Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Чарльз Квеннелл, Марджори Квеннелл.   Гомеровская Греция. Быт, религия, культура

Глава 3. «Одиссея»

Песнь первая

Если мы хотим узнать о тех событиях, которые произошли после завершения осады Трои, то должны обратиться к «Одиссее» Гомера, в которой описываются путешествия Одиссея. Интересно отметить, что если в «Илиаде» автор в самом начале обращает наше внимание на ссору между Ахиллом и Агамемноном, то в «Одиссее» первая песнь начинается своего рода перечнем товаров, которые имеются для нас в торговой лавке. Так, мы узнаем, что Одиссей находился в плену у нимфы Калипсо в ее мрачных пещерах; что все боги сочувствовали ему, за исключением Посейдона, гневавшегося на Одиссея за то, что тот ослепил его сына Полифема, который был одним из циклопов и к тому же еще и людоедом. Вся история как раз и закручена на вражде между Одиссеем и Посейдоном.

Богиня Афина просила за Одиссея своего отца Зевса, и в результате к Калипсо был отправлен Гермес, который объяснил ей, что Одиссей должен быть освобожден, чтобы продолжать свой путь домой. Афина лично отправилась на Итаку, родину Одиссея, и «под видом странника» явилась Телемаку, сыну Одиссея. От него богиня узнала, что богатства Одиссея попросту растранжириваются многочисленными молодыми людьми знатного происхождения, которые, думая, что Одиссей мертв, сватаются к его жене Пенелопе. Эти женихи представляют собой настоящий сброд.

Афина посоветовала Телемаку снарядить корабль и отправиться к Нестору и Менелаю, которые были вместе с Одиссеем во время осады Трои, чтобы узнать, есть ли у них хоть какие-нибудь известия о его отце. Богиня вселила мужество в сердце Телемака и приказала женихам, чтобы они покинули его дом.

Песнь вторая

Во второй песни Телемак созывает совет вождей ахейцев (первый после исчезновения Одиссея) и, держа в руке врученный ему жезл, рассказывает им о бесчинствах женихов. Но Антиной, который был одним из них, ответствовал, что причиной всему была Пенелопа, которая обнадежила всех и теперь, поскольку Одиссея нет в живых, согласна выйти замуж за одного из них, но только после того, как свяжет саван для Лаэрта, его отца:

…недоброе в сердце для нас замышляя.
Знайте, какую она вероломно придумала хитрость:
Стан превеликий в покоях поставя своих, начала там
Тонко-широкую ткань…

Рис. 23. Гермес и сатир

Но затем по ночам Пенелопа распускала все, что она успела сделать за день:

Три года длился обман, и она убеждать нас умела…

Женихи сообщили совету, что, пока Пенелопа не придет к окончательному решению, они останутся в доме Телемака и далее будут расходовать припасы во время своих буйных застолий.

Рис. 24. Гибель Эгисфа

Телемак сделал приготовления, необходимые для путешествия в Спарту и «песчаный» Пилос. Он направился в кладовую:

…злата и меди там кучи лежали;
Много там платья в ларях и душистого масла хранилось;
Куфы из глины с вином многолетним и сладким стояли
Рядом у стен, заключая божественно-чистый напиток…

Телемак сказал ключнице:

…амфоры наполни вином благовонным, вкуснейшим
После того дорогого, которое здесь бережешь ты,
Помня о нем, о несчастном, и все уповая, что в дом свой
Царь Одиссей возвратится, и смерти и Парк избежавши.
Им ты двенадцать наполни амфор и амфоры закупорь;
Так же и кожаных, плотных мехов приготовь, оржаною
Полных мукой; и чтоб в каждом из них заключалося
двадцать
Мер…

Телемак и команда корабля поднялись на борт, а Афина послала им попутный ветер:

Бодрых гребцов возбуждая, велел Телемак им скорее
Снасти устроить; ему повинуясь, сосновую мачту
Подняли разом они и, глубоко в гнездо водрузивши,
В нем утвердили ее, а с боков натянули веревки;
Белый потом привязали ремнями плетеными парус;
Ветром наполнившись, он поднялся, и пурпурные волны
Звучно под килем потекшего в них корабля зашумели.

Песнь третья

В третьей песни Афина предстает в наряде Ментора, а Телемак прибывает в Пилос и видит Нестора и его народ на морском берегу, совершающих жертвоприношение в честь Посейдона. Телемак справляется у Нестора относительно своего отца Одиссея, но Нестор мог только рассказать ему о возвращении ахейцев домой после падения Трои. Перессорившись между собой из-за добычи, каждый из них отправился домой своим путем. Он поведал юноше историю, которая впоследствии получила широкую популярность в древнегреческой литературе. Суть ее сводилась к тому, что Агамемнон вернулся домой и обнаружил, что у его жены есть любовник по имени Эгисф, который и убил его, а затем правил в Микенах в течение семи лет, пока и сам, в свою очередь, не был убит Орестом, сыном Агамемнона.

История Нестора показывает, как сильно греческие мореплаватели зависели от милости моря. Имея единственный квадратный парус, они могли плыть только по ветру и, подобно Отеру, другу короля Альфреда1, вынуждены были ждать попутного ветра. Если ветер становился неблагоприятным, они садились на весла, а когда их силы иссякали, корабль носило по воле волн. Вот что случилось с ахейцами, возвращавшимися домой из Трои.

Песнь четвертая

В четвертой песни Телемак и Писистрат прибывают на колеснице в Спарту, прямо к дому Менелая. Вот как их там приняли:

Иго с ретивых коней, опененное потом, сложили;
К яслям в царевой конюшне голодных коней привезли;
В ясли же полбы насыпали, смешанной с ярким ячменем;
К светлой наружной стене прислонили потом колесницу.
Странники были в высокий дворец введены…

Потом они осмотрели дворец: «Начали в гладких купальнях они омываться…», а затем:

Рядом они с Менелаем властителем сели на стульях.
Тут поднесла на лохани серебряной руки умыть им
Полный студеной воды золотой рукомойник рабыня;
Гладкий потом пододвинула стол; на него положила
Хлеб домовитая ключница с разным съестным, из запаса
Выданным ею охотно; на блюдах, подняв их высоко,
Мяса различного кравчий принес и, его предложив им,
Кубки златые на браном столе перед ними поставил.

Менелай, в знак уважения, дал им попробовать со своего блюда поджаренного бычьего мяса. Все это время Менелай развлекал своих гостей, и, надо сказать, он был очень поражен сходством Телемака с его другом Одиссеем.

Затем пришла Елена, ради которой ахейцы сражались под Троей, и также обратила внимание на их сходство.

