Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Думитру Берчу.   Даки. Древний народ Карпат и Дуная

Ранний неолит: 5500–3500 гг. до н. э

Происхождение и источники



Рис. 7. Ранний неолит в Румынии.
I — культура хаманджия; II — культура дудешти; III — культура криш; IV — культура линейно-ленточной керамики; V — культура Нижнего Буга

1 — Молдова-Векь; 2 — Вэршанд; 3 — Чумешти; 4 — Беря (Чумешти); 5 — Турдаш; 6 — Алба-Юлия; 7 — Чипэу; 8 — Хэрман; 9 — Лец; 10 — Траян; 11 — Трушешти; 12 — Валя-Лупулуй; 13 — Периени; 14 — Сэлчени; 15 — Чамурлия-де-Жос; 16 — Бая (Хаманджия); 17 — Капидава; 18— Гура-Доброджи; 19— Мангалия; 20 — Чернавода; 21 — Бэешти; 22 — Кошерени; 22а — Боян (Вэрэшти); 23 — Бухарест; 23а — Дрэгичану; 24 — Валя-Рэи; 25 — Чиряшов; 26 — Вербица; 27 — Варна; 28 — Каблешково; 29 — Караново; 29а — Хотница; 30 — Кремиковчи; 31 — Старчево

В конце предыдущего периода вся Юго-Восточная Европа медленно двигалась к новому неолитическому образу жизни. Повторим еще раз: ранние румынские неолитические культуры, знавшие керамику, невозможно рассматривать вне связи с аналогичными культурами Ближнего Востока и остальной частью Юго-Восточной Европы. Затем на свет появились новые культуры; эти культуры — боян и вэдастра — охватывают период от раннего до среднего неолита и представляют собой уже не «древнейшие неолитические культуры». История неолита начинается в Понтийской области, тесно связанной с восточной частью Балканского хребта и северо-западным побережьем Черного моря. Климат этого региона, а также возможность связи с другими группами людей, живущих вдоль черноморского побережья и в глубине суши, обеспечивали лучшие условия для развития, нежели те, что преобладали в других частях страны. Леса в то время простирались до самого моря и предоставляли людям охотничьи угодья, достаточные для обеспечения потребностей в пище; в то же время плодородная почва делала возможным выращивание зерновых культур. Понтийская зона играла значительную роль во всех фазах неолита; именно в этой зоне — куда следует включить и прилегающий Дунайский регион — в пределах объединенного Карпато-Дунайского ареала появились одна за другой оригинальные и весьма характерные культуры. Самые ранние неолитические культуры в этой зоне еще демонстрируют следы общего средиземноморского влияния, которое в начале периода было очень сильным. Однако, судя по индивидуальному характеру местных отложений и благодаря разнообразию влияний, которым подвергались Понтийская зона и Дунайский регион, данная группа культур в ходе развития приобрела собственный структурный характер.

