Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А.Н. Дзиговский.   Очерки истории сарматов Карпато-Днепровских земель

2. Поздние аланы в Буджаке и особенности хронологии их древностей.

Появившееся в Северо-Западном Причерноморье, вернее в Буджаке, начиная с середины III века, сарматское население все исследователи единодушно связывают с поздними аланами697. Основанием для подобного единодушия служат, в первую очередь, археологические материалы, которые это подтверждают. Однако настораживают здесь обстоятельства вот какого плана. Дело в том, что практически все позднейшие могильники сарматов этого района концентрируются на весьма ограниченной территории и характеризуются незначительным количеством исследованных на них погребений, что в свою очередь, разительно отличает данные памятники от древностей предшествующего периода расцвета сарматской культуры в Буджаке698. Отмеченные особенности пространственного распространения сарматских памятников второй половины III-IV вв. в Дунай-Днестровском междуречье и количественного содержания в них погребальных комплексов поневоле ставят вопрос о стабильности присутствия аланов на этой территории в данное время. В связи с чем, вполне актуальными вновь становятся как анализ материалов самих сарматских древностей второй половины III-IV вв., так и в первую очередь, их тщательная хронологическая проработка.

Среди предметов погребального инвентаря, обнаруженных в сарматских памятниках отмеченного периода, в качестве опорных хроноиндикаторов могут быть использованы "танаисские" и "инкерманские" амфоры, двучленные подвязные лучковые фибулы (III-й серии по А. К. Амброзу), лунницы, пряжки типа Варпелев, ювелирные изделия, орнаментированные в так называемом "сердоликовом" стиле середины III - IV вв. Как известно, "танаисские" амфоры (Шелов, D), в целом, датируются первой половиной III века, где основанием для определения нижней и верхней дат их бытования послужило отсутствие подобных изделий в комплексах Танаиса ранее начала III века и позднее 40-х годов этого же столетия, в которые город был разрушен699. Эта же датировка амфор типа D по Д. Б. Шелову, была принята и в исследовании А. П. Абрамова, посвященном периодизации и хронологии античных амфор Северного Причерноморья700. Однако, следует заметить, что в последнее время разгром Танаиса, достаточно обоснованно, относят к 251-254 гг.701 Безусловного внимания при датировке амфор этого типа заслуживает и находка аналогичного изделия в одном комплексе с монетой Галлиена (253-268 гг.) на могильнике Дружное в Центральном Крыму702. Кроме того, исследователями уже неоднократно отмечалось, что в Северное Причерноморье такие амфоры продолжают поступать и во второй половине III в., и даже, возможно, в самом начале IV века703.

Согласно классификации Д. Б. Шелова, так называемые "инкерманские" амфоры или тип F по его типологии, датируются концом III в. и в пределах всего IV в.704 Эта дата, для амфор типа F является общепринятой. В этой связи, хотелось бы обратить внимание на некоторые особенности крымских памятников, где были найдены амфоры данного типа. Дело в том, что все комплексы с амфорами типа F исследованные на территории Крыма, в том числе и закрытые, датируются исключительно IV веком и никак не ранее705. Аналогичная дата принимается и для однотипных амфор, выявленных на территории Румынии706. Весьма показательна и хронология монет, обнаруженных вместе с амфорами данного типа. Они все IV века707. Следовательно, эту дату для амфор типа F и можно считать верной, на что, в свое время, уже обращал внимание А. И. Айбабин708. В связи с изложенным, относительно хронологии амфор типа D и F безусловного внимания заслуживает и тезис А. А. Васильева о возможном совместном существовании этих типов амфорной тары в первые десятилетия IV в.709 Двучленные лучковые подвязные фибулы по схеме А. К. Амброза в Северном Причерноморье датируются II-III вв., в более западных регионах первой половиной III в., а на Кавказе и в Поволжье допускается их бытование и в IV веке710. А. С. Скрипкин наиболее вероятной датой распространения этого типа фибул в Нижнем Поволжье, считает вторую половину III в., при этом автор ставит под сомнение вероятность их существования в этом регионе в IV веке711. Ко второй половине III в. относит аналогичные фибулы и Е. Л. Гороховский712. Однако в более поздней, совместной с И. А. Сон работе, этот исследователь датирует фибулы данного типа, преимущественно второй половиной III - самым началом IV в.713 В последнее время появляется все больше археологических свидетельств о бытовании этих фибул на Северном Кавказе в догуннское и даже гуннское время714. Таким образом, становится достаточно очевидным, что верхняя хронологическая граница двучленных лучковых фибул III-ей серии по А. К. Амброзу вряд ли должна ограничиваться III веком и, вполне возможно, продолжение их бытования и в более позднее время, в частности, в IV веке. Весьма важным определителем хронологии занимаемых нас сарматских комплексов выступают выявленные в них пряжки с овальным или почковидным щитком, близкие аналогичным изделиям типа Келлер А-В-С или типа Варпелев. М. М. Казанский достаточно обоснованно датирует подобные вещи тремя первыми четвертями IV века715. О. В. Шаров предполагает появление аналогичных пряжек около 300 г.716 В. Ю. Малашев, по особенностям деталей, разделяет эти пряжки на два типа (П9 и П10), которые, в его периодизации ременных наборов позднесарматского времени, выступают индикаторами групп древностей IIIа и IIIб (П9), IIIб и IV (П10). Данные группы хронологически частично перекрывают друг друга и датируются около 300 г. - 320/330 гг., 320/330 гг. - 350/375 гг., 350/375 гг. - около 400 г. соответственно717. С другой стороны, для пряжек рассматриваемого типа вовсе нельзя исключать и более раннее время их появления. Так, в одном из комплексов могильника Красная Заря (Юго-Западный Крым), пряжка типа Варпелев была выявлена вместе с наременной бляхой, которая типологически близка аналогичным изделиям (тип С5б по В. Ю. Малашеву), характерным для группы IIIб, датирующейся, в рамках второй половины III века718. Это подтверждает мнение М. Зоммера о бытовании данных пряжек в дунайском регионе уже в последнем десятилетии III века719. Следовательно, пряжки типа Варпелев, исследованные в позднейших сарматских древностях Буджака, могут быть датированы в пределах самого конца III - IV веков720.

