Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Дэвид М. Вильсон.   Англосаксы. Покорители кельтской Британии

Города и торговля

Англосаксонское общество было, по сути, аграрным. Основой экономики служило сельское хозяйство, и люди всех сословий жили преимущественно на земле – в деревнях или на отдельных хуторах; только ремесленники проживали в городах, но их было крайне мало. В течение последних нескольких лет были сделаны первые шаги к тому, чтобы описать жизнь англосаксонских сельских жителей с учетом новых данных об их домах и поселениях. Имеющиеся археологические свидетельства относятся к различным периодам и разным экологическим и климатическим условиям. Однако несмотря на это, существует соблазн попытаться изобразить некую общую картину англосаксонской жизни.

В англосаксонской Англии существовало четыре основных сословия; терминология с течением времени менялась, но для наших целей достаточно сказать, что это были: король, знать, йомены и рабы (я специально не использую древнеанглийских названий). Границы между этими классами оказывались достаточно размытыми. Перейти из сословия в сословие при наличии соответствующих качеств оказывалось не так трудно; теоретически даже королевская власть не считалась наследственной.

Я не стану вдаваться в подробности, скажу только, что предложенная общая классификация удобна при описании разных типов жилищ. Поскольку большинство поселений, о которых здесь пойдет речь, были открыты археологами относительно недавно, то мои рассуждения носят предварительный характер.

В настоящее время получены археологические данные о двух королевских резиденциях: Иверинге в Нортумбрии и Чеддере в Уэссексе. В Иверинге доктор Хоуп-Тейлор обнаружил villa regalis, упомянутую Бедой в его «Церковной истории», в отрывке, посвященном принятию Нортумбрией христианства в 627 г.:

«Так велики были стремление нортумбрийцев к вере и их жажда спасения, что Паулин, придя однажды во дворец короля и королевы Гефрине, тридцать шесть дней проповедовал и крестил приходивших к нему. При наследниках Эдвина этот дворец был заброшен и выстроен другой в месте, называемом Мэллинх»[25].

Раскопки выявили три периода строительства: первый начался на рубеже VII столетия, возможно в правление Этельфрита (592–616), и продолжался во времена Эдвина (умер в 632 г.). Во второй период город восстанавливали после пожара, возможно связанного с разорением Нортумбрии в 632 г. На третьем этапе город перестраивали, вероятно, по повелению Осви (654–670), после второго пожара, который доктор Хоуп-Тейлор соотносит с вторжением Пенды, короля Мерсии. В восточной части в конце VI столетия был построен форт, где жители в случае опасности могли скрываться. Город, вероятно, существовал во времена короля Эдвина и включал в себя некоторое количество построек, из которых одна, самая внушительная, скорее всего, служила королевским дворцом (рис. 9, а). Это прямоугольное здание имело две боковые пристройки и отгороженное от остального помещения отделение в восточном конце. Длина здания равнялась 27 метрам. Стены были выстроены из вкопанных в землю стоячих бревен без поперечен. Крышу строения частично поддерживал ряд опор, стоявших вдоль стены. Неподалеку располагалось несколько меньших зданий той же конструкции, вероятно жилища знати. Доктор Хоуп-Тейлор считает, что одно из них было языческим храмом, после принятия христианства превращенным в церковь.

Другое здание имело утопленный в землю пол. Но наиболее интересное сооружение из имеющихся – ряды скамей, расположенные так, что вместе они напоминают кусок, вырезанный из круглого пирога, и помост по центру этого клина, в его «клюве». Предположительно, это было место собраний. Возможно, именно здесь Паулин проповедовал новую веру народу Берниции.

Во второй период здания перестраивались, но незначительно, рядом с ними была возведена деревянная церковь, вокруг которой возникло кладбище.

Недалеко от Эдинбурга, в самой северной части Нортумбрии – в Дун-Хилле (Данбар), – доктор Хоуп-Тейлор раскопал здание, обнесенное частоколом, очень похожее на «дворец» в Иверинге. Оно в свое время сгорело, но было отстроено в первоначальном виде. Хотя этот дом короче своего собрата в Иверинге на 2,5 метра, он имел такую же конструкцию и пропорции. Окончательные результаты раскопок еще не опубликованы, однако не приходится сомневаться, что это здание, построенное в VI в., сходно с постройкой в Иверинге. При этом такой тип постройки нельзя считать чисто англосаксонским или германским, ибо известно, что в указанный нами в качестве датировки период в этой местности жили кельты. Соответственно, его можно счесть порождением местной традиции, не обязательно связанной с германским типом дома, которые обычно считают прототипом англосаксонских зданий.