Она рассказала Телемаку о его отце, о том, как во время осады Трои он прикинулся нищим и отправился в город на разведку. Менелай добавил от себя:

Многих людей благородных, и много земель посетил я,
Но никогда и нигде мне досель человек, Одиссею,
Твердому в бедствиях мужу, подобный, еще не встречался.
Вот что, могучий, он там наконец предпринял и
исполнил,
В чреве глубоком коня (где ахейцы избранные были
Скрыты) погибельный ков и убийство врагам приготовив.

И вот тогда пришла Елена:

Трижды громаду ты с ним обошла и, отвсюду ощупав
Ребра ее, начала вызывать поименно аргивян,
Голосу наших возлюбленных жен подражая искусно.
Мне ж с Диомедом и с бодрым царем Одиссеем,
сокрытым
В темной утробе громады, знакомые слышались звуки.
Вдруг пробудилось желанье во мне и в Тидеевом сыне
Выйти наружу иль громко тебе изнутри отозваться;
Но Одиссей опрометчивых нас удержал; остальные ж,
В чреве коня притаясь, глубоко молчали ахейцы.
Только один Антиклес на призыв твой подать
порывался
Голос; но царь Одиссей, многосильной рукой зажавши
Рот безрассудному, тем от погибели всех нас избавил;
С ним он боролся, пока не ушла ты по воле Афины.

Затем Телемак попросил у них разрешения отправиться спать:

…и Елена велела немедля рабыням
В сенях кровати поставить, постлать тюфяки на кровати,
Пышнопурпурные сверху ковры положить, на ковры же
Мягким покровом для тела косматые мантии бросить.
Факелы взявши, пошли из столовой рабыни; когда же
Все приготовлено было гостям, проводил их глашатай;
В сенях легли на постелях и скоро покойно заснули
Сын Одиссеев и спутник его Писистрат благородный.
Скоро во внутренней спальне заснул и Атрид
златовласый,
Подле царицы Елены, покрытой одеждою длинной.

Утром Менелай рассказал Телемаку о том, как во время своих восьмилетних странствий он слышал от морского божка Протея, что Одиссея держит в плену Калипсо. Больше об этой истории он не мог добавить ничего. Тем временем женихи

…в Одиссеевом доме бросаньем
Дисков и дротиков острых себя забавляли, собравшись
Все на мощеном дворе, где бывали их буйные игры.

Они также строили планы относительно убийства Телемака во время его возвращения из Пилоса и для этой цели снарядили корабль, который должен был поджидать его в проливе возле южной оконечности Пелопоннеса. Подробное описание обратного путешествия Телемака имеется в пятнадцатой книге.

Рис. 25. Плот Одиссея (реконструкция)

Рис. 26. Игра с мячом

Рис. 27. Танцовщица

Песнь пятая

В пятой песни Афина отправляется к богам, которые собрались на совет, и просит Зевса, чтобы Калипсо освободила Одиссея. Гермес отправляется к ней с посланием, в котором говорится, что она должна это сделать. Калипсо обязана подчиниться воле Зевса, но при этом оплакивает горькую участь богини, которая имела несчастье влюбиться в простого смертного:

«Боги ревнивые, сколь вы безжалостно к нам
непреклонны! Вас раздражает, когда мы, богини, приемлем на ложе
Смертного мужа и нам он становится милым супругом».

Она сказала, что спасла Одиссея во время кораблекрушения, когда «обхватив корабельную доску, в волнах он гибнул».

Здесь мы впервые непосредственно встречаемся с самим Одиссеем на страницах «Одиссеи». Первые четыре песни призваны были возбудить наше любопытство, и они являются своего рода продолжением «Илиады».

Калипсо находит Одиссея сидящим на берегу моря и проклинающим свою судьбу. Как без корабля и команды он может вновь добраться до Итаки? Вот что Калипсо сказала ему:

«Слезы отри, злополучный, и боле не трать в сокрушенье
Сладостной жизни: тебя отпустить благосклонно хочу я.
Бревен больших нарубив топором медноострым и в
крепкий
Плот их связав, по краям утверди ты перила на толстых
Брусьях, чтоб по морю темному плыть безопаснее было.
Хлебом, водой и вином пурпуровым снабжу изобильно…»

И на самом деле Калипсо помогла ему:

Выбрала прежде топор по руке ему сделанный, крепкий,
Медный, с обеих сторон изощренный, насаженный
плотно,
С ловкой, красиво ему из твердой оливы сработанной
ручкой;
Острую скобель потом принесла и пошла с Одиссеем
Вместе во внутренность острова: множество там
находилось
Тополей черных, и ольх, и высоких, дооблачных сосен,
Старых, иссохших на солнечном зное, для плаванья
легких.
Место ему показав, где была та великая роща,
В грот свой глубокий Калипсо, богиня богинь,
возвратилась.
Начал рубить он деревья и скоро окончил работу;
Двадцать он бревен срубил, и очистил, их острою медью
Выскоблил гладко, потом уровнял, по шнуру обтесавши.
Тою порою Калипсо к нему с буравом возвратилась.
Начал буравить он брусья и, все пробуравив, сплотил их,
Длинными болтами сшив и большими просунув шипами;
Дно ж на плоту он такое широкое сделал, какое
Муж, в корабельном художестве опытный, строит на
прочном
Судне, носящем товары купцов по морям
беспредельным.
Плотными брусьями крепкие ребра связав, напоследок
В гладкую палубу сбил он дубовые толстые доски,
Мачту поставил, на ней утвердил поперечную райну,
Сделал кормило, дабы управлять поворотами судна,
Плот окружил для защиты от моря плетнем из ракитных
Сучьев, на дно же различного грузу для тяжести бросил.

Затем Калипсо принесла ему материю для паруса. Их, как и все остальное, он смастерил сам. Подпорки, фалы и шкоты Одиссей быстро сделал на своем плоту, а затем с помощью рычага спустил его в священное соленое море.

Одиссею понадобилось всего четыре дня на то, чтобы построить плот, а уже на пятый день он отправился в путь и Калипсо послала ему легкий попутный ветерок. Он плыл в течение семнадцати дней и на восемнадцатый день увидел землю феа-ков (остров Корфу), и все было бы хорошо, если бы Посейдон не заметил его издали. Морской бог знал, что Зевс помог Одиссею, но, невзирая на это, решил собрать облака, вздыбить воды и наслать ветры. В результате Одиссей едва не расстался с жизнью и был выброшен волнами на берег, скорее мертвым, чем живым.

Песнь шестая

Шестая песнь открывается красочным описанием того, что придумала Афина. Она сделала так, что Навзикая, дочь Алкиноя, правителя феаков, убедила свою семью в том, что ей необходимо отправиться искупаться в маленькой речке, возле которой спал Одиссей. Она просит своего отца дать колесницу, и он отвечает ей:

«Дочка, ни в мулах тебе и ни в чем нет отказа. Поди же;
Дам повеленье рабам заложить колесницу большую,
Быстроколесную; будет при ней для поклажи и короб».

