Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Дэвид М. Вильсон.   Англосаксы. Покорители кельтской Британии

Транспорт

Раскопки в городах – трудное и дорогостоящее дело, и возможность исследовать в достаточно большом масштабе городские постройки определенного периода выпадает довольно редко. Фактически только в Тетфорде был обнаружен обильный археологический материал, относящийся к англосаксонскому городу. В истории городов в англосаксонскую эпоху имеется много неясностей, и главная из проблем – вопрос о преемственности между римскими и англосаксонскими городами.


Рис. 13. Человек с лопатой. Гобелен из Байе


В исторических источниках нет указаний на преемственность, аналогичную той, что имелась, например, в Галлии. Некоторые города (типа Сильчестера и Врокстера) определенно были покинуты всеми, кроме горстки бедняков, вскоре после того, как римляне ушли из Британии. С другой стороны, нет никаких свидетельств того, что города сразу же впали в запустение. Герман, например, посетил Веруламий в 429 г. и увидел там хорошо организованную систему правления. Когда Паулин в 627 г. прибыл в Линкольн, его встретил человек, названный praefectus (должность, подразумевающая существование некой разновидности муниципальной администрации). Но несомненно, после того, как римская экономическая система перестала работать, города стали приходить в упадок. Это наглядно иллюстрируется тем фактом, что король Оффа в конце VIII столетия подарил покинутые всеми руины Веруламия аббатству, основанному на другой стороны реки в память о первом британском мученике, святом Альбане.

Рис. 14. Рыболовные крючки, лезвие ножа и часть лопаты из Сандтуна, Кент. Лондон, Британский музей


Кентербери был одним из тех городов, которые сохранились от римского периода, хотя тогда он назывался Дуроверном. Во время раскопок, произведенных здесь в 1960 г., было обнаружено шесть небольших полуземлянок V столетия, построенных приблизительно в 10 метрах от римской улицы, но вдоль нее. Кентербери быстро стал важным англосаксонским городом и столицей Кента. В черте города оставались римские постройки, поскольку в 590-х гг. миссионер Августин обнаружил, что священник королевы использовал старую римскую церковь, но типичный план застройки римского Кентербери не оказал влияния на планировку средневекового города, хотя некоторые из улиц сохранились. То же касается и Йорка, несмотря на то что изначально в нем англосаксонские постройки возводились на месте римских. Недавно это подтвердили раскопки внутри монастыря в Йорке: было обнаружено, что первая архиепископская церковь, известная Алкуину, располагалась на месте римских зданий казарм или по крайней мере была пристроена к стене этого здания (в отличие от своей романской преемницы).

В Дорсете-на-Темзе, как и в Кентербери, были найдены ранние полуземлянки. За стенами римского города располагалось кладбище, где обнаружены захоронения германских наемников. Лачуги в пределах города, возможно, относятся к тому же времени, что и погребения, и разумно предположить, что постройки такого типа были обычной разновидностью жилища германских наемников в ранней англосаксонской Англии и что они усвоили такой метод строительства в Нидерландах, Фрисландии и Германии. Подобные лачуги найдены по крайней мере еще в одном бывшем римском городе, Лондоне.

Теперь обратимся к рассмотрению городов, основанных англосаксами, в первую очередь Тетфорда, раскопки которого дали нам уникальный материал. Этот город в Восточной Англии впервые упомянут в записи под 870 г. «Англосаксонской хроники», где сказано, что армия викингов перезимовала там. Город, вероятно, вырос из нескольких мелких торговых поселений на берегу реки Уза. В середине X столетия, в период правления короля Эдгара, здесь чеканили монету, и некоторое время он был епископской резиденцией и одним из самых крупных городов страны. В XI в., однако, жители Тетфорда – в то время второго по величине города в Восточной Англии – переселились на северный берег реки и основали там новый город. Раскопки, проводившиеся в 1948–1952 гг. группой капитана Кнокера на южном берегу, позволили обнаружить следы нескольких зданий, которые современные археологи интерпретировали как хозяйственную зону. Позже Брайен Давидсон проводил археологические изыскания в центральной части города.