К вещам центрально-европейского происхождения принадлежат лунницы из могильников Градешка и Курчи. Ближайшей аналогией им является лунница из клада, открытого у с. Грушевица на Буковине, что уже отмечалось В. И. Гросу, А. В. Гудковой и Е. Ф. Рединой721. В состав этого клада, кроме золотой монеты Аврелиана (270 - 275), входила и золотая подвеска-ведерко закшувского стиля. Подобные изделия характерны для горизонта Лейна-Хаслебен и являются индикаторами фазы С2. С. Ю. Каргополыдев и И. А. Бажан относят лунницы, украшенные зернью и филигранью, к ступеням С1 - С2 европейской хронологической системы, с наибольшим распространением в середине III века. Их находки в Причерноморье связываются с продвижением в этот регион племен готского союза722.

Отдельного внимания заслуживают, обнаруженные в позднейших сарматских могилах Буджака, ювелирные изделия, орнаментированные в так называемом "сердоликовом" стиле середины III-IV вв. Вопросы генезиса и хронологии подобных изделий носят характер острой дискуссии и до настоящего времени. Совсем недавно, С. А. Яценко и В. Ю. Малашевым было опубликовано исследование, посвященное характеристике, особенностям и хронологии "сердоликового" стиля723. В рамках всего периода бытования вещей, выполненных в данном стиле, авторами выделены четыре хронологические и стилистические группы, в которые были включены и материалы из отдельных позднейших сарматских погребений исследуемой территории. Так, комплекс из кургана 9, могильника Градешка вошел во 2-ю группу (конец III - рубеж III-IV вв. - 325/330 гг.), а комплекс из кургана 5, могильника Чауш - в 3-ю (325/330 гг. - начало гуннской эпохи). При этом отмечаются стилистические особенности полихромных изделий из данных комплексов724. Отдавая должное, исследованию С. А. Яценко и В. Ю. Малашева, в то же время следует заметить, что в комплексе кургана 9, могильника Градешка пряжки типа Варпелев отсутствуют725. Очевидно, здесь, у исследователей произошла досадная путаница с комплексами самого могильника Градешка726. Теперь, что касается кургана 5, могильника Чауш. С.А. Яценко и В.Ю. Малашев включают в выделенную ими 3-ю группу, кроме него, еще и комплексы из Керчи 1841 г. и покупки 1891 г., а также курган 8, Комаров II. Любопытно отметить, что в керченских комплексах и комплексе кургана 8, Комаров II некоторые вещи, хотя и были изготовлены в "сердоликовом" стиле, но отдельные их детали были выполнены уже в особом варианте техники "клуазонне"727. Эта особенность изготовления, где сочетаются полихромный стиль и "неклассический клуазонне" может свидетельствовать о довольно поздней, если не финальной дате трех отмеченных комплексов в рамках рассматриваемой группы. С другой стороны, отсутствие в комплексе кургана 5, могильника Чауш изделий, выполненных в "сердоликовом" стиле, где последний сочетается с техникой "неклассического клуазонне", а, кроме того, значительное стилистическое сходство вещей из данного комплекса с изделиями из все же более раннего чем рубеж III-IV вв., погребения кургана 9, могильника Градешка, может указывать на то, что курган 5, могильника Чауш в пределах 3-й группы является самым ранним.

Определившись, в отношении опорных хроноиндикаторов, которые могут быть использованы при датировке позднейших сарматских памятников на землях к западу от Днепра, представляется вполне целесообразным проанализировать хронологию каждого могильника в отдельности, а "внутри" него, каждого из комплексов, по мере наличия в них предметов, выделенных выше в качестве хронологических реперов. При этом, будет рассмотрена и хронология других предметов, встречающихся в занимаемых нас сарматских древностях.

Рис. 39. Предметы инвентаря позднейших сарматских могильников Буджака (по М. М. Симоненко).
Рис. 39. Предметы инвентаря позднейших сарматских могильников Буджака (по М. М. Симоненко).

На могильнике Владычень, датирующие материалы обнаружены в курганах 5,11 и 12. В комплексе кургана 5 данного могильника найдены зеркало Хазанов IX и бронзовая фибула с завитком на конце пластинчатого приемника (Рис. 39,1). Хронология зеркал типа Хазанов IX уже рассматривалась в предыдущей главе. Они появляются в самом конце I века и бытуют вплоть до конца III века728. Фибулы, подобные зафиксированной в этом комплексе (группа 13 по А. К. Амброзу) датируются достаточно широко от II по IX вв. Однако, наличие у рассматриваемой фибулы такой конструктивной особенности как нижняя тетива, которая появляется у этих застежек со второй половины III В. С одной стороны, и отсутствие в ее конструкции четкой выраженности завитка, как такового, характерной для подобных раннесредневековых фибул - с другой729, позволяют датировать застежку из погребения 1 кургана 5 второй половиной III века. Что, в сопоставлении с периодом бытования зеркал Хазанов IX, и определяет дату данного комплекса.

Комплекс кургана 11 может быть датирован небольшой пряжкой с полукруглой (сегментовидной) обоймой и одночленным фасетированным наконечником ремня. Последний, достаточно близок наконечникам типа н3а по В. Ю. Малашеву, которые согласно его типологии датируются второй и третьей четвертями III в.730 Пряжка с сегментовидной обоймой находит свои аналогии среди материалов погребения 68 могильника Данчены. Подобные пряжки из этого могильника М. Б. Щукин и Т. А. Щербакова относят к типу Варпелев и датируют в пределах ступени С2 (260 - 320 гг.)731. Типологически сходные пряжки известны и в погребении середины - второй половины III в. (35/2) могильника Красная Заря732. Следовательно, для этого комплекса наиболее приемлемой датой можно считать вторую половину III в.

Рис. 40. Комплекс кургана 26 могильника Градешка (по А. В. Гудковой, Е. Ф. Рединой).
Рис. 40. Комплекс кургана 26 могильника Градешка (по А. В. Гудковой, Е. Ф. Рединой).

Хронология погребения кургана 12 определяется, прежде всего, набором пряжек. Серебряные пряжки из этого захоронения по типологии В. Ю. Малашева, относятся к типам П2а и П9. В один комплекс эти пряжки могли попасть не ранее последней четверти III в.733 Таким образом, погребение 1, кургана 12 следует датировать этим временем.

Могильник Градешка, авторами публикации датируется в пределах второй половины III - начала IV вв.734 Представляется, что нет никакой необходимости переносить эту общую дату на все комплексы данного могильника. Так, например, погребение кургана 26, может быть датировано только второй половиной III в.