Рис. 28. Ослепление Полифема

И, сказав так, позвал своих людей. За пределами дворца они приготовили быструю колесницу, подвели мулов под ярмо и запрягли их, в то время как из комнаты царевны девушка выносила яркие одеяния и складывала их в украшенную повозку. В корзинку мать положила для дочери всевозможную еду, какую только может пожелать сердце, а также различные лакомства и, помимо этого, наполнила мех из козьей шкуры вином. Затем Навзикая поднялась на колесницу и мать подала ей золотой фиал с благовонным оливковым маслом для того, чтобы, искупавшись, она и ее служанки могли умастить себя. Навзикая взяла бич, а также блестящие поводья и, подхлестнув мулов, отправилась в путь. Затем, под цоканье копыт, двинулись они вперед, смотря перед собой, с грузом одежды на колеснице и служанками, следующими позади.

Рис. 29. Одиссей, спрятавшийся под бараном

Когда они добрались до реки, то сняли одежду, выстирали ее в водоемах, а потом расстелили для просушки. Затем они искупались, умастили себя оливковым маслом и перекусили на берегу реки.

Рис. 30. Цветок асфоделя

После этого девушки затеяли игру с мячом, а Навзикая начала петь. Мяч упал в реку, и все подняли пронзительный крик. Одиссей, естественно, проснулся, и все служанки убежали, осталась только белорукая Навзикая. И именно к ней вынужден был обратиться Одиссей. Она снабдила его мантией и хитоном, очевидно, из числа тех, что сушились после стирки на берегу, а также дала ему нежное оливковое масло в золотом фиале. Одиссей искупался, умастил себя оливковым маслом и облачился в свои красивые одеяния, после чего Афина

Станом возвысила, сделала телом плотней и густыми
Кольцами кудри, как цвет гиацинта, ему закрутила.

С Навзикаей что-то случилось, когда она увидела его преображенным, сердце девушки начало учащенно биться. По-видимому, люди в Древней Греции испытывали те же чувства, что и в наше время. Затем она объяснила Одиссею, как добраться до дворца Алкиноя.

Песнь седьмая

В седьмой песни Одиссей находит дорогу к увенчанному высокой крышей дому Алкиноя:

Медные стены во внутренность шли от порога и были
Сверху увенчаны светлым карнизом лазоревой стали;
Вход затворен был дверями, литыми из чистого злата;
Притолки их из сребра утверждались на медном пороге;
Также и князь их серебряный был, а кольцо золотое.

Вдоль стен располагались лавки, застеленные искусно вытканными покровами. Пятьдесят рукодельниц ткали и пряли, а также мололи зерно на ручных жерновах. Там был сад, где росли груши, гранаты, яблоки, сладкие смоковницы, оливки, имелись также и виноградники. Кроме того, были еще и грядки со всевозможными культурами и два источника с водой.

Одиссей постоял, огляделся и быстро прошел в дом, где упал на колени перед Аретой, женой Алкиноя, умоляя ее о защите, а также о позволении продолжить свой путь. Правитель поднял его с колен и усадил на кресло, после чего Одиссей поведал ему о всех своих приключениях, случившихся с ним после того, как он покинул на плоту остров Калипсо. После этого Одиссей отправился спать в сени. По всей видимости, эта часть дома предназначалась для гостей.

Песнь восьмая

В восьмой песни феаки собираются на совет, и Алкиной рассказывает им о госте, который объявился среди них. Затем он приказал, чтобы чернобокий корабль спустили на воду, для его команды были отобраны пятьдесят два юноши из знатных семей. Когда все это исполнили, будущие мореплаватели должны были явиться во дворец. Там уже принесли в жертву двенадцать овец, восемь свиней и двух быков. Слуга приводит во дворец прославленного слепого сказителя Демодока. Он усадил его на кресло рядом с колонной, на которой висела лира. Сказитель подобрал мелодию и начал петь речитативом о знаменитых людях, и от этого Одиссей расчувствовался до слез. После пира феаки и их гость отправились на место собраний, где устроили соревнования по бегу, борьбе и кулачному бою. Одиссей стал лучшим в состязаниях по метанию больших камней. Затем они

Место для пляски угладили, поприще сделали шире.
Тою порой из дворца возвратился глашатай и лиру
Подал певцу: пред собраньем он выступил; справа и слева
Стали цветущие юноши, в легкой искусные пляске.
Топали в меру ногами под песню они; с наслажденьем
Легкость сверкающих ног замечал Одиссей и дивился.

Затем Алкиной

…повелел Галионту вдвоем с Лаодамом
Пляску начать: в ней не мог превосходством никто
победить их.
Мяч разноцветный, для них рукодельным Полибием
сшитый,
Взяв, Лаодам с молодым Галионтом на ровную площадь
Вышли; закинувши голову, мяч к облакам
темно-светлым
Бросил один; а другой разбежался и, прянув высоко,
Мяч на лету подхватил, до земли не коснувшись
ногами.
Легким бросаньем мяча в высоту отличась пред народом,
Начали оба по гладкому лону земли плодоносной
Быстро плясать; и затопали юноши с ними в меру
ногами,
Стоя кругом, и от топота ног их вся площадь гремела.

Затем добрый Алкиной решил, что двенадцать правителей, находившихся у него в подчинении, также должны преподнести подарки Одиссею, так что он мог отправиться на ужин с легким сердцем. Во время ужина Одиссей

Полную жира хребтовую часть острозубого вепря
Взявши с тарелки своей (для себя же оставя там боле)…

Через слугу он отослал этот лакомый кусок сказителю Демодоку и попросил его поведать всем о деревянном коне. Таким образом, мы узнаем новые подробности истории, о которой уже рассказывал Менелай в четвертой книге. Сказитель спел о том, как Одиссей построил коня и поместил внутрь его храбрейших из греческих воинов. Чтобы усыпить бдительность троянцев, другие греки потушили костры рядом со своими хижинами, сели на корабли и уплыли прочь. Троянцы затащили коня внутрь крепостных стен и сели вокруг него, удивляясь и споря между собой, что с ним делать. А затем ахейские сыны выскочили из коня и захватили город. Нужно помнить, что все это время феаки не подозревали, что они развлекают того самого Одиссея.

В конце восьмой книги Алкиной обращается к нему с просьбой рассказать о своих приключениях.

Песнь девятая

В девятой песни он так и делает, начиная свое повествование со слов:

Я Одиссей, сын Лаэртов, везде изобретеньем многих
Хитростей славных и громкой молвой до небес
вознесенный.

