Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Думитру Берчу.   Даки. Древний народ Карпат и Дуная

Латен V. 106–300 гг. н. э

На протяжении этих двух столетий римское влияние неуклонно росло. В Понтийской зоне и вдоль долины Дуная это влияние начало ощущаться даже раньше, чем в других местах. После завоевания региона римлянами геты Малой Скифии вступили в новую фазу своей истории. На остальных землях свободные даки, несмотря на сильное и постоянное экономическое и культурное влияние римлян, продолжали развивать собственную традиционную культуру латен. Свидетельства этой стадии развития дакской культуры обнаружены в Северо-Западной и Западной Румынии, в Восточной Венгрии, в Словакии (см. дакскую культуру пухово), в Прикарпатском регионе Украины и в Молдавии (культура липица).

Тридцать лет назад считалось, что кельты играли определяющую одностороннюю роль и одинаково влияли на все территории, населенные гето-даками; согласно этой теории, именно кельты вызвали переход местного населения во второй железный век.

Появившись в Карпато-Дунайском регионе, кельты обнаружили здесь историческую и культурную среду, совершенно отличную от той, с которой они сталкивались в Центральной Европе, Северной Италии, Великобритании и на Балканах. Для иллюстрации этого утверждения достаточно упомянуть всего два фактора: 1) когда кельты подошли к Карпатам, которые им необходимо было пересечь, чтобы добраться до устья Дуная и греческих причерноморских городов, то обнаружили вполне сформировавшуюся местную культуру латен, а также военно-политическую организацию под руководством басилевса Дромихайтеса, упомянутого в греческих текстах; 2) как уже было в какой-то степени в Словакии и Венгрии, кельты встретили в Румынии смесь скифских или псевдоскифских элементов с крепкими местными племенами.

Самые ранние румынские находки, которые можно отнести ко времени первых набегов кельтских воинов на восточный берег Тисы, датируются, самое раннее, 300–280 гг. до н. э. Следовательно, влияние кельтского элемента в Карпатах и на Дунае начало чувствоваться лишь в период латен III, т. е. во время второй крупной фазы кельтской экспансии. Говоря о присутствии кельтов на румынской территории в то время, следует принять во внимание два фактора. С одной стороны, после поражения сенонов Рим воздвиг барьер, что привело к перегруппированию кельтов, сосредоточенных на северо-западе Балкан.

С другой стороны, македонская и фракийская военная и государственная мощь были дезорганизованы, что способствовало набегам кельтских воинов практически во все районы Балкан. Судя по всему, волна кельтских вторжений, прерванная под Дельфами зимой 279/278 г. до н. э., достигла некоторых районов Юго-Западной Румынии, в частности Олтении. Кроме того, вооруженные группы кельтов подошли к Трансильвании с запада, распределившись по широкому фронту между реками Муреш и Сомеш. Они проникли на богатые земли этой провинции по долинам рек Муреш, Тырнаве и Сомеш, а затем и по долинам Кришури и Беретеу. Археологические находки Трансильвании дополняются находками из Молдавии и Восточных Карпат, но их лучше рассматривать в связи с кельтским проникновением с севера вдоль юго-западной границы СССР в направлении Крыма. К югу от Карпат контакты с местным населением проявлялись иначе — здесь в чисто дакском контексте присутствуют предметы достоверно кельтского происхождения, датируемые первой половиной III в. до н. э. Это две фибулы дуксовского типа из бронзовой проволоки, сходные с той, что я нашел в гето-дакском поселении в Говора (Северная Олтения), и котел из обожженной глины, найденный в нижнем уровне хорошо известного гетского оппидума в Тиносу. Другие находки в Сэрата-Монтеору свидетельствуют о присутствии кельтских культурных элементов в контексте уже сложившейся культуры латен. В Глэвэнешти-Векь (Молдавия), однако, обнаружены многочисленные черепки гончарной керамики из красноватой глины, которая ассоциируется с местной гальштатской керамикой. Под одним крупным черепком находились остатки железной фибулы в традиционном стиле латен И. В этом же поселении были обнаружены два захоронения: одно кремационное, другое с захоронением тела. У ног скелета лежало трубчатое железное кольцо, типично кельтское, но представляющее собой развитие гальштатской модели. Хронологически эти находки можно отнести к ранней фазе латен III, хотя по структуре они сохраняют в себе элементы периода латен II; аналогичный феномен наблюдался и в других поселениях. Таким образом, когда кельты появились восточнее Карпат, местная фракийская культура не была еще совершенно зрелой. Вообще говоря, в этом регионе гальштат удерживался до начала IV в. до н. э.

