Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Дэвид Лэнг.   Грузины. Хранители святынь

Глава 3. Племена, мифы и рассказы путешественников

Крушение могущественной Хеттской империи в период с 1200-го по 1190 г. до н. э. под натиском «людей моря», появившихся из глубин эгейского мира и высадившихся по всему Средиземноморскому побережью Малой Азии, привело к разделению единой анатолийской культуры на множество племенных разновидностей. Многочисленные племенные группы появлялись в различных точках, а затем или исчезали навсегда, или объединялись в большие союзы и федерации, существовавшие достаточно долго, такие, как Фригийское государство или государство Урарту.

Автохтонное население Древней Анатолии, происходившее от носителей индоевропейской культуры курганных погребений из евроазиатских степей, снова оказалось под гнетом пришельцев. На смену тысячелетнему владычеству хеттов пришли постоянные вторжения «морских людей», а с юга они испытывали встречное давление со стороны воинственной и агрессивной семитской империи ассирийцев. Их постепенно вытесняли с плодородного анатолийского плато к горным цепям Кавказа (рис. 10). Чтобы найти защиту от безжалостных врагов, они были вынуждены сливаться с населявшими этот район народами. Все эти процессы и привели к возникновению в Закавказье и на севере Малой Азии тех племенных объединений, которые стали основой современных грузин и армян.



Рис. 10. Грузия в Древнем мире

Именно со времени падения Хеттской империи в исторических документах Ассирии начинают появляться сведения о племенах и их правителях, которые, по-видимому, были предками грузин. Избавившись от власти хеттов, представители кавказских и восточноанатолийских народностей двинулись на юго-восток и начали заселять Верхнюю Месопотамию и Центральную Анатолию, что привело к конфликту с правителями Ассирии.

Среди вторгшихся в Анатолию племен упоминается племя газгас или кашки, первобытный народ, обитавший по южному побережью Черного моря. Основными их занятиями были разведение свиней, ткачество и постоянные столкновения с хеттами, ежегодно посылавшими против них военные отряды.

В эту же группу входило родственное им племя мушки. Чтобы выйти из-под власти хеттов, они расселились в верховьях Евфрата и вдоль реки Мурадсу в районе Алзи и Пурулумзи. Мушки закрепились в этом районе примерно в 1165 г. до н. э., а примерно через шестьдесят пять лет на них напал и рассеял по территории ассирийский правитель Тиглатпаласар (1115–1077). Ассирийцы подчинили себе пять мушкских княжеств с населением около 20 тысяч человек.

В результате вторжения мушкские племена разделились. Часть двинулась на восток, расселившись в верховьях реки Халис, где они смешались с фригийцами, образовав влиятельное государство. Другие отступили на северо-запад, в Закавказье, и поселились в Юго-Западной Грузии, составив многочисленное и влиятельное племя месхетинцев (мосхи, о которых пишут греческие географы). Одна из образованных ими провинций Самцхе сохранила свои отличительные особенности до настоящего времени.

Западномушкское государство пережило период расцвета при правителе Мите (Мидасе), завершившийся с вторжением войск Саргона Ассирийского (722–705 гг. до н. э.), покорившего страну. Этот правитель Мита был союзником Табала, правителя Амбариса, и урартского царя Русы I. Считается, что Мита, который погиб в 696–695 гг. до н. э., когда его империю разрушили киммерийцы, является прототипом царя Мидаса из греческой легенды, который мог превращать в золото все, к чему прикасался.

Под именем Мешех племя мушки упомянуто в библейской Книге Бытия среди потомков сыновей Иафе-та, одного из сыновей Ноя (Быт., 10: 2), и в 1-й Книге Парапипоменон (1 Пар. i. 5), в одном ряду с племенами гомер (киммерийцами) и иаван (ионийцами или греками).

В Книге пророка Иезекииля представители этих племен названы торговцами и металлургами: «Иаван, Фувал и Мешех торговали, выменивая товары твои на души человеческие и медную посуду» (xxvii. 13). Тот же самый пророк славит их как храбрых воинов, живших на горах Малой Азии:

«И было ко мне слово Господне:

Сын человеческий! Обрати лицо твое к Гогу в земле Магог, князю Роша, Мешеха и Фувала, и изреки на него пророчество и скажи: так говорит Господь Бог, вот Я — на тебя, Гог, князь Роша, Мешеха и Фувала!