Здесь самое место обратиться к тем из наших читателей, которые сами любят рассказывать истории, чтобы они оценили по достоинству, как хорошо продумана структура «Одиссеи».

Итак, до сих пор у нас шла речь только о том, что произошло с Одиссеем после того, как он покинул остров Калипсо. Наше любопытство лишь отчасти было удовлетворено краткими упоминаниями о тех приключениях, которые произошли с ним до этого момента. И наш интерес не ослабевает, поскольку мы знаем, что еще много событий должно произойти до того, как он в конце концов доберется до Итаки.

Вот та история, которую Одиссей поведал феа-кам. Когда он и его люди покинули Трою, ветер отнес их корабль к городу Измару, что во Фракии. Они захватили город и успели перебить многих из его жителей, но тут их соседи пришли им на помощь, и ахейцы вынуждены были отступить на свои корабли.

Затем в течение девяти дней их корабль носила буря, пока его не прибило к «земле лотофагов, пищей цветочной себя насыщающих». Некоторые из греков, отправившиеся на разведку, рискнули эту пищу попробовать:

…им лотоса дали отведать они; но лишь только
Сладкомедвяного лотоса каждый отведал, мгновенно
Все позабыл и, утратив желанье назад возвратиться,
Вдруг захотел в стороне лотофагов остаться, чтоб
вкусный
Лотос сбирать, навсегда от своей отказавшись отчизны.
Силой их плачущих, к нашим судам притащив,
повелел я
Крепко их там привязать к корабельным скамьям…

Вновь они отправились в путь и вскоре прибыли в землю циклопов на Сицилии. Там Одиссей и двенадцать человек из его команды отправились осмотреть окрестности и попали в пещеру великана. Они затаились в ней, предвкушая забавное приключение, но, когда великан вернулся и швырнул на пол огромное бревно, предназначенное для костра, Одиссей и его спутники спрятались в глубине пещеры. Между тем великан перекрыл вход в пещеру громадным валуном, а затем начал готовить себе ужин.

Рис. 31. Ахилл направляется на остров Блаженных

Вскоре он заметил ахейцев и, не обращая внимания на объяснения Одиссея,

……………….. ответа не дав никакого, он быстро
Прянул, как бешеный зверь, и, огромные вытянув руки,
Разом меж нами двоих, как щенят, подхватил и ударил
Оземь; их череп разбился; обрызгало мозгом пещеру.
Он же, обоих рассекши на части, из них свой ужасный
Ужин состряпал и жадно, как лев, разъяряемый гладом,
Съел их, ни кости, ни мяса куска, ни утроб ни оставив.

Вскоре великан уснул. Утром он проглотил еще двоих людей и ушел, перекрыв перед этим вход в пещеру камнем, так что Одиссей и его спутники оказались в западне.

Одиссей придумал план их спасения. Циклоп оставил в пещере здоровенную дубину, и мы можем себе представить, каким на самом деле громадным он был, если дубина его по размерам равнялась «мачте черного корабля, двадцативесельного». Одиссей отрубил от нее кусок длиной в три локтя, гладко обтесал, выровнял, заострил конец и закалил его на огне.

Рис. 32. Остров вблизи Корфу, возле которого, согласно легенде, потерпел крушение корабль Одиссея

Вечером великан вернулся обратно, запустил всех своих овец в пещеру, а затем съел еще двух человек. У Одиссея было с собой вино, и он подал великану сначала один кубок, потом другой и так до тех пор, пока тот не опьянел. Перед этим Одиссей сказал великану, что его зовут «Никто». И вот пришло время действовать:

Кол свой достав, мы его острием на огонь положили;
Тотчас зардел он; тогда я, товарищей выбранных кликнув,
Их ободрил, чтоб со мною решительны были в опасном
Деле. Уже начинал положенный на уголья кол наш
Пламя давать, разгоревшись, хотя и сырой был;
поспешно
Вынул его из огня я; товарищи смело с обоих
Стали боков – божество в них, конечно, вложило
отважность;
Кол обхватили они и его острием раскаленным
Втиснули спящему в глаз; и, с конца приподнявши,
его я
Начал вертеть, как вертит буравом корабельный
строитель,
Толстую доску пронзая; другие ж ему помогают, ремнями
Острый бурав обращая, и, в доску вгрызаясь, визжит он.
Так мы, его с двух боков обхвативши руками, проворно
Кол свой вертели в пронзенном глазу: облился он
горячей
Кровью; истлели ресницы, шершавые вспыхнули брови;
Яблоко лопнуло; выбрызнул глаз, на огне зашипевши.
Так расторопный ковач, изготовив топор иль секиру,
В воду металл (на огне раскаливши его, чтоб двойную
Крепость имел) погружает, и звонко шипит он в холодной
Влаге: так глаз зашипел, острием раскаленным
пронзенный.
Дико завыл людоед – застонала от воя пещера.
В страхе мы кинулись прочь; с несказанной свирепостью
вырвав
Кол из пронзенного глаза, облитый кипучею кровью,
Сильной рукой от себя он его отшвырнул…

В агонии великан кричал столь громко, что его соседи прибежали ему на помощь. Они спросили его снаружи, в чем дело, на что тот отвечал, что: «его убил Никто». На это они ему резонно ответствовали, что если его убивает «Никто», так в чем тогда, собственно говоря, дело?

Великан ощупью нашел дорогу к выходу из пещеры, убрал валун и сел около него, так что ахейцы не могли убежать. Тем не менее, Одиссей придумал, как его перехитрить. Для этого нужно было связать овец по трое. В каждой такой связке к средней овце снизу цеплялся человек. Одиссей и сам прицепился к одной подобным образом. Ослепленный великан ощупывал только спины своих овец и поэтому не нашел непрошеных гостей.

Великан Полифем был сыном Посейдона, бога морей, именно поэтому и обратился к нему с просьбой, чтобы Одиссей и его люди никогда не смогли бы добраться до своей родной Итаки. Если же им это все-таки удастся, то только после многочисленных злоключений. Вот так и начались трудности Одиссея.

Песнь десятая

В десятой песни они добираются до родного острова Эола, который плавает по морю, окруженный скалами, грозно выступающими из моря, укрепленными сверху неприступной медной стеной. Здесь Одиссея радушно приняли, и он продолжил свой путь дальше. Все должно было закончиться хорошо, поскольку Эол – хранитель ветров – даровал странникам добрый западный ветерок, как раз тот, который и нужен был Одиссею, а все остальные спрятал в мешок из бычьей кожи. Западный ветер почти донес их корабль к родным берегам, так что издали уже можно было разглядеть Итаку, но, пока Одиссей спал, его люди развязали мешок с ветрами, желая узнать, какое сокровище в нем хранится. Но из мешка вырвались буйные ветра и отнесли их обратно к острову Эола. На этот раз их встретили плохо и прогнали прочь как «ненавидимых бессмертными богами».