После первого набега кельтских воинов между двумя народами установились мирные взаимовыгодные отношения, и регион сразу почувствовал культурное влияние кельтов.



Рис. 67. Предметы, найденные в кельтской гробнице в Силиваш

Данные о первом кельтском горизонте в Трансильвании поступают почти исключительно из захоронений воинов. Гробница в Силиваш на реке Муреш возле Аюд принадлежит именно к такой категории ранних захоронений (рис. 67). Она была обнаружена совершенно случайно; в ней найдены кельтский меч, оковка ножен, железный шлем с шишечкой итальянского типа, два железных наконечника копий, изогнутая сабля, тоже железная (сика), железный нож-кинжал и железная фибула (изготовлена по модели периода латен II, хронологически принадлежит периоду латен II 1а). В целом погребальные принадлежности датируются примерно 300 г. до н. э. Время от времени на этой же площадке находили различные предметы из потревоженных захоронений, в том числе керамику, инструменты (ножницы); личные украшения (например, браслеты, в том числе такие, где один узкий конец вставляется в другой, более широкий, замыкая таким образом кольцо; многочисленные фрагменты шейных гривен), оружие (ножи-кинжалы), удила и накладные украшения из листовой бронзы. В отчете 1860 г. говорится о погребении, тогда как другие источники утверждают, что тела в этом комплексе могильников сжигались. В 1938 г. там было обнаружено кремационное погребение. Таким образом, румынские данные говорят о том, что для кельтов это был период перехода от захоронения тел к их кремированию — причем последний обычай они переняли от местного населения. Поле погребальных урн в Медиаш и еще одно, обнаруженное в 1963 г. в Чумешти, а также погребальные урны, часто закрытые крышками, из Дипша (Трансильвания) и Юго-Западной Олтении, — все они имеют заметные признаки сходных влияний. До сих пор в Румынии не найдено ни одного кельтского курганного захоронения. В целом погребальные принадлежности довольно скромные, только в одной из кремационных гробниц в Чумешти (Марамуреш) найдены богатые вещи (пока не опубликованы, хранятся в музее в Клуж). В их числе железный шлем, увенчанный орлом с распростертыми крыльями, весьма искусно сделанными из бронзовых пластин (фото 73), кольчуга и двое бронзовых поножей. Шлем из Чумешти — второй кельтский шлем, найденный в Румынии. Самый большой из известных на данный момент румынских комплексов кремационных могильников находится в Апахида, неподалеку от Клуж; в этом комплексе раскопано 21 захоронение. Среди обнаруженного материала (рис. 68) — определенно кельтская керамика гончарного круга; целые и сломанные фибулы, как дуксовского типа, так и в стиле латен II; браслеты из полуовоидных элементов; куски щитов и мечей; железные наконечники копий, ножи-кинжалы; железные кольца, ножницы и т. п. Судя по вещам, найденным в захоронениях, комплекс в Апахида возник позже самых кельтских памятников Румынии.



Рис. 68. Кельтские украшения: 1, 3 — из могильника в Апахида; 2 — из захоронения в Кристурул-Сэкуеск

Другие кельтские находки Трансильвании — с площадок, расположенных между горами Апусени и Восточными и Южными Карпатами — принадлежат частью к фазе IIIа, частью к фазе IIIb. Некоторые кельтские памятники, свидетельствующие о связях между дакскими и кельтскими культурными центрами вблизи территории гето-даков, датируются финальной фазой латен IV. В Олтении, во всех частях провинции, подобные находки также относятся к трем перечисленным горизонтам.

Кельтская культура в Румынии характерна вполне определенными базовыми элементами. Найдены даже монеты (к примеру, типов «биатек» и «ионное»), хотя знакомство даков с деньгами нельзя отнести на счет монет кельтской чеканки. Находят и расписную кельтскую керамику.

