Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.   Всадники войны. Кавалерия Европы

Болгарские конные воины. IX в.

В 70х гг. VII в. в результате движения кочевых племен по степям Восточной Европы и военной агрессии со стороны Хазарии орда хана Аспаруха из рода Дуло, являющаяся частью тюркоязычного племени болгар, вышла к Дунаю и заняла номинально принадлежавшую Византийской империи, тогда еще малонаселенную северную часть Малой Скифии (современной Доб руджи). Соседями болгар, поселившихся на своей новой родине, стали «Союз семи славянских племен» Нижней Мёзии, Византийская империя и Аварский каганат. Контакт представителей разных народов происходил достаточно мирно, без каких-либо серьезных военных столкновений, что объясняется взаимным интересом друг к другу. Славянские племена получили в лице кочевников Аспаруха сильных в военном отношении союзников, способствующих успешному противостоянию Византийской империи и Аварскому каганату. Болгары приобрели возможность расселяться на вновь обретенных землях, не тратя сил на военные конфликты с оседлым населением, также выступающим поставщиками продуктов земледелия, необходимых кочевникам. Более сильные в военном отношении болгары быстро заняли в образовавшемся конгломерате славянских и тюркских племен главенствующее положение и приступили к укреплению границ своего племенного образования, расположившегося на землях между Дунаем и Балканским хребтом, вследствие чего часть славянских племен фактически насильно была переселена на пограничные Византийской империи и Аварскому каганату земли.

Вторжение болгар на земли, входящие в сферу влияния Византийской империи, и их грабительские набеги на земли империи, лежащие близ Дуная, не могли не вызвать ответных военных действий. Успех империи в войнах на Ближнем Востоке позволил ей перебросить часть войск на Балканы для борьбы с Аспарухом. В ходе разразившейся войны Аспарух наголову разгромил войска императора Константина IV.



С того момента фактически непрекращающиеся военное противостояние между болгарскими ханами и византийскими императорами длилось более двух столетий. Войны, ведущиеся в течение этого времени с целью укрепления власти над славянскими племенами Северной Фракии и Македонии, в большинстве своем заканчивались победами болгар и укреплением их влияния в среде славянских племен. Начало IX в. было вновь ознаменовано крупными военными столкновениями между Византийской империей и болгарскими ханами. В ходе разразившейся войны византийские войска, вторгшиеся в Болгарию, потерпели сокрушительное поражение. В одном из сражений этой войны был убит император Никифор, а войска болгарского хана Крума достигли Константинополя и осадили город. Преемник скончавшегося под стенами Константинополя хана Крума, Омуртаг, заключил с империей 30летний мир, одним из важных условий которого было возвращение на территорию Болгарии славянских родов, бежавших от ужасов войны на территорию Византийской империи. Видя назревающий в обществе раскол между представителями славянских и болгарских племен, ханы Омуртаг и Пресиан были вынуждены принять меры к уравниванию в правах представителей славянской родоплеменной знати и кочевой аристократии. Окончательное сближение двух народов произошло после крещения Болгарии при князе Борисе Михаиле (852—889), когда были устранены и культурно идеологические противоречия между представителями двух этносов. Данный шаг позволил в некоторой степени сгладить и вооруженное противостояние с Византийской империей. В результате сближения представителей родоплеменной знати, смешения кочевого и оседлого этносов, объединенных единой религиозной системой, к началу Х в. убыстрились процессы феодализации общества, упрочнения государственной централизованной власти и укрепления позиций новой межплеменной аристократии из числа крупных землевладельцев. Основная масса новой межплеменной аристократии — боляр — являлась потомками кочевой аристократии, но немало в их среде было и представителей славянских племен. Выходцы именно из этой среды, независимо от того, кто были их предки в Х в., стали занимать командные посты в феодальных дружинах князей уже этнически единого Болгарского государства.

Следует отметить, что вследствие успешных военных кампаний, проводимых болгарскими правителями в IX в. ко времени правления князя Симеона (893—927), первым из болгарских правителей принявшим титул царя, границы Болгарского государства охватывали не только территорию современной Болгарии, но и земли Сербии, Македонии, часть Фракии и значительные области по Дунаю. В самом начале своего правления Симеону удалось разгромить объединенную греко-хазарскую армию, собранную императором Львом VI, и, несмотря на поражение, причиненное ему венграми, через несколько лет вместе с союзными печенегами разгромить венгерскую страну Леведию, вследствие чего венгры вынуждены были переселиться в Паннонию.

