Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Чарльз Квеннелл, Марджори Квеннелл.   Гомеровская Греция. Быт, религия, культура

Глава 1. Аргонавты

В каждой книге, имеющей отношение к истории Эллады, на первом месте обязательно должно стоять имя Гомера. Он был великим просветителем Древней Греции. Ксенофонт, характеризуя одного из своих персонажей в поэме «Симпозиум»1, говорит: «Мой отец, озабоченный тем, чтобы я стал достойным человеком, заставил меня выучить все поэмы Гомера».

«Отец истории» Геродот, живший в V веке до нашей эры, начинает свой труд с рассказов о путешествии аргонавтов и осаде Трои. Точно так же для гораздо более критически настроенного историка Фукидида, который писал в конце этого же столетия, Гомер, без всякого сомнения, является авторитетным автором, на которого можно ссылаться. Если мы последуем их примеру, то окажемся в прекрасной компании.

Пожалуй, следует начать наше повествование с рассказа о путешествии аргонавтов, потому что в этой легенде можно найти дух приключений и любви к морю, а точнее, к искусству мореплавания. Она вся проникнута атмосферой того героического века, когда боги были подобны людям, а люди – богам и жили они, любили и сражались сообща.

Среди тех авторов, которые писали о приключениях аргонавтов, Гомер стоит несколько особняком, так как почти не вдается в подробности этой истории, очевидно полагая, что читателям они и так хорошо известны. Но в двенадцатой книге своей поэмы «Одиссея» он говорит:

Только один, все моря обежавший, корабль невредимо
Их (скалы) миновал – посетитель Ээта прославленный
Арго2.

К счастью для нас, все ее подробности собрал Аполлоний Родосский, живший в III веке до нашей эры в египетском городе Александрия. Все дальнейшие подробности мы будем приводить в соответствии с его книгой «Аргонавтика».

Она начинается с описания сцены при дворе Пелея, правителя города Иолка, располагавшегося в области Фессалия. Он был встревожен предсказанием оракула, гласившим, что его ожидает страшная судьба. Он будет убит по приказанию человека, который придет к нему с одной сандалией на ноге. Когда же Ясон на самом деле пришел в город с одной сандалией на ноге, утопив другую в грязи, нет ничего удивительного в том, что он не встретил радушного приема:

Лишь Ясона Пелий узрел, тотчас же задумал
Горестный путь для него в надежде, что в море
погибнет
Иль сгинет в дальних краях среди людей чужеземных3.

Необходимо было отправиться в Колхиду4, чтобы разыскать там дубовую рощу, в которой висело золотое руно, охраняемое драконом, а затем завладеть им и привезти в Грецию. Такая задача была по плечу только настоящим героям, и для того, чтобы успешно с ней справиться, Ясон собрал самых прославленных из них. Первым явился Орфей, который игрой на своей лире «очаровывал угрюмые скалы и изменял течение рек». Следующим пришел Полифем, который в юности сражался вместе с лапифами против кентавров. Даже сам Геракл прибыл прямо с торжища в Микенах, а также и многие другие, приходившиеся сыновьями и внуками бессмертным богам.

Богиня Афина задумала соорудить быстрый корабль:
Это она созидала корабль, и с нею трудился
Сын Арестора Арг, повинуясь ее указаниям.
Так у них получился корабль из всех наилучший.

Ясон был избран предводителем, и начались приготовления к спуску «Арго» на воду:

Прежде всего, как Арг приказал, они обвязали судно
Скрученным крепко канатом, туго его натянули
С той и с другой стороны, чтобы лучше держались
болтами
Брусья и стойко могли противиться пляшущим волнам.

Затем аргонавты вкопали брусья на всю ширину судна и подложили круглые бревна под его киль. После этого они установили с противоположных сторон весла, так что их лопасти выходили наружу, укрепив их в уключинах. Наконец, наши герои, подталкивая судно с двух сторон, спустили «Арго» на воду. После того как были установлены мачта и паруса, они кинули жребий, кто на какой скамье будет сидеть, так, чтобы приходилось по два гребца на каждую скамью.