Самые древние из англосаксонских строений, обнаруженных в Тетфорде, представляли собой четыре полуземлянки длиной от 3,5 до 6 метров. Крышу поддерживал столб, расположенный посередине. В одной лачуге имелся очаг. Эти постройки, возможно, относятся к языческому англосаксонскому периоду. Они расположены отдельной группой без всякой очевидной связи с другими зданиями. На этом участке не было найдено ни одного артефакта VII или VIII столетия. Имеется, однако, большое количество прямоугольных строений IX и XII вв.; самый большой дом длиной 36 метров. Обнаружено также множество других прямоугольных построек меньшего размера; в двух были погреба (один – с известняковым полом).

Немного южнее центра, но в пределах городского вала было найдено множество обжигных печей XI столетия, в которых обжигали особо прочную, серую тетфордскую посуду. Печи располагались посреди подворья (хозяйственных построек рядом не было) и имели различную конструкцию. Наиболее интересный вариант – батарея из трех печей с общей топкой. Печи представляли собой обмазанные глиной ямы длиной от 2 до 3 метров. Одновременно в одной печи обжигали от двадцати до пятидесяти горшков.

Тетфорд рос случайно, в его планировке не прослеживается никакой системы. Вероятно, в нем имелись ремесленные кварталы, но даже если расширить зону раскопок, едва ли мы получим более точные сведения на этот счет, поскольку пока мы работаем только в богатом центральном районе. Лучшие образцы планировки англосаксонских городов позднего периода дают Лидфорд в Девоне и Норт-Элмхем в Норфолке, где проводилась систематическая застройка вдоль главной улицы, но эти города были очень небольшими.

Археология и исторические источники подтверждают, что еще до начала викингских нашествий в Англии существовали крупные торговые центры, одновременно исполнявшие роль крепостей. К их числу относятся Рочестер, Кентербери, Карлайл, Тетфорд, Винчестер, Дорсет, Линкольн, Химви (древний порт Саутгемптона) и, конечно, Лондон, который Беда в начале VIII столетия описывал как рыночный центр, куда стекались люди из разных земель, прибывавшие по морю и по суше. Однако наибольшего расцвета английские города достигли в период правления Альфреда в конце IX столетия. Тогда для защиты страны от датских вторжений были построены укрепленные бурги.

При археологических изысканиях в городах этого периода внимание ученых концентрировалось в основном на их укреплениях. В самом крупном из альфредовских бургов – Уоллингфорде – мистер Брукс обнаружил окруженные насыпью городские укрепления; подобные же фортификационные сооружения были найдены в Уореме, Дорсете, Лидфорде, Девоне. В Херефорде раскопки у городских стен выявили ряд последовательно возводившихся валов англосаксонского периода. Бурги, построенные Альфредом и его преемниками, задумывались как крепости, но, хотя они располагались на командных высотах, их функции не были чисто военными. На месте некоторых из них и до этого располагались процветающие города, ярмарки или королевские поместья. Экономические факторы решили их судьбу. Некоторые бурги пережили все ненастья и превратились в города, которые процветают до сих пор. Некоторые исчезли, и историки поныне спорят об их местоположении.

Например, долгое время обсуждалось, где находился бург Скефсей; недавно его отождествили с городом Сейш-на-Темзе.

Один из хорошо укрепленных бургов послеальфредовских времен – Саус-Кедбери в Сомерсете – был очень сильно укреплен. Этот город был построен на холме впереди земляных валов форта раннего железного века и в течение долгого времени, вплоть до XVI в. по крайней мере, отождествлялся с Камелотом легендарного короля Артура. Несмотря на то что на этом находят предметы периода «артуровского» правления, пока не обнаружено никаких существенных подтверждений того, что в этом месте в ранний англосаксонский период располагалась королевская резиденция. Но в начале XI столетия король Этельред построил укрепления в Саус-Кедбери. Возможно, город был разрушен преемником Этельреда Кнутом, поскольку чеканка монет прекратилась в нем в этот период. При раскопках в юго-западной части этого позднего англосаксонского города были обнаружены останки ворот. Их ширина 3,3 метра, глубина 9 метров. Внешняя поверхность стены была облицована плитами из песчаника и покрыта известью.

Опираясь на данные Книги Страшного Суда, историки подсчитали примерную численность населения некоторых англосаксонских городов. По оценкам профессора Лойна, в 1066 г. жило населения: в Лондоне (реальные цифры нам не известны) – 12 000, в Йорке – 8000, в Норидже и Линкольне – по 5000, в Тетфорде – 4000, в Оксфорде – 3500 и в Колчестере – 2000. Это были крупные города, но мы не можем сказать о них ничего конкретного на основе имеющихся археологических данных, если не считать предварительных результатов раскопок в Тетфорде.

