Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Дэвид Лэнг.   Грузины. Хранители святынь

Глава 5. Грузинская феодальная монархия

Во время правления Константина Великого, приблизительно в 330 г. н. э., Грузия приняла христианство. Как и в других европейских странах, новая религия существенно повлияла на грузинское искусство, литературу, культуру и образ жизни в целом. Согласно грузинской, греческой, латинской и армянской легендам, новую веру принесла в Грузию каппадокийская рабыня Нина, позже признанная святой. После того как по ее молитве иберийская царица Нана исцелилась от тяжелой болезни, святая Нина начала проповедовать христианство грузинскому народу.

Еще один сюжет посвящен обращению в христианство грузинского царя Мириана. Во время охоты на него внезапно снизошла тьма (возможно, благодаря затмению солнца). После того как он произнес молитву, тьма рассеялась и царь уверовал в могущество христианского Бога. Еще одно чудо произошло во время строительства храма Животворящего Креста в грузинской столице Мцхета. Строители никак не могли поднять опорный столб, вытесанный из цельной каменной глыбы. По молитве священника он поднялся в воздух и, влекомый таинственной силой, встал на свое место.

Документальное описание крещения Грузии содержится в хронике, написанной церковным историком Руфином, составленной в начале 403 г. н. э. на основе записи рассказа грузинского князя Бакура, которого Руфин встречал в Палестине. Однако оно также малодостоверно и содержит традиционное описание деяний святой Нины.

Хотя до нашего времени сохранилось более пяти редакций «Жития святой Нины», они все подчинены традиции национально-конфессиональных преданий. Первоисточники, послужившие основой для этого произведения, практически не сохранились. Они напоминают аналогичные рассказы о крещении Армении святым Георгием и святой Рипсимэ около 301 г. и полны фантастическими деталями.

Даже в 1965 г. такой хорошо информированный автор, как преподобный Мишель Бордо, в своей книге «Опиум для народа» считает святую Нину мужчиной и уверяет, что она была распята. На самом же деле известно, что она умерла в ореоле святости и была похоронена в кахетинском селении Бодбе, вскоре ставшем местом паломничества из-за чудес, совершавшихся на ее могиле.

Особого внимания заслуживает легенда о ризе Господней, нешвенном хитоне, то есть сделанном из одного куска ткани одеянии Иисуса Христа. После снятия тела Иисуса с креста ее по жребию получил один из воинов, по национальности еврей, родом из Грузии. Он и принес хитон в Грузию, где он сохранялся вплоть до 1625 г., когда шах Аббас прислал его в подарок царю Михаилу Федоровичу. Легенда находит некоторое документальное подтверждение в том, что уже в древности в Грузии существовала еврейская община, очевидно, что христианство имело здесь своих сторонников еще до начала миссионерской деятельности святой Нины. Некоторые очень древние еврейские надгробные памятники, обнаруженные в Мцхете, были изучены и описаны профессором Г.В. Церетели.

Принятие христианства в каждой отдельной стране имело настолько большие последствия, что почти всегда сопровождалось сильными социальными потрясениями. Немного раньше, чем в Грузии, христианство утвердилось в Армении, где это связано с именем святых Георгия Просветителя, Рипсимэ и Гаянэ, казненных после жестоких пыток. Принятие христианства связано с исцелением от помешательства царя Трдата, который уверовал в Христа и стал ревностным сторонником новой веры. Фрески с изображением ужасных пыток святого Георгия можно увидеть на стенах армянского собора в Новой Джудьфе близ Исфахана.

Следует также напомнить, что к началу деятельности святой Нины части Западной Грузии, включая Колхиду, Абхазию и лазов, уже были христианизированы миссионерами, прибывшими в греческие колонии, расположенные вдоль побережья Черного моря. Хотя христианство и не было принято как государственная религия в Лазском княжестве вплоть до VI в., на Никейском соборе 325 г. присутствовали епископы из Трапезунда, основного морского порта лазов, и Питиунта (совр. Пицунда), стратегического порта и представительства метрополии на абхазском побережье (рис. 21).



Рис. 21. Грузия в Средние века

К 330 г. н. э. на политической ситуации сильно сказался также переход Восточной Грузии в новую официальную религию римлян, иберийские правящие классы приняли ее без сопротивления. Наряду с Арменией Грузия стала аванпостом христианства на Востоке. С этого времени культурная и социальная жизнь этих стран решительно повернулась от зороастрийского Ирана и позже от исламской цивилизации арабского мира к великим центрам православного христианства. Все сказанное и определяет особенности культурного и социального развития грузинской монархии.

Естественно, что структура грузинской монархии претерпела фундаментальные изменения в результате принятия христианства как государственной религии. С точки зрения К. Туманова, старые языческие правители были монархами в анатолийском и месопотамском стиле, их космократические притязания, сохранявшиеся в первые века нашей эры, проявились в поклонении монарху как божеству.

Действительно, и в Грузии долго сохранялось почитание мамасаклиси, или «отца племени», правившего в Мцхета и считавшегося первым среди равных (primus inter pares) по отношению к другим грузинским правителям. Не приходится сомневаться в том, что здесь проявилось влияние «божественного Августина» или богоподобного Клавдия, чьими друзьями и союзниками охотно признавали себя иберийские правители.

Космологическая символика в устройстве грузинской политической иерархии, видимо, основана на числе семь. Семь местных правителей (эриставов) подчинялись иберийскому Великому царю, похоже символизируя соответствующие вращающиеся вокруг Солнца планеты. Об этом упоминается и в поэме Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре».

Вызванный обращением в христианство разрыв с прошлым совпал с началом правления новой династии в Восточной Грузии. На смену прекратившейся династии иберийских Аршакидов пришел царь Мири-ан из династии Хосровидов (позже канонизированный как святой Мириан), ставший первым христианским правителем Грузии. Основанная им новая Хосровидская династия являлась ответвлением иранских Михранидов, одного из семи великих домов Персидской империи.

Хосровиды правили в Иберии более двух столетий, пока институт монархии не был упразднен персами в первой четверти VI в. Они передали власть крупным азнаурам (местным князьям), которые подчинялись марзапану — шахскому чиновнику. С периодом марзапанства связан замечательный литературный памятник — «Мученичество Евстафия Мцхетели». Неизвестный агиограф не только рассказывает историю Евстафия, но и приводит яркое описание быта, политической и социальной жизни Картли того времени.

