Эта книга находится в разделах

Реклама

Loading...
Джеффри Бушнелл.   Перу. От ранних охотников до империи инков

Глава 6. ПЕРИОД ЭКСПАНСИИ

За Классическим периодом последовал период Экспансии, его первая постклассическая стадия, получившая свое название вследствие широкого и быстрого распространения характерных особенностей, связанных с Тиауанако. Считается, что условия для экспансии, подготовленные постоянным ростом общего недовольства, стали главной причиной завоевания народом Мочика долин к югу от их родины. В это время в другом месте начала постепенно нарушаться изоляция северной культуры нагорья Кахамарка, и имеются признаки того, что на побережье стало более заметным влияние культуры Рекуай.

Появление элементов культуры Тиауанако на побережье произошло внезапно и принесло с собой катастрофу. Главными признаками изменений были: появление нового художественного стиля на большинстве территорий побережья и части нагорья, а также появление новых типов поселений и южных похоронных обрядов на северном побережье. Хотя существует явное свидетельство влияния Тиауанако на все вышеперечисленные моменты, это – не результат простого вторжения на побережье людей Тиауанако. Между этими двумя областями есть некоторые общие особенности, но много и различий, существует так называемый боливийский вариант Тиауанако, а также еще и его перуанская разновидность. Тиауанако имеет много вариантов, которые более прослеживаются в качестве местных традиций на побережье, но поначалу стиль, называемый «Тиауанако побережья А», указывает как раз на значительную степень единства этой области, и в основном это отражено в глиняной посуде и текстиле побережья от Наска до Моче.

И резьба по камню, и строительство, столь характерные для боливийского Тиауанако, на побережье в целом отсутствуют. Несколько особенностей, которые принадлежат к этому типу культуры и, что несколько неожиданно, не встречаются на глиняной посуде боливийского Тиауанако, постоянно присутствуют на глиняной посуде и текстиле прибрежной полосы, – это прежде всего разделенные глаза и другие черты, характерные для глиняной посуды нагорья. Среди этих классических, вырезанных на камне орнаментов – стоящая фигура у главных ворот, человеческое лицо и бегущие крылатые фигуры, как бы окаймляющие его; детали могут быть изменены или упрощены, например, в некоторых местах головы пум могут заменять головы кондоров, и «слезы» на лице центральной фигуры могут быть преобразованы в изображения голов-трофеев или упрощены в волнистые линии, но ясно, что они отображают тех же самых знакомых нам персонажей. Было предположено, что эти изображения, вероятно, заимствованы побережьем у горной местности и в значительной степени посредством текстиля, но эта гипотеза не может служить полноценным объяснением, если принять во внимание, что цветовая гамма глиняной посуды в обеих областях подобна, текстиль же, сохраненный только на побережье, всегда несколько различается, а может и вовсе быть полностью отличным от образцов горной местности. Глиняная посуда и нагорья, и прибрежной территории хорошо выполнена и отполирована, естественный цвет ее чаще всего красный, а орнаменты окрашены черным, белым, желтым и серым цветом, но цвета обычно остаются более яркими на горшках прибрежных районов. Хотя многие из форм, встречающиеся в этих двух областях, отличаются, есть и две общие – кубок, или керо, и вместительная чаша, но на прибрежных образцах наблюдается следующая тенденция – стороны кувшина чаще прямые, чем вогнутые. Текстильные изделия часто имеют красный фон с орнаментом желтого, белого, коричневого и синего цвета. И в этом случае цветовая гамма не очень отличается от глиняной посуды, только синий цвет занял место серого, а коричневый – черного, но в большинстве своем во всей области доминировал желтый и оранжевый или светло-коричневый цвет с многочисленными включениями различных оттенков для прорисовки деталей, включая синий, зеленый, красный, розовый, черный и белый. Слишком выпячивать различия также не стоит, так как мы не имеем в данном случае точной хронологии и сведений о доступности различных красителей в то время, чтобы должным образом оценить важность этих факторов.

Теперь можно рассмотреть некоторые общие последствия этих изменений и те пути, которым они обязаны своим возникновением. На южном побережье орнаменты нагорья начали появляться на сосудах формы Наска в последней временной стадии, которая называлась Наска У. Следующим шагом было уничтожение культуры Наска, она никогда вновь больше не появилась: то же самое относится и к «переплетающемуся» стилю глиняной посуды центрального побережья. На севере, в долинах Виру, Моче и Чикама культура Мочика была подавлена или вытеснена, но ее относительная живучесть проявилась в том, что ее элементы, особенно традиции в изготовлении скульптурной глиняной посуды, вновь обозначились позже, когда местные культуры получили новый толчок в развитии, хотя и с многочисленными изменениями.

Существует промежуточный участок между Тиауанако и побережьем, который во многом проясняет отношения между этими двумя территориями, это Уари (или Вари), расположенный в бассейне Мантаро в центральном нагорье, крупный населенный участок с большим количеством грубых построек, предмет последней работы Беннетта. Там также имеется несколько каменных статуй и небольшое, облицованное камнем сооружение церемониального характера в форме подземных палат одного, двух или трех уровней, где можно усмотреть связь с каменной кладкой Тиауанако, хотя она менее сложна и в ней отсутствуют медные скобы. Глиняная посуда имеет полихромную окраску, что соответствует прибрежной или перуанской традиции, с такими же рисунками, как, например, стоящая фигура с посохом, черепа, ряды уголков, изображенные в профиль пумы и головы кондоров, но не животные целиком, и т. д. В Уари встречаются и другие, не тиауанакские стили глиняной посуды, их Беннетт относит к проявлениям местного развития, хотя некоторые их черты могут указывать на влияние культуры Наска, а другие, как, например, местный стиль курсив, почти точно указывают на влияние с севера, так как там также были найдены черепки посуды в стиле курсив с явным кахамаркским мотивом, который, наверное, и был оттуда привнесен.

Многое еще остается неисследованным в бассейне Мантаро, предшественники культуры Уари все еще не найдены, и ее собственное распространение не прослежено, но Беннетт считает, что лучшим объяснением известных нам фактов – явно тиауанакские орнаменты на глиняной посуде и, возможно, тиауанакская каменная кладка – является внедрение туда прочно укрепившейся культуры завоевателями из Тиауанако. Он считает обоснованным полагать, что культура Уари более поздняя по дате, чем время классического Тиауанако. Культура Уари в целом не была перенесена на побережье подобно тому, как культура Тиауанако не была перенесена в нетронутом виде в Уари; это явилось скорее экспансией религиозных символов, путешествовавших по этим территориям; стоящая фигура со служками, головы-трофеи, кошка, украшения из голов кондора – все эти элементы, судя по всему, перенесены на найденные в захоронениях текстильные изделия, а также, хотя и в меньшей степени, на те формы церемониальной глиняной посуды, что прижилась в Уари. Отсюда неизбежно заключение, что обсуждаемая экспансия была по своему характеру в основном религиозной, но ее катастрофические последствия показывают, что она, должно быть, поддерживалась военной силой.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Майкл Ко.
Майя. Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты

В. И. Гуляев.
Древние цивилизации Америки

Жак Сустель.
Ацтеки. Воинственные подданные Монтесумы

Энн Кенделл.
Инки. Быт, религия, культура

Джон Мэнчип Уайт.
Индейцы Северной Америки. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X