И поверну тебя, и вложу удила в челюсти твои, и выведу тебя и все воинство твое, коней и всадников, всех в полном вооружении, большое полчище, в бронях и со щитами, всех, вооруженных мечами… И поднимешься, как буря, пойдешь, как туча» (xxxviii. 1–4).

В приведенном нами отрывке племя мушки названо вместе с народом табал, который многократно упоминается в ассирийских исторических анналах. Правитель Салманесар III заявил о своем праве получать дань с «24 правителей Табала». Вряд ли стоит сомневаться в том, что народ табал сыграл свою роль в процессе этнических смешений, которые привели к образованию грузинской нации. Греческие историки пишут о народе табаренов, живших в юго-западной, равнинной части Грузии. Библейская традиция возводит из происхождение к Тувалкаину (потомкам Каина), известным как первые кузнецы.

Существует гипотеза, слишком сложная для того, чтобы ее обсуждать в популярном издании, что от корня tibar образовалась форма iber, давшая происхождение названию «иберийцы», под которым западные грузины обычно были известны в классические и византийские времена. Сами грузины не используют это название, они называют свою землю Сакартвело, или «страна картвельского народа».

Другой важной частью анатолийско-кавказского этноса было межплеменное объединение диаухов, которое в ассирийских анналах упоминается как дайэны, а греки называли его тайк. Оно обитало к северо-западу от Урарту в верховьях рек Евфрат, Аракса и Верхнего Чороха. Об их роли свидетельствует сохранившееся до наших дней наименование горного района Тао (армянское название Тайк), расположенного на юго-западе Грузии (в настоящее время он входит в состав Турции), а также по тому факту, что они были первым государственным образованием на территории Грузии, имена правителей которого дошли до нас.

В частности, ассирийский царь Тиглатпаласар I в 1112 г. до н. э. предпринял атаку на северные земли Наири, расположенные вокруг озер Ван и Урмия. Ему удалось захватить правителя дайэнов Сиени, которого он привез в качестве пленника в свою столицу, но затем простил и освободил.

Явно позже, в 845 г. до н. э., правитель Салманасар III захватил правителя дайэнов по имени Какия и затем отпустил его на том условии, что он выплатит ассирийцам дань, включая и подарки в виде лошадей, а также разошлет изображения ассирийского правителя по своим городам в знак признания его власти.

Около 790 г. до н. э. дайэны начали войну против государства Урарту. Войска урартского царя Менуа захватили столицу диаухов Шашилу и опустошили страну. В результате царь даухов Утупуршини прибыл к Менуа и предложил заключить мир.

Действительно, урартские надписи содержат весьма точную и разнообразную информацию о населении, природных ресурсах и сельскохозяйственном богатстве Юго-Западной Грузии на протяжении VIII и VII вв. до н. э. Так, в них отмечается, как в 789 г. правитель Урарту, сын Менуа Аргишти I, снова напал на диаухов, победил их, захватив 28 519 пленных, а также 4426 лошадей, 10 478 голов скота и 73 770 овец и других мелких домашних животных.

Потерпевший поражение правитель диаухов был обязан выплатить Урарту около 20 килограммов золота, 18 килограммов серебра, больше тысячи килограммов бронзы, тысячу лошадей, 300 голов скота и 7 тысяч мелкого домашнего скота, а также платить ежегодную дань золотом, бронзой, быками, коровами, овцами и прекрасными скакунами.

Из приведенных данных ясно, что на территории грузинской провинции Тао уже тогда существовал хорошо развитый племенной союз с крепостями и городами-государствами, где мастера по золоту и серебру работали параллельно с медниками и литейщиками по бронзе. Было высокоразвитое скотоводство, составлявшее основу местной экономики.

Обладающие особой физической силой диаухи были предками тех самых таохойцев, которые оказали такое отчаянное сопротивление Ксенофону и его десяти тысячам воинов, предпочтя сброситься со своими семьями с утесов, чем подчиниться иностранным захватчикам.