Рис.41. Комплекс кургана 9 могильника Градешка (по А. В. Гудковой, Е. ф. Рединой).
Рис.41. Комплекс кургана 9 могильника Градешка (по А. В. Гудковой, Е. ф. Рединой).

Серьги, выполненные в полихромном стиле, которые были обнаружены в данном комплексе (Рис. 40,2), находят свои ближайшие аналогии среди подобных изделий, найденных в одном комплексе с серебряными монетами Гордиана III (238 - 244 гг.), Филиппа II (247 - 249 гг.) и Деция (249 - 251 ГГ.) на могильнике Дружное в Центральном Крыму735. Золотые лунницы, как уже отмечалось, характерны для ступеней С1 - С2 европейской хронологической системы, где подобные изделия имели наибольшее распространение в середине III в. Бронзовые колокольчики из рассматриваемого комплекса находят свои прямые соответствия среди материала северного подбоя погребения 20, могильника Дружное, которое было совершено в самом конце III в.736 С другой стороны, датировка комплекса кургана 7 (РИС. 42) этого же могильника только первой четвертью IV в., определяется, в первую очередь, найденными здесь пряжками, которые по В. Ю. Малашеву, относятся к группе IIIа, датирующейся концом III - рубежом III - IV вв. - 320/330 гг.737 Этой дате не противоречат и время бытования, как амфор Шелов D, так и двучленных лучковых подвязных фибул III-й серии по А. К. Амброзу, отдельные экземпляры которых были выявлены вместе с отмеченными пряжками в данном комплексе738.

Рис. 42. Комплекс кургана 7 могильника Градешка.
Рис. 42. Комплекс кургана 7 могильника Градешка.

Материалы могильника Курчи представлены в специальной литературе достаточно фрагментарно. Судя по имеющимся в нашем распоряжении опубликованным вещам, ко второй половине III века может быть отнесено погребение 2, кургана 32, где была найдена лунница, аналогичная лунницам из кургана 26, могильника Градешка739.

Погребение кургана 16, содержало краснолаковую миску и бронзовую пронизь, характерные для комплексов I-III вв.740 Здесь же было выявлено амфору типа F по Д. Б. Шелову и пряжку типа П10, по В. Ю. Малашеву741. Следовательно, данный комплекс мог сложиться не ранее начала IV века, что и датирует курган 16, могильника Курчи этим временем.

Вероятно, ему синхронно погребение кургана 17 этого же могильника, в котором были обнаружены пряжка П10, по В. Ю. Малашеву, и крупная билинзовидная янтарная бусина типа 4-6 по О.В. Бобровской742. Бусы данного типа являются индикаторами раннего этапа черняховской культуры - 230/240 - 310/320 гг.743 В этом же погребении был найден железный умбон щита типа Кожень или К2 по Н. Цилингу, который, по мнению А.В. Симоненко, следует датировать 260-290 гг.744 В пшеворской культуре такие умбоны характерны для группы погребений с оружием (76 по К. Годловскому), которая охватывает время, начиная с середины III века и по третью четверть IV вв., включительно745. Известен аналогичный умбон и в одном из погребений могильника Цибилиум, где подобные изделия выступают индикатором его IV фазы, синхронной 3 периоду цибельдинской культуры. Период 3/4 (ступень II) данной культуры датируется 310/320 - 350/355 гг.

Рис. 43. Вещи из кургана 5 могильника Чауш (по М. М. Фокееву, К. П. Бунятян, В. Ю. Мурзину, О. В. Симоненко, А. В. Симоненко).
Рис. 43. Вещи из кургана 5 могильника Чауш (по М. М. Фокееву, К. П. Бунятян, В. Ю. Мурзину, О. В. Симоненко, А. В. Симоненко).

Вероятно, IV фаза могильника Цибилиум датируется первой половиной этого периода.
На могильнике Чауш достаточно представительский материал был обнаружен в погребении кургана 5, где в хронологическом отношении, наиболее выразительны фрагменты стеклянных сосудов, серебряная ложечка, пряжки746. (Рис. 43,1-5). Изделия из стекла, представлены фиалами двух типов - так называемого кельнского и типа А 14/16 по Н. П. Сорокиной. Первые находят прямые аналогии среди комплекса стеклянной посуды, исследованного при раскопках римского лагеря в Ступаве (Словакия), время существования которого определяется в пределах II-III вв. н.э.747 Вторые - по классификации Н. П. Сорокиной датируются II - первой половиной III вв.748 Серебряная ложечка с пламеневидным окончанием аналогична подобным изделиям, обнаруженным в погребении Уреки (Грузия), которое датируется концом III - началом IV вв. и кладе, зарытом около 350-360 гг. на территории современной Швейцарии749. Ложечка этого типа известна также и в комплексе из склепа в имении Гордиковых (Керчь), в который, как известно, входила знаменитая серебряная чаша с изображением императора Констанция II750.

Пряжки из комплекса кургана 5 могильника Чауш двух типов. Одна из них с фасетированным прямоугольным щитком и язычком, слегка заходящим за край рамки. Уступ у основания язычка выражен очень слабо. Подобные пряжки, по В. Ю. Малашеву, относятся к типу П8, который датируется, приблизительно, в пределах 270-350 гг.751 Очень близкая аналогия описанной выше пряжке, известна в погребении у с. Мичуринское (Центральный Крым) датировка которого определяется по амфоре Шелов Д и лучковой подвязной одночленной фибуле 5 варианта, по А.К. Амброзу, конца II - первой половины III вв.752 Однако, такие фибулы известны и в комплексах с вещами второй половины III - первой половины IV вв., что дает исследователям основания предполагать возможное продолжение бытования фибул данного типа и во второй половине III в.753 Две другие пряжки из рассматриваемого комплекса относятся к типу П10 по В. Ю. Малашеву. Они, как и предыдущая отмеченная пряжка, включена автором в группу IIIб, которая им датируется в пределах 320/330 - 350/375 гг.754

В целом, круг аналогий предметам погребального инвентаря кургана 5, могильника Чауш и их хронология позволяют датировать его в рамках первой половины IV века. Однако, с учетом особенностей изделий, выполненных в полихромном стиле, которые были обнаружены здесь же и рассмотренные несколько выше, представляется вполне возможным ограничить дату данного комплекса первой четвертью этого столетия.