Камни затем, возле моря собрав, воедино стащили,
Грудой сложив, алтарь хранителю общему Фебу5
Ветви оливы сухой поверх алтаря возложили.

Были приведены два быка, а также принесена родниковая вода и ячменная мука, после чего Ясон вознес мольбу Аполлону с просьбой хранить их корабль во время плавания и помочь вернуться домой живыми и невредимыми. Следом он обратился к Гелле и, произнося молитву, рассыпал вокруг ячменную муку. Геракл и Анкей закололи молодых быков:

Двое героев – Геракл с могучим Анкеем – к закланью
Двух быков подвели, Геракл с размаха дубиной
В лоб поразил одного. Тот, рухнув, в землю воткнулся,
Медной секирой ударил Анкей по шее громадной, —
Рядом с первым упал другой с перерубленной шеей.
Быстро товарищи их закололи, шкуры содрали.
Мясо на части разъяли, священные бедра сложили,
Вместе все собрав, покрыли распластанным жиром.
Дров наколов, стали жечь. А Ясон совершил возлияние
чистым вином.

Таков был обычай. Жертвоприношения божествам принято было совершать по всем важным поводам. Бедра животных сжигались, а мясо употреблялось в пищу людьми во время следовавшего за этим праздничного застолья.

Ахилл, сын Пелея, которому самому вскоре суждено было стать знаменитым героем, был принесен своей матерью к тому месту, где стоял корабль, чтобы посмотреть на отплытие аргонавтов.

После того как герои устроили прощальный пир и отоспались, они поднялись на борт «Арго» и отправились в путь «общим курсом на восток», или, если быть точным, налегли на весла:

Так и они под кифару Орфея веслами били
Моря воду тугую. Кругом же волны плескались
Пеной, а здесь и там бежали темные струи,
Страшно кипя и бушуя. Под силой мужей многомощных
Несся корабль, и под солнечным светом сверкали, как
пламя,
Снасти его, а за ним непрерывно белели дорожки, Словно заметные глазу тропинки на поле зеленом.

Так и начали аргонавты свое плавание:

Сразу высокую мачту в гнездо они вставили прямо
И укрепили канатами, с двух сторон натянув их.
Парус с нее спустили и на верхушке связали.
Звонкий ветер на парус напал.

Мы не будем подробно описывать весь путь аргонавтов, отметим лишь, что конечной целью их путешествия была Колхида, которая располагалась в восточной части Черного моря. Туда и отправились аргонавты, пристально вглядываясь в берега, мимо которых они проплывали. Они не могли добраться до Колхиды без приключений – настоящие герои просто не могут иначе. В Мраморном море они неожиданно столкнулись с грубыми и свирепыми людьми:

Землеродными их прозвали на диво соседям.
Целых шесть у каждого рук простираются мощных:
Две растут из сильных плечей, а другие четыре
Ниже плеч к могучим бокам прилеплены крепко.

Эти порождения богини земли Геи напали на аргонавтов, но Геракл:

Тотчас упругий лук против них
Натянул он и многих на земле раскидал.

Затем в течение двенадцати дней и ночей бушевала сильнейшая буря, преграждая аргонавтам дальнейший путь, поэтому они принесли жертвоприношение Рее, матери всех богов, умоляя ее, чтобы шторм прекратился:

Рис. 1. Геракл, удушающий немейского льва

Рис. 2. Жертвоприношение

Рис. 3. Кулачные бойцы

Между тем молодые герои,
Лире Орфея послушны, с оружием в танце кружились
И ударяли мечами в щиты. В следующий раз
Пир был устроен тогда на горе по прозванью
Медвежья
В честь Великой богини. Многовладычную звали
Рею они.

Случилось так, что в кианейской земле потерялись Геракл и Полифем, которые отправились на поиски Гилея, похищенного водной нимфой, поэтому наши герои вынуждены были продолжить свое дальнейшее плавание без них. Они должны были добывать огонь с помощью трения одной палочки о другую.