Однако правящая династия постоянно встречалась с трудностями, связанными с управлением непокорными вассалами. Естественно, что грузинские феодалы стремились к установлению ненаследственной верховной власти, при которой царем не становился сын или брат правящего монарха, а новый правитель страны назначался подобно высшим государственным чиновникам. Члены царской семьи стремились сохранить свои привилегии и резко отвергали все попытки изменить порядок престолонаследования. В результате на протяжении всего VI в. продолжались постоянные стычки между отдельными правителями, приведшие к падению монархии.

Сложившаяся в этот период система наследственного землевладения просуществовала вплоть до присоединения Грузии к России в 1801 г. Она имеет много общего с западноевропейскими феодальными государствами позднего Средневековья. Однако это сходство является чисто типологической параллелью, связанной с общими особенностями исторического развития евро-азиатского региона. Сегодня стало очевидно, что его настоящие источники следует искать в Византии и сасанидском Иране, откуда фактически и происходит династия Хосровидов. Политика бадшахов (великих правителей Сасанидского государства) строилась на обеспечении хрупкого равновесия между отдельными сатрапами, наместниками, управлявшими провинциями, и окружавшими правителя чиновниками. Некоторые сатрапы, возглавлявшие основные родовые кланы, являлись наследственными правителями, другие назначались из столицы. Титулы, которые носили представители знати, могли быть наследственными или отражать их положение в военно-служилой иерархии.

В нижней части иерархической лестницы находились земледельцы. Они могли быть как свободными, владевшими своей землей, так и зависимыми, которых можно было назвать скорее закрепощенными рабами. Во время войн они составляли подразделение ополченцев, выступавших под командованием своего господина в составе персидской армии.

Когда иберийские правители в целях укрепления своей власти приняли христианство, язычество не так легко сдало свои позиции и сохранилось как часть народных верований. В некоторых случаях оно носило скрытый характер и ушло вглубь, приняв лишь внешние признаки новой веры. Пережитки древнейших культов сохранились в отдаленных районах Грузии вплоть до сегодняшнего дня.

В «Жизнеописании святой Нины» рассказывается, как царь Мириан вместе с одним из своих князей призвал к себе старейшин горных племен, людей дикого и свирепого вида, и проповедовал перед ними Евангелие. Когда они отказались креститься, царь саблей изрубил их идолов. Потом он наложил тяжелые налоги на тех, кто не захотел принять крещение, вынудив их тем самым уйти в горы.

Драматическая, но малоправдоподобная история рассказана в «Повести о мученичестве колайских отроков», написанной на рубеже VIII–IX вв. В местечке Кола, расположенном в Юго-Западной Грузии, группа родителей-язычников предпочла бросить своих детей в яму и забросать их камнями до смерти, но не допустить их крещения христианским священником. Позже всех погибших детей причислили к мученикам грузинской церкви.

В некоторых случаях принятие христианства требовало для людей того времени принятия других стандартов поведения и морали, более высоких, чем было возможно по их социальному статусу, что вызывало весьма острые личные и семейные проблемы. В повести «Мученичество Шушаник», составленной писателем Яковом Цуртавели во второй половине V в., рассказывается о трагической судьбе жены картлийского питиахша Варскена, которая отказалась последовать за своим мужем и отречься от христианства.

Шушаник отказалась принять участие в попойке, где мужчины и женщины собрались вместе, после чего ее разгневанный муж «начал извергать проклятия и ударил ее ногой. Схватив кочергу, он ударил ее по голове, разбил ее и повредил один глаз. Потом он сильно ударил ее в лицо кулаком и протащил за волосы по полу, при этом он ревел как дикий зверь и рычал как безумный».

После семи лет подобного обращения, не выдержав истязаний, Шушаник наконец умерла в 475 г. Грузинский царь Вахтанг Горгасал (правил с примерно 446-го по 510 г.) повелел казнить изменившего ему питиахша, а жену похоронить с почестями. Но на самом деле картлийский питиахш Варскен был казнен только в 484 г., то есть спустя девять лет после умерщвления Шушаник. Связь с именем Вахтанга Горгасала можно объяснить тем, что он вошел в грузинскую историю как добрый и справедливый правитель, аналогичный европейскому королю Артуру, одно имя которого наводило страх на врагов.

Вначале грузинская церковь находилась под управлением антиохийского патриарха и в течение последующих веков оказалась твердо привязанной к православной вере. Так же как коптская, сирийская и армянская церкви, грузинская церковь отвергла решения Халкидонского собора, состоявшегося в 451 г., где было сформулировано учение о двойственной природе Иисуса Христа, ставшее обязательным для всех восточно-православных церквей.

Известно, что грузинский князь Нарбануг (409–488) отправился в Палестину из Константинополя, где, приняв монашество под именем Петра Иберийского, построил великолепный монастырь неподалеку от Вифлеема с мозаичными панелями, содержащими древнейшие грузинские письменные надписи. Петр Иберийский стал одним из самых значительных оппонентов диафизитов, и его считают автором богословских сочинений, написанных Дионисием Ареопагитом.

Во время монофизитского армяно-григорианского церковного синода, состоявшегося в Двине в 506 г., присутствовали 24 из 33 грузинских епископов, они объединились с армянскими и кавказскими албанцами, выступив с осуждением решений Халкидонского собора. Правитель Вахтанг Горгасал поддержал их решения, ибо они способствовали упрочению независимости грузинского царства. С этого времени начинается история независимой (автокефальной) Грузинской православной церкви, которая стала управляться собственным католикосом — патриархом. На протяжении многих веков (не считая того времени, когда в Грузии не было единого царя) его резиденцией являлся Тбилиси, а главным храмом собор Светицховели в Мцхета.

После того как в VI в. в Сирии начались гонения на монофизитов, многие приверженцы этого течения возвращаются в Грузию. Они развернули на родине широкую миссионерскую работу и основали рад монастырей по египетской и сирийской моделям (в Зедазеи, Давид-Гареджи, Мгвиме). Эти монастыри стали центрами развития просвещения, литературы и христианской культуры. Еще раньше грузинские монахи обосновались в монастыре Святого Саввы в Кед-ронском ущелье в Палестине, где они проводили литургии на своем собственном языке.