Комплекс кургана 21, могильника Чауш, по амфоре Шелов F и красноглиняному кувшинчику может быть датирован в пределах трех первых четвертей IV в.755

Погребение кургана 6, раскопанного Д. Я. Самоквасовым в процессе исследования курганной группы в урочище Шаболат, обычно относят либо ко II-III вв., либо ко второй половине III в. на основании находки в нем двучленной лучковой подвязной фибулы III серии по А.К. Амброзу756. Однако, не следует забывать, что подобные фибулы, как уже отмечалось, продолжают употребляться и в IV веке. Что касается комплекса кургана 3, исследованного в этой же группе, то его дата может быть определена временем бытования обнаруженного в нем стеклянного конического кубка, украшенного двумя рядами резных вертикальных насечек, который был датирован, в свое время, Н. П. Сорокиной рубежом III-IV вв.757 В то же время, следует заметить, что широкое распространение подобные кубки получают лишь в IV веке758.

Комплексы могильника Кубей, вследствие их значительной разграбленности, представлены не слишком большим количеством, выразительного в хронологическом отношении, материала759. Дата погребения в кургане 9 определяется фибулой Амброз 16-2-1/1. Застежки этого типа являются индикатором первого периода черняховской культуры 230/240 - 270/250 гг.760 Однако в этом же захоронении была выявлена и бронзовая монета рубежа III-IV вв. (определение П. О. Карышковского)761, следовательно, данный комплекс может быть датирован временем не ранее рубежа III-IV вв. Определенный интерес представляет комплекс кургана 8.

Дело в том, что здесь была выявлена бронзовая пряжка, имеющая ярко выраженные морфологические признаки гуннского времени (Рис. 45,4).

Рис. 44, Комплекс кургана 3 могильника Кубей.
Рис. 44, Комплекс кургана 3 могильника Кубей.

Рис. 45. Комплекс погребения 1, кургана 8 могильника Кубей.
Рис. 45. Комплекс погребения 1, кургана 8 могильника Кубей.

Ближайшей ей аналогией является пряжка из кургана Донской 4, который датируется в пределах 375-425/440 гг.762 Помимо пряжки, в погребении кургана 8 могильника Кубей обнаружена также и своеобразная фибула с дуговидной широкой в профиле спинкой. (Рис. 45,3) Типологически близкая ей застежка известна в погребении 31, черняховского могильника Гавриловка. О. А. Гей и И. А. Бажан включают последнюю в состав хроноиндикаторов III периода черняховской культуры - 310/320 - 350/355763. Если принять эту дату для рассматриваемой нами фибулы, тогда вполне возможно допущение об объединении этой застежки и пряжки в одном комплексе где-то на рубеже второй и последней трети IV века. Смущает в данном случае лишь единственное - фиксация в этом же кургане, богатого впускного, несомненно гуннского погребения764, вследствие чего, более реальным становится предположение о попадании пряжки гуннского времени в основное сарматское захоронение во время его ограбления или быть может сознательного разрушения765. В этой связи, наиболее предпочтительным представляется определение даты сарматского погребения кургана 8, временем бытования, найденной в нем фибулы, то есть в пределах первой половины IV в.

Комплекс кургана 20 содержал наибольшее количество инвентаря (Рис. 46). Несомненного внимания заслуживают пряжка типа Варпелев с золотым щитком, инкрустированным янтарем в технике "неклассического клуазонне", и золотой наконечник ремня со вставками красного камня и витиеватой филигранью. Вещи, выполненные в подобной технике известны в серии наиболее богатых комплексов на территории Сарматии во второй трети IV в.766 Железная пряжка из рассматриваемого комплекса по форме очень близка пряжке из погребения 2, кургана 14, исследованного у с. Казаклия. В черняховской культуре такие пряжки характерны для её финальной фазы 375/380-420/430 гг.767 В цибельдинской культуре подобные пряжки были распространены в последней четверти IV - первой четверти V вв.768 Следовательно, дата комплекса кургана 20 может быть определена в пределах самого конца третьей - начала последней четверти IV в. Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что по своим конструктивным особенностям могильное сооружение кургана 20 также заметно отличается от других катакомб могильника Кубей769.

Рис. 46. Комплекс кургана 20 могильника Кубей.
Рис. 46. Комплекс кургана 20 могильника Кубей.

Анализируя комплексы данного могильника необходимо также рассмотреть и погребение 1 кургана 15, которое содержало всего один датирующий предмет. Здесь был обнаружен трехчастный костяной гребень с полукруглой головкой. Гребни такой формы, согласно типологии Р. Г. Шишкина, относятся к I классу, характерному для всего периода существования черняховской культуры. Среди них, хронологическим индикатором этих изделий служит высота головки770.

Рис. 47. Комплекс погребения 2, кургана 14 исследованного у с. Казаклия (по С. М. Агульникову и А. В. Симоненко).
Рис. 47. Комплекс погребения 2, кургана 14 исследованного у с. Казаклия (по С. М. Агульникову и А. В. Симоненко).

По этому признаку, данный гребень может быть отнесен к III периоду черняховской культуры 310/320 - 350/355 гг.771 В то же время, в Центральной Европе подобные гребни встречаются уже со второй половины III в.772

Могильник Фрикацей представлен тремя захоронениями в катакомбах. Могильные сооружения, по своим конструктивным особенностям практически однотипны. У всех катакомб дно могилы значительно ниже дна входной ямы, сами могильные камеры имеют в плане подквадратную форму. Полностью опубликованы материалы лишь одного комплекса (к.6, п. 1)773. Инвентарь погребения состоял из краснолаковой и лепной мисок, а также золотой шарнирной фибулы с дуговидной, четырехугольной в сечении спинкой и пластинчатым приемником. Фибула изготовлена в технике клуазонне, однако спинка её инкрустирована не гранатами, а сердоликами, что позволяет отнести рассматриваемую фибулу к кругу вещей, выполненных в подобной технике и известных в наиболее богатых погребениях на территории Сарматии во второй трети IV в.774 Судя по особенностям ее инкрустации, эта застежка, равно как и данный комплекс могут быть датированы самым концом этого периода или же рубежом второй и последней трети IV в.

В заключение, остановимся на основном погребении (2), кургана 14, исследованного у с. Казаклия.

Рис. 48. Вещи из погребения 2, кургана 14, у с. Казаклия (по С. М. Агульникову и А. В. Симоненко).
Рис. 48. Вещи из погребения 2, кургана 14, у с. Казаклия (по С. М. Агульникову и А. В. Симоненко).