Горизонт кардиальной керамики в низовьях Дуная

Эта фаза началась с возникновением культуры хаманджия, распространившейся по всей Добрудже; и вполне возможно, что позже некоторые группы людей переправились на левый берег Дуная — на юго-восток Мунтении, юг Молдавии, юг Молдавской ССР и еще дальше вдоль побережья в юго-западную часть Украинской ССР. О столь широком распространении говорят некоторые обнаруженные элементы культуры хаманджия и признаки ее влияния. Более того, аналогии между культурой Нижнего Буга и культурой хаманджия можно объяснить только реальными контактами между носителями этих культур. Свидетельства этой культуры имеются также в Болгарии, недалеко от Варны и дальше к югу возле Бургаса. Обе эти площадки лежат на пути проникновения, который пролегает с юга вдоль западного побережья Черного моря к устью Дуная. Схожая с этой культура обнаружена в Фессалии, Черногории, Далмации, Северной и Южной Италии, на Сицилии, в Южной Франции, Испании, а также на побережье Португалии и Северной Африки. По всей видимости, этот горизонт, распространившийся вокруг Средиземного моря, берет начало на Сицилии и в Сирии. Именно оттуда пустились в путь первые неолитические мореходы, двигаясь вдоль берегов и от острова к острову. Позднее они проникли и в глубь суши — как, например, в Добрудже и Фессалии. Можно предположить, что остальные регионы — такие, как Северная Африка, — где в последнее время обнаружены образцы примитивного реалистического искусства, сходные с культурой хаманджия, тоже представляли собой часть общего движения вокруг Средиземного моря. Вероятно, первые неолитические люди, знавшие керамику, прибыли на юго-восток Румынии — в Дунайско-Понтийский регион — на маленьких лодках-однодеревках. На это указывает не только то обстоятельство, что в разных местах побережья находят посуду (фото 1)[1], украшенную отпечатками раковины-сердцевидки (cardium, отсюда и название — горизонт «кардиальной керамики»), но и тот факт, что люди культуры хаманджия, как известно ученым, занимались глубоководным рыболовством. При раскопках в Добрудже найдены кости крупных рыб (например, рыбы дорада вида aurata aurata), которые живут далеко от берега. Точную дату, когда люди горизонта кардиальной керамики впервые поселились в Румынии, определить трудно, но научные данные свидетельствуют о том, что именно они создали или привезли с собой самую первую неолитическую культуру керамики. В момент их прибытия климат Добруджи имел степной характер, о чем говорят останки мелкой лошади, жившей, вероятнее всего, в степях Азии. Этот вид был широко распространен в Европе в верхнем плейстоцене, но позже исчез. Его новое (уже в голоценовом периоде) появление в Европе и Киренаике (где в последние годы были обнаружены его останки) можно объяснить только возвращением степного климата. Помимо зоны распространения культуры хаманджия, этот вид обнаружен в зоне культуры старчево-криш, которая какое-то время существовала одновременно с первой. Без сомнения, новоприбывшие застали в Понтийском регионе местную акерамическую среду, которая приняла в себя и поглотила неолитические элементы.

Северопонтийский и Бугский регионы

Тот факт, что в Румынии и на юго-западе Советского Союза были обнаружены памятники раннего и среднего неолита, позволяет также предположить существование культур, которые поначалу развивались параллельно и лишь позже начали контактировать и влиять друг на друга. Подобные контакты установились, возможно, между группой культур хаманджия, расширявшей свою территорию на север и северо-восток, и нижнебугской культурой, распространявшейся на юг и юго-запад. По технике изготовления, форме и украшениям керамика бугской культуры демонстрирует близость к культуре хаманджия; в то же время другие ее черты отражают общее средиземноморское влияние. Две культуры напоминают одна другую и по набору микролитических инструментов; обе они испытывали общее влияние, хотя и с разных направлений. Результатом всего этого стала расписная керамика культуры кукутень-триполье.

Следовательно, одним из центров, в которых развивалась неолитическая цивилизация и откуда она постепенно распространялась по территории Румынии, является Дунайско-Понтийский регион, тесно связанный с Северным Причерноморьем, Нижним Бугом и Малой Азией.

Кампинийцы, испытавшие неолитическое влияние

Недавние открытия и наблюдения — например, в Лапоше, на лесистых холмах Северо-Восточной Мунтении, на одном из притоков Бузэу (1959–1960 и 1962–1963 гг.) — показывают, что в этих местах жили кампинийцы, уже испытавшие неолитическое влияние и использовавшие типичные макролитические орудия. В верхнем уровне культурного слоя Лапоша найдены макролитические орудия, отличающиеся по форме, технике изготовления и материалу, а также несколько черепков очень примитивно изготовленной керамической посуды. Этот же стратиграфический горизонт содержал и микролитические орудия, определенные как тарденуазские с неолитическим влиянием. Археологические свидетельства из Мунтении, Молдавии, Марамуреша, Трансильвании и Баната подтверждают существование широкого кампинийского фронта, который можно соотнести с продвижением кампинийцев, пришедших с юга, а также с ускорением их перехода к неолитическому образу жизни. Южное происхождение кампинийской культуры, ее ответвление на значительной территории от палеолитических культур, а также тот факт, что макролитические элементы продолжали присутствовать в культурах позднего неолита Румынии и юго-запада СССР, — все это ясно показывает, что находки из кампинийского горизонта Понтийско-Дунайского региона образуют неотъемлемую часть общей исторической картины Европы, Африки и Ближнего Востока. Поэтому не может быть никаких сомнений в том, что кампинийское население было не только постоянным и чрезвычайно активным элементом румынского неолита, но и одной из сил, стоявших за переходом от охоты и собирательства (собирание пищи) к земледелию и скотоводству. В свете этого южное происхождение кампинийцев представляется еще более вероятным, если принять во внимание тот факт, что орудие, которое археологи именуют киркой, подразумевает с функциональной точки зрения, что носители этой культуры возделывали землю.