Находки в Раст, Чумешти, Монтеору, Глэвэнешти-Векь и других местах ставят перед исследователями важный вопрос о природе отношений между даками и кельтами; во многих кельтских могильниках находят кривые сабли (сики), а в дакских поселениях — определенно кельтский материал. Свежие румынские археологические данные подтверждают, что в тех местах, где даки и кельты жили вместе (до тех пор, пока кельты не ассимилировались местным населением), между двумя народами существовал культурный симбиоз; то же происходило и в тех местах, где культурные контакты были более продолжительными благодаря существованию на границах гето-дакского мира кельтских центров, таких как в Скордисте и Боянс. Вряд ли можно сомневаться в том, что кельты, вступая в контакт с гето-даками, в свою очередь тоже подвергались влиянию с их стороны.

Бастарны. Этот народ германского происхождения пришел на юг и осел в Северной и Центральной Молдавии, где о его присутствии говорит богатый археологический материал, собранный после Второй мировой войны. Кроме того, были находки к востоку от Прута, в Молдавии. Особого внимания заслуживают открытия в Поенешти, поселении в районе Ясс; именно здесь раскопан комплекс кремационных могильников II и I вв. до н. э. Урны из черной глины имеют форму горошины; они снабжены маленькими крестообразными ручками, край чуть загнут наружу и отшлифован изнутри. Среди прочих вещей найдены бронзовые и железные фибулы, железные пряжки и прозрачные стеклянные бусы с золотым листочком в центре. Основу хозяйственной жизни бастарнов составляло скотоводство; довольно большое количество родосских амфор в их археологическом материале указывает на активные торговые связи с эллинским миром. Из классических текстов мы знаем, что бастарны в какой-то момент вторглись на территории гето-даков и вступили с ними в конфликт. Так, Юстин/Трог рассказывает, как Орол, глава местного племени даков, сражался с бастарнами около 200 г. до н. э. Точно так же упоминается в литературных источниках Ремакс, вождь другого дакского племенного объединения в Мунтении и Южной Молдавии; именно к нему около 180 г. до н. э. обратился за помощью город Истрия, которому грозило нападение Золта, вождя фракийцев. В этой связи стоит подчеркнуть, что между гето-фракийцами и греческими городами Причерноморья во времена Дромихайтеса и Буребисты существовали тесные политические и экономические связи; местные «цари» становились «защитниками» этих центров.

Гето-дакская цивилизация до Буребисты

Окончательное формирование и распространение культуры латен по гето-дакской территории Карпат и Дуная завершилось еще до времени Буребисты; этот процесс, в котором принимал участие и кельтский элемент, проходил в III и II вв. до н. э. Железная металлургия, основанная на разработке местных руд, распространилась по всей Румынии, а введение железного плужного лемеха привело к значительной активизации земледелия. Имеются свидетельства того, что, кроме традиционных инструментов, оружия и украшений, в среде гето-даков находили распространение и предметы других культур, которые обычно изменялись, приспосабливаясь к традициям, нуждам и вкусам местных обитателей. Начиная с фазы латен III широкое распространение находит гончарный круг, на всей гето-дакской территории на базе этого изобретения возникает гончарное искусство. Местные мастера воспроизводят формы греческих сосудов, хотя важное место в их продукции сохраняет и традиционная дакская посуда ручной работы. Из характерных форм можно отметить биконический котелок, который продолжали делать вручную; им продолжали пользоваться в этих местах даже после культуры латен. По-прежнему заметно влияние галынтатских элементов. Местные мастерские — такие, как оппидуме в Попешти-он-Арджеш, — имитировали лучшую греческую посуду, овладевая при этом секретами греческих мастеров (фото 65–69). Среди находок делианские чаши с рельефными украшениями, большие горшки и кувшины для хранения продуктов — все работы местных мастеров (фото 65–69).