К северо-западу от нагорьев, где жили диаухи, находится Колхида — земля, известная своей древней историей и мифологией. Расположенная на восточном побережье Черного моря, территория Колхиды включала долину реки Риони (Фасиса) и прилегающие к ней субтропические районы болот, лесов и лесистых гор, которые позже составили провинции Мингрелии, Гурии и Атшары, а также часть Имеретии. Жителей этой территории греки именовали кол-хами.

Став одной из важных составляющих грузинской народности, колхи появились на Кавказе в среднем бронзовому веке. Возможно, что покоренное в XII в. до н. э. ассирийским царем Тиглатпаласаром I племя килхи, жившее где-то на «Верхнем (Черном) море», было на самом деле кол хами.

Еще два похода против Колхиды возглавил правитель Урарту Сардури II. Первый из них произошел в 750–748 гг., второй — между 744-м и 741 гг. до н. э. О них говорится в надписи на каменной стеле, обнаруженной на берегу озера Ван: «Я выступил против земли Кулха. Под покровительством бога Халди я захватил Хахани, правителя земли Хушалхи, в плен вместе с его людьми, я выслал их и расселил в своем собственном царстве».

Во время второй компании правителя Сардури II урартцы захватили и сожгли Идламушу, один из правительственных городов Колхиды, и увели захваченных пленников. В ознаменование победы над колхидцами Сардури II повелел изготовить специальную железную пластину и в каждом из их городов поставить стелы с памятными надписями. В настоящее время эти стелы являются важнейшим историческим источником. Очевидно, что в ассирийских и урартских записях содержится достаточно четкая картина племенных объединений, сведения о развитии сельского хозяйства и обработке природного сырья на территории, прилегающей к южным границам Грузии земель на протяжении позднего бронзового и раннего каменного века.

Как считает профессор Г.А. Меликишвили, обнаруживший и опубликовавший эти тексты, содержащееся в надписи упоминание железа точно указывает на высокий уровень развития черной металлургии в Древней Колхиде.

Отсутствие письменных источников о событиях вне границ Урарту и связанных с северными регионами Закавказья, примыкавшими к Главному Кавказскому хребту, заставляет нас основываться на находках археологов, соединяя полученные данные с теми, которые можно выявить из древнего фольклора, таких источников, как мифы о Прометее, Медее и аргонавтах.

К счастью, археологические находки, относящиеся к позднему бронзовому веку, в Грузии необычайно богаты и разнообразны. Они были известны ученым уже в XIX в., что нашло отражение в классических трудах Шантре, Жака де Моргана, Толгрена, Гончара и других.

Обычно в специальной литературе принято различать две основные культурные зоны, существовавшие в Грузии и прилегающих районах в этот период. Прежде всего выделяют кобано-колхидскую культуру, охватывающую большую часть Западной и часть Восточной Грузии вплоть до реки Арагви, а также южный и северный склоны центральной части Главного Кавказского хребта, включая территорию современной Осетии (рис. 11–13).



Рис. 11. Кобано-колхидекие бронзовые головки топоров, с выгравированными фигурками животных. Из Меквены и Они, Западная Грузия. Не pанee 900 г. до н. э. Кyrаиеекий историко-этнографический музей

Коллекции великолепного бронзового оружия и других предметов, относящихся к так называемой кобано-колхидской культуре, можно увидеть в Государственном музее Грузии и других хранилищах, таких, как музей в городе Жермен-ан-Ле во Франции. Новые находки постоянно расширяют наше представление о цивилизации в Грузии в конце бронзового и начале железного века (фото 13).

Во-вторых, выделяют материальную культуру, сохранившуюся в Восточной и Юго-Восточной Грузии, то есть в Кахети, Джавахети, Месхети и части Картли, с рекой Кубань, которая течет на Северном Кавказе. Он связан с погребальным участком, расположенным в деревне Кобан в Северной Осетии, где начиная с 1869 г. и впоследствии были сделаны важные и многочисленные находки бронзовых предметов.