Культура тарденуаз с неолитическим влиянием

Тарденуазский элемент выглядит столь же, и даже более сильным, чем элемент кампинийского происхождения, а в некоторых районах заметны одновременно оба влияния. Тарденуазские площадки обычно находят в открытой местности. Недавние раскопки в Чумешти, Ербичени и Рипичени принесли богатый урожай микролитического инвентаря: многочисленные лезвия и микролезвия, односторонние скребки и пластинки в форме микролитических проколок, геометрические кремни в форме треугольников, трапеций и полумесяцев; резцы и нуклеусы, в том числе призматические, и т. п. Кроме кремня, использовался обсидиан с Карпатских гор. Изучение материала из тарденуазского горизонта, обнаруженного как в Молдавии, так и в Марамуреше, указывает на то, что скотоводство, возможно, уже практиковалось в то время. Между тарденуазскими культурами Румынии, Северо-Западного Причерноморья и Крыма прослеживаются четкие аналогии (типы и варианты скребков, изготовленных из круглых или овальных пластинок, трапеции, веретенообразные нуклеусы и т. д.), что говорит о широком распространении зоны этих культур на запад и северо-запад от Черного моря.

Археологический материал всех ранних румынских культур включает в себя кремневую или обсидиановую индустрию тарденуазского типа. Тарденуазцы обеспечили преемственность развития и, вместе с другими микролитическими группами, не только задали направление, но и дали обществу толчок в движении к неолитическому образу жизни — а он за долгое время существования и развития вобрал в себя все местные группы и некоторые внешние элементы.