Рис. 33. Изображение эпинетрона, или прялки

Рис. 34. Работа на веретене

Одиссей и его спутники плыли в течение шести дней, а на седьмой день прибыли к Ламосу. Здесь на них напал народ великанов, и из двенадцати кораблей только тот, на котором находился сам Одиссей и его люди, смог спастись. Теперь он плыл в одиночестве и прибыл на остров Эа, где обитала светлокудрая Цирцея.

Вперед с несколькими людьми отправился Эврилох, и они подошли к палатам Цирцеи:

Около дома толпились горные львы и лесные
Волки: питьем очарованным их укротила Цирцея.
Вместо того чтоб напасть на пришельцев, они
подбежали
К ним миролюбно и, их окруживши, махали хвостами.

Мореплаватели подошли к дворцу и зашли внутрь. Цирцея предложила им вина, но Эврилох несколько замешкался, а затем с ужасом увидел, что происходит с его приятелями:

…ими отведан напиток, ударом
Быстрым жезла загнала чародейка в свиную закуту
Всех; очутился там каждый с щетинистой кожей,
с свиною
Мордой и с хрюком свиным, не утратив, однако,
рассудка.
Плачущих всех заперла их в закуте волшебница, бросив
Им желудей, и свинины, и буковых диких орехов
В пищу, к которой так лакомы свиньи, любящие рылом
Землю копать.

Гермес одарил Одиссея травой добродетели, с помощью которой можно было противостоять чарам Цирцеи. Обретя такую способность, он заключил с ней соглашение, согласно которому его люди вновь обретают человеческий облик, что и было сделано, но взамен они должны были оставаться у нее в течение года: «…наслаждайтесь питьем и едою покуда».

Песнь одиннадцатая

В одиннадцатой песни Одиссей покидает Цирцею и отправляется к пределам обитаемого мира, где жили ужасный Аид и его жена Персефона. Там он совершает жертвоприношения, и души умерших являются ему. Один из них, Терезий, предупреждает Одиссея, что его собственная смерть придет с моря, и советует ему при возвращении на Итаку:

…весло корабельное взявши, отправься
Странствовать снова и странствуй, покуда людей
не увидишь,
Море не знающих, пищи своей никогда не солящих,
Также не зревших еще ни в волнах кораблей
быстроходных,
Пурпурногрудых, ни весел, носящих как мощные
крылья,
Их по морям, – от меня же узнай несомнительный
признак:
Если дорогой ты путника встретишь и путник тот
спросит:
«Что за лопату несешь на блестящем плече,
иноземец?» —
В землю весло водрузи – ты окончил свое роковое,
Долгое странствие. Мощному там Посейдону принесши
В жертву барана, быка и свиней оплодителя, вепря…

Одиссей видит дух своей матери, и она говорит ему:

Нет; но тоска о тебе, Одиссей, о твоем миролюбном
Нраве и разуме светлом до срока мою погубила
Сладостно-милую жизнь…

Много других душ известных людей подходило к Одиссею, перейдя через луг Асфодель, – Агамемнон, Ахилл, а также Патрокл, с которыми он сообща сражался под Троей. Там же он увидел и обреченного на страдания Тантала, который стоял в воде, доходившей ему до подбородка, но она каждый раз отступала, как только он наклонялся, чтобы напиться. Точно так же и высокие деревья отклоняли свои ветви с плодами, как только он начинал к ним тянуться. Там можно было встретить еще и Сизифа, который был обречен на то, чтобы постоянно пытаться закатить вверх громадный камень.

Песнь двенадцатая

В двенадцатой песни Одиссей покидает владения Аида, и его следующее приключение острова сирен, которые зачаровывали людей своим пением и заманивали их на гибель. Одиссея привязали к мачте его корабля, а уши других моряков были залеплены воском, поэтому они и не могли слышать чудесного пения.

Затем настал черед приключению, связанному со Сциллой и Харибдой. Сцилла была ужасным чудовищем с двенадцатью ногами, шестью шеями, каждую из которых венчала голова с тремя рядами зубов. Она жила в пещере и, обрушившись сверху на корабль, утащила с него шестерых членов команды. Харибда была водоворотом, который сначала засасывал воду, а затем выталкивал ее обратно. При преодолении этих опасностей моряков ожидала неминуемая гибель, поскольку на острове Тринакиа они убили быков, принадлежавших богу Гелиосу. Вот почему корабль и вся его команда погибли во время сильного шторма и только Одиссей был спасен Калипсо и жил потом вместе с ней на острове Огигия, где, собственно говоря, мы впервые и встречаемся с Одиссеем в «Одиссее».

С этого момента повествование о возвращении Одиссея на Итаку подходит к завершающей стадии, но интрига все еще сохраняется, поскольку мы уже знаем, что там должны произойти драматические события, после того как он найдет в своем доме женихов.

Песнь тринадцатая

В тринадцатой песни Одиссей отправляется на Итаку благодаря помощи Алкиноя. Он уснул на корабле, и его перенесли на берег родного острова, даже не разбудив. После этого добрые феаки отправились восвояси. Грустно рассказывать о том, что Посейдон отомстил им, когда их корабль уже приближался к родным берегам:

…К нему подошел, колебатель земли на мгновение
В камень его обратил, и ударом ладони к морскому
Дну основанием крепко притиснул.

В наши дни на Корфу местные жители покажут вам островок, возле которого, по их словам, корабль Одиссея разбился о прибрежные камни. На рис. 32 представлен вид этого островка.

Когда Одиссей проснулся, он обнаружил рядом с собой свою верную союзницу богиню Афину, и она сказала:

…наморщу блестящую кожу твою на могучих
Членах, сниму с головы златотемные кудри и покрою
Рубищем бедным плечи, чтоб глядел на тебя с
отвращением
Каждый.

В этом наряде он и отправился в дом Эвмея, свинопаса, в то время как Афина поспешила в Спарту, чтобы поскорее вернуть обратно Телемака. Этот эпизод возвращает нас к событиям, упоминавшимся в четвертой книге.

