Одесса, 1988.-С.71-91.
415Сорокина Н.П., Дзиговский А.Н... Трейстер М.Ю. Бронзовое прямоугольное зеркало в орнаментированном футляре из сарматского погребения у с.Михайлоека//Памятники древнего искусства Северо-Западного Причериоморья.-К.,1986,-С. 124-134; Трейстер М.Ю.Ещё раз об ожерельях с подвесками в виде бабочек I в. н.э. из Северного Причерноморья//ПАВ.-1993,-№4.-С.87-95; Скржинская М.В. Из истории античных ювелирных украшений//РА.-1994.-№1.-С.18-25.
416Черняков И .Т., Добролюбский А.О., Дзиговский А.Н., Островерхое А.С., Сапожников И.В., Чернов С.И., -Агбунов М.В.Отчет о работе Буго-Днестровской новостроечной экспедиции ИА АН УССР в 1982 году.-Архив ИА АН УССР .-№ 1982/15.
417Субботин Л.В., Дзиговский А.Н.Сарматские древности Днестро-Дунайского междуречья -Часть II,- К..1990.-С. 19
418Повторное изучение ожерелья, выставленного в экспозиции "Золотой кладовой" Одесского археологического музея, позволяет заключить, что подвеска михайловского ожерелья выполнена скорее в виде пчелы, нежели бабочки.
419Сорокина Н.П., Дзиговский А.Н., Трейстер М.Ю. Бронзовое прямоугольное зеркало. С 124,125.
420Конькова Л В. Металлографическое исследование металлических изделий из памятников усатовского типа//Патокова Э.Ф.Усатовские поселения и могипьники.-К.,1979.-С.162-163, эн.№ 14-17
421Там же -С-74.
422Сорокина И П . Миговский А.Н., Трейстер М.Ю. Бронзовое прямоугольное зеркало...-табл.1. №1/5.9,1 V
423Трейстер М.Ю. Результаты спектрального анализа бронзовых украшений из Горгиппии//КСИА АН СССР- 1983.-Вып.174.-С. 122.
424 См. Субботин Л В., Дзиговский А.Н., Островерхов А.С. Археологические древности Буджака. Курганыусел Вишневое и Белолесье.-Одесса. 1998.-С. 120-126.
425Calvi М., Tornati M.,Scandellan М, Ricerche storiche е technologiche sui vertodi Aquilea//Verto Silicati.-1962.№ 33.-P.10.
426Трейстер М.Ю. Еще раз об ожерельях...-С.87.89, библиогр.
427Пятышева И.В, Ювелирные изделия Херсонеса (конец IV в до н.э.-IV в. н.э,).-М ,1956 -С 37:79-80 . Скржинская М.В О датировке группы украшений из Северного Причерноморья//Проблеми icстpii та археологи давнього населения Украiськоi PCR-K.,1989.-C.209.210; она же.Костюм ольвюполтв елiнютично( доби //Археолопя. 1990.-№4.-С.39. она же. Из истории античных ювелирных украшений..,-С. 18-25: Трейстер М Ю.Ещё раз...-С.90 и сл.
428Pfeiler-Lippttz В. Spatbeilenistiscbe Golds chmiedearbeten//Antike Kunst. 1972.-15(2).-S 118
429Трейстер М.Ю. Еще раз об ожерельях.-С.89,91.
430Соответственно, Белов Г.Д. Херсонес Таврический,-Л.,1948.-С.125; Pfeiler В. RoVnischer Goldscbmuck der ersten und zweiten Jahrbunderts n.Cbr. nach datierten Fundeu.-Mainz: Zabem, J970.-S. 102; Taf, 30.
431Трейстер М.Ю. Еще раз об ожерельях.-С.89. 91.
432Субботин Л.В., Дзиговский АН.. Островерхое А.,С. Археологические древности.. С. 124.126.
433Неверов О.Л. Италийские геммы в некрополях северопонтийских городов//Из истории Северного Причерноморья в античную эпоху.-Л., 1979.-С. 104 сл
434Трейстер М. Ю. Еще раз об ожерельях.-С.89 сл.
435См. Субботин Л.В., Дзиговский А.Н-, Островерхов А.С. Археологические древности...-С.126. прилож.№ З.Табл. 1 Ан. № 55,56.
436Абдуразаков А.А.. Безбородов М. А. Средневековые стекла Средней Азии,- Ташкент.1966 -С 139-146.
437Дзиговский А.Н., Островерхов А.С. Перстень-печать из сарматского погребения у с.Ми-хайловка//Памятки археологи Пшжчно-Захщного Причорномор'я. 0деса.2000.-С 121.122