Под конец сасанидского владычества в Грузии происходит постепенное ослабление монархии из-за междоусобных войн и постоянной борьбой между Византией и Ираном за господство над Кавказом. После смерти правителя Вахтанга Горгасала в 510 г. персидский правитель Хосров Ануширван (531–579) вообще упразднил независимую грузинскую монархию и установил прямое правление на территории Грузии.

Ослабление и затем отсутствие центральной власти привело к усилению местных правителей. Наиболее сильным оказалось государство в Западной Грузии, где не было единой власти еще с времен правления великого Митридата Понтийского, заклятого врага Помпея и римлян.

Новое царство включило территорию Древней Колхиды и большую часть самой Понтии, оно было названо Лазским, поскольку в нем доминировали племена лазов, жившие на побережье Черного моря. В 523 г. лазский правитель Цат принял крещение и установил византийский гарнизон в мощной крепости Петра (Цихисдзири), контролировавшей участок побережья Черного моря между Батуми и Кобулети.

Это мощное поселение, расположившееся между Тбилисско-Батумской железной дорогой и прибрежной автотрассой, было раскопано исследователями из Батумского исследовательского института под руководством его директора Аслана Инаишвили. Экспедиция открыла и изучила большую гарнизонную церковь, которая к этому времени практически не сохранилась.

На протяжении VI в. персы и византийцы сражались за контроль как над Лазским царством, так и над Сванетией, и Петра оказалась в центре многих кровавых столкновений. Лазские правители делали все от них зависящее, чтобы стравить персов и византийцев друг против друга. Ведь на самом деле они не были практически заинтересованы в том, чтобы защищать христианских греков от неверных персов, особенно после того, как по указанию императора Юстиниана был убит лазский царь Губаз II в 553 г.

Все эти войны детально описаны в хронике Прокопия и его преемника Агапия Мирнского. В ней содержится много ценной информации об исторической топографии Западной Грузии, наряду с записью речей и переговоров. Все эти данные дают яркую панораму жизни Западной Грузии того времени.

После упразднения грузинской монархии многие правители в Картли и Кахетии продолжали поддерживать христианскую церковь, несмотря на давление, которое они испытывали со стороны персов, насаждавших в стране свою религию — маздеизм.

Время правления Хосрова Ануширвана ярко описано в «Мученичестве Евстафия Мцхетели», составленном анонимным грузинским автором в VI в. Евстафий был по профессии сапожником и родился в персидском городе Гандзаке. Переехав в Грузию, он принял христианство и поселился в Мцхета, но местные маздеяне донесли на него. По приказу сасанидского марзапана он был приговорен к смерти и казнен в Тбилиси в 545 г.

О росте антиперсидских настроений свидетельствуют монеты, выпущенные в обращение иберийскими правителями Гурамом, Стефаном I и Стефаном II. Формой и весом они соответствуют серебряным драхмам иранского шаха Ормузда IV (579–590). Однако грузинские мастера ввели в рисунок собственные элементы. Вначале они добавили инициалы соответствующих грузинских правителей, а затем заменили священное пламя, которое традиционно изображалось на зороастрийском алтаре, изображением христианского креста на реверсе монеты (фото 74, е).

Конечно, появление подобных монет является прежде всего политическим актом, демонстрирующим стремление иберийского правителя Стефана I установить в конце VI в. (между 590-м и 607 гг.) политическую автономию и укрепить христианскую веру. Изображение Стефана I, получившего византийский титул патрикия, можно увидеть на одной из скульптур на западном фасаде храма Джвари (Святого Креста), расположенного на высоком холме, возвышающемся над долиной Куры близ Мцхета (фото 36, 38).

Перед нами классический пример крестообразной купольной церкви, построенной личным архитектором герцога Стефана, сегодня вечерами она освещается прожекторами, что придает всему месту особый статус, отсюда открывается великолепный вид на северо-западный пригород Тбилиси.

Обязательно следует отметить, что именно во времена правителя Стефана грузинская церковь наконец порвала с армянской и воссоединилась с православной Византией.

Уже в начале VII в., на заре арабских завоеваний, персы предприняли еще одно, оказавшееся последним, наступление на греков, отбив Иерусалим у христиан в 614 г. Благодаря умелому руководству императора Гераклита вскоре византийцам удалось оправиться от этого поражения. Армия Гераклита появилась под стенами Тбилиси, ее возглавлял свирепый Джибху, каган или правитель тюркских хазар, живших вдоль Волги и позже принявших иудаизм.

Как сообщает армянский летописец Мовсес Дашкуранци в «Истории Кавказской Албании», вначале персы и грузины, составлявшие гарнизон Тбилиси, не оценили масштаб опасности:

«Хотя они и увидели надвигавшиеся на город с севера и запада неисчислимые войска, окружившие горы непроницаемой стеной четырех колесных баллист, построенных римскими инженерами, с помощью которых нападавшие могли совершенно безошибочно выпустить огромные камни и пробить ими стены, и хотя они увидели огромные строительные склады, наполненные камнями и песком, с помощью которых они заставили протекавшую по городу реку Куру выйти из берегов и устремиться на стены, все равно они вовсе не испытывали страха и, подбадривая друг друга, восстанавливали поврежденные стены».

Вначале удача оказалась на стороне осажденных, которые забавлялись тем, что насмехались над нападавшими хазарами.

«Они установили огромную тыкву, на которой нарисовали лицо их правителя, длиной и шириной в локоть. Вместо ресниц, которые были не видны, они провели тонкую линию, в области бороды ничего специально не стали рисовать, увеличили ноздри на пядь и воткнули под ними несколько волосков, чтобы все могли узнать его.

Выставив все это на стены, они закричали нападавшим: «Посмотрите на вашего императора, на вашего царя! Повернитесь и поклонитесь ему, потому что это Джибгу — каган!» И, схватив копье, они проткнули тыкву, которая изображала его в карикатурной форме, и они смеялись, и глумились, и насмехались, и оскорбляли другого правителя [Гераклита], и называли его вшивым педерастом».

Так и не взяв город, греки и хазары отступили, чтобы собрать подкрепление. На следующий, 627 г. они вернулись и захватили город и цитадель Тбилиси. Каган Джибгу отметил это событие, содрав живьем кожу с персидских и грузинских командующих тбилисской крепости. Затем он набил их кожу соломой и отправил ее императору Гераклиту в качестве трофея своей военной экспедиции.