Затем они прибыли в страну бебриков, где, согласно заведенному обычаю, все чужеземцы должны были биться на кулаках с их правителем Амиком.

Аргонавты со своей стороны выставили Полидевка, который был лучшим среди них в этом виде состязаний. Наконец, для его проведения было выбрано место:

Рис. 4. Прометей

Между тем к их ногам Ликорей, Амика прислужник,
С двух сторон положил по паре ремней сыромятных,
Были сухими они и еще подсушены очень.

Точно так же, как и современные претенденты на победу повествуют на весь мир о том, как они собираются сделать отбивную котлету из своих соперников, так и Амик предупредил Полидевка, что он опытный боец:

Сколь я искусен в умении резать воловьи шкуры
На ремни и кровью кропить ими щеки мужские.

Состязание требовало от его участников настоящего мужества:

Громко так трещат у них подбородки и щеки,
Скрежет зубов несказанный кругом раздавался,
но драться
Не прекращали они дотоле, пока у обоих
Дух не зашелся внезапно в тлетворной тяжкой одышке.

Поединок закончился тем, что Амик, поднявшись на кончики пальцев, обрушил свою тяжелую руку сверху на Полидевка, но тот увернулся и ударил правителя в ухо, убив его таким образом.

Свой следующий подвиг аргонавты совершили в Вифинии, где они пришли на помощь Финею, который очень страдал от нападений гарпий. Устремляясь неожиданно вниз из-за облаков, они хватали его еду и уносили в своих кривых клювах. В благодарность за помощь Финей рассказал аргонавтам о тех опасностях, которые в дальнейшем подстерегают их на пути в Колхиду. Благодаря этому они смогли успешно проплыть между скалами, которые время от времени сталкивались.

Случилось так, что в земле мариандинов Идмон, один из аргонавтов, погиб во время охоты на вепря, и там, в память о нем, был насыпан курган. Затем они прибыли в землю амазонок, но не стали вступать в сражение с воинственными красавицами.

Далее они прибыли в землю халибов.

Этих людей не заботит ни пахота в поле с волами,
Ни уход за плодами, что радуют душу, овечьих
Стад они не пасут по пастбищам в росных долинах.
Но, рассекая недра земли, несущие железо,
Плату в обмен получают для жизни. Для них не
восходит
Утро с зарей без трудов. Беспросветная в копоти черной,
В едком дыму, в работе всегда их жизнь протекает.

Когда наши герои добрались до острова бога войны Ареса, где обитали ужасные птицы:

Медные шлемы подняв, на лбы их они возложили.
Страшно сверкали они, колыхались багряные гребни.

Наши герои вынуждены были создать из своих щитов над «Арго» подобие завесы, чтобы прикрыть себя от перьев, которые эти птицы могли выпускать из крыльев, а были они подобны стрелам.

Аргонавты продвигались все дальше и дальше:

И постепенно стали расти высокие кручи
Гор Кавказских. Там к нерушимым скалам
прикрученный
Медными узами был Прометей, и питал он своею
Печенью птицу большую. Орел прилетал беспрестанно.
Вечером вдруг орла увидели герои в воздухе.
Над кораблем к облакам пролетел он высоко.
Но все же Парус стал колыхаться от веянья крыльев широких.
Птица такая несхожая по виду с орлом поднебесным,
Быстро крыльями машет она, подобными веслам.
Громкий стон Прометея затем услыхали герои;
Печень орел пожирал, куски вырывая.
От вопля Весь эфир содрогнулся. А вскоре орел возвращался
Тем же путем, и опять увидали кровавую птицу.

Вскоре после этого аргонавты приплыли к устью реки Фасис:

А слева
Виден был могучий Кавказ с Китаидой Ээта.
После они увидали долину Ареса и рощу
Бога священную, змей там руно охранял неусыпно.

