Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А.Н. Дзиговский.   Очерки истории сарматов Карпато-Днепровских земель

1. "Скифские" войны конца 30-х - 40-х годов III в., карпы и сарматы.

Начало указанного хронологического среза на землях к западу от Днепра, характеризуется значительными потрясениями в жизни сарматского населения исследуемой территории. К середине III века окончательно прекращают свое существование немногочисленные древности сарматов лесостепной полосы Пруто-Днестровского междуречья681. В Буджакской степи, около этого времени, на сарматских памятниках совершенно определенно фиксируется трансформация погребального обряда, проявившаяся, прежде всего, в резкой смене ведущих типов могильных сооружений. Явные изменения прослеживаются и в характере захоронений. В междуречье Дуная и Днестра практически полностью исчезают впускные погребения сарматов и появляются их захоронения в глубоких ямах с подбоем и катакомбах. Могилы с заплечиками вдоль длинных сторон и простые прямоугольные с округленными углами ямы, столь характерные для предыдущих периодов встречаются крайне редко. В то же время, из основных черт сарматского погребального ритуала, присущих более ранним памятникам, сохраняются меловая подсыпка дна могилы, следы огня или угольки в захоронениях. То есть, на фоне сохранения наиболее характерных элементов погребального обряда в целом, резкие изменения происходят лишь в формах ведущих типов могильных сооружений и характере захоронений. Не вызывает сомнения, что подобные трансформации в погребальном обряде сарматов данного региона, тесно связаны с появлением в Буджаке "свежей" этнической группы или объединения этих кочевников для которых новый тип могильных сооружений является наиболее характерным682. В свою очередь, это обстоятельство, может служить достаточно веским аргументом в пользу процесса смены одного сарматского населения другим, имевшего место на данной территории ближе к середине III века, о чем, собственно, и свидетельствует практически полное исчезновение могильных сооружений наиболее характерных для предыдущего времени и появление новых при сохранении всех основных черт погребального ритуала, свойственных одной, в данном случае, сарматской культуре.

Рис. 38. Сарматы на землях с западу от Днепра в середине III - IV вв. н. э.
Рис. 38. Сарматы на землях с западу от Днепра в середине III - IV вв. н. э.