Разгром Грузии греками и хазарами прервал непрерывное развитие христианства на Кавказе, поскольку открыл туда дорогу арабам. Ослабленная двухвековым религиозным расколом, Византия не могла оказать сопротивление безжалостным арабам, стремившимся к господству в данном регионе.

Под властью халифа Омара (634–644) из племенного культа ислам превратился в мощную имперскую религию. Основным событием правления Омара можно считать поражение персов при Кадисии в 637 г. и завоевание Сирии и Палестины. За ними последовало взятие Египта, последний поход персов на Нехавенд в 641 г. означал установление арабского господства над Ираном.

В 644 г. Омара убил персидский наемник, но к этому времени арабы уже закрепились в Армении (640) и Картли (642–643). После того как в 654 г. арабы захватили Эрзерум, гигантскую византийскую крепость, расположенную в Западной Анатолии, под их контролем оказалась практически вся Армения.

Не видя смысла в сопротивлении многократно превосходящему врагу, грузины предпочли подчиниться завоевателям. В Тбилиси установилась власть арабского эмира, который управлял Картли и оставшейся частью Западной Грузии от имени халифа.

Как и в Византии и в сасанидском Иране, арабское правление в Грузии не пользовалось популярностью. Писатель VIII в. Иоанн Себанисдзе в повести «Мученичество Або Тбилели» жаловался, что «истинных христиан поработили, их преследуют и заставляют жить в нищете, заковывают как собственность в железные кандалы, они страдают и томятся под тяжким игом». По словам Сабанисдзе, завоеватели не гнушались ни угроз, ни разбоя, ни вероломства, ни лести, чтобы принудить грузин отречься от религии предков и принять ислам.

Жители Тбилиси организовывали маскарады и карнавалы, на которых они издевались над обычаями своих мусульманских правителей. Примером может служить празднество Кееноба, которое было характерной чертой тбилисской жизни и в XVIII, и в XIX вв. (фото 3). Чтобы держать под контролем склонных к волнениям грузин, халифы Багдада отправили несколько карательных экспедиций.

Самая известная из них была проведена в 736–738 гг. Мерваном или Мурваном Куру (Глухим), как он именуется в грузинских источниках. Он стал известен тем, что не оказывал никакой милости побежденным. Именно Мерван уничтожил древнюю крепость иберийских правителей в Мцхета-Армази, известную с римских времен.

Если оставить в стороне патриотические и религиозные моменты, арабское влияние на Грузии сказалось в удивительном возрождении крепости новой столицы Восточной Грузии Тбилиси или, как он именуется в арабских и европейских источниках, Тифлисе. Название города происходит от грузинского слово «тбили», означающего «теплый», и, видимо, связано с природным горячим источником, около которого и был основан город. Сравним с Теплицей в Богемии, Баден-Баденом в Германии или Аква-Сулис в Юго-Западной Англии.

Согласно общепринятой точке зрения, именно правитель Вахтанг Горгасал перенес в 458 г. столицу Картли из Мцхета на место современного Тбилиси, находившееся примерно в двадцати милях к юго-западу вниз по долине Куры. Тогда он представлял собой незаселенное на протяжении бронзового и железного веков поселение.

Вскоре оно стало важным международным торговым центром, поскольку находилось на пересечении нескольких оживленных торговых путей. На его базарах покупались и продавались шелка из Ширвана, меха из России, чеканка и ковры из Дагестана и множество других предметов. Тбилиси стал важным центром мусульманской, христианской и иудейской культуры, где было написано несколько средневековых трактатов, представляющих особый интерес (фото 73). По мнению армянского автора хронографа Мовсеса Дашкуранци, относившегося к городу с особым восхищением, ничто не может сравниться «с роскошным, процветающим, известным и великим торговым городом Тбилиси».

Еще одно описание Тбилиси было составлено в 912 г. представителем халифа по имени Джафар ибн Али. Хотя к середине X в. арабский халифат, распавшийся на отдельные государства, уже не представлял собой прежней военной силы, формально власть арабов над городом Тбилиси и окружающей территорией сохранялась еще на протяжении почти двух последующих столетий. Представители халифа чеканили собственную монету, один из них разграбил сокровища собора Светицховели в Мцхета.

Только к 1122 г. власть Джафаридов «пришла в полный упадок», в результате чего этот мусульманский конклав стал легкой добычей грузинского правителя Давида Строителя (1089–1125), захватившего город после непродолжительной осады. После трехдневного разграбления Давид пообещал амнистию мусульманским жителям города, чем «смягчил их сердца», как писал современник событий, арабский хроникер Ибн-аль-Азрак. И «оставил их в покое благодаря собственной доброте».

Давид даже пощадил их религиозные чувства, запретив любившим свинину грузинам приводить свиней в мусульманский квартал города. Сменивший Давида Димитрий I (1125–1154) вычеканил монеты со своей собственной монограммой с одной стороны и именами арабского халифа и сельджукского султана на реверсе.

Димитрий оказался веротерпимым монархом, оставаясь правоверным христианином, он мог посещать пятничную службу в тбилисской мечети. Хотя, как строго придерживавшийся устоев христианин, он сидел на возвышении напротив священника. Обычно, когда Димитрий покидал мечеть, он передавал мулле две сотни золотых монет.

Отмеченная религиозная и расовая терпимость объясняется спокойным характером грузин, несмотря на те ужасные преследования, которым они подвергались от мусульманских и языческих соседей на протяжении ряда столетий.

В то время как в Тбилиси укреплялись чужестранцы, и грузинская монархия находилась в упадке, представители нового царского рода обретали силу и сплочение в пограничных районах Грузии и Армении. Они принадлежали к клану Багратидов, которым было суждено объединить Грузию под властью одной короны и править ею на протяжении практически тысячи лет. Чтобы придать себе вес, Багратиды выводили свое происхождение от израильских царей Давида и Соломона (рис. 22).



Рис. 22. Герб династии Багратидов. Рисунок XVIII в.
В центре — изображение ризы Спасителя, в медальонах — арфа и праща, держава (золотой шар с крестом — символ власти монарха) и скрещенные сабли. Весы (символ справедливости), святой Георгий, поражающий дракона

Такая легенда действительно была распространена во времена князя Ашота Великого (780–826), который мигрировал из Армении и поселился в Артануджи (Юго-Западная Грузия), получив от византийского императора титул куропалата, или «охранителя дворца». Духовник императора, знаменитый писатель святой Григорий Хандзтели (759–861), так обращался к Ашоту: «Монарх, которого называют сыном божественного пророка Давида». Византийский император Константин Багрянородный (912–959) также соглашается с этими притязаниями Багратидов в своем трактате «Об управлении Империей», как с устоявшейся исторической традицией.