Горизонт расписной керамики

Одним из новшеств, пришедших на эту территорию с Ближнего Востока, явилась техника окрашивания керамики перед обжигом. Почти вся территория Румынии входит в район, охваченный горизонтом расписной керамики, исключением является только Понтийский «кардиальный» регион. Прибывавшие сюда группы людей привозили с собой и сельскохозяйственные новшества — новые виды домашних животных и культурных растений. Они принадлежали к большой культурной группе ранненеолитической расписной керамики, которая распространилась с Ближнего Востока далеко в Карпатский регион и охватила собой всю Юго-Восточную Европу; внутри этой территории, однако, можно выделить районы разной величины с присущими только им характерными чертами. В Югославии существует старчевская культура, которая распространяется и на юго-запад Румынии (Банат, Олтения), в Северо-Западной Болгарии в то же время появляется карановская культура (горизонт расписной керамики). В Западной Румынии, Молдавии и на востоке Венгрии обнаружена культура криш; она распространилась на восток до долины Буга, где вступила в контакт с бугской культурой. В Греции начинали развиваться протосескловские культуры. Кришская культура в Румынии существовала дольше, чем старчевская; кроме того, ей предшествовали — по крайней мере, в районах, выходящих к Черному морю, — определенные местные культуры. Следовательно, неолитические носители керамики пришли не на пустую землю. Селения располагались возле рек, на низких речных террасах или в непосредственной близости от водных путей; кроме того, следы поселений находят в пещерах. Нет никаких свидетельств существования укреплений. Селения, по всей видимости, носили разбросанный характер — полуземлянки или поверхностные хижины в них располагались на значительном удалении друг от друга. Однако в Глэвэнешти-Векь шесть поверхностных жилищ располагаются единой группой. Большинство хижин в плане имеют форму прямоугольника; некоторые землянки снабжены входными ступенями и разделены на две комнаты. Самые важные стоянки — в Леце, возле Сфынту-Георге (фото 17), где горизонт культуры криш содержит три уровня, и в Периени в Молдавии, где впервые было установлено стратиграфическое. и хронологическое положение культуры криш по отношению к культуре линейно-ленточной керамики: уровень последней лежит выше и перекрывает уровень первой. Кроме того, систематические раскопки проводились на площадках к югу от Карпат, в Олтении; одна из них находится в Валя-Рэи возле Рымнику-Вылча, в ней два культурных уровня, другая у Вербицы, в зоне перехода равнины в Гетскую гряду, где археологический горизонт также содержит два уровня. Кремневые орудия, такие как ножи, скребки, проколки и трапеции, принадлежат к микролитическому типу; имеются также микролитические нуклеусы и кремневые лезвия для изогнутых роговых серпов (фото 8). Единственный пока серп такого типа, обнаруженный в районе распространения культуры старчево-криш, был найден в Валя-Рэи в 1963 г.; он лежал в большом горшке для хранения припасов, стоявшем в углу одной из хижин. Несколько кремневых лезвий все еще держались в специальной щели, прорезанной в изогнутой рукоятке. Этот серп напоминает серпы карановского типа в Болгарии и натуфианского и хачиларского типов на Ближнем Востоке. Наряду с кремнем использовался местный обсидиан (рис. 8). Полированные каменные топоры имели плоскую или трапециевидную форму; кроме того, встречаются «колодкообразные» топоры (фото 7); а в Валя-Рэи, например, я нашел очень маленький топорик. Присутствуют там характерные лопаточки из кости, а также долота, шилья и буравчики и аналогичные орудия из кости. Типичные пряслица из обожженной глины имеют четырехконечную форму, но встречаются также биконические и конические экземпляры. Найдены также грузы для натягивания основы на вертикальном ткацком станке. Керамика включает три основные группы: а) грубая посуда из глины с добавлением резаной соломы, часто без всяких украшений; б) тонкая гладкая обмазанная посуда и в) расписная посуда, которая может быть одно-, двух-или даже трехкрасочной. Декоративные мотивы нарисованы черным или иногда белым по красному фону и состоят из параллельных линий разной толщины или заштрихованных треугольников; реже встречаются спиральные линии. Имеются также украшения в виде вырезанных по глине сот или кукурузных початков или выдавленных отпечатков пресноводных ракушек (рис. 9).



Рис. 8. Обсидиановые (J) и кремневые (/, 2, 4–9) микролиты куль туры криш из Валя-Рэи (Олтения). 1–4 — уровень I; 5–9 — уро вень II. Длина образца № 1–3,3 см

Встречаются самые разные по форме керамические изделия. Чаще всего находят большие сферические кувшины с длинным горлышком, которые использовались для хранения пищи и воды; попадаются также «бочкообразные» кувшины и кувшины на высоком полом основании крестообразного, круглого или квадратного сечения. Некоторые формы сосудов, а также грубые желобки на них, которые появляются здесь впервые, предвещают появление культуры винча, корни которой можно отыскать, в частности, и в материалах культуры старчево-криш.



Рис. 9. Расписная чаша на полой подставке из Валя-Рэи, культура криш. Высота чаши над реконструированным основанием — 6,6 см

О верованиях и ритуалах того времени свидетельствуют глиняные алтари, антропоморфные и зооморфные глиняные фигурки; уровень I в Валя-Рэи содержал две разбитые фигурки баранов со следами красной и черной краски. Там находились также глиняные штампы южного типа, которые использовались для нанесения рисунка на тело или на ткань. Мертвых хоронили в скрюченном положении; могильников не было; в Валя-Лупулуй (Яссы), однако, обнаружено двойное погребение. С антропологической точки зрения люди культуры старчево-криш представляли собой разнородную группу. В качестве личных украшений использовались морские раковины spondylus и tridacna; их получали в ходе межплеменного обмена, который охватывал значительные территории. Хозяйственная деятельность включала возделывание земли (выращивали пшеницу-однозернянку) и скотоводство. В Вербица в хижине были найдены кости мелкой лошади; останки таких животных обнаружены в культурном слое этого периода в Венгрии и Югославии, а также в Добрудже в зоне культуры хаманджия.