Здесь, в первую очередь, необходимо отметить значительный перепад глубины между уровнем дна входной ямы и основанием могильной камеры, которая имела в плане подквадратную форму. Что касается инвентаря погребения, то в его состав входили несколько пряжек с овальным и прямоугольным щитком, а кроме того, уздечный набор, состоявший из двух псалиев, парных фигурных и круглых пластин. Зажимы псалиев и пластины-накладки, изготовлены в технике клуазонне и инкрустированы разноцветной эмалью. В отношении датировок данного погребения существует несколько мнений. Так, В. И. Гросу отнес это захоронение к группе позднейших сарматских памятников Днестровско-Прутского междуречья второй половины III-IV вв.775 В то же время, И. П. Засецкая связывает его с кругом гуннских древностей776. Анализу материалов данного комплекса было посвящено специальное исследование С. М. Агульникова и А. В. Симоненко777. Авторы предложили для него датировку в пределах второй половины IV в., возможно ближе к его концу778. Представляется, что эту дату, можно принять как самую обоснованную. Это тем более вероятно, так как детали уздечного набора, выполненного в технике клуазонне были инкрустированы не гранатами, а разноцветной эмалью.

Хронологическая схема, предложенная нами для позднейшего пласта сарматских древностей на землях к западу от Днепра779, безусловно, не является окончательной, и, в дальнейшем может быть как уточнена, так и пересмотрена. Однако, уже сейчас становятся достаточно очевидными намечающиеся в ней определенные тенденции. Во-первых, реальная датировка самых поздних сарматских погребений этого круга концом третьей - началом последней четверти IV века780, а, следовательно, тенденция к некоторому "удревнению" данной группы памятников в целом781. И, во-вторых, что пожалуй, самое главное, становится вполне зримым явное тяготение отдельных погребений, исследованных на всех без исключения позднейших сарматских могильниках Буджака, к различным хронологическим периодам или же временным промежуткам в рамках середины III - конца IV вв. Так, с достаточным основанием только ко второй половине III в. (ближе к концу) могут быть отнесены комплексы курганов 5,11,12 могильника Владычень; 26 могильника Градешка; 32/2 могильника Курчи. К первой четверти IV в. комплексы курганов 16 и 17 могильника Курчи; 7 могильника Градешка; 5 могильника Чауш и, вполне вероятно, 3 могильника Шаболат. К концу третьей - началу последней четверти IV в., - комплексы кургана 20 могильника Кубей; 14/2 у с. Казаклия; 6 могильника Фрикацей. К этой же группе, возможно, следует отнести и комплексы 8,11 последнего. В этой связи, очень показательно и распределение типов погребальных сооружений по намечающимся хронологическим группам позднейших сарматских захоронений. Оказывается, что практически все погребения первой группы (вторая половина III в.) были совершены в катакомбах с продольным расположением длинных осей входных ям и могильных камер. Исключение здесь, составляет лишь погребение в яме с заплечиками вдоль длинных сторон Курчи 32/2. Во второй группе (первая четверть IV в.) явно господствуют погребения в ямах с подбоем. И, наконец, третья группа (конец третьей - начало последней четверти IV в.) представлена исключительно погребениями в катакомбах, где последние характеризуются значительным перепадом глубин между уровнем дна входной ямы и основанием самой могильной камеры, имеющей в плане подквадратную форму, которые, типологически явно тяготеют к катакомбам так называемой Т-образной формы.

Если исходить из типов погребальных сооружений, господствующих в каждой хронологической группе, тогда, с определенной долей осторожности, по этим группам могут быть распределены и те сарматские погребения рассматриваемого круга, которые имеют достаточно широкую или, в некоторой степени, "плавающую" датировку. Так, например, комплекс кургана 9 могильника Градешка, хотя и представлен значительным количеством инвентаря, в то же время наиболее выразительные, в плане хронологии, предметы - бронзовое ведро типа Хеммор и амфора Шелов D не дают узкой датировки. Однако, с учетом того обстоятельства, что данное погребение было совершено в катакомбе, аналогичной по конструкции могильному сооружению кургана 26 этого же могильника, датирующемуся второй половиной III в., отмеченный выше комплекс может быть, синхронен ему. Захоронение в кургане 3 могильника Кубей, совершенное в катакомбе, расположенной по одной оси с входной ямой, где из хроноиндикаторов было выявлено лишь зеркало Хазанов IX может быть отнесено к группе погребений второй половины III в. С другой стороны, погребение в кургане 9 данного могильника, совершенное в яме с подбоем, где были обнаружены фибула второй половины III и монета рубежа III-IV вв. должно быть включено в группу погребений первой четверти IV в. К данной хронологической группе следует отнести и захоронение в яме с подбоем, кургана 13 могильника Курчи, в котором были найдены двучленная лучковая подвязная фибула III серии по А. К. Амброзу и зеркало IX типа по А. М. Хазанову. Как известно, эти вещи продолжают встречаться и в IV веке782.

Резюмируя суть наших рассуждений, представляется возможным заключить следующее. Позднейшие древности сарматов на землях к западу от Днепра не представляют собой, в плане хронологии, монолитного единства. На многих сарматских могильниках рассматриваемого периода (Градешка, Курчи, Кубей) вполне отчетливо выделяются разновременные группы погребений, что в свою очередь, может свидетельствовать о наличии в функционировании данных могильников определенных "стерильных" периодов, хотя, в целом, и очевидно их существование в пределах середины III - конца IV вв. Исключение составляют лишь могильники Владычень и Фрикацей, которые были заложены и существовали, по всей видимости, в какой-то один определенный период, в данном случае - второй половины III в. и конца третьей - начала четвертой четверти IV в., соответственно. Деление всего пласта позднейших сарматских погребений на три хронологических группы вряд ли может служить подтверждением постоянного присутствия сарматов на исследуемой территории в рамках изучаемого хронологического промежутка. Скорее всего, оно отражает отдельные, причем явно военного характера, разновременные проникновения в Северо-Западное Причерноморье аланского населения, которое и оставило в Буджакской степи свидетельства своего пребывания здесь в виде курганных древностей. На правомерность именно такого предположения указывают не только их малочисленность783, но и особенности пространственного распространения этих памятников на западе степного Причерноморья, где они фиксируются не на всей территории Буджака, а концентрируются, в подавляющем большинстве, на достаточно ограниченном пространстве, а именно, в низовьях Дуная. Отмеченная особенность их расположения в занимаемом нас регионе, в общем-то становится вполне понятной, если вспомнить о том, что единственная удобная переправа через Дунай в этом районе, находилась у современного села Орловка, где также существовало римское предмостное укрепление, которое гибнет в огне и пожаре в середине III века784. Следовательно, основной стратегической задачей этих проникновений, вероятно, было не заселение всего Буджака, хотя бы на кратковременный период, а лишь использование его степных пространств в качестве "транзитной" территории.