Исследователи установили, что на самом деле Багратиды принадлежат к одному из древнейших и знатнейших родов, происходившего из князей Испира (Спери) — крепости в верховьях реки Чорох, к северу от Эрзерума. Их родовой замок находился вблизи современного Байбурта.

Главой рода был Смбат I Багратуни, служивший конюшим армянского царя в период 288–301 гг. В течение ряда последующих столетий представители этого рода занимали высшие государственные посты в Армянском государстве. В VIII в. Багратиды становятся правителями Грузии, где способствуют развитию государственности и укреплению царской власти. Представители этого рода сохранили свое высокое положение многие века и даже после присоединения Грузии к России, а в 1801 г. принимали прибывшего в их страну русского царя Александра I, установив своеобразный рекорд по продолжительности существования своего рода.

Начиная с правления Багратидов в Грузии устанавливается особая система летоисчисления, подробно изученная Е. Такаишвили. Ранее армяне ознаменовали свой разрыв с Византией и Греческой православной церковью введением собственной системы летоисчисления, начав отсчет времени с 552 г. от Рождества Христова. Грузины также перешли на собственную систему летоисчисления, но начали отсчет с 780 г.

Ее основой являлась Пасхалия, то есть специальный календарь, применяемый для расчета дней Пасхи и других подвижных христианских праздников, состоящий из 532 лет. Поскольку день Пасхи должен был приходиться на первое воскресенье, которое наступает после первого полнолуния, происшедшего после дня весеннего равноденствия, возникала необходимость в согласовании лунного и солнечного календарей. По этому календарю летоисчисление строится как последовательность хрониконов — циклов, продолжительностью 532 года. Когда заканчивается один цикл, состоящий из 532 лет, независимо от того, с чего начинается подсчет следующего года, все церковные праздники в следующем цикле выпадают на те же самые месяцы, в те же самые недели и в те же самые дни недели, как и в предыдущем цикле. В древнейшей «Пасхалии», то есть руководстве по вычислению дня Пасхи, написанной неизвестным грузинским автором, этот цикл называется «асурули», то есть «сирийским», потому что он был заимствован из сирийской церкви.

Одновременно с христианской Пасхалией грузины приняли и систему летоисчисления, ведущуюся от создания мира до рождения Христа. В соответствии с официальным грузинским календарем Рождество Христово произошло в 5604 г. от сотворения мира, то есть на 96 лет позже, чем считали греки (определившие, что сотворение мира произошло в 5508 г. до Рождества Христова), или на 104 или 112 лет больше, чем соответственно установил александрийский или вселенский патриарх.

В соответствии с официальным календарем Грузинской православной церкви 2000 г. считается 7604 г. от сотворения мира. Современный XV хроникон начинается в конце 1844 г., так что теперь мы живем в 154 г. грузинского пасхального цикла.

Сражаясь против арабских халифов, византийские императоры охотно вступали в союз и с Багратидами, и с другими правителями Армении и Грузии, даруя им великолепные титулы и огромные богатства.

Среди них были и изысканные эмалевые иконы, некоторые из которых сохранились в Государственном музее грузинского искусства (фото 62). В 888 г. после более чем трехвекового перерыва Адарнас IV Багратиони возродил иберийскую монархию. Затем он принял титул правителя Грузии.

Влияние Грузии в Византии особенно усиливается в X в., когда Иоанн Варасваци и его сын Евфи-мий основали Иверон — грузинский монастырь на горе Афон. Его заложение сопровождалось рядом интересных исторических событий, среди них достойно упоминания восстание в Бардас-Склеросе в 976 г., направленное против молодых императоров Василия II и его брата Константина VIII.

Одним из грузинских монахов, находившихся на горе Афон, был некий Иоанн Торник, до ухода в монахи бывший видным грузинским военачальником. Византийский двор пребывал в растерянности и наконец решил обратиться к Иоанну Торнику. Тот направился в Грузию, прибыл в Тао, к правителю Давиду Куропалату, который дал ему 12 тысяч вооруженных пиками всадников. С их помощью Иоанн Торник установил порядок в Бардас-Склеросе.

В благодарность за своевременную помощь Василий II передал под власть Давида Куропалата несколько провинций Византийской Армении, Тор-ника и его собратьев при византийском дворе наградили различными почестями и привилегиями, а также богатыми дарами. В «Житии святого Евфимия Афонского», написанным его последователем, святым Георгием Святогорцем (1009–1065), содержится красочное описание этих событий, опровергающее византийские источники, где разгром гарнизона в Бардас-Склеросе приписывается византийскому военачальнику Бардасу Фоке.

Георгий Святогорец с осуждением пишет о том, что после всех этих знаменательны) событий Иоанн Торник более не вернулся к спокойной монашеской жизни; даже живя в монастыре, он продолжал принимать гостей и вместо назидательных бесед рассказывал им «истории о своих военных приключениях». Лишь через несколько лет главный покровитель монастыря стал затворником v «закончил свои дни жизнью праведника и наконец отошел к Господу и Создателю».

Будучи бездетным, великий Давид Куропалат из Тао провозгласил своим наследником потомка семьи Багратион по имени Баграт. По матери этот князь (будущий царь Баграт III) был также возможным претендентом на трон Абасги (Абхазии), старинного государства в Западной Грузии, существовавшего на месте Лазского или Колхидского царства.

При поддержке Давида Куропалага и царя Картли Иоанна Маруушидзе Баграт III посгепенно набирал силу. В 975 г. он завоевал трон Карли, а в 978 г. стал царем Абасги. В 989 г. Баграт одолел могущественного правителя княжества Триалети, района, издревле славившегося своей великолепной культурой бронзового века. И принял имя Рати Багвази, таким образом заставив других непокорных феодалшых вассалов относиться с уважением к королевской власти.