Хронологическое совпадение финала сарматской культуры в лесостепной зоне Пруто-Днестровского междуречья и ухода из Буджакской степи её прежних хозяев, дает все основания считать эти события взаимосвязанными. Нетрудно заметить, что они приходятся на начальный период "скифских" или "готских" войн, которые письменные источники отмечают для конца 30-х - 40-х годов III века, что и видится в качестве главных причин, приведших к столь трагическим переменам в судьбе сарматов исследуемой территории683. Определённые сведения об этих войнах, развернувшихся на территориях Нижней Мезии в 238 г., Дакии и, возможно, Мезии и Фракии в 245-247 гг., снова Нижней Мезии в 248 г.684 мы можем почерпнуть у Дексиппа, Иордана и Зосима. Так, историк из Афин Дексипп сообщает: "...При них (Пупиене и Бальбине - А.Д.) Карпы воевали с Мисийцами; к тому же времени относится начало Скифской войны и разрушение Истрии или, как говорит Дексипп, Истрийской общины..."685 Благодаря Зосиму, нам становится известно следующее. "...Филипп (император Филипп Аравитянин - А.Д.) выступил походом на Карпов, уже опустошивших побережья Истра. В происшедшем сражении варвары не выдержали нападения и, сбежавшись в одно укрепление, подвергались осаде. Видя, что их воины, рассеявшиеся в разные стороны, снова собрались, они ободрились и, выйдя из укрепления, напали на римский лагерь, но, не выдержав натиска Мавров, завели переговоры о перемирии, на которое Филипп легко согласился и отступил..."686. Тот же Дексипп, дает полное описание осады "скифами" столицы провинции Нижняя Мезия - Маркианополя в 248 г. "...Маркианополь. Местные жители говорят, что это имя дала городу сестра императора Траяна. Скифы полагая, что этот город можно взять силою, воздержались от немедленного нападения и стали наносить перед стеною возможно большее количество камней, чтобы, насыпав их целые кучи, можно было пользоваться ими в изобилии: они думали, что таким образом на стене произойдет большое избиение и так как враги более будут заботиться о защите, чем о противодействии, то они легко возьмут город. Между тем у горожан заранее было заготовлено все нужное на время осады и Максим, муж из рода Римиталка, занимавшийся философией и в то время готовый исполнять обязанности не только вождя, но и доброго солдата, ободрял всех и советовал, в то время как неприятели будут кидать каменья из рук, воздерживаться от сопротивления и, стоя под бойницами защищать себя выставляя щиты и все, что может прикрыть и отбить вражеские удары. Когда варварам показалось достаточным количество заготовленных камней, они густою толпою рассыпались вокруг стены и одни стали метать копья, другие поражали камнями стоявших на бойницах; снаряды метались так часто, что их беспрерывный полет можно было сравнить с самым густым градом. Осажденные по мере возможности охраняли себя и стену, но воздерживались от сопротивления, как им было приказано. Когда у варваров без всякого важного результата истощился запас камней, а так же и дротики и стрелы, и вместе с тем исчезла надежда взять город без всякого труда, они впали в уныние, и по зову вождей отступили и расположились станом невдалеке от города, тем более что время было уже около заката солнца. Спустя несколько дней они снова приблизились и, обступив кругом стену, стали пускать метательные снаряды. Тут Максим объявил осажденным, что настало время нападения. Оно произошло так. Воодушевленные предыдущим безуспешным отступлением варваров, горожане подняли крик и сразу начали метать камни и дротики. Так как варвары стояли тесно сплоченною массою и, не ожидая возможности встретить какое-либо сопротивление сверху, не были защищены как следует, а кроме того были поражаемы частыми ударами и притом сверху, то при густой толпе неприятелей, горожане даже при желании не могли давать промахов. Итак Скифы, пораженные силою и не могшие оказать сопротивление Мисийцам, благодаря бойницам и прикрытию щитов, не устояли под их ударами, и, не имея возможности выдерживать дольше, удалились без всякого успеха."687 Об этой же войне 248 г., в Нижней Мезии, повествует и Иордан "Острогота со своим племенем перешел Данубий и опустошил Мезию и Фракию. К нему, восставшему, был направлен Филиппом сенатор Деций. Когда он прибыл и ничего не смог поделать с готами, он отпустил своих воинов с военной службы и заставил их вести частную жизнь, как бы за то, что по их небрежности готы перешли Данубий, т.е. он перенес вину на своих и вернулся к Филиппу. Воины же, видя, что после таких трудов они изгнаны с военной службы, возмущенные прибегли к помощи Остроготы, короля, готов. Тот принял их и, зажегшись их речами, вскоре вывел,- чтобы начать войну, - триста тысяч своих вооруженных людей, имея при этом помощь со стороны многочисленных тайфалов и астрингов : было также и три тысячи карпов; это чрезвычайно опытные в войне люди, которые часто бывали враждебны римлянам. Присоединив к ним [к карпам] готов и певкинов с острова Певки, который лежит при устьях Данубия, впадающего в Понт, он [Острогота] поставил вождями во главе [всех этих племен] Аргаита и Гунтериха, знатнейших людей их [готов] племени. Вскоре они перешли вброд Данубий, вновь опустошили Мезию и подступили к главному городу той страны, славному Маркианополю. Они долго его осаждали, но получив выкуп от осажденных, отошли"688.

Анализируя приведенные выше фрагменты из сочинений древних историков, в которых идет речь о "скифских" или "готских" войнах 238 г., 245-247 гг., 248 г. бросается в глаза участие в каждой из них, причем явно не на последних ролях, карпов. В первых двух они упоминаются прямо, что же касается последней, то здесь хотя Дексипп, рисуя яркую картину штурма Маркианополя, и ограничивается общей фразой "скифы" при характеристике нападавших, тем не менее, рассказ Иордана об этих событиях не дает оснований усомниться в присутствии карпов в составе варварской коалиции, которая вела боевые действия на территории Нижней Мезии в 248 г. Таким образом, по свидетельствам нарративных источников, практически все более или менее значимые "скифские" войны конца 30-х - 40-х годов III века, так или иначе, не обходились без участия в них карпов, что делает вполне обоснованным предположение о ведущей роли этих племен, во всех упомянутых событиях689. Весьма любопытно в этой связи сообщение Иордана о том, что Острогота присоединил "к карпам" (выделено мною - А.Д.) готов и певкинов и поставил во главе их Аргаита и Гунтериха. Если учесть явное преувеличение численности войска готов, а кроме того, очевидную тенденциозность Иордана, при изложении их истории, то не покажется таким уж невероятным допущение о том, что коалицию "скифов" в войне 248 г. возглавляли именно карпы, а не готы, в которую последние, во главе с Аргаитом и Гунтерихом, входили наравне с певкинами, тайфалами и астрингами690. В продолжение, вовсе не лишним будет привести и фрагмент из сочинения, приписываемому Лактанцию. "[Деций] выступив против Карпов (выделено мною - А.Д.), которые тогда заняли Дакию и Мезию, тотчас был окружен варварами и уничтожен с большей частью своего войска, причем не мог даже удостоиться чести погребения, но лишенный доспехов и голый, как и подобало врагу Божию, лежал на съедение зверям и птицам."691 Резюмируя, необходимо подчеркнуть, что, безусловно, в "скифских” войнах, конца 30-х - 40-х годов III века, равно, как и войне 250-251 гг. принимали участие не одни только карпы, но при этом, роль последних, во всех этих событиях была если не главной, то по меньшей мере, одной из ведущих.