697 Фокеев М.М. О появлении катакомб на могильниках III-IV вв. н.э. в Северо-Западном Причерноморье//Этнокультурные и этносоциальные процессы в конце I тыс. до н.э.- первой половине I тыс. н.э. на Юго-Западе СССР и сопредельных регионов.-Ужгород, 1985.-С.61 -63; Дзиговский А.Н.Позднесарматские племена...-С.16; Яценко С.А. Германцы и аланы: о разрушениях в Приазовье в 236-276 гг./ДэМит+Петербургский археологический вестник.-Спб.-Кишинев,1997.-С.154; Гудкова А.В., Редина Е.Ф. Сарматский могильник Градешка в низовьях Дуная//Старожитностi Причорномор'я i Криму.-\\ 111.-Запорiжжя,1999.-С 190; Симоненко А.В. Европейские аланы и аланы-танаиты в Северном Причерноморье//РА.-2001 .-№4.-С.89, 90.
698 К настоящему времени, в Буджакской степи исследовано 14 сарматских могильников, содержавших 124 погребения, которые могут быть датированы в пределах второй половины II - первой половины III вв. и которые равномерно расположены по всей территории приморской части Буджака от Днестра до Дуная, не составляя собой каких-либо локальных территориальных групп. Древности второй половины III-IV вв. представлены шестью могильниками (всего 35 погребений), которые сосредоточены, исключительно, в низовьях Дуная. Еще два погребения этого времени исследовано на правобережье Днестровского лимана (Шаболат) и одно у с.Казаклия (юг современной Молдовы) Для сравнения, только лишь деа сарматских могильника конца Н-первой половины III вв. Васильевка и Алкалия включали в себя 40 погребений (23 и 17 соответственно), в то время как все шесть нижнедунайских могильников сарматов второй половины IIMV вв. содержали вместе 35 захоронений.
699 См. Шелов Д.Б. Узкогорлые светлоглиняные амфоры -С 19.
700 См. Абрамов А.П, Античные амфоры. Периодизация и хронология//Боспорский сборник -1993, Вып.З, -С.17
701 См. Анисимов А.И. О продвижении племен готского союза в Северо-Восточное Причерноморье в середине III в.н.э. (по нумизматическим данным)//Скифия и Боспор-Новочеркасск, 1989.-С.129-130; Яценко С.А. Германцы и аланы...-С. 157.
702 См. Храпунов И.Н., Масякин В.В, Подбойная могила второй половины III века нашей эры из могидьника Дружное/Stratum + Петербургский археологический вестник.-Спб.-Кишинев.1997,-С.166-167.
703 См. например: Фокеев М.М. Позднейшие могильники сарматского времени в степи между Днестром и Дунаем// Древности Юго-Запада СССР (I - середина И тыс. н.э.) - Кишинев, 1991. - С- 60; Храпунов И.Н., Масякин В.В, Подбойная могила второй половины Ш века нашей эры... - С 167 - 168; Гудкова А.В., Редина Е.Ф. Сарматский могильник Градешка... - С. 184; Симоненко А.В. Европейские аланы... - С. 89; Васильев А А. К вопросу о датировке узкогорлых сеетлоглиняных амфор позднеримского времени (типы D и F по Шелову)// Археолопя та етнолопя схiдноi бвропи: матерiали i досждження. - Т. 3. - Одеса, 2002. - С. 132 - 133.
704 См. Шелов Д.Б. Узкогорлые светлоглиняные амфоры... - С. 19.
705 См. Айбабин А.И. Раскопки могильника Дружное в 1984 г.// МАИЭТ. - Вып IV. - 1995. - С.95.
706 См. Гудкова А.В. I - IV вв. в Северо-Западном Причерноморье. Культура оседлого населения// Stratum plus. - 1999. - №4. - С. 356.
707 См. Абрамов А П. Античные амфоры. - С. 8.
708 См. Айбабин А.И. Проблемы хронологии могильников Крыма позднеримского периода// СА. - 1984. - №1. - С. 114,
709 См. Васильев А.А. К вопросу.. - С. 133.
710 Амброз А.К. Фибулы,.. - С. 52 - 53.
711 Скрипкин А.С. Фибулы Нижнего Поволжья (по материалам сарматских погребений)// СА, - 1977. №2. - С. 109.
712 Гороховский Е.Л. Сарматское погребение в Новых Санжарах на Полтавщине (о позднесарматских древностях второй половины III века н.э. в междуречье Дона и Дуная)// Тезисы докладов областной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения М. Я. Рудынского. - Полтава, 1987. - С, 58 - 59.
713 Гороховський Б.Л,, Сон Н.О, фiбули з При// Археолопя. - 1989. - №3, - С. 76.
714 Малашев В.Ю. Периодизация ременных гарнитур позднесарматского времени,/ Сарматы и их соседи на Дону. - Ростов-на-Дону, 2000, - С. 210.
715 Казанский М.М. Могилы алано-сарматских вождей IV в. в Понтийских степях// МАИЭТ. -Вып. IV. - 1995. - С. 240,241.
716 Шаров О.В. Хронология могильников Ружичанка, Косаново, Данчены и проблема датировки Черняховской керамики// ПАВ. - 1992. - Вып. 1. - С. 175, 176.
717 Малашев В.Ю. Периодизация ременных гарнитур... - С. 201 - 203, 205 - 207, рис. 1.
718 См. Пуздровский А.Е., Зайцев Ю.П., Неневоля И.И. Новые памятники III - IV вв. н.э. в Юго-Западном Крыму// МАИЭТ - Вып.8. - 2001. - С. 32; рис.2,1-10; Малашев В.Ю. Периодизация... -С. 198, 200-201,207.
719 Цит. по Казанский М.М. Могилы алано-сарматских вождей,.. - С. 241.
720 В дальнейшем, при анализе предметов ременных наборов нами, по мере необходимости, будет использоваться типология и хронология этих изделий, предложенная В.Ю. Малашевым.
721 См. Гросу В.И. Хронология памятников... - С. 90; Гудкова А В.. Редина Е.Ф. Сарматский могильник... - С. 188.