После смерти Давида Куропалата в 1001 г. Баграт занял трон правителя Тао, а спуск семь лет, когда умер его отец Гурген II, присоединил к своим владениям провинции Шавшети, Кларджети, Самцхе и Джавахети. Только Тбилиси, где правили мусульманские эмиры, и небольшое княжество Кахети-Эрети в Восточной Грузии оставались вне его государства. Объединение Грузии в единую державу было поддержано руководством Грузинской православной церкви, деятели которой понимали, что раздробленность страны и неизбежные междоусобицы способствуют сохранению язычества. Ведущей силой общества, его главной нравственной опорой они считали православное монашество.

В 951 г. Георгий Мерчуле, автор «Жития Григория Хандзтели», пишет: «На всей земле Грузии должно молиться и совершать службу на грузинском языке». В далеких краях, на горе Синае, грузинский писец Иоанн Зосима составил в монастыре Святой Екатерины похвальное слово во славу грузинскому языку, что позволяет нам с полным основанием говорить о патриотическом сознании ведущих умов того времени.

Неожиданное возвышение династии Багратидов вскоре вызвало резкую реакцию в Византии. Греки негодовали по поводу того, что грузины отказались вернуть обратно территории, временно пожалованные Давиду Куропалату в награду за разгром Бардас-Склероса. В соответствии с договором они должны были вернуть земли под власть императора Василия II после смерти Давида в 1001 году.

В течение некоторого времени Василий не требовал возврата земель. Он был занят длительной и кровавой войной с болгарами, которые угрожали самому существованию Византийского государства. В 1014 г., в тот год, когда умер Баграт III Грузинский, он наконец сломил сопротивление болгар. Свою победу он отпраздновал ослеплением 15 тысяч пленников, сохранив по одному одноглазому человеку на каждую сотню, он вернул их обратно своему царю, завидев это зрелище, тот упал в обморок и скончался. За это византийский император получил прозвище Болгаробойца (рис. 23, а, б).



Рис. 23. а — лучник; б — колчан для стрел. Миниатюры из средневековых рукописей. По книге Л.А. Шервашидзе

Покончив с болгарами, Василий II Болгаробойца обратил свой взор на Запад. В 1021 г. он вторгся в Грузию и разбил юного правителя Георгия I, захватив Тао, Колу, Ардахан и даже Джавахети. После смерти Георгия в 1027 г. война продолжилась под руководством его сына Баграта IV (1027–1072). Наконец Баграт заключил мир с императором Романом III Аргиром (1028–1034), который выдал свою дочь Елену замуж за грузинского правителя в знак мира и дружбы.

Отношения между Грузией и Византией начали портиться при недальновидном и неумном императоре Константине Мономахе (1042–1054), который захватил и покорил Армянское царство и собирался сделать то же самое с Грузией, но был остановлен благодаря решительному сопротивлению народа и царя.

Однако Баграт IV продолжал носить византийские титулы Благороднейшего и Храбрейшего, а также чеканить серебряные монеты с изображением Влахернской Богородицы (фото 74, ж). Рисунок был заимствован с известной константинопольской иконы, но позже часто встречается на монетах самого Константина Мономаха.

Четырьмя столетиями ранее при императоре Ираклии на Кавказе разгорелась междоусобная война между Византией и сасанидской Персией, завершившаяся тем, что территорию Грузии и Армении завоевали арабы. Теперь эта греческая агрессия в Армении и на Ближнем Востоке сопровождалась примерно такой же серией разрушений.

В течение 60-х гг. XI в. турки-сельджуки, вышедшие из Центральной Азии и сравнительно легко захватившие большую часть Персии, устремились на запад, намереваясь занять Анатолию и большую часть Византии. В 1064 г. им удалось захватить армянскую столицу Ани, поскольку армяне, еще не оправившиеся от разрушений, причиненных византийцами, не смогли оказать сколь-нибудь существенного сопротивления.

В 1066 г. сельджуки вторглись в Джавахети и разорили крепость Ахалкалаки («Новый город»), спустя два года они опустошили провинции Картли и Аргвети. В 1071 г. армия сельджуков под командованием полководца Алп-Арслана нанесла сокрушительный удар по Византии, разбив ее близ Манаскерта, к северу от озера Ван. Тогда же ими был пленен император Роман IV Диоген, умерший вскоре после своего освобождения. В следующем, 1072 г. умер грузинский царь Баграт IV. После него разоренной и опустошенной страной управлял его сын Георгий И. Его правление было отмечено рядом позорных капитуляций и постоянными выступлениями местных князей, недовольных уступками захватчикам. В 1089 г. Георгий II отрекся от престола в пользу своего шестнадцатилетнего сына Давида IV, прозванного Агмашенебели (Строителем).

Новый государь сразу же проявил себя как властный и решительный правитель и необычайно талантливый полководец. Он реорганизовал армию, создал мобильные подразделения кавалерии, лично провел их обучение.

В 1096 г. Давид прекратил выплачивать дань турецкому султану, воспользовавшись тем, что все усилия византийского императора в то время были направлены на борьбу с крестоносцами, вторгшимися в Малую Азию и Сирию. В 1097 г. крестоносцы захватили Иерусалим и Святую землю, освободив ее от власти турок (рис. 24, а, б). Между 1100-м и 1122 гг. Давид одержал ряд блестящих побед над сельджуками, закрепив их в великой битве при Дидгори в 1121 г., наконец захватил Тбилиси и в следующем году перенес туда свою столицу.

В одном из описаний говорится, что в армии Давида находилось 40 тысяч свирепых воинов-кипчаков из северокавказских степей, а также несколько сотен франкских наемников из бывших крестоносцев. Опираясь на эту внушительную силу, Давид расширил территорию своего царства далеко за пределы исторических границ Грузии. Он занял большую часть территории Армении с городом Ани, Ширван с городом Шемаха, территорию Дагестана вплоть до Дербента, а также Осетию и Абхазию.

Но центральной государственной власти Давида приходилось выдерживать яростный натиск местной знати, представители которой не хотели уступать власть над своими подданными. Нередко их поддерживали и церковные иерархи, стремившиеся к обогащению. Давид жестко боролся со своими противниками. Но их сопротивление было подавлено лишь после того, как он захватил' и изгнал вождя восставших — князя Липарита Багваши.

Покончив с феодальной раздробленностью, Давид Строитель провел полную реорганизацию церкви. В 1103 г. по его инициативе состоялся синод в Руиси — Урбниси, на котором были лишены сана не подчинившиеся царю епископы. С этого времени церковь становится сильным орудием объединительной политики.