438Цит. по: Неверов О.Я. Геммы античного мира.-М.,1983.-С.122.
439Бессонова С.С. Скифские погребальные комплексы как источник для реконструкции идеологических воззрений//Обряды и верования древнего населения Украины -К., 1990 -С.26 Пандей РБ. Древнеиндийские погребальные обряды.-М., 1990.-С. 191
440См. о нем: Отто Б. Приносимый в жертву бог/./ВДИ -1966.-№2.-С.93-110.
441Лосев А.Ф. Античная мифология в ее историческом развитии.-М.,1957.-С. 166: Русяева А.С. Орфизм и культ Диониса в Ольвии//ВДИ.-1978.-№) -С 97-98
442Haevernik Th. Е. Romiscber Wein// Acta Atchaeologica Academiae Scientiarum Hungarical-1967 -Bd. 19.-F 1 -2.-S.15-23.
443Aufbauser Z.B. Diebeilige. Wundertatige Qulle bei bysantiscbe wallfabrtsorten//Das Altertume.- 1963.-Bd.9.-H.4.-S.241.
444Соломоник Э.И. Из истории религиозной жизни в северопонтийских городах позднеанточного времени//ВДИ.-1973.-№1.-С.71: Росохацкий А.А., Батизат Г.В. К изучению духовной культуры населения Тиры//Древнее Причерноморье. III чтения памяти проф. П.О.Карышковского. - Одесса. 1996. -С. 93-94
445Неверов О.Я. Геммы античного мира.-С. 117-118.
446См. Дзиговский А.Н. Остроеерхов А.С. Перстень-печать ..-С. 124,125.
447Ср.Островерхое А.С Батизат Г.В. Деталь свинцового футляра от стеклянного зеркала из Ольвии//КС ОАО.-Одесса, 1999,-С.98-103.
448Шталь И.В. Эпические предания Древней Греции.-М.. 1989.-С. 131 и сл.
449См. например: Капошина С.И. Связи сарматских племен Нижнего Подонья со Средиземноморьем в I в. до н.э. и первые века нашей эры.//Античное общество.-М., 1967.-С. 145-150; Шилов В,П. К проблеме взаимоотношений кочевых племен и античных городов Северного Причерноморья в античную эпоху// КСИА АН СССР.-1973.-Вып. 138.-С.64.65; Симоненко А.В., Лобай Б.И. Сарматы...-С.79,80; Трейстер М.Ю. Еще раз об ожерельях...-С.91, библиогр.; Дзиговский А Н., Островерхое А С. Стеклянная посуда как историческое явление в памятниках скифо-сарматского времени Украины. Молдовы и российского Подонья (VI в. до н.э.-IV в. н.э.).-Одесса, 2000.-С.208-210.
450Шелов Д.Б. Западноримские импорты в Нижнем Подонье в первые века Н.Э.//ЗОАО.-1967 -Т.2.(35).-С.112.
451ILS. I. 986.
452Виноградов Ю.Г.Очерк...-С. 166.
453Щукин М.Б. На западных границах...-С.44; он же.Сарматы на землях...-С.80; Виноградов Ю.Г. Очерк.,.-С.166.
454Противостояние одних сарматских племен другим нас не должно смущать, если вспомнить события первой половины I в. н.э. связанные с парфяно-иберийской войной, о которых, в частности, повествует Корнелий Тацит (см. Корнелий Тацит. Анналы //Латышев В В. Известия...Т II. - Вып. 1. -С.234; см. также об этом; Виноградов Ю. Г. Очерк...-С. 159).
455Ср. Трейстер М.Ю Еще раз об ожерельях...-С.91.92
456Сон Н. А. Тира...-С.74. Здесь же, вполне уместно будет добавить что от этого античного полиса до места совершения михайловского погребения, а следовательно, до района обитания сарматов, по прямой, не более 57 км., к тому же без значительных водных преград, хотя последние и не были такими уж непреодолимыми для кочевников, особенно зимой.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А.Н. Дзиговский.
Очерки истории сарматов Карпато-Днепровских земель

Валерий Гуляев.
Скифы: расцвет и падение великого царства

Тадеуш Сулимирский.
Сарматы. Древний народ юга России

Евгений Черненко.
Скифские лучники

М. И. Артамонов.
Киммерийцы и скифы (от появления на исторической арене до конца IV в. до н. э.)
e-mail: historylib@yandex.ru
X