Раскопки в другой королевской резиденции – Чеддере – вел мистер Филипп Ратц. Это место весьма знаменательно для англосаксонской истории. Уитэны (Национальная Ассамблея) собирались в этом городе в 941, 956 и 968 гг.; он также упоминается в завещании короля Альфреда и в грамоте короля Эдви (955–959). Его история продолжалась и после Нормандского завоевания, и наиболее впечатляющая его постройка – дворец XII в.

Самой ранней постройкой, обнаруженной в Чеддере, является здание со множеством пристроек, датируемое IX столетием. Оно (рис. 9, б) имело длину приблизительно 25 метров, слегка наклонные стены и боковые входы. Стены были построены из вертикальных бревен, вкопанных в землю на расстоянии приблизительно 22 сантиметров друг от друга. Промежутки, вероятно, были перекрыты досками и прутьями. Внутри зала был обнаружен участок обожженной глины (к югу от главного входа); там, вероятно, располагался очаг. По поводу двойного ряда столбов на западной стороне разгорелся спор. Высказывалось предположение, что они поддерживали крышу или пол второго этажа. Но такая гипотеза, вполне допустимая с исторической точки зрения, в данном случае кажется маловероятной.

Ко второму периоду в Чеддере относится большое здание (рис. 9, в), которое имело длину 19 метров и сохранялось, хотя и со множеством переделок, вплоть до XII в. Оно было прямоугольным; две двери располагались на фронтонах. И это здание, и его предшественник находились в окружении других меньших построек. Маленькая часовня, например, датируется тем же временем, что и более поздний дом, как и небольшое четырехугольное здание, а также некое строение, которое предположительно представляло собой «птичий двор».

Археологами изучены только два королевских жилища англосаксонского периода – в Иверинге и Чеддере, хотя в Олд-Виндзоре во время раскопок были обнаружены останки англосаксонского дворца более позднего времени. Королевские резиденции, вероятно, не слишком отличались от жилищ самых богатых представителей знати. Лучшим примером такого жилища служит усадьба богатого землевладельца позднего периода англосаксонской истории (XI столетие) в Сулгрейве в Нортхемптоншире. Брайен Дависон обнаружил там дом и ворота с башней; позднее усадьба была окружена земляной насыпью. Раскопки еще не закончены, но у нас имеется достаточно фактов, чтобы сделать некие предварительные выводы.

Самая первая постройка, возведенная на этом месте, – длинный деревянный дом чрезвычайно сложной формы – датируется примерно 1000 г. Стены, по всей видимости, были обшиты досками. В западном конце здания находилась открытая веранда. Через дверной проем можно было пройти в маленькую комнату, а затем в главный зал. Две двери располагались друг напротив друга на боковых стенах, в центре зала помещался очаг, а вдоль стен стояли скамьи. Самая восточная пристройка возвышалась на каменном основании высотой около метра. По-видимому, у здания имелся и второй этаж, который был шире первого. Рядом с домом и на одной линией с ним у западной части стены были обнаружены ямы от столбов некоего квадратного сооружения.

К северу от дома располагалась башня, в стене ее (приблизительно 56 сантиметров толщиной) была прорублена прямоугольная дверь шириной в метр. Усадьба донормандского периода в Сулгрейве включала в себя дом и башню, все, что требовалось тэну в ту эпоху. Согласно документу XI в.:

«Если кэрл (йомен) достаточно зажиточен и имеет пять гайд[26] земли (церковь и кухню), колокол и ворота для замка, место и особую должность в королевских палатах, тогда он вправе именоваться тэном (благородным)».