Песнь четырнадцатая

В четырнадцатой песни Одиссей приходит в дом свинопаса и выясняется, что

Он на дворе перед домом в то время сидел за работой;
Дом же стоял на высоком, открытом и кругообразном
Месте, просторный, отовсюду обходный: его для свиных
там
Стад свинопас, не спросясь ни с царицей, ни с старцем
Лаэртом,
Сам, поелику его господин был отсутствен, из твердых
Камней построил; ограда терновая стены венчала;
Там из дубовых, обтесанных близко один от другого
В землю вколоченных кольев его окружал; на дворе же
Целых двенадцать просторных закут для свиней
находилось:
Каждую ночь в те закуты свиней загоняли, и в каждой
Их пятьдесят, на земле неподвижно лежащих, там было
Заперто – матки одни для расплода; самцы же на
внешних
Спали закутах и в меньшем числе.

Рис. 35. Телемак и Пенелопа у ткацкого станка

Рис. 36. Омывание ног Одиссея

Свинопас радушно принял Одиссея, угостив его жареной свининой, посыпанной белой ячменной мукой. От него же Одиссей услышал о бесчинствах женихов.

Песнь пятнадцатая

В пятнадцатой песни Телемак возвращается домой благодаря помощи Афины и, счастливо избегнув встречи с женихами, которые поджидали его, приходит в дом свинопаса.

Песнь шестнадцатая

В шестнадцатой песни Эвмей отправляется в город, а Одиссей представляется своему сыну. Помогая ему в этом, Афина:

…жезлом золотым прикоснулась она к Одиссею:
Тотчас опрятным и вымытым чисто хитоном покрылись
Плечи его; он возвышенней сделался саном, моложе
Светлым лицом, посмуглевшие щеки стали полнее;
Черной густой бородою покрылся его подбородок.

Когда свинопас возвращается, Одиссей опять превращается в старого нищего.

Песнь семнадцатая

В семнадцатой песни Телемак приходит к своей матери Пенелопе, чтобы рассказать о своем путешествии, а вечером Одиссей и свинопас идут к

…Одиссееву славному дому.
Может легко он быть узнан меж всеми другими
домами:
Длинный ряд горниц просторных, широкий и чисто
мощенный
Двор, обведенный зубчатой стеною, двойные ворота.

По дороге они встретили Мелантия, козопаса, который обругал их. В доме Одиссея никто не узнал их, кроме его старого пса, Аргуса, который

…лежал у ворот на навозе, который от многих
Мулов и многих коров на запас там копили, чтоб
после
Им Одиссеевы были поля унавожены тучно.

Итак, пес узнал голос своего хозяина и:

Тронул хвостом и поджал в изъявлении радости уши:
Близко он подползать к господину, даже подняться он не
был
В силах. И, вкось на него поглядевши, слезу от Эвмея
Скрытно обтер Одиссей…
В это мгновение Аргус, увидевши вдруг через двадцать
Лет Одиссея, был схвачен рукой смертоносного Меры.

Затем Одиссей входит в дом, садится вблизи входа, наблюдая за пиршеством и слушая сказителя. Там же был и Телемак, который через свинопаса передал ему еду, а также сказал, чтобы он попросил женихов подать что-нибудь. Это Афина убедила его так поступить, чтобы испытать женихов. Все подали Одиссею хоть что-нибудь, за исключением Антиноя, который схватил скамейку и ударил ею его по спине. Пенелопа услышала это и, возмущенная тем, что со странником поступают подобным образом, послала за ним.

Песнь восемнадцатая

В восемнадцатой песни настоящий нищий, по имени Ир, приходит в этот дом и, полагая, что Одиссей является его соперником, хочет прогнать его прочь. Женихи подзадоривают их обоих и обещают победителю вознаграждение:

Козьи желудки лежат там на угольях; сами на ужин
Их для себя отложили мы, жиром и кровью наливши;
Я предлагаю, чтоб тот, кто из двух победителем будет,
Взял для себя из желудков обжаренных лучший; потом
мы
Будем вседневно его приглашать и к обеду, другим же
Нищим сбирать здесь столовые крохи вперед
не дозволим.

В состоявшемся затем кулачном бою Одиссей легко одержал победу и получил в награду лакомое блюдо.

Затем Пенелопа в сопровождении своих служанок спустилась с верхних покоев в зал и Афина одарила ее неземной красотой. «Стоя возле столбов, подпиравших на совесть сработанную крышу», она пристыдила Телемака за то, что он позволил, чтобы со странником плохо обращались. Великолепная красота Пенелопы побудила женихов вновь возобновить свои попытки покорить ее:

Каждый потом за подарком глашатая в дом свой
отправил.
Посланный длинную мантию с пестрым шитьем
Антиною
Подал; двенадцать застежек ее золотых украшали,
Каждая с гибким крючком, чтоб, в кольцо задеваясь,
держал он
Мантию. Цепь из обделанных в золото с чудным
искусством,
Светлых, как солнце, больших янтарей принесли
Евримаху.
Серьги – из трех, с шелковичной пурпурною ягодой
сходных
Шариков каждая – подал проворный слуга Евридаму;
Был молодому Писандру, Поликтора умного сыну,
Женский убор принесен, ожерелье богатое; столь же
Были нескупы и прочие все на подарки…

Затем последовала веселая сценка. Одиссей ликовал, что Пенелопа поступает с женихами подобным образом. Когда Пенелопа ушла вместе с дарами, женихи начали плясать:

Три посредине палаты поставив жаровни, наклали
Много поленьев туда, изощренной нарубленных медью,
Мелких, сухих, и лучиною тонкой зажгли их, смолистых
Факелов к ним подложивши. Смотреть за огнем
почередно
Были должны Одиссеева дома рабыни…

Одиссей посоветовал служанкам отправиться за ней следом и помочь ей мотать пряжу или же прясть шерсть, но они только смеялись в ответ. Женихи также начали издеваться над Одиссеем, а затем отправились по домам.

Песнь девятнадцатая

В девятнадцатой песни Одиссей побуждает Телемака убрать все оружие из зала и говорит ему, как это нужно объяснить женихам. Дескать, это делается для того, чтобы они могли перессориться между собой и поранить друг друга: «Само собою прилипает к руке роковое железо».

Рис. 37. Строительство лодки

Рис. 38. Замок времен Гомера

Это первое упоминание о железном оружии – до сих пор мы слышали только об изделиях из бронзы. На помощь Телемаку была призвана старая кормилица Эвриклея, и с ее помощью все оружие было спрятано в кладовой. Афина Паллада принесла огонь в лампаде. Его сияние привело Телемака в восхищение, и он сказал:

«…Родитель,
В наших очах происходит великое, думаю, чудо;
Гладкие стены палаты, сосновые средние брусья,
Все потолка перекладины, все здесь колонны так ясно
Видны глазам, так блистают, как будто б пожар был
кругом их,
Видно, здесь кто из богов олимпийских присутствует
тайно».

Телемак отправился отдыхать, а Пенелопа спустилась в зал:

…Сесть ей к огню пододвинули стул, из слоновой
Кости точенный, с оправой серебряной, чудной работы
Икмалиона (для ног и скамейку приделал художник
К дивному стулу). Он мягко-широкой покрыт был
овчиной.