В качестве покровителя искусства и науки Давид Строитель находил время и для множества образовательных и культурных введений. В имеретинском селении Гелати, недалеко от Кутаиси, древней столицы Мидии, Давид основал монастырь, собор и академию под руководством знаменитого философа-неоплатоника Иоанна Петрици. Она вошла в историю грузинской литературы как «Новые Афины».



Рис. 24. Булавы: а — из рукописи Н1665 из Института рукописей, Тбилиси. XV в.; б — из рукописи, хранящейся в Кутаисском истори ко — этнографическом музее

Рубеж XI–XII вв. отмечен бурным развитием во всех сферах материальной и духовной культуры. Процветают торговля и ремесла. По всей стране возводятся великолепные хозяйственные сооружения, мосты, караван-сараи, сети оросительных каналов.

Проводятся новые дороги, строятся города и крепости.

Развитие архитектуры стимулирует совершенствование искусства, техники резьбы на камне, живописи, иконописи.

Особенно сильно развиваются ювелирное ремесло и книжное дело, литература. Грузия становится важным центром восточно-православного мира. С этого времени усиливаются связи между Грузией и Киевской Русью. Преждевременная смерть Давида в январе 1125 г. вызвала в стране всеобщий траур.

Примерно в 1225 г. иерусалимский хронист Жак де Витри писал: «Есть еще на Востоке христианский народ, воинственный и бесстрашный (рис. 23–25). Они храбрые воины, сильные телом и твердые в вере. Бесчисленное войско грузин внушает страх сарацинам. Много раз они причиняли большой урон Персии, Мидии и Ассирии, близ чьих границ они обитают, всегда окруженные племенами неверных. Эти люди называют себя грузинами, потому что они поклоняются и почитают святого Георгия, которого они избрали своим покровителем и нанесли его изображение на свои знамена, которые они несут во время битвы. Они почитают Георгия выше всех других святых



Рис. 25. Сабля в ножнах из рукописи Н1665 из Института рукописей, Тбилиси. XV в.

Совершив паломничество к Гробу Господню, они вошли в Святой город с развернутыми знаменами, не отдавая почестей никому, поскольку сарацины мудро не осмелились перечить им. Они отпускают свои волосы и бороды на один локоть, на головах носят шляпы» (рис. 26). Заметим, что наименование «грузины» происходит не от «святого Георгия», как уже говорилось выше, оно связано с их персидским наименованием «курдж» или «гурдж».



Рис. 26. Средневековые грузинские головные уборы от XV до XVII в. Реконструкция Л.A. Шервашидзе

В Палестине грузины были известны как «христиане, подпоясанные поясом», некоторые ученые считают, что название произошло от следующего обычая. Покровительствующий им святой использовал свой пояс, чтобы связать тело дракона, после того как он убил его с помощью копья.

Арабский хронист и политический деятель аль-Умари (умер в 1348 г.) описывает грузин как «сторонников религии креста», добавляя, что мамелюкские султаны Египта обычно обращались в своих посланиях к грузинскому правителю как «к великому монарху, герою, храбрецу, справедливому к своим подданным, преемнику греческих правителей, защитнику земли своих рыцарей, защитнику веры в Иисуса, священному лидеру христианских героев, лучшему из друзей и другу правителей и султанов».

Со своей стороны грузинские правители подчеркивали свою роль как защитников веры, поместив на свои монеты надпись «Меч веры» или «Защитник Господа», выполненную на арабском и персидском языках (фото 74, и, м, н). Другой патриарх Иерусалима, православный Дорофей I, писал, что «набожные правители Иберии всегда были защитниками «священного Гроба Господня». В то время как на самом деле они упорядочивали национальные церкви, владея не только храмом Обретения Креста, но даже в течение некоторого времени и самой Голгофой.

В XVII в. они были вынуждены закрыть свое представительство в Иерусалиме, потому что больше не смогли выплачивать подать, которую турецкое правительство требовало от всех владельцев Гроба Господня. В настоящее время большинство христианских реликвий являются собственностью православной церкви.

Большинство деяний Давида Строителя было продолжено его праправнучкой царицей Тамар (1184–1213), которая в 1178 г. была назначена соправителем Грузии своим отцом Георгием III, еще при его жизни (рис. 27). С ней же связано усиление связей между Грузией и Киевской Русью (рис. 28).



Рис. 27. Монограмма царицы Тамар (1184–1213). Письмо мхедрули.
Использовалась на медных монетах



Рис. 28. Придворные одежды правителя Георгия III и царицы Тамар (1184–1213).
По фрескам в монастыре Вардзия

Впервые Тамар вышла замуж за отдаленного потомка русской боголюбской суздальской семьи, хотя со временем она разошлась с ним из-за нетрадиционной сексуальной ориентации и выгнала мужа из своего царства, хотя дело не обошлось без кровавой гражданской стычки.

В 1189 г. Тамар вышла замуж за Давида Сослана, осетинского принца, связанного родственными узами с семьей Багратиони. Она родила ему будущего царя Георгия Лашу (1213–1223) и царевну Русудан (1123–1245). В начале правления Тамар возникло движение, направленное на ограничение власти царя посредством передачи части властных полномочий совету князей, где они могли бы оказывать влияние на принятие решений аналогично английской палате лордов.

В отличие от успешной попытки английских баронов, ограничивших власть короля Джона, английского современника Тамар, в Грузии это движение не пользовалось поддержкой среди народа, поскольку способствовало усилению власти князей, которые у народа пользовались меньшей популярностью, чем царица Тамар.

Среди множества политических и военных достижений славного правления Тамар особый интерес вызывает основание Трапезундской империи. Оно произошло после того, как в 1204 г. франко-итальянские наемники и искатели приключений разграбили Константинополь. Ослабление центральной власти привело к сокращению территории, находившейся под властью византийских императоров. Воспользовавшись этим, армия царицы Тамар заняла Трапезунд и прилегающую к нему территорию побережья Черного моря, расположенную дальше на запад. Во главе новой независимой империи был поставлен Алексей Комнин, получивший образование в Грузии. Трапезундская империя просуществовала до 1461 г., когда город был взят войсками оттоманского султана Мухаммеда II, который в 1453 г. захватил Константинополь.