Рис. 12. Кобано-колхидская бронзовая головка топора из Сурмуши с мотивом свастики. Не ранее 900 г. до н. э. Кутаисский историко-этнографический музей

Внутри этих поздних бронзовых кавказских культурных зон можно различить разнообразные местные субкультуры, например «кахетинскую подкультуру бронзовых кинжалов», выделенную и описанную К. Пицхелаури в 1959 г.

Среди отличительных особенностей кобано-колхидской культуры, которая достигает расцвета между 900-м и 800 гг. до н. э., можно выделить характерный тип бронзовой головки топора элегантной формы, часто украшенной стилизованными моделями фантастических фигур животных (фото 12). Также был распространен в это время и немного позднее особенный тип прямоугольной бронзовой пряжки, в центре которой размещалась стилизованная фигура животного.



Рис. 13. Кобано-колхидская головка топора из Они. Не ранее 900 г. до н. э. Государственный музей Грузии, Тбилиси. Подобные головки топора (см. также рис. 11, 12) примерно 17 см длиной

Обычно зверя изображали с откинутой назад головой, согнутыми передними ногами, передняя часть туловища была приподнята, живот изображался арочной линией. Некоторые ученые считают, что эти изображения представляют волка, являвшегося одним из тотемов и персонажем древних верований кавказских горцев (фото 12, 19, 20).

Данные кобано-колхидские изображения животных, которые совпадают по времени с первыми скифскими вторжениями в Грузию, оказали глубокое влияние на эволюцию знаменитого звериного стиля. Высоким оказался и уровень работ по металлу. Это видно на примере необычных широких поясов из тонкой бронзы, украшенных сценами охоты и другими аналогичными мотивами, обнаруженных в Самтавро (около Мцхета) и в других местах (фото 18, рис. 14).



Рис. 14. Бронзовый пояс, на котором запечатлена сцена охоты, из Чабарукли. 1500 г. до н. э. Длина примерно 90 см. Государственный музей Грузии, Тбилиси


Особое значение для изучения жизни и верований древних грузинских племен имеют любопытные фаллические фигурки, найденные на Казбеке (Степанцминда) на Военно-Грузинской дороге в 1877 г. Г.Д. Филимоновым, изображения которых часто печатаются в более поздних работах археологов и антропологрв (фото 17). Имитации подобных статуэток, очевидно, изготовлялись в Тбилиси и предназначались для продажи коллекционерам. Однако множество образцов действительно аутентичны, и их продолжают находить в различных частях Грузии: и на востоке, и в Центральной Кахетии, где их находят вместе с характерными бронзовыми кинжалами специфического «кахетинского типа», датируемого периодом между XIII и VIII вв. до н. э.

Некоторые из отмеченных статуэток предназначались для того, чтобы их развешивали среди рогов для питья. Они могут быть связаны с эротическим и оргастическим культами и праздниками, такими, как «берикоба» и «мурквамоба», которые и сейчас продолжают отмечать пшавы, хевсуры, сваны и представители других горных племен Грузии, а также в связи с культом богини плодородия Квирии.

Уже в гомеровские времена грекам были хорошо известны Колхида и Грузинские горы. Среди греческих мифов, связанных с Грузией и Кавказом, наиболее известна легенда о Прометее, в наказание прикованном цепями к горе Эльбрус по воле Зевса, а также о Ясоне и его команде аргонавтов, совершивших путешествие в Колхиду в поисках золотого руна, трагедии дочери царя Колхиды волшебницы Медеи (фото 8).

Сюжет легенды о золотом руне отражает реальные устремления греческих торговцев из Милета, стремившихся добраться до природных богатств кавказского региона. Начиная с VII в. до н. э. греческие колонисты строили поселения и торговые пункты по всей восточной оконечности Черноморского побережья. Назовем такие города, как Трапезунд (Трабзон), Батис (Батуми), Фасис (Поти), Диоскурию (Сухуми) и Питиунт (Пицунда). Уже древние географы понимали значение легенды об аргонавтах как исторического источника. Прежде всего проницательный Страбон (64 до н. э. — 21 н. э.), чей прадед Моаферн был фактическим правителем Колхиды при Евпаторе Митридате, царе Понтийском.