Рис. 39. Одиссей, стреляющий в женихов

Пенелопа переговорила с Одиссеем и рассказала ему, как досаждали ей женихи, как три года водила их за нос. В течение дня она ткала саван для Лаэрта, а ночью распускала все сделанное за день, однако теперь она не может прогнать женихов прочь, хотя: «Одиссей, лишь его неотступное требует сердце».

Одиссей не решился открыться своей жене, лишь сказал ей: «Правду одну я скажу, ничего от тебя не скрывая», и намекнул, что ее муж находится где-то поблизости. Пенелопа уже и не чаяла поверить в то, что это может быть правдой, и послала за старой няней Эвриклеей, чтобы та омыла страннику ноги. Няня узнала Одиссея по шраму на ноге, полученному им давно во время охоты. Пенелопа не заметила того, что та его узнала.

Рис. 40. Истребление женихов

Она рассказала Одиссею о том, какое испытание собирается устроить женихам утром:

«…предложить им стрелянье
Из лука в кольцо хочу я: супруг Одиссей здесь
двенадцать
С кольцами ставил, бывало, жердей, и те жерди
не близко
Ставил одну от другой, и стрелой он пронизывал
кольца
Все. Ту игру женихам предложить я теперь замышляю;
Тот, кто согнет, навязав тетиву, Одиссеев могучий
Лук, чья стрела пролетит через все (их не тронув)
двенадцать
Колец, я с тем удалюся из этого милого дома,
Дома семейного, светлого, многобогатого, где я
Счастье нашла, о котором я сонная буду крушиться».

Пенелопа затем поднялась в верхние покои.

Песнь двадцатая

В двадцатой песни Одиссей устраивается на ночлег в прихожей дома, а поутру являются женихи, чтобы продолжить свой пир. Афина возбуждает в них гнев на Одиссея.

Песнь двадцать первая

В двадцать первой песни Пенелопа спускается по высокой лестнице из своих покоев, берет изогнутый бронзовый ключ с рукояткой из слоновой кости и отправляется в кладовую:

Со скважины снявши замочной ее покрывавшую кожу,
Ключ свой вложила царица в замок; отодвинув
задвижку,
Дверь отперла; завизжали на петлях заржавевших створы
Двери блестящей.

Там она находит изогнутый лук Одиссея, а также колчан и стрелы. Все это Пенелопа относит в зал к женихам, побуждает их устроить между собой соревнование и, предлагая в качестве приза себя, говорит:

Тот, кто согнет, навязав тетиву, Одиссеев могучий
Лук, чья стрела пролетит через все (их не тронув)
двенадцать
Колец, я с тем удалюся из этого милого дома.

Телемак поставил жерди:

Жерди в глубоких для каждой особенно вырытых ямках,
Их по снуру уравняв, утвердил: основанья ж, чтоб прямо
Все, не шатаясь, стояли, землю оттоптал.

Телемак сам попытался натянуть лук, но это ему не удалось. Затем то же самое попытался сделать Леодей, но с тем же результатом. Антиной, еще один из женихов, приказал козоводу:

«Слушай, Меланфий, – сказал, – здесь огонь ты
разложишь; к огню же
Близко поставишь покрытую мягкой овчиной скамейку;
Жирного сала потом принес нам укруг, чтоб могли мы
Им, на огне здесь его разогревши, помазывать крепкий
Лук Одиссеев: тогда он удобней натянут быть может».

Рис. 41. Охота на кабана

Однако огонь и сало не помогли, и женихи один за другим потерпели неудачу, так и не сумев натянуть лук. Пока все это происходило, Одиссей отправил из прихожей козовода и свинопаса, открывшись им, кто он такой. Он распорядился, чтобы они возвращались обратно в прихожую по отдельности, а также сказал Эвмению, свинопасу, сделать так, чтобы лук оказался у него в руках; помимо этого

«…ты велишь, чтоб рабыни немедля
Заперли в женские горницы двери на ключ и чтоб, если
Шум иль смятенье в столовой послышится им, не
посмела
Тронуться с места из них ни одна, чтоб спокойно сидели
Все, ни о чем не заботясь, и делом своим занимались».

Филиту, коровнику, было сказано, чтобы он

…запер ворота;
Был там в сенях корабельный пеньковый канат; им
связал он
Крепко затвор у ворот…

К тому времени уже все женихи испытали свои силы, но не смогли натянуть лук. Одиссей попросил, чтобы ему также дали возможность принять участие в состязании, но это только вызвало гнев у женихов. Телемак отослал свою мать из прихожей в ее верхние покои и вручил лук Одиссею.

Рис. 42. Игра в шашки

Свинопас предупредил няню Эвриклею, чтобы та заперла на засов двери в женские покои, а коровник молча бросился к воротам во дворе и закрыл их. Игра подошла к своему последнему акту. Одиссей берет свой громадный лук и

…Как певец, приобыкший
Цитрою звонкой владеть, начинать песнопенье готовясь,
Строит ее и упругие струны на ней, из овечьих
Свитые тонко-тягучих кишок, без труда напрягает —
Так без труда во мгновение лук непокорный напряг он.
Крепкую правой рукой тетиву потянувши, он ею
Щелкнул: она провизжала, как ласточка звонкая в небе.

И великая печаль овладела женихами. Одиссей затем берет одну из стрел и:

К луку притиснув стрелу, тетиву он концом оперенным,
Сидя на месте своем, натянул и, прицеляся, в кольца
Выстрелил, – быстро от первого все до последнего
кольца,
Их не задев, пронизала стрела, заощренная медью.

Затем:

…Телемак богоравный
Понял условленный знак; он немедля свой меч опоясал,
В руки схватил боевое копье и за стулом отцовым
Стал, ко всему изготовясь, оружием медным блестящий.

Песнь двадцать вторая

В двадцать второй песни Одиссей скидывает с себя лохмотья и запрыгивает на порог вместе со своим луком и колчаном, полным стрел. Первым же выстрелом он убивает Антиноя, и женихи бросаются искать свои щиты и копья, но тут выясняется, что кто-то убрал их из зала. Затем Одиссей дал им знать, кто он такой, и бойня стремительно продолжилась. Женихи схватились за мечи, и кто-то сказал:

«…столами закройтесь
Против налета убийственных стрел…»

Амфиномий напал на Одиссея из-за двери, но Телемак выбил у него копье и, убив его сзади, бросился к отцу. Одиссей отправил сына за оружием, и он «бросился в верхнюю горницу, где находились доспехи». Там он взял четыре шлема, четыре щита и восемь копий, то есть по одному шлему, щиту и по два копья для Одиссея, Телемака, свинопаса и коровника, которые сражались на их стороне.