Интересно отметить, что местные имитации серебряных трапезундских асперсов, известные под названием кирманеули, от имени императора Кира Мануила, правившего с 1238-го по 1263 г., в течение двух столетий были основной денежной единицей в Грузии. В 1208 г. грузинская армия совершила поход в Персию и заняла Эрдебиль, позже они добрались до Тебриза и Казвина. На протяжении нескольких поколений иранский Азербайджан управлялся представителями грузинской династии Бешкенидов.

В Грузинском государстве сложилась сложная бюрократическая структура, отражающая достаточно запутанную социальную иерархию. В ней соединились средневековые представления и пережитки древних родоплеменных отношений. Хотя формально у власти находился монарх с неограниченной властью, фактическое распределение властных полномочий между высшими сановниками препятствовало переходу к деспотии, традиционной для большинства государств Ближнего Востока. Ближайшее окружение монарха составляли пять визирей, каждый из которых отвечал за определенную сферу деятельности. Главным среди них считался великий визирь (по должности он соответствовал патриарху), за ним следовал спаспетспасалар (командующий армией), казначей, а также атабаг, отвечавший за порядок в столице и стране. Каждый из чиновников имел собственный аппарат подчиненных. Особое место в придворной иерархии занимал патриарх, который считался главным авторитетом при решении спорных вопросов.

Данная административная структура была тщательно воссоздана В.Е.Д. Алленом в «Истории грузинского народа» на основе большого числа старинных документов и других источников. Следующий уровень составляли эриставы (в переводе — главы народа) или местные князья, правившие провинциями, хотя почти каждый из них был главой своего рода, формально они подчинялись царю и могли быть смещены по его указу. Когда они умирали, то наследник должен был принести царю клятву верности и получить подтверждение своих полномочий. Но фактически каждый эристав был полновластным хозяином на своей земле. В мирное время он командовал собственной дружиной, а при военной угрозе к ней прибавлялись отряды ополченцев.

Практически это означало, что царь не мог отрешить неугодного ему князя от власти без риска начать гражданскую войну. Интересно заметить, что благодаря передаче должностей по наследству и титул эристава, и наименования высших должностей превратились в фамилии: например, Амилахвари — «царский конюший», Амиреджиби — «царский спальник», Мегвине-тухуцеси — «главный виночерпий».

Большую роль в общественной жизни играла Грузинская православная церковь, ставшая важным средством сплочения народа. Церковь владела монополией в образовании, располагала широкими полномочиями для отправления правосудия и определяла нормы личного поведения. Монастыри были крупнейшими землевладельцами, на которых архиепископы были полноправными хозяевами. Помимо отчислений налогов, все цари жаловали церкви земельные угодья, часть военной добычи и передавали другое ценное имущество в виде пожертвований. Во время войны епископы также выставляли отряды ополченцев, сражавшихся под царскими знаменами.

Во времена правительницы Тамар грузинская феодальная система достигла высшей точки своего развития. Можно сказать, что в средневековой Грузии существовали практически все социальные институты европейского феодализма. Нация была разделена на сословия кмоба — свободные и кма — несвободные.

Одним из следствий централизации власти в период правления царицы стало усиление власти азнауров (землевладельцев), а также епископов, настоятелей монастырей и многочисленных чиновников, содержание которых ложилось тяжким бременем на население. Многочисленные войны также ухудшали положение мдабиури (свободных земледельцев). Еще Страбон писал, что именно от данного класса прямо зависит благосостояние государства. Большинство из них были низведены до положения полурабов, за исключением жителей высокогорных районов, сохранивших свои традиционные привилегии и свободу вплоть до 1801 г., когда грузинская монархия перестала существовать.

Главной обязанностью грузинского крестьянина была отработка установленного числа дней на своего господина. Он должен был обрабатывать его землю или выполнять другие хозяйственные работы, например строить для него дома или амбары, отдавать часть урожая или скота, оказывать гостеприимство гостям правителя и его свите, собирать и доставлять дрова, обеспечивать едой и вином стол господина в случае женитьбы и церковных праздников.

Взамен крепостному гарантировалось право на жилье и клочок земли, защита от мародеров силами личной армии господина, часто эти права подкреплялись сигели — договором, в котором были обозначены права и обязанности сторон. Подобная защищенность была необходимым условием выживания в эти неспокойные времена.

Социальная иерархия, сложившаяся в грузинском феодальном обществе, была позже упорядочена царем Вахтангом VI (1711–1724), при котором было законодательно упорядочено собирание денежного возмещения за причиненный ущерб. Таким образом ему удалось укрепить законодательную власть. Жизнь представителя высшего слоя, например члена семьи князя или местного эристава, оценивалась в 1536 туманов (примерно 15 360 серебряных рублей). Одновременно за жизнь крестьянина или ремесленника выплачивалось всего 12 туманов, то есть меньше, чем сотая часть того, что получали за жизнь представителя знати.

Шкала компенсационных выплат применялась только в том случае, когда один человек убивал другого, относящегося к тому же социальному сословию. Если крестьянин или помещик оказывались настолько безрассудными,\что покушались на жизнь князя или епископа, им\приходилось выплачивать значительно больший штраф. Возможно также, что убийцу приговаривали к смерти или калечили. Очевидно, что существовало множество условий, при которых могущественные феодалы могли убить беззащитных крестьян и избежать выплат.

Примечательной особенностью грузинской юридической процедуры была система испытаний, без сомнения заимствованная из Древнего Ирана, хотя она и имела много общего с испытаниями, известными в западном христианском мире. В Грузии существовала презумпция невиновности, и виновность обвиняемого должна была подтверждаться в суде прохождением одного из испытаний, например пыткой кипящей водой или каленым железом, торжественной клятвой перед иконой или с помощью специального ритуала, известного как публичное раскаяние в совершенном грехе. Посадив истца себе на спину, обвиняемый должен был поднять его и произнести: «Положи, Господи, на меня мои грехи и покарай меня на этом месте, как на Страшном суде, если я виновен!» Эти испытания продолжали использовать вплоть до начала XVIII в.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Карен Юзбашян.
Армянские государства эпохи Багратидов и Византия IX-XI вв.

Сирарпи Тер-Нерсесян.
Армения. Быт, религия, культура

Эрик Чемберлин.
Эпоха Возрождения. Быт, религия, культура

И. М. Дьяконов.
Архаические мифы Востока и Запада

Р. И. Рубинштейн.
У стен Тейшебаини
e-mail: historylib@yandex.ru
X