Рассматривая легенду об аргонавтах, Страбон писал, что «город Эйя и теперь существует на берегах Фасиса и им по-прежнему управляют колхи, а имя Эйя по-прежнему распространено среди жителей этого региона. И тогда оказывается, что волшебница Медея — историческое лицо, а своим процветанием Колхида обязана добыче золота, серебра, железа и меди, для поисков которых сюда организовывались экспедиции».

Даже делались попытки связать золотое руно с примитивными технологиями добычи металла, которые применялись на Кавказе, аналогичные приемы использовались золотоискателями на золотых приисках Калифорнии.

«Говорят, — сообщает Страбон, — что в их стране золото находят в горных ручьях и что варвары добывают его с помощью продырявленных корыт и шерстяных шкур, отсюда и происходит миф о золотом руне». Правда, возможно, что легенда об аргонавтах и более древнего происхождения, и возникла еще до учреждения милетских колоний в Колхиде. Как пишет доктор М. Хадас, на это указывает отрывок из «Одиссеи», где герой говорит о своем путешествии через Симплегады:

Только один, все моря обежавший, корабль невредимо
Их миновал — посетитель Эета, прославленный Арго,
Но и его на утесы бы кинуло море, когда б он
Там не прошел, провожаемый Герой, любившей Ясона[2].

В классическом изложении истории аргонавтов, составленном в стихотворной форме Аполлонием Родосским в III в. до н. э., представлен достоверный справочник в виде перечня портов и племен, расположенных вдоль южного побережья Черного моря, от Синопа на восток до реки Фасис (Риони).

Хотя упомянутые сведения почерпнуты им из «Анабасиса» Ксенофонта и менее достоверных рассказов путешественников, работа Аполлония ценна как обобщение взглядов образованного грека о Колхиде и ее соседях, которые и были предшественниками грузин. Примечательно, что множество деталей, воспроизведенных в «Аргонавтике», подтверждаются находками археологов и упоминаниями в хеттских, ассирийских и урартских источниках. Так, например, между Синопом и Трапезундом аргонавты встретились с полулегендарным племенем кузнецов — халибов, которые «не ведали ни о пахоте на быках, ни о выращивании ароматных фруктов», но, «найдя в земле скопления железа, они доставали его и обменивали на пищу. С утра до вечера они занимались изнурительным трудом в копоти и дыму и пламени».

В переводе с греческого слово «халипс» означает «сталь», некоторые исследователи, как, например, Ксавье де Планхол, сомневаются, что халибы были самостоятельным народом, считая их название эпитетом, которым греки обозначали добывавшие железо племена Древней Анатолии.

Очевидно, что этот металл начали выплавлять в Малой Азии около 1400 г. до н. э., готовый продукт затем перевозили в Вавилон. Существует известное письмо, написанное около 1275 г. до н. э. хеттским правителем Хатгусилисом III к одному из своих современников, возможно правителю Ассирии, в котором он заявляет о передаче железного лезвия в качестве специального дара.

Хеттский центр по выплавке железа находился в месте, называвшемся Киссуватна, который древние историки разместили в Понтии, то есть там, где, по их мнению, обитали халибы. Однако сегодня известно, что Киссуватна располагалась южнее, занимая часть Киликии. Похоже, что он был центром кузнечного дела и гораздо позднее, во времена Геродота и греческих географов, также отмечавших их мастерство в этом деле. Если они и не были предками грузин, то явно были предшественниками анатолийцев.

Дальше на восток аргонавты встретились с другими племенами, явно принадлежавшими к лазскому или кханскому семейству кавказских народов: табаренами, обычно соотносимыми с ветхозаветным Ту-валом, и затем с необычным племенем мосинойков, название которого связано с тем, что они жили в мосинах — башнях и деревянных домах.

Греки писали о табаренах, что, когда их женщины рожали, «мужчины кидались на кровати и стонали, накрыв головы женскими покрывалами, пока женщин бережно кормили и готовили для них ванну, которую те принимали после рождения детей». Этот любопытный обычай антропологи называют кувадой, он зафиксирован в различных частях мира, включая айнов с северояпонского острова Хоккайдо.