Наши герои поставили «Арго» на якорь в тихой гавани и стали держать совет относительно того, как им добраться до цели своего путешествия. К счастью для них, Гера и Афина решили прийти им на помощь, однако, каким образом они это сделали, мы расскажем чуть позднее. Самим аргонавтам пришла в голову чрезвычайно простая идея, суть которой сводилась к тому, чтобы отправиться ко двору царя Эета и попросить его отдать им руно. С этой целью они и направили к Эету Ясона, но когда царь услышал о его просьбе, то преисполнился яростью, а затем воскликнул:

Если бы за столом угощений моих не вкусили,
Я не замедлил бы вам отрубить ваши руки, отрезать
Вам языки и с одними ногами отправить обратно.

Царь не мог исполнить все свои угрозы, поскольку аргонавты преломили с ним хлеб, поэтому он задумал для них тяжкое испытание:

…Сам я руками его совершаю,
Сколь бы пагубным мне ни казалось подобное дело.
Двое быков медноногих пасется в роще Ареса,
Двое быков у меня изо рта выдыхающих пламя.
Их запрягши в ярмо, гоню я по четырехдольной
Твердой ниве Ареса, взрезая стремительным плугом
Ниву ту до конца, не семя Деметры кидаю
В борозды я, а змея ужасного крепкие зубы,
И вырастают из них мужи в военных доспехах.
С ними затем я сражаюсь, всех поражаю, как будто
В поле колосья стригу, предаю противников смерти.
Утром я запрягаю быков и вечерней порою
Жатву кончаю. Ты же, если такое сумеешь,
В тот же день руно повезешь к твоему господину.

Ясону все эти задания не очень пришлись по душе:

Ясон в молчании очи потупил
И оставался сидеть, удрученный внезапной бедою.

Вот тогда и пришел черед Геры и Афины помочь Ясону. Их план заключался в том, чтобы убедить Эрота.

Карта Греции во времена Гомера вместе с окружающими ее морями

Поскольку самые вдохновенные строки поэмы посвящены любовной истории Ясона и Медеи, мы также вкратце остановимся на ней. Эрот пришел во дворец с Ясоном, и Медея могла наблюдать за беседой последнего с ее отцом Ээтом. Эрот выбрал удачный момент, натянул свой лук, вытащил стрелу из колчана и выпустил ее в Медею.

Несчастная Медея удалилась в свои покои, а услышав вердикт своего отца Ээта:

…Стрела же в деве засела,
В сердце глубоко застрявши очень. Медея стояла,
Взоры кидая навстречу Ясону. Вдруг поневоле
Прочь улетели устало разумные мысли. Забыла
Дева про все, лишь душу томило сладостной болью.
Душу ее волновало много того, что обычно
Чувства любви возбуждают. Все у нее перед взором
Вновь и вновь представлялось. Сам он, каким он тогда
был,
Как был одет, и что говорил, и как восседал он,
И как вышел он из дверей. Волнуясь решила,
Что такого другого нельзя найти во всем мире,
Голос его все время в ушах у нее раздавался
И благозвучные речи, которые произнес он.

Был ли у бедной девушки на самом деле выбор? Ясон даже и не подозревал о том, что она его любит, да и как она могла сказать ему об этом? Эет хотел погубить Ясона, а Медея всей душой хотела спасти ему жизнь. Медея решила помочь Ясону своим искусством волшебства, которым она немного владела, однако тем самым она шла против воли своего отца. В конце концов, разумеется, победила любовь, и она послала весточку Ясону, в которой сообщалось, что она будет ждать его возле храма богини ночной тьмы Гекаты. Здесь Медея и поджидала его. Он пришел и обратился к ней:

…Восторг согревает
Душу, от похвалы воспрянув, она на Ясона
Смотрит, все никак не решится начать с ним беседу,
Так как хочется ей обо всем сразу поведать.

Даже такой серьезный парень, как Ясон, начал догадываться, в чем дело, поскольку мы читаем несколько ниже:

Оба они, смущаясь, то вниз глаза опускали,
То опять друг на друга снова взоры бросали
Из-под светлых бровей, расточая отрадно улыбки.