Таким образом мы находим в Сулгрейве дом некоего зажиточного землевладельца, который позднее был превращен в укрепленную резиденцию нормандского рыцаря. Присутствие башни наводит на мысль, что башня церкви в Эрлз-Бартоне, расположенная на расстоянии нескольких миль от Сулгрейва, которая также обнесена земляными укреплениями, могла быть частью подобного же комплекса, состоящего из церкви и дома. Пока Сулгрейв – единственное обнаруженное в ходе раскопок жилище, которое идентифицируется как усадьба тэна, хотя останки здания, которые профессор Барри Канлиффом обнаружил в пределах римского форта в Портчестере (Гэмпшир), могут оказаться чем-то подобным.

В Портчестере обнаружены следы постройки V столетия с утопленным полом и ямы от столбов, расположенные на северо-запад от нее. Прямоугольное здание VIII–IX вв., около семи метров длиной, представляет следующий этап застройки. Но наибольший интерес для нас представляет группа зданий, построенных в период с IX по XI столетия. Они (рис. 9, г) датируются исходя из того, что их останки находятся под слоем, содержащим обломки керамики XII в., а по черепкам, обнаруженным в культурном слое, можно сказать, что поселение существовало на протяжении достаточно длительного периода. Было обнаружено пять строений: строение 1 – деревянное здание со стенами из вертикальных столбов, переплетенными тростником, обмазанными глиной; строение 2 – здание, которое два раза перестраивалось, скорее всего, отдельно стоящая башня, обмазанная снаружи глиной; строение 3 – зал длиной около 13 метров; строение 4 – еще одно прямоугольное здание длиной приблизительно 10 метров; и строение 5, также прямоугольной формы.

Профессор Канлифф истолковал историю поселения так: строения 1, 3 и 5 и первый вариант здания 2 принадлежат одному периоду. Во втором периоде строение 3 было снесено, и на его месте возникло кладбище из приблизительно восемнадцати могил. В это же самое время была возведена заново западная часть строения 1, сооружено строение 4 и перестроено здание 5. На третьем этапе перестроили башню.

История Портчестера очень сложна, и раскопки там только начаты, поэтому делать выводы, на мой взгляд, пока рано. Книга Страшного Суда[27] сообщает, что на этом месте находилось поместье. В 902 г. оно принадлежало королю и использовалось в качестве укрепленного лагеря во время войн с викингами, после Нормандского завоевания на этом месте был возведен замок, который не упоминается до 1153 г., но, вероятнее всего, был построен к 1100 г. Обнаруженный комплекс зданий поэтому нельзя однозначно идентифицировать как усадьбу тэна, хотя аналогия со строениями в Сулгрейве обращает на себя внимание. Мы не можем пока точно определить назначение каждого здания, хотя среди них, бесспорно, были башня, церковь и дом человека, который вполне мог быть тэном.

Короли, эрлы и тэны имели собственные дома и владения, но большинство населения англосаксонской Англии составляли кэрлы, или свободные землепашцы. Именно в течение англосаксонского периода деревни заняли важное место в общей картине английской жизни, и археологические данные, относящиеся к этой теме, мы сейчас обсудим. Данные эти по ряду причин весьма скудны и неудовлетворительны. Во-первых, многие из деревень, возникших в течение англосаксонской эпохи, располагались на месте современных населенных пунктов, что сильно затрудняет раскопки. Во-вторых, раскопки целого поселения – очень дорогая процедура и их трудно финансировать. В-третьих, они занимают много времени, и пока мы еще не получили ни одного детального отчета о раскопках англосаксонских деревень, хотя некоторые шаги в этом направлении уже предприняты.

До сих пор у нас нет свидетельств – ни исторических, ни археологических, – что римская система вилл сохранилась в англосаксонскую эпоху. В этом отношении Британия отличается от Галлии, поскольку в южной и центральной Франции мы находим убедительные подтверждения преемственности между прежними виллами и новыми поселениями – в частности, в названиях. В Англии дело обстоит совсем по-иному. Если не брать города, очень незначительное количество названий населенных пунктов восходят к римским. Большинство имеет англосаксонское происхождение, что говорит о том, что именно англосаксы, а не римляне сформировали существенную структуру поселений в сельской местности. При раскопках римских вилл пока не найдено никаких следов того, что на их месте возникали поселения постримской эпохи, хотя, судя по некоторым фактам, laeti (наемники) селились поблизости от римских усадеб. Мы рассмотрим кратко один из таких случаев: Макинг в Эссексе. Мистер Ривет дал правдоподобное объяснение наблюдающейся преемственности:

«Часто отмечалось, что не известно ни одного случая того, что саксы селились на римской вилле. Частично это связано, без сомнения, с их социальной организацией, предполагающей наличие большого «двора», для чего обычная вилла была совершенно непригодна… Но вероятно, наиважнейшая причина заключалась в том, что ко времени, когда саксы начали селиться на этой земле, виллы, оторванные от своей социальной и экономической базы, уже превратились в руины».

Поселенцам пришлось создавать в стране новую экономическую систему, привычную для них. Проделав это, они во многом сформировали облик и структуру современной английской сельской местности.

По мере того как мы исследуем новые и новые англосаксонские поселения, все яснее возникает картина деревни, состоящей из довольно большого количества небольших домов (6 метров длиной) с утопленным полом. Первые раскопки в Саттоне (Куртни) и Кассингтоне доказали справедливость этих представлений, хотя доктор Редфорд, исходя из аналогии с Варендорфом в Вестфалии, считал, что деревня состояла из небольших домов с низким полом и «длинных» домов. Пока ничего подобного Варендорфу не было найдено в Англии, и мы можем предположить, что беднейшие слои англосаксонского общества жили в деревнях, включавших в себя большое количество скромных полуземлянок, и лишь изредка – как в Эйнсшеме (Оксфордшир) и Вест-Стоу – (Суффолк) в этих деревнях имелись длинные дома – палаты. Подобное сочетание встречается в городах, но это уже другой вопрос. Я считаю, что деревней, как правило, управлял знатный человек, который часто проживал на некотором отдалении от нее.

Одной из наиболее важных точек, среди тех, где ныне ведутся раскопки, является Макинг, расположенный на холмистом берегу над излучиной Темзы. План этого поселения еще не составлен, но уже раскопано более восьмидесяти полуземлянок, и еще около тридцати, возможно, будут исследованы. Дома стоят на 30– метровом склоне, спускающемся к Темзе. Обычная лачуга имела приблизительно 4 метра в длину и 3 метра в поперечнике, спереди и сзади обнаруживаются глубокие ямы для столбов. Это весьма непритязательные жилища, хотя в культурном слое внутри них накопился богатый археологический материал, который позволяет датировать их периодом от заката римской Британии до VII в. Эту датировку подтверждают и находки на расположенном по соседству кладбище; некоторые захоронения содержали очень ценный материал; в частности, там была обнаружена римская застежка, украшенная в стиле «кольцевой фибулы». Также очень интересна найденная в Макинге керамика. Доктор Майрс пишет: «Эти первые двадцать лачуг уже дали материала (относящегося к двум пограничным десятилетиями V в.) больше, чем любые другие раскопки, произведенные в Англии до настоящего времени. Кроме того, эти раскопки дают нам больше материала по языческой эпохе англосаксов, чем все остальные изыскания, вместе взятые». Еще более значительными представляются параллели между этой керамикой и германской керамикой конца IV – начала V в.

Показательно, что подобная керамика на континенте встречается вместе с предметами, которые, предположительно, принадлежали германским наемникам, которые служили римлянам в конце IV и начале V столетия. На основании этого доктор Майрс предположил, что первыми германскими поселенцами в Макинге были наемники. Местоположение этого поселения позволяло контролировать подходы к римскому Лондону. Практически в том же месте в XVI столетии и позже были с той же целью возведены форты, но теперь снабженные артиллерией. Доктор Майрс считает, что полувоенное поселение в Макинге просуществовало до середины V столетия, а затем превратилось в обычную англосаксонскую деревню.

Планировка его также весьма любопытна. Не обнаружено никаких намеков на улицы, дома разбросаны в беспорядке по большой территории. Около дюжины лачуг было откопано рядом с римскими полями, к которым они могли иметь какое-то отношение. Поселение занимает значительный участок и примыкает к другому, находящемуся на расстоянии 500 метров от него и исследованному в 1955 г. Кеннетом Бартоном. В литературе оно фигурирует под названием Линфорд. Это поселение было достаточно крупным и просуществовало в течение около 250 лет. В настоящее время, конечно, трудно сказать, какого оно было размера, но госпожа Джонс предположила, что эти скромные домики могли быть «выселками» главного поселения, лежащего дальше на юго-восток. Я не совсем согласен с этим выводом, и следует подождать окончания раскопок.