Еще до Буребисты гето-даки превратили обработку серебра в новый вид искусства (фото 70, 71; рис. 69); о вкусе и мастерстве тогдашних мастеров говорят многочисленные клады и случайные находки. Среди них всевозможные украшения и предметы роскоши, серебряные сосуды, подобные сосудам из Сынкрэени (Трансильвания). На протяжении этого периода фракийская фибула того типа, что был впервые изготовлен южными фракийцами, постоянно менялась. Хотя местные жители переняли тип фибулы у кельтов, они создали и собственную новую форму — дакскую узелковую фибулу, которую обычно делали из серебра, кроме того, изготовляли различные браслеты — на-поимер, с окончаниями в виде змеиных голов — и ожерелья.



Рис. 69. Гето-дакские предметы из кладов. Латен: а) 1, 2, 3 — серебряные фибулы (Олтения); б) гетское украшение (Трансильвания; в) декоративная серебряная чаша на подставке из дакского клада

Монеты даков. Монеты (фото 72) — еще одно отражение уровня жизни и культуры народа. Гето-даки чеканили собственную серебряную монету. Дакские монеты были совершенно оригинальны, по своим техническим и стилистическим особенностям они не похожи на кельтские. Поскольку кельты проникли лишь на часть территории, занятой гето-даками, и только после 300 г. до н. э., их денежная система могла повлиять на дакские монеты только на западной стороне Карпат и только после этой даты. Благодаря постоянным отношениям с южными фракийцами, греками и эллинским югом гето-даки смогли позаимствовать технологию чеканки монет у греков и южных фракийцев. Вполне возможно, что гето-дакские монеты повлияли на кельтские, а не наоборот; в особенности это относится к «восточной» группе кельтских монет. Монеты — характерная черта дакской цивилизации латен; они выступали как в роли вместилища и меры богатства, так и в роли средства обмена и отражали высокую ступень социального и экономического развития гето-даков. Первые серии дакских монет были сделаны в подражание тетрадрахмам Филиппа II Македонского. Другие монеты, ходившие в основном к югу от Карпат, в гетской зоне, имитируют тетрадрахмы Александра Великого. Третья группа состоит из гето-дакских монет гибридного типа, представляющих собой комбинацию двух вышеупомянутых категорий. Встречаются и другие монеты; некоторые из них подражают монетам Александра Аррида, другие — монетам греческих городов (такова, например, дакская серебряная монета, имитирующая тетрадрахму города Лариса). Монеты появились в гето-дакском мире в III в. до н. э. для обеспечения нужд внутренней торговли. Эти монеты не имели хождения за пределами гето-дакских территорий; каждый тип монет использовался только на определенной ограниченной географической зоне, соответствовавшей территории одного из племенных союзов. Археологам известно несколько типов монет; для удобства они получили условныe названия: «вытрежу» в Мунтении, «хуне-доара» в Трансильвании, «хуши» в Молдавии, «амфи-полис» и «добрешти» в Олтении и т. д. В Добрудже найдены монеты «москон», которые можно датировать началом III или даже последними годами IV в. до н. э. Во II ь. до н. э. гето-дакские монеты ходили очень широко, но в начале I в. до н. э. этот народ перестал чеканить монету; местные монеты сменились римскими динариями, которые имели универсальное хождение. Исчезновение дакских монет, использование которых ограничивалось территорией одного племенного союза, соответствует подъему Гето-Дакского царства при Буребисте, который был главой политической организации гораздо более крупной, чем любой из племенных союзов прошлого; это был зародыш государства, основанного на рабовладении. На этом политическом и экономическом фоне необходима стала единая монета, и эту роль взял на себя динарий Римской республики.

В I в. до н. э. начали так искусно подделывать римские динарии, что отличить поддельную монету от римского оригинала невозможно. В 1961 г. в дакской крепости Тилишка в области Сибиу было обнаружено 14 литейных форм, которые использовались для чеканки динариев. Местные мастера очень точно воспроизвели все особенности римской монеты. Крепость была покинута во времена Буребисты.

Большое количество дакских монет было обнаружено в кладах; их находят также рядом с дакскими личными украшениями или монетами греческих или римских городов, отчеканенными до I в. до н. э. Вместе с местными монетами в землях гето-даков — признаком их экономического процветания — ходили греческие монеты разных городов, включая понтийские города Истрия, Каллатис и Томис; македонские монеты, включая вышеупомянутые, и монеты Лисимаха; римские монеты.