Города выполняли в англосаксонскую эпоху две главные функции: во-первых, они служили крепостями и административными центрами; во-вторых, являлись рыночными и хозяйственными центрами. Укрепления Уорхема иллюстрируют первую функцию: внутри этих стен люди могли жить в относительной безопасности в тревожное время, когда пираты и мародеры приплывали из-за моря. «Англосаксонская хроника» описывает любопытный эпизод: в 1006 г. жители Винчестера, укрывшись за городскими укреплениями, наблюдали с некоторого расстояния викингов, направляющихся с награбленным к морю. Не только горожане, но и жители окрестностей прятались за стенами бургов в случае опасности. Во времена короля Альфреда в Уэссексе существовал 31 бург, и, как показал сэр Франк Стентон, ни одна уэссекская деревня не находилась на расстоянии больше двадцати миль от укрепленного форта.

Но куда больше археологических свидетельств оставила экономическая жизнь городов. Экзотические материалы – драгоценные камни, стекло, – бронза, жернова, серебряные сосуды, монеты и много других предметов, найденных в англосаксонских городах, указывают на их главную функцию – торговлю. На городские рынки доставлялись не только сельскохозяйственная продукция из близлежащих областей, но и чужеземные товары. Хотя обычно сделки осуществлялись посредством бартера, качество монет говорит о развитости более цивилизованной формы торговли.

Только в конце VII столетия были отчеканены первые англосаксонские монеты. Клад в Крондалле в Гэмпшире, спрятанный приблизительно в 670 г., представляет особый интерес в этой связи. Он содержал, помимо двух драгоценностей, 101 золотую монету, из которых 73 являются самыми древними сохранившимися англосаксонскими копиями римских и меровингских монет. Золото недолго оставалась главной валютой и было заменено серебром, но попытки сохранить золотой стандарт имели место, о чем говорит нам некоторое количество монет из электрона (сплава золота и серебра). К началу VIII столетия, однако, англосаксы перешли на серебряную монету, и этот принцип сохранялся до XIV столетия.

Самые ранние серебряные монеты были, несмотря на все старания сделать их соответствующими стандарту, плохого качества чеканки и не соответствовали весу, указанному на них. Но приблизительно в 780 г. Оффа заимствовал из Кента новую монету, пенни, которая вскоре приобрела широкую популярность. К концу своего правления Оффа установил вес пенни в 22 грана, и этот стандарт редко нарушался в течение последующих пятисот лет.

В Англии чеканка монеты являлась прерогативой короля, хотя архиепископам Кентербери и Йорка было позволено чеканить свои собственные монеты. На деле монеты чеканили во многих областных центрах, возможно под надзором королевского чиновника. Привилегией чеканить монеты обладали мастера-монетчики, чье имя обычно выбито на реверсе монеты. За изготовление фальшивых монет назначались большие штрафы, и, вероятно, из-за этого подделок среди найденных монет очень мало. Как уже упоминалось, в период правления Эдгара и в последующие годы старые монеты регулярно изымались и чеканились новые. Сходным образом все чужеземные деньги, которые попадали в Англию в последние два столетия англосаксонской эпохи, были расплавлены и перечеканены. Таким способом король мог сохранять пробу своих монет без затрат для себя, поскольку чеканщики покупали монеты для перечеканки на вес, а не по номинальной стоимости. Тот факт, что англосаксонские короли заботились о поддержании стандарта своих монет, сделал английские деньги признанной и ценимой валютой от Балкан до Скандинавии.

Мы уже упоминали о найденных в англосаксонских городах экзотических предметах, которые, должно быть, попали в Британию благодаря торговле. Торговлей занимались люди из различных стран, но представители трех народов на протяжении длительного периода играли главную роль, а именно – фризы, евреи и арабы. Фризы, жившие на плодородных побережьях Голландии, фактически держали в своих руках торговлю Северной Европы. Они были отличными моряками; имели свои землячества в Лондоне и Йорке и курсировали между крупными балтийскими портами эпохи викингов – Биркой, Хедебю и Скирингассалем, доставляя туда рейнское вино, английское и франкское оружие, охотничьих собак, восточные шелка и английские ткани и обменивая все это на канаты, янтарь, меха – лисьи, бобровые, соболиные и горностаевые – и рабов. Евреи и арабы главенствовали в торговле Южной Европы, Азии и Африки. Ибн-Хордадбэх[29] так описал еврейского торговца: «Этот торговец говорил на арабском, персидском, латыни, французском, испанском и славянском.