Мосинойков греки изображали как наглых раскрашенных дикарей, собиравших орехи и публично совокуплявшихся посреди улицы. Некоторые из подобных заблуждений, отраженные в «Аргонавтике», просочились в другие сочинения, прежде всего Геродота и Ксенофонта, и распространились в виде сказочных историй по всему миру. Тем не менее, в лазских поселениях сегодня можно увидеть круглые деревянные дома, напоминающие жилища древних мосинойков.

Интересно также отметить, что Псевдо-Аристотель считает мосинойков открывателями латуни, который, как показал Р. Форбс, они начали производить, сплавляя медь с кремнекислым цинком. Кроме того, описанный Ксенофонтом ядовитый мед, который находят в глубине лесных зарослей, также абсолютно достоверен. Современные путешественники, например Д. Хилл, обнаружили на Кавказе токсичный мед, собранный пчелами с кустов рододендрона. У съевших его людей появились характерные симптомы отравления, напоминавшие описание Кснофонта.

Покинув берега мосинойков, аргонавты поплыли на восток к Колхиде. Наконец они прибыли в устье реки Фасис, почти добравшись до цели своего похода. Видимо, в древности греки называли Фасисом современную реку Чорокли, которая впадает в Черное море неподалеку от Батуми, позже это название перенесли на современную Риони, чье устье находится примерно на 100 километров севернее.

Кроме того, следует упомянуть, что имя Фасис встречается и в названии «птица Фасис», то есть всем известный фазан (phasianus colchicus). В диком состоянии представители семейства фазановых обитают на всем пространстве от Каспийского моря до Юго-Восточной Европы, а в Англии является популярным объектом охоты.

Аполлоний Родосский использует еще один распространенный миф — о Прометее, которого Ясон и его команда обнаружили прикованным медными цепями к крутым скалам на склоне горы Эльбрус, где он стал добычей орла, прилетавшего каждый вечер, чтобы поживиться печенью титана.

Прибыв в устье Фасиса, аргонавты свернули паруса и сели на весла, чтобы пройти вверх по течению к возвышавшимся слева от них высоким Кавказским горам. Они плыли до тех пор, пока не добрались до «китайского города Эйи», то есть до современного Кутаиси, стоявшего близ поля Ареса, около которого находился священный грот, где дракон охранял золотое руно, висевшее на ветвях священного дуба.

В заключительной части рассказывается о том, что Ясон посеял зубы дракона, о преступной страсти Медеи к Ясону, о краже руна, убийстве Абсирта и последовавшей за этим каре богов. Все это слишком хорошо известно читателю, поэтому не нуждается в пересказе. Однако обязательно следует отметить, что Аполлоний Родосский описывает древнее доэллинистическое колхидское царство, существовавшее за несколько веков до событий, описанных в легенде. Но вместе с тем в нем достоверно переданы те сведения о Колхиде, которые были известны в Древнем мире.

Среди них описание погребального обряда колхидцев, заворачивавших тела своих мужчин в недубленые кожи и подвешивавших их на деревьях в отдалении от поселений. С другой стороны, тела женщин предавались земле.

Аполлоний ярко описывает дворец и сады правителя Эйи Эета: «Город, обнесенный частоколом, широкие ворота и колонны, стоявшие рядами, поддерживая стены, каменные крыши домов, покоившиеся на триглифах из бронзы… Вокруг города простирались цветущие виноградники и сады, полные зеленеющими деревьями» («Аргонавтика») (фото 8).

Благодаря раскопкам Б.А. Куфтина мы имеем некоторое представление о древней колхидской архитектуре. Археологические раскопки подтверждают, что разведение винограда было распространено по всей территории Грузии, включая и долину Риони, где был расположен город Эйя.

Приводимые в «Аргонавтике» сведения о могущественном правителе колхов, о многочисленной и воинственной колхидской армии и хорошо оснащенном флоте подтверждаются анналами Урарту, чья армия много раз воевала с государством Колху. Позже они подтверждаются греческими источниками, которые упоминают о грабителях и пиратах, живших в Хениохии, то есть вдоль побережья Черного моря, о значительной контрибуции, которую колхидцы выплачивали флоту царя Митридата, правителя Понтии (рис. 15).