В ходе раскопок обнаружились свидетельства развитости различных ремесел: изготовления рогов, работы с металлом, ткацкого дела, но большинство находок представляет собой предметы домашнего обихода, в первую очередь разные виды простой, сделанной без помощи гончарного круга посуды.

Лачуги с утопленным полом встречаются по всей Южной Англии. Они были здесь так же широко распространены, как и на континенте, и практически нет сомнений в том, что они являли собой самое типичное жилище наиболее бедных слоев населения. Данные континентальных раскопок дают достаточно свидетельств того, что эти здания не были хозяйственными постройками, хотя, естественно, они могли иногда использоваться для этих целей. Однако известны и поселения, где почти все постройки принадлежали к типу прямоугольного дома, например в Максей (Нортхемптоншир) обнаружено множество прямоугольных зданий, стоящих близко к друг другу. Это поселение VII столетия, возможно, было деревней или поместьем, принадлежавшим знатному человеку.

Один специфический тип здания заслуживает того, чтобы его упомянули отдельно, а именно дом с выпуклыми стенами – тип, который широко распространен в германской Европе (рис. 8, а). Наиболее ясное представление об этих зданиях дают изображения на викингских мемориальных камнях X или XI столетия, которые часто встречаются на севере Англии. Судя по этим изображениям, ребра крыши у таких зданий представляли собой отрезки дуги, как и их стены. Крышу покрывали каменными плитками, изразцами, досками или дранкой (подобный тип зданий обнаружен при раскопках в Винчестере). Промежутки между столбами перекрывали тростником. Такой тип здания нам хорошо известен по викингским военным лагерям в Дании, он имеет долгую историю и был распространен и на континенте еще с V столетия. Похожие здания найдены в Букдене, Хантсе, Чеддере (рис. 8, a; 9, б) и в Портчестере (рис. 9, г). Но они также строились и в городах, например в Тетфорде. Их назначение было таким же, как и у обычного «длинного» прямоугольного дома.


Рис. 8. Реконструкция англосаксонских домов: а – здание с выпуклыми стенами из Чеддера; б – длинный дом из Тетфорда;в – полуземлянка в Тетфорде; г – разрез полуземлянки




Рис. 9. а – план королевского жилища в Иверинге (по Хоуп-Тейлору); б – план здания в виде лодки в Чеддере; в – второй по величине дом в XII столетии в Чеддере; г – примерный план комплекса зданий в Портчестере.


Описания, встречающиеся в источниках, указывают, что вся жизнь людей проходила в большом зале, – там они ели, спали и развлекались. Очень богатый человек мог позволить себе иметь отдельные спальные покои, но это были редкие исключения.

Археологические исследования в сельских местностях только начинаются. Мистер Фоулер начал изыскания в Файфилд-Дауне в связи с проблемой англосаксонской системы землепользования. Поставленная им задача определения границ древних полей и пастбищ очень сложна, и на ее решение потребуется еще много лет. Трудности, возникающие в археологии сельских поселений, самоочевидны. Одно дело исследовать деревню в Уилтшире, и совсем другое – применить эти знания при изучении поселений в других областях, например в долине Темзы или на песчанике Пеннин. В конечном итоге, однако, метод решения этой проблемы будет найден, и его использование, вместе с изучением остатков злаков и анализом состава костей животных, сможет открыть нам многое относительно аграрной экономики англосаксов.

Некоторые факты уже получены. Наиболее распространенными зерновыми культурами были ячмень, овес и пшеница. Лен выращивали для изготовления тканей, а вайду – для их окраски. Фрукты и орехи, вероятно, собирали в лесах. Парейн предположил, что дикие фруктовые деревья специально высаживались для этих целей на опушке леса. Сельскохозяйственные орудия практически не сохранились.