Районы, в которых имели место "скифские" войны 238г., 245-247 гг., 248 г. вплотную примыкают к интересующей нас территории. Очень показательно и то, что карпы, игравшие в этих событиях "первую скрипку" являлись непосредственными западными и северо-западными соседями сарматского населения изучаемого региона. Более того, в конце II - первой половине III в. сарматы обитали и на основной территории проживания карпов, где эти кочевники вынуждены были принять господство последних, поскольку карпы, уже и в это время были достаточно сильны692. Усиление карпов, их более чем активная военная деятельность в конце 30-х-40-е годы III века, наконец, "дыхание в спину" с севера готов, которое все явственнее начинало ощущаться с этого времени, никак не могли не сказаться на жизни сарматов, обитавших на землях к западу от Днепра. Эти обстоятельства, в конкретном регионе (Карпато-Днестровье) и в конкретный промежуток времени (конец 30-х - 40-е годы III в.) и привела, в конечном итоге, к их уходу с насиженных мест, под сильнейшим давлением внешних факторов, ярко выраженного военно-политического характера. Таким видится, на данный момент, заключительный этап жизни прежнего, в большей своей массе роксоланского населения. Как сложилась в дальнейшем судьба этого населения, сказать затруднительно, хотя вовсе не исключено появление какой-то его части в середине III в. на Тисской равнине693. Заслуживает внимания и тезис о возможной откочевке в первой половине - середине III в. группы сарматов из районов Подунавья - Поднестровья в Подонье694, где, преимущественно, для середины III-IV вв. отмечена, хотя и немногочисленная, но вполне определенная серия сарматских памятников со рвами прямоугольной, квадратной и кольцевой формы695. И, тогда, Брилевский могильник в Таврии, для погребального обряда и состава инвентаря которого, совершенно справедливо отмечена западная "окраска"696 может "маркировать" путь движения этого населения из Буджака в Подонье. Впрочем, нельзя полностью исключать и того, что уход сарматов, около середины III века, из Дунай-Днестровского междуречья мог иметь место и по двум магистральным направлениям одновременно - западному и восточному.



681 Рикман 3. А. Этническая история... - С. 317; Гросу В. И. Хронология памятников... -Рис. 3; Курчатов С. И., Чирков А. Ю. Периодизация памятников... -С. 217.
682 Дзиговский А.Н Позднесарматские племена Северо-Западного Причерноморья... - С. 13. 15.
683 Там же. - С. 16
684 Ременников А.М., Борьба племен Северного Причерноморья с Римом в III веке н.э. - М . 1954. - С. 18 - 53.
685 Дексипп. Летопись//Латышев В В. Известия... - С. 650, 651.
686 Зосим. Новая история// Латышев В.В. Известия .. - С 787, 788.
687 Дексипп. Скифская история// Латышев В.В. Известия... - С. 651, 652.
688 Иордан. О происхождении и деяниях гетов. - С. 84.
689 См. Репейников А.М. Борьба племен Северного Причерноморья... - С. 31, 36 - 39 42, 63, 71.
690 Ср. Иордан. О происхождении... - прим. 305 на с. 253, 254.
691 Луций Цецилий фирман Лактанций. О смерти// Латышев В.В. Известия.. - Т II. - Вып 2. - С. 291.
692 См. Bichir G. Sarmatii. . - P. 168, 170.
693 Harmatta I. Studies...-P.53-55.
694 Симоненко А.В. Сарматы Таврии.-К.,1993,-С. 121.
695 Безуглов С.И., Захаров А.В. Могильник Журавка и финал позднесарматской эпохи в правобережном Подонье//Известия Ростовского областного музея краеведения.-1988.-№5.-С.5-28.
696 Симоненко А.В. Сарматы Таврии.-С. 121.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Евгений Черненко.
Скифские лучники

Тадеуш Сулимирский.
Сарматы. Древний народ юга России

Бэмбер Гаскойн.
Великие Моголы. Потомки Чингисхана и Тамерлана

Аскольд Иванчик.
Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.

Валерий Гуляев.
Скифы: расцвет и падение великого царства
e-mail: historylib@yandex.ru
X