Относительная хронологическая характеристика румынского материала культуры старчево-криш была выяснена в Леце (юго-восток Трансильвании), где этот слой залегает под слоем культуры боян (фаза II); в Вербичоара (Олтения), где поверх нее залегает слой культуры винча; в Периени (Молдавия), где этот материал сопровождается линейно-ленточной керамикой; при этом в Центральной Трансильвании некоторые черты этой культуры продолжали существовать и развиваться еще в среднем неолите. Этот горизонт, восточносредиземноморского происхождения, в некоторых местах существовал достаточно долго и внес существенный вклад в формирование культур петрешти и кукутени. Радиоуглеродный анализ материала из Дьяларет, Каталсег и Ходмезёвашархей-Котачпарт в Венгрии, а также Вршник (старчево III фаза) и Горня-Тузла (последняя старчевская фаза) в Югославии (5140 + 100 г. до н. э.; 4420 + 100 г. до н. э.; 4500 + 100 г. до н. э.; 4915 + 50 г. до н. э.; 4449 ± 75 г. до н. э. соответственно) позволяет отнести культуру криш в целом к периоду, предшествовавшему культуре линейно-ленточной керамики в Центральной Европе; в свою очередь, последняя датируется концом пятого тысячелетия до н. э.

Согласно общепринятому мнению, время от времени группы людей покидали первоначальный центр этой культуры — лессовые регионы Центральной Европы — и распространялись во всех направлениях; на западе они добрались до Бельгии и Парижского бассейна, на востоке — до долины Буга. Тот факт, что люди культуры линейно-ленточной керамики жили и в Румынии, установлен только в последние пятнадцать лет; выяснилось, что юго-восточная граница их расселения — Нижний Дунай. Племена этой культуры прошли или даже заселили всю Молдавию; то же самое можно сказать про Трансильванию и северо-восток Мунтении, а также про область вокруг Бухареста. Племена, несущие культуру линейно-ленточной керамики, проникали в Карпато-Дунайский регион двумя различными путями: с севера, в обход Карпатских гор, откуда одни группы людей распространялись на юг к устью Дуная и северо-восточной Мунтении, а другие двигались к долине Буга; второй путь начинался в нынешней Словакии и Северо-Восточной Венгрии, откуда люди двигались по речным долинам в Юго-Восточную Трансильванию. Первую, северо-западную, фазу характеризует керамика, украшенная глубокими насечками в виде лент и линий непрерывного спирального или волнистого рисунка. Характерный сосуд — чаша на высокой полой подставке, форма и расписные украшения которой обнаруживаются в Валя-Рэи уже в поздней фазе культуры криш. Культура Северо-Западной Румынии, представленная в основном материалом из Чумешти-Беря (Марамуреш), связана с «восточнословацкой» культурой линейно-ленточной керамики или той же культурой Венгерской равнины (Алфёльд), определяемой по находкам из Тарнабода и с других площадок Восточной Венгрии. Радиоуглеродный анализ тарнабодского материала дает датировку 4330 ± 100 до н. э., что приложимо также к румынскому горизонту Чумешти-Беря. В других районах Румынии находят также линейно-ленточную «нотную» керамику (фото 16). Стратиграфическое и хронологическое ее положение впервые удалось определить в Периени (Молдавия), где уровень линейно-ленточной керамики перекрывает уровень культуры криш. В Молдавии (Траян, стоянка Дялул-Фынтынилор, и Флорешти) горизонт линейно-ленточной керамики залегает ниже горизонта прекукутени, а в Мунтении — перекрыт слоем боян I. В Трансильвании черепки «нотной» линейно-ленточной керамики иногда встречаются в слое, который прерывает последовательные средненеолитические слои и предшествует культуре петрешти. Можно предположить, таким образом, что носители этого стиля проникли в Карпато-Дунайский регион довольно поздно, тогда как культура чумешти-беря относится к более раннему времени. Стоянки располагаются на нижних террасах рек или даже в их долинах (Глэвэнешти-Векь на реке Жижа). На стоянках можно обнаружить жилища — как полуземлянки, так и просто хижины, иногда расположенные группами; однако больших помещений, какие находят в центрах возникновения этих племен, пока обнаружить не удалось. Среди орудий — характерные «колодкообразные» тесла из полированного камня и плоские трапециевидные топоры/тесла, иногда довольно большие; их находят в жилищах и хранилищах, как, например, в Глэвэнешти-Векь. Кремневые и обсидиановые орудия носят откровенно микролитический характер (лезвия с ретушью и без, зазубренные лезвия, скребки; есть также геометрические кремни, причем чаще всего встречается трапеция); находят также веретенообразные нуклеусы, как кремневые, так и обсидиановые. Керамику можно разделить на два типа: первая — грубая посуда из глины с добавлением мякины, украшенная рядами простых надрезов или рельефным узором в виде сот. Ко второму типу относится тонкая посуда — из серовато-черного материала; сосуды украшены резными узорами в виде лент или «нотными» мотивами. Наиболее типичные формы сосудов — полусферические чаши и маленькие чашечки с прямыми стенками. Некоторые из грубых сосудов, предназначенных для хранения продуктов, декорированы. Керамика демонстрирует сильное сходство с керамикой культуры криш — это относится к технике и формам, а также к декоративным мотивам в виде спиральных или ленточных узоров и т. п. Это сходство позволяет предположить, что данная керамика берет свое начало в культуре криш. Как бы то ни было, наследие культуры криш и культуры линейно-ленточной керамики сыграло важнейшую роль в формировании последующих культур, таких как прекукутени, боян, тиса и препетрешти, не говоря уже о зонах, где влияние обеих культур складывалось. Точно так же со временем становится все более очевидным, что между культурами линейно-ленточной керамики и хаманджия существо- вали прямые контакты.