До сих пор не найдено ни одного англосаксонского плуга, и только несколько лемехов (как, например, находки из Тетфорда и Вестли-Ватерлес (Кембриджшир) дошли до нас от англосаксонского периода. Из рукописи гобелена из Байе[28] мы можем получить какие-то сведения, с которыми, однако, нужно быть очень осторожными.

Художник, украшавший рукопись, едва ли ходил в поле и смотрел на плуг, прежде чем его изобразить; более вероятно, что он копировал рисунок с других рукописей, которые могли быть привезены, например, из Падуи или Парижа. Наши данные о конструкции англосаксонского плуга очень скудны, но все же мы рискнем высказать некоторые предположения (рис. 10, а). Это было довольно тяжелое орудие: его тянули несколько быков; у него имелись колеса, но не было отвала. Пласт земли срезался и отворачивался в сторону кольтером, который в конце борозды перемещали. После этого поле бороновали орудием, возможно подобным тому, которое изображено на гобелене из Байе (рис. 10, б), и после этого разбрасывали семена.


Рис. 10. а – плуг. Гобелен из Байе; б – борона. Гобелен из Байе


Сохранились некоторые орудия для сбора урожая. В Харбуке, в графстве Дарем, в кладе англосаксонских инструментов были найдены четыре лезвия косы (рис. 11). Они поразительно похожи на те, которые нарисованы в рукописях. Серпы были найдены в двух викингских захоронениях. Ножи и вилы встречаются в рукописях (рис. 12), но ни один образец не был найден. Лопаты делали из дерева и окантовывали железом (рис. 13). Одну из таких железных окантовок нашли, например, в Сандтуне, в Кенте (рис. 14). Судя по рисункам, лезвие лопаты крепилось к черенку с одной стороны. Большое количество топоров, использовавшихся для рубки леса и плотницких работ, сохранилось до наших дней. Некоторые из них, а также долото, кайло и сверло из Харбука изображены на рис. 11.



Рис. 11. Инструменты, найденные в Харбуке, Дарем: лезвия кос, топоры, тесак, сверло, небольшое кайло. Лондон, Британский музей


Рис. 12. Серп, вилы и косы из позднесаксонской рукописи


Зерно мололи там же, где его собирали. В деревнях часто имелось по несколько мельниц. Так, в Книге Страшного Суда сообщается, что в Хатфилде (Херефордшир) было четыре мельницы. Однако не все они отличались таким совершенством конструкции, как мельница, раскопанная в Олд-Виндзоре в Беркшире. Эта мельница, которая, вероятно, обслуживала королевское поместье, имела три вертикальных водяных колеса, работающих параллельно и приводимых в движение водой, которая подавалась по каналу длиной примерно километр из Темзы. Канал был 5–6 метров шириной и 4 метра глубиной и расчищался несколько раз, прежде чем его перестали использоваться в начале XI в. Зерно мололи также с помощью жерновов, обломки которых часто попадаются среди археологических находок, некоторые из них вытесаны из лавы, привезенной из Эйфеля в Германии.

Об англосаксонском скотоводстве мы знаем еще меньше. Так, например, до сих пор никто не провел анализ костей животных, найденных на месте англосаксонских поселений. Англосаксы держали овец, крупный рогатый скот, свиней и коз. Шерсть, вероятно, являлась одним из главных предметов экспорта англосаксов, и производство тканей было хорошо развито. Однако до нас дошли разрозненные кости овец, несколько пар ножниц и какой-то предмет, найденный в Саттоне, который мог применяться для прочесывания шерсти. Овец и коров также разводили ради молока и мяса. В течение лета их откармливали, а осенью наиболее слабых забивали; мясо обычно солили или засушивали. Только самые сильные животные могли пережить зиму. Лошади считались роскошью и использовались для перевозок.

(обратно)
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Эллен Макнамара.
Этруски. Быт, религия, культура

Жаклин Симпсон.
Викинги. Быт, религия, культура

Дэвид Лэнг.
Армяне. Народ-созидатель

Хильда Эллис Дэвидсон.
Древние скандинавы. Сыны северных богов

Р. Шартран, К.Дюрам, М.Харрисон, И. Хит.
Викинги - мореплаватели, пираты и воины
e-mail: historylib@yandex.ru
X