722 См. Каргополыдев С.Ю., Бажан И.А. К вопросу об эволюции трехрогих пельтовидных лунниц в Европе (III - IV вв.)//ПАВ. - 1993. - №7. - С. 113, 114. рис. 1, 2а.
723 Яценко С.А., Малашев В.Ю. О полихромном стиле позднеримского времени на террито-рии CapMaTHH//Stratum plus.-2000.-№4.-С.226-250.
724 Там же.-С.228;238.
725 См. Гудкова А.В., Редина Е.Ф. Сарматский могильник Градешка...-С.177,180,Рис.2
726 В статье С.А. Яценко и В.Ю. Малашева, в каталоге изделий полихромного стиля Сарматии 2-й половины III-IV вв. н.э.под №17 отмечено навершие меча из кургана 9, могильника Градешка со ссылкой на работу Дзиговский А.Н., Субботин Л. В.О верхней дате сарматских памятников понизовья Дуная//ИсслеДования по археологии Северо-Западного Причерноморья.-К.,1986 (см.Яценко С.А., Малашев В.Ю. О полихромном стиле...-С.245). В данной статье А.Н. Дзигов-ского и Л.В.Субботина анализируются материалы из кургана 7, могильника Градешка, среди которых действительно присутствуют пряжки типа Варпелев. Вероятно, именно этот комплекс имели в виду С.А. Яценко и В.Ю. Малашев, когда включали его в выделенную ими 2-ю группу и который, по случайной ошибке, фигурирует в тексте авторов как курган 9, могильника Градешка.
727 Яценко С.А., Малашев В.Ю. О полихромном стиле. .-С. 228, 229, 239.
728 Не исключено, что зеркала данного типа продолжали употребляться и в более позднее время. Наглядным примером этому тезису могут служить их находки в разрушенном погребении гуннской эпохи у г. Мелитополя (см. Засецкая И.П. Культура кочевников... - С. 98, 766), могиле второй половины IV в. (комплекс 4607) некрополя Крефельд-Геллеп в Германии и возле г. Реймса во Франции, где зеркало рассматриваемого типа было обнаружено вместе с фибулами конца IV - первой половины V вв. (см. Кузнецов В.А. Аланы на Западе: археологическая реальность или миф?// РА. - 1996. - №4. - С. 72, 73, 74).
729 Абрамова М П. Фибулы Хумаринского могильника (Ц -111 вв.)// ИАА АШ. - Вып.2. - 1996.- С.104 - 105
730 Малашев В.Ю. Периодизация... - Рис. 1, рис. 2.
731 Щукин М.Б., Щербакова Т.А. К хронологии могильника Данчены// Данчены. Могильник Черняховской культуры III - IV вв. н.э. - Кишинев, 1986. - С. 189, 210, рис. 10, ХИ 16.
732 Пуздровский А.Е., Зайцев Ю.П., Неневоля ИМ. Новые памятники... - С. 32; рис 2. 4, 5.
733 См. Малашев В.Ю. Периодизация... - Рис. 1, 2.
734 См. Гудкова Д.В., Редина Е.Ф. Сарматский могильник Градешка... - С. 189
735 См. Храпунов И.Н. Погребение середины III в. н.э. из могильника Дружное// МАИЭТ. -Вып. IV. - 1994. - С. 530- 531.
736 Храпунов И.Н., Масякин В.В. Подбойная могила второй половины III века нашей эры...-С.171, рис. 7, 20, 21.
737 Малашев В.Ю. Периодизация ременных гарнитур...-С.206-207; Рис. 9Б; см. также: Яценко С.А., Малашев В.Ю. О полихромном стиле... - С. 228.
738 О дате данного комплекса см. также: Васильев А.А. К вопросу... - С. 132, 133.
739 Гудкова А.В., Редина Е.Ф. Сарматский могильник Градешка... - С. 188
740 Гросу В.И. Хронология памятников сарматской культуры . - С. 91 см. так же Крапивина В.В. Ольвия - С. 107, 108, рис. 76.
741 Фокеев М.М. Типы сарматских могильников в Буджакской степи// Исследования по археологии Северо-Западного Причерноморья. - К., 1986. - Рисунок на с. 158.
742 См. Гросу В.И. Хронология... - С. 93.
743 См. Бобровская О.В. Бусы и подвески раннего этапа черняховской культуры// Сто лет черняховской культуре. - К., 1999. - С. 156.
744 Симоненко А.В Европейские аланы... - С. 79.; Godlovski. К. Die Chronologie der germanishen Waffengreber in der jungeren und spaten Kaiserzeit//Beitrage zu romischer und barbarischer Bewaffnung in den ersien vier nachhristlichen Jahrhunderten.-Lublin/Marburg, 1994.-Abb. 1.5. - S.179.
745 См. Гей О,А., Бажан И.А. Хронология эпохи "готских походов" (на территории Восточной Европы и Кавказа), - М., 19Э7. - С. 91, табл. 18, С. 93. табл, 20,8.
746 См. Фокеев М.М. Типы сарматских могильников... - Рис. на с. 158.
747 См. Дзиговский А.Н., Островерхое А.С. Стеклянная посуда... - С. 136.
748 Сорокина Н.П. Стеклянные сосуды из Танаиса//Древности Нижнего Дона.-МИА,-1965.-№127.-С.204,234; Рис.1,10-12; 45.4.
749 Бажан И.А., Щукин М.Б К вопросу о возникновении полихромного стиля клуазонне эпохи Великого переселения народов// АСГЭ. - Вып. 30. - 1990. - С. 91, 92.
750 См. Засецкая И.П. О месте изготовления серебряных чаш с изображениями Констанция II из Керчи//МАИЭТ.-Вып. IV.-1995.-C.225 - 237.
751 См. Малашев В.Ю. Периодизация ременных гарнитур... - Рис. 1, 2.
752 См. Мульд С.А. Позднесарматское погребение в Центральном Крыму// МАИЭТ. - Вып. VII. - 2001. - С. 53, 57, 63, рис. 2, 15.
753 См. Айбабин А.И. Население Крыма в середине III-IV вв.//МАИЭТ,- Вып. V.-1996.-С.291.
754 См. Малашев В.Ю. Периодизация ременных гарнитур... - С. 205, 206, рис. 1,2, 12А; Яценко С.А., Малашев В.Ю. О полихромном стиле... - С. 228.
755 См. Фокеев М.М. Позднейшие могильники...-С.58:60.
756 См. соответственно: Гросу В.И. Хронология памятников.., - С. 88; Дзиговський О.М. Культура сарматш... - С. 122.