Рис. 15. Абхазская восьмивесельная лодка, использовалась хениохийскими пиратами

Как и сюжет о золотом руне, миф о Прометее также уходит корнями в догомеровские времена и связан с древней добычей металлов и металлургией. У целого ряда кавказских народов, включая грузин, кабардинцев, абхазцев и осетин, встречаются свои местные варианты этой истории. В грузинском варианте восставшему титану дано имя Амирана.

Одни исследователи считают, что этот сюжет был заимствован грузинами из греческих источников, поскольку их страна была тесно связаны с эллинистической и византийской культурами. Познакомившись с переложениями Эсхила и других авторов, они восприняли историю о Прометее и перенесли ее в свою устную культуру.

Другие, как, например, М. Чиковани, полагают, что миф о Прометее на самом деле появился у кавказских народов, от которых его и восприняли греческие поселенцы, распространившие его затем в течение веков с помощью деревенских рассказчиков.

Интересно, что соперником Амирана, грузинского Прометея, является не Зевс, а Иисус Христос. Он является сыном кавказской волшебницы Шатаны, наделенным исполинской силой. Победив многочисленных противников, он наконец вызывает на поединок Христа. Согласившись, Христос вбивает в землю огромную скалу и предлагает Амирану вытащить ее обратно. Амиран трижды пытается это сделать и терпит поражение. В наказание за непомерную гордыню его приковывают цепями к этой же скале.

«Христос давал ему один хлебец в день. А также оставил маленькую собачку Куршу для компании. День за днем Курша лизала цепь и наконец так подточила ее, что оставалось полизать еще немного, чтобы Амиран смог разорвать ее и освободиться. Но утром во вторник кузнецы поднялись до рассвета и ударили своими молотами по наковальням, отчего цепь снова стала прочной. О, если бы Амирану когда-либо удалось сбросить цепь и освободиться! Какая ужасная судьба ожидала бы кузнецов, он бы снес головы каждому из них!»

Еще одна заслуживающая внимания версия легенды о Прометее распространена среди абхазов, потомков древних пиратов Хениохии, живущих на пограничной с Колхидой территории. В ней описывается герой, которого звали Абрскил, в некоторых вариантах он изображается как национальный герой Абхазии, выступивший против злого духа, угрожавшего его народу.

В других он описан как заносчивый великан-разрушитель, ищущий себе достойного противника. В некоторых версиях он убивает всех, у кого длинные волосы и голубые глаза, полагая, что они способны наслать на него порчу. В одной из распространенных версий Абрскил изображен как герой-демиург, который открывает людям тайны, хранимые богами. Он передает людям небесный огонь и показывает, как с его помощью расчистить землю от лесных зарослей, чтобы распахать поле и засеять хлеб.

Сверхъестественная сила Абрскила и его помощь людям вызывают гнев всемогущего бога, который приказывает ангелам заковать его в пещере. Черная собака день за днем грызет цепь, но, когда она наконец становится тонкой, как нитка, охраняющая его девушка снова укрепляет цепь, увеличивая ее с помощью волшебной палочки.

Если кто-нибудь из смертных осмеливается войти в мрачную пещеру, где находится Абрскил, он кричит ему: «Вернись! Только сначала расскажи мне, растут ли на земле папоротники и камыши? Обижают ли сильные слабых?» — «Да», — печально отвечает посетитель. Цепь снова утолщается, и герой стонет печально: «Увы, еще не пришло счастье на мою землю и не снизошел на нее мир». Проходя мимо пещеры ночною порой, путник может услышать cтоны Абрскила, пытающегося разорвать несокрушимую цепь и выйти на помощь людям.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Карен Юзбашян.
Армянские государства эпохи Багратидов и Византия IX-XI вв.

Дэвид Лэнг.
Грузины. Хранители святынь

И. М. Дьяконов.
Предыстория армянского народа

Дж.-М. Уоллес-Хедрилл.
Варварский Запад. Раннее Средневековье

Энн Росс.
Кельты-язычники. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X