Средиземноморские импульсы

Имеются указания на то, что элементы культур кардиальной керамики, центральноевропейской линейно-ленточной керамики, расписной керамики эгейско-средиземноморского происхождения и причерноморской культуры Нижнего Буга взаимно влияли друг на друга. Поэтому неудивительно, что расписная керамика культуры кукутени-триполье впервые появилась именно здесь — в том месте, где сходятся зоны влияния всех этих элементов. Следующая серия открытий привлекла общее внимание еще к одному элементу эгейско-средиземноморского происхождения. В этой зоне — там, где встречались и смешивались культуры старчево-криш, хаманджия и культура линейно-ленточной керамики, — была обнаружена еще одна культура раннего неолита, весьма сходная с культурой винча.

Культура дудешти


Рис. 10. Черепки посуды дудешти. 1 — Дрэгичану; 2–5 — Бухарест (Фундений Доамней)

В районе Бухареста была обнаружена своеобразная керамика (рис. 10). Она изготовлена из грубой глины, небрежно обожжена, но покрыта ровным слоем черного или серовато-черного лощеного ангоба. Сосуды украшены параллельными канавками, сгруппированными наклонно или под углом; уже на самом глубоком уровне появляется декоративный мотив спирали; изображается спираль нанесением коротких, очень близко расположенных штрихов. Важное место занимает также резная керамика с узорами из изогнутых линий, меандров, зигзагов или параллельных наклонных штрихованных лент. В основном именно из этой керамики развивается позднее керамика вэдастра I — примитивно изготовленная посуда из глины с примесью мякины. Появляются крупные сосуды. Среди тонкой черной или серовато-черной посуды из глины с примесью песка находят чаши на полой подставке. Встречаются также биконические сосуды с небольшими выпуклостями. Даже в форме биконической чаши прослеживается связь с посудой криш-старчево. Форма и декоративные мотивы больших шарообразных сосудов позволяют провести аналогию с открытиями, сделанными в Кан-Хасан в Анатолии, а также с материалом из Чатал-Хююк в Анатолии и бассейне реки Марица в Южной Болгарии. Эту керамику иногда находят вместе с микролитами, включая конические и призматические нуклеусы, отретушированные лезвия, простые и двойные скребки (на лезвиях или отщепах), трапеции и т. п. Среди археологических находок есть также трапецеидальные плоские топоры, всевозможные орудия из кости, глиняные пряслица, зооморфные и антропоморфные фигурки. Присутствие микролитов указывает на сохранение тарденуазской традиции. Но керамика — техника ее изготовления (особенно черной желобчатой), а также форма сосудов и декоративные мотивы — подтверждает южное, эгейско-анатолийское происхождение этой культуры, распространившейся по всей Южной Болгарии до Нижнего Дуная. Начальную точку можно обнаружить на юго-запаце Анатолии; двинувшись оттуда, она пересекла Эгейское море и юг Болгарии (находки в Хотнице близ Тырнова, представляющие одну из промежуточных стадий этого движения на север). По всей видимости, эта культура тесно связана с культурой винча, но представляет более ранний период, чем даже начало последней. Ее область распространения, насколько можно судить в настоящее время, охватывает юго-восточную часть Олтении, север и центр Болгарии и Мунтению. Возможно, она заходила также в Трансильванию и на юг Молдавии.