В IX в. основу командного состава дружин болгарских ханов, потомков Аспаруха, все еще продолжали составлять выходцы из среды кочевой родоплеменной знати или принцы крови из правящего рода Дуло. По господствующей в тот период времени в среде кочевников восточноевропейских степей традиции верховное командование над объединенной армией осуществлял хан лично, в независимости от возраста принимающий участие во всех крупных военных кампаниях и походах.

Изображение конного воина, ведущего пленника, с медальона кувшина из Надь-Сент-Миклоше. Конец уш-авв.
Изображение конного воина, ведущего пленника, с медальона кувшина из Надь-Сент-Миклоше. Конец уш-авв.

Долгое время с момента прихода кочевых болгар на свою новую родину основу их армии составляли конные дружины различных болгарских родов, в то время как жившие на вновь обретенных землях славяне либо совсем не участвовали в военных походах болгар, либо их участие было незначительным и заключалось в предоставлении в распоряжение болгарских ханов немногочисленных пехотных отрядов. Подобное положение вещей, по всей видимости, сохранялось вплоть до IX в., когда численность славянских пехотных соединений несколько увеличилась, и их роль в болгарской армии возросла в связи с активной завоевательной политикой, проводимой болгарскими правителями. Но, несмотря на увеличение численного состава пехоты, кавалерии в составе вооруженных сил Болгарии принадлежала доминирующая роль, что в немалой степени объясняется еще не успевшими атрофироваться кочевыми традициями ведения войны и комплектования войска.

О численности болгарского войска и кавалерии, входящей в ее состав, в IX в. нет никаких сколь-либо точных сведений, однако примерное количество болгарского войска можно установить с учетом численности противостоящей ей в войнах этого периода византийской армии. Опираясь на сведения арабских авторов (Ибн аль Факиха и Кодамы), численность восточной группы войск армии Византии в первой половине X в. можно определить в 85—95 тысяч человек. Западная группа войск была менее многолюдной. Общая численность западной группы войск вряд ли превышала 60 тысяч человек. Несмотря на то, что приводимые сведения относятся к более позднему периоду, в IX в. численность византийской армии была не меньшей, если не большей. Можно предположить, что западная группа войск, принимавшая участие в войнах с Болгарией в IX в., с учетом соединений, переброшенных из восточной группировки, составляла 50—60 тысяч человек. Из этого числа около 20—30 % личного состава, по всей видимости, приходилось на войсковую прислугу и обоз. Соответственно, и количество военных сил болгарских ханов вряд ли превышало численность объединенной западной армии Византии, а скорее всего была даже меньшей. Численность же кавалерии, на наш взгляд, составляла не менее 90 % от численности всего болгарского войска.

В основной своей массе болгарская кавалерия была представлена легковооруженными всадниками, основным оружием которых, как у большинства кочевых народов Восточной Европы, был сложносоставной лук. Защитным снаряжением обладали немногие «богатыри», представители военно-кочевой аристократии и приближенные хана. Преобладание в рядах войска легковооруженной кавалерии не могло не накладывать отпечаток на тактические приемы действия в бою. Поскольку о тактике болгарской кавалерии нет какихлибо достоверных данных, можно предположить, что арсенал тактических приемов включал в себя все характерные черты действия легкой кочевой конница в рамках сражений — массированный обстрел из луков, ложное бегство, атака ««лавой». Из стратегических приемов, характерных для болгарской армии периода раннего Средневековья, стоит упомянуть встречные контрнаступления, стремление навязать противнику маневренный полевой бой, массированные рейды на вражеские территории.

Скудность археологических находок при практически полном отсутствии изобразительных источников не позволяет в полной мере составить представление о многообразии комплекса вооружения конного болгарского воина IX в., однако привлечение сравнительного материала с сопредельных территорий позволяет реконструировать его предполагаемый облик.

В немалой степени достоверные сведения о комплекс защитного снаряжения болгарского конного воина мы можем получить на основании анализа изображений, наличествующих на одном из золотых кувшинов клада, найденного на территории Болгарии в 1799 г. в Надь Сент Миклоше. Данный клад датируется по-разному, при этом его хронология охватывает период с VII по X вв. Большинство исследователей склоняются к тому, что кувшин был изготовлен в VIII— IX вв. Мастеру, изготовившему данный кувшин, иногда приписывается хазарское либо мадьярское происхождение, что, по всей видимости, ошибочно.

Наличие на иных предметах утвари, присутствовавших в составе клада и близких по стилю изготовления надписей, выполненных греческими буквами, в составе которых присутствуют словосочетания, характерные для прото-болгарского языка, позволяет предположить, что все предметы клада могли быть изготовлены непосредственно на территории Болгарии.