В данном месте поэма представляет значительный интерес с точки зрения описания архитектурных подробностей, и мы призываем наших читателей обратить внимание на некоторые детали, которые мы намереваемся привести ниже:

…недалеко от главных дверей находилась другая,
Тайная дверь; от высокого залы пространной порога
Тесный был этою дверью на улице выход из дома;
Доступ желая к нему заградить, Одиссей свинопасу
Стать приказал перед дверью, чем всякий проход был
отрезан.

Затем один из женихов спросил, может ли кто-нибудь выбраться через боковую дверь, поскольку основной выход был перекрыт, а затем позвать на помощь. Меланфий, козовод, который сражался на стороне женихов, сказал, что это невозможно, но обещал найти оружие: «В горницу тайно прокрался, где складены были доспехи».

Там он взял двенадцать шлемов, щиты, копья и принес их женихам. Как ему удалось вернуться обратно, история умалчивает. Это был тот же самый покой, куда ходил и Телемак, поскольку он помнил, что он оставил дверь открытой. Дверь должна была быть видна из прихожей, поскольку Телемак говорит, что один из женихов мог проследить за ним. Меланфий опять туда направился, но Эвмей и коровник были отправлены, чтобы схватить его, что они и сделали, а затем, связав, подтянули вверх и оставили висеть на потолочной балке.

Затем Афина приходит на помощь Одиссею:

Решив, она Одиссею не вдруг даровала победу:
Бодрость в царя и разумного сына его Телемака
Строгому опыту прежде желая подвергнуть, богиня
Вдруг превратилась, взвилась к потолку и на черной от
дыма
Там перекладине легкою сизою ласточкой села.

И женихи побросали свои копья в отчаянии. Сторонники же Одиссея воспряли духом:

Так женихов (разогнав их по горнице) справа и слева,
Как ни попало, они убивали; поднялся ужасный
Крик; был разбрызган их мозг; был дымящейся кровью
их залит
Пол.

Пощадили только сказителя Фемия и слугу Медона, которые вышли во двор и сели возле алтаря. Одиссей отправил Телемака за старой няней Эвриклеей, а затем попросил ее отправить женщин, чтобы они прибрали в зале, а заодно потребовал у нее назвать имена служанок, которые сочувствовали женихам. Затем Одиссей приказал Телемаку убить этих служанок, и их вывели из прихожей «во двор, меж стеною и житною круглою башней».

К высокой перекладине был привязан корабельный канат, протянутый под сводом. На шеях женщин были затянуты петли, и они были повешены так, «что было ногой до земли им достать невозможно».

Затем слуги вымыли и очистили дом с помощью горящей серы, «и все кончено было».

Песнь двадцать третья

В двадцать третьей песни старая няня идет в покои Пенелопы, чтобы сообщить ей добрые вести о возвращении Одиссея, но Пенелопа думает, что та сошла с ума, и отказывается ей верить. Тем не менее, она спускается вниз и входит в зал, переступая через камень у порога. Она садится напротив Одиссея в свете очага и все еще отказывается верить, что этот незнакомец в рваной одежде и есть ее благородный муж, который оставил ее двадцать лет назад. Телемак упрекает ее за эти сомнения, а Одиссей ждет, когда она с ним заговорит. Афина приходит ему на помощь, после того как он искупался и облачился в новые одежды, она дарует ему красоту и делает его моложе – так что в конце концов Пенелопа убеждается в том, что это на самом деле ее муж, который возвратился домой.

Утром Одиссей разбудил Телемака, коровника, а также свинопаса и отправился вместе с ними проведать своего престарелого отца Лаэрта, который жил за городом:

Платье в заплатах, худыми ремнями из кожи
бычачьей,
Наживо сшитыми, были опутаны ноги, чтоб иглы
Их не царапали; руки от острых колючек терновых
Он защитил рукавицами; шлык из потершейся козьей
Шкуры покровом служил голове.

Они застали его в саду подчищающим деревцо, и Одиссей открылся ему. Лаэрт попросил его предъявить в доказательство только ему известные знаки, и Одиссей показал ему рубец, оставленный некогда бивнем кабана, а также деревья в саду, которые отец ему подарил, когда сын еще был ребенком. Таким образом Лаэрт убедился, что его сын на самом деле вернулся назад, после чего они отправились в его дом и устроили там пир.

Тем временем стали распространяться слухи об убийстве женихов и их друзья вооружились, чтобы отомстить Одиссею. В этом месте, как мы полагаем, Гомер остановился в некотором раздумье относительно того, как бы ему повернуть повествование в нужное русло. Понятно, что другие убийства в поэме после истребления женихов уже были излишними, однако и жажда мести их друзей также каким-то образом должна была быть удовлетворена. Поэтому поэт делает так, что Афина обращается к владыке Зевсу, и тот предлагает, чтобы Одиссей оставался правителем до конца своих дней, а на мстителей напало забытье, и они бы позабыли об убийстве их детей и братьев. Это был бы типичный современный «happy end», но это не устраивало слушателей Гомера. Он делает так, что мстители выступают против Одиссея и приходят к дому Лаэрта в тот момент, когда пир в самом разгаре. Одиссей вместе со своим сыном поднимаются и облачаются в доспехи, а старик счастлив сказать:

Добрые боги, какой вы мне день даровали! О, радость!
Слышу, как сын мой и внук мой друг с другом
о храбрости спорят!

И сероглазая богиня Афина из сострадания к Лаэрту вдохнула в него великую силу, и прожитые им годы отступили от него. Он вновь стал молодым, схватив копье, метнул его в Эвпейта и убил того. После этого, и не только вслед за этим, забвение напало на всех людей, так что они могли жить далее счастливо.


1 Имеется в виду король западных саксов Альфред Великий (871–899), который первым из англосаксонских правителей смог подчинить себе большую часть острова, а также успешно противостоять вторжениям норманнов. Он вошел в историю как один из самых мудрых и просвещенных правителей своего времени, при дворе которого были созданы «Англо-Саксонская хроника», а также первый в Англии письменный кодекс законов. Кстати, именно при нем названия «Британия» и «Англия» эпизодически стали употребляться для обозначения одной и той же территории, хотя как синонимы они стали использоваться гораздо позднее – только с XII в.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Питер Грин.
Александр Македонский. Царь четырех сторон света

С.Ю. Сапрыкин.
Религия и культы Понта эллинистического и римского времени

Дж. Пендлбери.
Археология Крита

Юлий Цезарь.
Записки о галльской войне

В.И.Кузищин.
Римское рабовладельческое поместье
e-mail: historylib@yandex.ru
X