Первые раскопки в Дудешти (в районе Бухареста) дали неоднородный набор находок, распределенных по двум разным уровням — дудешти I и дудешти II. Название «культура дудешти» относится только к первому из этих уровней; второй принадлежит к другой группе. Культура дудешти, определенная таким образом, совершенно независима от культур винча и веселиново, хотя тесно связана с обеими, так же как с культурой хаманджия. Взаимное влияние всех этих культур предстоит еще выявить.

Культура винча

Культура винча возникла и развилась на западе и юго-западе Румынии в период раннего неолита. Эта культура хорошо исследована в Банате, Западной и Юго-Западной Олтении; в Трансильвании она известна как культура турдаш, или «турдашская фация» (фото 9). Взаимное влияние культур дудешти и винча было очень сильным, особенно в зоне взаимопроникновения, — поэтому некоторые авторы распространяют культуру винча на восточный берег Олта или высказывают предположение о том, что народ культуры винча пришел к Железным Воротам и территории непосредственно винча от устья Дуная. Характерные элементы новой культуры: черная керамика; специфические формы керамических изделий, такие как кувшины и чаши на полых основаниях; и, особенно, техника декорирования (юго-восточная по происхождению) керамических изделий множеством желобков. Некоторые черты, напоминающие культуры старчево-криш-караново, — такие как каннелированная (желобчатая) керамика или чаши на полом основании — должны были развиться позже. Перед обжигом керамическую посуду продолжали расписывать; более того, стратиграфические и культурографические данные по Центральной Трансильвании указывают на то, что роспись перед обжигом применялась еще до начала позднего неолита, когда ее усвоили носители культуры петрешти (фото 10). Народ культур винча и турдаш широко использовал керамику, богато украшенную лентами, края которых прорезались, а внутренняя часть заполнялась точками или линиями (рис. 11). Каменная индустрия по-прежнему включала в себя микролитические орудия. Широко использовались пряслица и грузы для ткацких станков. Практиковалось не только скотоводство; выращивались и некоторые злаки, особенно пшеница обыкновенная. В Трансильвании и Банате носители этой культуры вступили в контакт с народом культуры тиса, которая в более поздней фазе обнаружена в Бэиле-Херкулане, Дева и Речи (фото 18). Таблички из Тэртэрии, которые я отношу к последнему горизонту среднего неолита, так напоминают образцы из горизонта урук III В (Месопотамия), что это можно считать подтверждением абсолютной датировки (2900–2700 гг. до н. э.) конца культуры турдаш и начала культуры петрешти (фото 11).




Рис. 11. Костяной гребень, найденный в Лумя-Ноэ (Алба-Юлия) в 1963 г. Средний неолит. Высота — 4 см

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Дж.-М. Уоллес-Хедрилл.
Варварский Запад. Раннее Средневековье

И. М. Дьяконов.
Архаические мифы Востока и Запада

Стюарт Пиготт.
Друиды. Поэты, ученые, прорицатели

И. М. Дьяконов.
Предыстория армянского народа

Р. Шартран, К.Дюрам, М.Харрисон, И. Хит.
Викинги - мореплаватели, пираты и воины
e-mail: historylib@yandex.ru
X