757 Сорокина Н.П., Стеклянный сосуд из Нижнего Поднестровья// КСИА АН СССР. - 1962. -Вып. 89, - С. 103 - 106.
758 См. Дзиговский А.Н., Островерхое А.С. Стеклянная посуда...-С.142.
759 См. Субботин Л.В., Дзиговский А.Н. Сарматские древности...-Ч. III.-С. 16-24; 38-46.
760 См. Гей Н.А., Бажан И.А. Хронология эпохи...-С.138; Табл.66, 18.
761 См. Субботин Л.В., Дзиговский А.Н. Сарматские древности.,.-Ч. III.-С.20, Фокеев М.М. Позднейшие могильники,..-С.60.
762 См. Гавритухин И.О. Хронологические индикаторы финала черняховской культуры// Сто лет черняховской культуре. Киев, 1999. - С. 60, 86.
763 См. Гей Н.А.. Бажан И.А, Хронология эпохи... - С. 140. табл, 68, 35.
764 См. Субботин Л,В., Дзиговский А.Н. Сарматские древности...-Ч. III.-С. 17-20.
765 Подобные случаи известны и для сарматских древностей Буджака предшествующего хронологического периода. Так, например, среди остатков инвентаря ограбленного или разрушенного основного погребения кургана 4 могильника Семеновка датирующегося второй половиной II -первой половиной III вв. (См.Дзиговский А.Н. Сарматские памятники II - III вв. н. э. в низовьях Днестра // Древности Северо-Западного Причерноморья. - К., 1981. - Рис. 4, 7) была обнаружена В-образная рамка от пряжки гуннского времени (см. Засецкая И.П. Культура кочевников...-С. 93, рис. 18а, 36. 19в. 38). Аналогичные примеры известны и для древностей Черняховской культуры (см. Елпашев С.В. Разрушенные погребения черняховской культу-pbi//Stratum+nAB,-1997.-C, 194-199).
766 См. Яценко С.А., Малашев В.Ю. О полихромном стиле... - С. 239.
767 См. Гороховский Е.Л. Хронология черняховских могильников Лесостепной Украины/,/Труды V, Международного конгресса археологов - славистов. - К., 1988. - С. 41, рис. 5, 82, 83.
768 См. Гей О.А., Бажан И.А. Хронология эпохи...- Табл. 27,6; 28,6.
769 Основание катакомбы было на 1 м ниже дна входной ямы. в то время как у остальных катакомб данного могильника этот перепад.глубин был незначительным (см. Субботин Л.В., Дзиговский А.Н., Сарматские древности...-Ч. III.-С. 16-24; 38-46).
770 Шишкин Р.Г. Классификация и типология трехслойных гребней черняховской культуры// Сто рокiв вивчення культури полiв поховань на Украiнi. - К., 1999. - С. 45.
771 См. Гей О.А . Бажан И.А. Хронология эпохи... - Табл. 68, 22.
772 См. Гудкова А.В. I - IV вв. в Северо-Западном Причерноморье... - С. 297.
773 См. Тощев Г.Н., Сапожников И.В. Курганная группа у станции Фрикацей// Древности степного Причерноморья и Крыма. - Вып.1. - Запорожье, 1990. - С. 28: рис. 5, 8
774 См. Яценко С.А., Малашев В Ю.О полихромном стиле.. -С.239.
775 См. Гросу В.И. Хронология памятников... - С. 92. 93.
776 См. Засецкая И.П. Культура кочевников... - С. 194.
777 AgulnikovS.M., Simonenko A.V. A Late Sarmatian Bridle Set from Moldova// Commumcationes Archaeologicae Hungariae. - 1993. - P. 91 - 97.
778 См. там же - P 95.
779 Сарматские памятники III-IV вв. и IV-V вв., предположительно, известны также в Запрут-ской Молдове, Добрудже и Мунтении (см.например: Bichir G. Sarmatii...-Р 169; Рикман Э.А. Этническая история...-С.38,39,317). однако их детальная хронология практически не разработана, а материал, к глубокому сожалению, нам недоступен. И хотя они, безусловно, имеют важное значение в плане наших исследований, тем не менее, их фиксация к западу от Прута вряд ли может отражать какие-то кардинальные изменения этно-политической ситуации в указанных регионах, т.к. господство местного населения в данный период, как впрочем, и в более раннее время, на этой территории несомненно. ( Bichir G. Sarmatii.-P 168; 169; 170, 174). Определенный интерес вызывает группа сарматских древностей 271-375 гг., исследованных в Крышане и Банате, OAviaKo, их появление на западе современной Румынии является, вероятнее всего, результатом проникновения на эту территорию не сарматов с востока, а язигов с Тисской равнины, после того, как римляне покинули Дакию в 271 г. (см. Bichir G. Sarmatii...-R170).
780 См. Симоненко А.В. Европейские аланы... - С. 89.
781 См. Фокеев М.М. Населения Буджацького степу... - С. 5, 6.
782 См. например. Казанский М.М. Могилы алано-сарматских вождей...-С.242,243; Кузнецов В.А. Аланы на западе...-С.72,73
783 Как уже отмечалось, к настоящему времени, на территории Буджакской степи исследовано всего 38 сарматских погребений середины III века-последней трети IV века. Причем, если данные древности, в соответствии с их определяющейся датировкой "разнести" по хронологическим группам, то в пределах каждой из этих групп, в количественном отношении, они будут представлены отнюдь не впечатляющими цифрами.
784 Бондарь Р.Д. Строительное дело нижнедунайского лимеса... - С. 87.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Э. А. Томпсон.
Гунны. Грозные воины степей

Коллектив авторов.
Гунны, готы и сарматы между Волгой и Дунаем

коллектив авторов.
Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния

Светлана Плетнева.
Половцы

А. И. Тереножкин.
Киммерийцы
e-mail: historylib@yandex.ru
X