Он путешествовал из западных стран в восточные, по суше и по морю. С запада вез евнухов, рабынь, мальчиков, парчу, шкуры бобра и куницы, другие меха и мечи». Он начал свое путешествие в Западной Европе (в землях франков) и морем добрался до Аль-Фарама (Пелузий в Египте), затем, меняя способ передвижения в зависимости от ситуации, проехал через Аравию в Индию и Китай. Возвращаясь в Константинополь, «он вез с собой изюм, алоэ, камфару, корицу и другие продукты Востока». То было всего лишь одно из многочисленных путешествий этого человека. Следует помнить, что международная торговля Европы в темные века была весьма развита и что торговым связям многих тогдашних купцов могли бы позавидовать некоторые наши бизнесмены.

Но не одни фризы, арабы и евреи занимались этим ремеслом – англосаксы также торговали с континентом. «Я вступил на борт судна, – говорит торговец в «Диалогах» Эльфрика, – вместе с моим грузом и отправился за моря продавать одни товары и покупать другие, которых нет в нашей стране. Я привожу их вам сюда, преодолевая все опасности моря, и порой в кораблекрушении теряю свои сокровища, радуясь тому, что сам уцелел». Он описывает товары, которые привозит: «Пурпур и шелк, драгоценные камни и золото, редкие одеяния и специи, вино и масло, слоновую кость и латунь, медь и олово, серу и стекло и другие подобные вещи…» Англосаксонские купцы привозили охотничьих собак, меха, серебро, льняные ткани, рыбу, лошадей и оружие в Италию и заключали торговые сделки с лонгабардскими королями. Торговцы покупали и продавали где только могли и руководствовались при этом чисто экономическими соображениями. Они были должны также платить пошлины местным должностным лицам, и упоминания об этом бремени постоянно встречаются в документах; но еще больше неприятностей доставляли пираты, особенно викинги.


Рис. 15. Амфора из рейнских земель. Фрагмент сосуда такого типа нашли в Англии. Масштаб около 1:12


Торговля недолговечными предметами, которые составляли важную часть товарооборота в англосаксонской Англии, отражена в некоторых случаях в археологическом материале. Хотя нет надежды найти археологических свидетельств относительно главных товаров, экспортировавшихся из Британии – шерсти и тканей, – про импорт мы можем кое-что сказать. О континентальной керамике уже упоминалось. Начиная с VII столетия мы имеем свидетельства того, что глиняная посуда импортировалась с континента, что, возможно, было связано с германской винной торговлей. Большие амфоры (рис. 15), некоторые из которых имели высоту три или четыре фута, не могли использоваться ни для какой другой цели, кроме как для доставки вина. Деревянные бочки, которые изображены на гобелене из Байе (рис. 16) и в которых, возможно, содержалось французское вино, не сохранились в археологических слоях до Нормандского завоевания, хотя в культурном слое чуть более позднего периода в замке Певенси их остатки были найдены.

О торговле с Востоком свидетельствуют такие предметы, как египетское стекло, найденное в англосаксонском захоронении в Сассексе. Осколки восточного стекла обнаружены в Лондоне, Чичестере, Йоркшире и Файфе в археологических слоях христианского периода англосаксонской эпохи. Также с Востока доставлялись бронзовые чаши, импортировавшиеся из Александрии, гранаты, возможно, из Индии, раковины из Индийского океана; наличие подобных предметов среди находок говорит нам, что коммерческие контакты с Востоком не были случайными. Но, если не считать отдельных фрагментов восточного шелка, мы не располагаем никакими указаниями на торговлю специями и красителями и другими недолговечными сокровищами, которыми восточные страны могли снабдить далекий остров на краю мира.

(обратно)
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Эрик Чемберлин.
Эпоха Возрождения. Быт, религия, культура

Эллен Макнамара.
Этруски. Быт, религия, культура

Гвин Джонс.
Викинги. Потомки Одина и Тора

Т.Д. Златковская.
Возникновение государства у фракийцев VII—V вв. до н.э.

Р. И. Рубинштейн.
У стен Тейшебаини
e-mail: historylib@yandex.ru
X