Жизнь в оппидуме и интеграция. Начиная с IV в. до н. э. известны гето-дакские поселения, защищенные земляными рвами и валами. Укрепленные поселения («оппиды») такого рода местное население называло «давае», а греческие авторы — «полисами»; впервые они упоминаются в рассказе о походах Александра Великого и Лисимаха. Раскопки в Попешти, Тиносул, Пискул-Крэсани, Пояна и других местах позволили получить о них более четкое представление. Это были экономические, военные, политические и религиозные центры, выполнявшие примерно те же функции, что и настоящие городские центры древних цивилизаций — хотя выглядели они в среднем более скромно.

Недавние раскопки пролили новый свет на жизнь процветающего оппидума Дунайско-Понтийского региона. Во II в., когда римское влияние только начинало чувствоваться, гето-дакская культура латен была на пороге зрелости; в этот момент она находилась в процессе согласования всех элементов, обладавших разными определяющими и оригинальными чертами.

Буребиста. Социально-экономическое развитие гето-даков достигло своего пика вскоре после 100 г. до н. э. В результате прогресса во всех областях жизни и непрерывного развития хозяйственной сферы общество приобретало все более иерархический характер. Местные монеты также сыграли свою роль, но быстро сменились римскими деньгами; при Буребисте зародыш государства наконец приобрел окончательную форму — и в результат; хозяйственная жизнь на всех землях гето-даков резко активизировалась.

Но гето-даки времен Буребисты и более позднего времени требуют отдельного рассмотрения.

P.S. Добавлю несколько комментариев к упоминанию (в главе 4) трех глиняных табличек, найденных в Тэртэрии на реке Муреш, неподалеку от г. Турдаш в Трансильваьчи. Эти таблички Н. Власса нашел в 1961 г. и описал в 1964 г. Создатели обожгли таблички для сохранности и поместили в маленькую ямку — что указывает на религиозно-магический характер действия — на доисторической стоянке, где обнаружены уровни четырех сменявших друг друга культур: криш, турдаш, петрешти и коцофени. Ямка с табличками представляет собой часть последнего горизонта уровня турдаш.

Как помогли установить раскопки в Центральной Трансильвании, особенно в Алба-Юлия (Лумя-Ноэ), культура турдаш с ее характерными особенностями существовала на протяжении всего среднего неолита и исчезла с возникновением культуры петрешти (культуры расписной керамики). С хронологической и стратиграфической точки зрения необходимо иметь в виду, что ямка с табличками перекрыта первым горизонтом петрешти, тогда как ее содержимое, в том числе двадцать шесть идолов, характерно для финального горизонта турдаш (средний неолит) Трансильвании. В любом случае ни ямку, ни ее содержимое никак нельзя отнести ко времени фазы винча А и провести таким образом параллель между этой фазой и культурами Месопотамии — хотя в определенных кругах прозвучали такие предположения. Таблички Тэртэрии несут на себе признаки, обычные для стоянок комплекса винча-турдаш и даже для культуры криш. Однако лишь пять из двадцати четырех знаков — по А. Фалкенштейну — сколько-нибудь похожи на знаки протоисторического шумерского письма (Урук III В).

Общая картина, создаваемая находками культур криш, винча и турдаш, и конкретная природа тэртэрских табличек позволяют считать, что отметки на табличках представляют собой более или менее абстрактные знаки, не имеющие отношения к шумерскому влиянию или каким-то «писцам», пришедшим на Дунай из Месопотамии. Тем не менее есть несомненные доказательства того, что в раннем и среднем неолите существовали контакты между Дунайским регионом и Ближним Востоком. Определение знаков на табличках как «письма» базируется на гипотезе, подтвердить которую в настоящее время очень трудно.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. И. Неусыхин.
Судьбы свободного крестьянства в Германии в VIII—XII вв.

Жаклин Симпсон.
Викинги. Быт, религия, культура

Хильда Эллис Дэвидсон.
Древние скандинавы. Сыны северных богов

Гордон Чайлд.
Арийцы. Основатели европейской цивилизации

Роберто Боси.
Лапландцы. Охотники за северными оленями
e-mail: historylib@yandex.ru
X