На одном из медальонов рассматриваемого кувшина изображен конный воин, ведущий связанного пленного. Воин облачен в кольчугу, голову его защищает конический шлем сегментноклепаной конструкции, снабженный бармицей и увенчанный перьями. Конечности воина защищены наручами и поножами, изготовленными предположительно из металлических шин.

На другом медальоне изображен конный воин, стреляющий из лука, облаченный в длиннополую клетчатую рубаху (возможно, кафтан) либо, с учетом изобразительной традиции и привлечением византийских аналогов, в кольчугу, византийский пластинчатый панцирь или же стеганый доспех бомбакион или кабадия — также византийского происхождения. В пользу использования болгарами ламеллярных панцирей в качестве заимствования у воинов империи свидетельствуют факты находок пластин панцирей данной конструкции в Плиске и Великом Преславле (Преславе) вместе с фрагментами кольчужного плетения.

В качестве элементов защитного снаряжения можно предположить наличие щитов круглой и, возможно, овальной формы, основа которых изготавливалась из дерева.

В качестве холодного оружия могли использоваться копья, пики, палаши, сабли, мечи и небольшие боевые топорики — чеканы.

Копья и пики обладали древком длиной около 3—3,5 м и снабжались втульчатыми наконечниками. Наконечники копий обладали перьями вытянутотреугольной и лавролистной формы, наконечники пик снабжались пирамидальными перьями. К древку копья или пики у наконечника мог крепиться флажок.

Палаши и сабли, использовавшиеся болгарской конницей, по всей видимости, по своей конструкции и форме были во многом аналогичны данному оружию, бытовавшему в среде кочевников восточноевропейских степей. Также можно предположить, что использовались мечи византийского и западноевропейского производства.

Боевые топорики, использовавшиеся болгарской конницей, отличались небольшими размерами (в среднем длина составляла 165 мм, а ширина равнялась 5—6 мм) и характеризовались трапециевидным (иногда несколько изогнутым) либо Г-образным (снабженным «бородкой») с зауженным основанием (шейкой) клином. Обух мог заканчиваться молотовидным утолщением («бойком») либо клиновидной пластиной.

Болгарскими всадниками использовались сложносоставные луки сигмообразной формы, длина которых с надетой тетивой составляла порядка 900—1200 мм. Конструкция данных луков во многом была близка конструкции сложносоставных луков «хуннского» типа, трансформировавшейся под влиянием национальных традиций изготовления данного вида оружия. Луки носились в колчанах чулковидной либо кабуровидной формы, подвешивавшихся к специальному поясу.

Колчаны для стрел имели несколько уплощенную цилиндрическую либо трапециевидную форму и подвешивались к поясу посредством двух скоб, расположенных параллельно на боковых плоскостях у его устья.



В основу реконструкции облика болгарского всадника положено изображение конной фигуры с медальона на кувшине из клада в Надь Сент Миклоше, с добавлением элементов, привлеченных из археологических памятников восточноевропейских степей. Воин облачен в кольчугу с коротким рукавом и подолом, достигающим колен, надетую поверх кафтана. Предплечья и голени воина защищают стальные наручи и наголенники, собранные заклепками на кожаной основе и имеющие шинную конструкцию. На голове воина надет невысокий сфероконической формы шлем сегментноклепаной конструкции, украшенный соколиными перьями (в основу реконструкции шлема положен конструкция шлема из Муравлевского клада с территории Воронежской области (ныне хранится в Государственном Эрмитаже) и изображение с кувшина из Надь Сент Миклоша. К подшлемнику, вшнурованному внутрь шлема, прикреплена бармица, полы которой в центральной части соединены посредством шнуровки. Небольшой щит воина изготовлен из тонких деревянных досок, обшит кожей и усилен в центральной части стальным умбоном. Край щита дополнительно укреплен пришитой полосой из толстой кожи.

Оружие воина представлено саблей со слабо искривленным клинком длиной в 850 мм и эфесом, состоящим из деревянной рукояти, и изготовленных из металла крестовины и навершия. Небольшая по размерам, слабо искривленная крестовина оканчивается шаровидными утолщениями. Навершие имеет грушевидную форму и снабжено подвижным кольцом под темляк (реконструкция выполнена по образцам сабель с территорий Волжской Булгарии, Северного Кавказа, района Майкопа, Венгрии).
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Юлиан Борхардт.
Экономическая история Германии

Жорж Дюби.
Трехчастная модель, или Представления средневекового общества о себе самом

Джуэтт Сара Орне.
Завоевание Англии норманнами

Н. П. Соколов.
Образование Венецианской колониальной империи

Любовь Котельникова.
Итальянское крестьянство и город в XI-XIV вв.
e-mail: historylib@yandex.ru
X