Рис. 5. Минотавр

Итак, Медея дала Ясону совет относительно того, как справиться с заданием, которое поставил перед ним Эет. Затем аргонавты похитили золотое руно и увезли его с собой, а вместе с ними отправилась и Медея, поскольку она опасалась отцовского гнева за то, что помогла Ясону. Мы не будем подробно пересказывать сюжеты, имеющие отношение к их браку, который оказался несчастливым, поскольку при желании любой может прочесть о них в переводе «Аргонавтики».

Современные исследователи полагают, что «Аргонавтика», по сути дела, представляет собой описание путешествия в страну золота в поэтической форме. Древние горняки сперва находили золотые блестки в водных потоках, а затем поняли, что вода вымывает их из скал. Затем, как предполагают ученые, они стали собирать золотую пыль, переносимую течением, растягивая руно в воде так, чтобы крупинки золота застревали в овечьей шерсти.

Во все времена люди желали обладать золотом, очарованные его блеском. Визит в зал истории ранних обществ Британского музея поможет вам понять, как много этого металла использовалось для изготовления украшений на территории Англии в бронзовом веке. В наше время золото добывают в одной части земного шара, а прячут его в хранилищах в другой части света, очевидно, потому, что боятся его магических свойств.

Легендарная история «Арго» помогает нам понять дух авантюризма и страсть к путешествиям, присущие древним грекам. Природные условия их страны сыграли в этом немаловажную роль. Подобно Норвегии, в Элладе плодородные равнины отделены одна от другой горными хребтами. Как следствие, это привело к возникновению небольших городов-государств, и человеческий гений здесь проявился ярче, чем в больших, подобных муравейникам, городах, в которых живут современные люди. Когда население этих маленьких государств становилось слишком многочисленным для того, чтобы прокормиться тем, что давала окружающая местность, оно, как и норманны более поздних времен, вынуждено было добывать себе хлеб насущный на море в качестве моряков, торговцев или пиратов. Бороздя моря, эллины обнаружили чудесные места, где стали возникать их колонии. Но тоска по милой родине вдохновляла греков на поэтическое творчество. Люди жили на равнинах, а их боги – на заоблачных вершинах.

Едва взглянув на карту Эллады, мы сразу же увидим, что грекам самой судьбой было предначертано стать великим морским народом древности. Крупнейшими державами того времени были Египет, Ассирия, а также Персия, и для морских судов греков не составляло большого труда достичь торговых портов в Малой Азии, которые последовательно находились под контролем одной из них. Вместе с тем эти страны находились достаточно далеко для того, чтобы быть источником непосредственной опасности для греков, если бы только враги сами не догадались воспользоваться для нападения морем, но они в течение долгого времени не имели такой возможности. Когда же Персия, наконец, напала на Элладу, ее военно-морской флот имел только вспомогательное значение для армии. Он перевез войско через Геллеспонт, а затем оно вынуждено было совершать утомительный переход по суше через территорию Македонии и Фессалии. Тем самым греки выиграли время, они получили возможность собраться с силами, достаточными для того, чтобы дать отпор вторжению.

Необходимо упомянуть и о другой великой державе, которая пережила периоды взлета и падения перед тем, как окончательно погибнуть. Минойцы, средиземноморский народ, живший на острове Крит, создали великолепную цивилизацию, остатки которой были исследованы британским археологом сэром Артуром Эвансом во время раскопок царского дворца в Кноссе.

Рис. 6. План царского дворца в Кноссе

По всей видимости, ее максимальный расцвет приходился на период времени между 1650-м и 1450 годами до нашей эры, а затем она погибла в результате катастрофы. Минойцы также были морским народом, и процветание их державы во многом основывалось на торговле с сопредельными странами. Их суда, груженные оливковым маслом, вином, гончарной керамикой и раковинами, из которых добывали краску, плавали к Нилу, где местные жители называли жителей Крита «кефтиу». Минойцы наверняка имели некие связи и с тогдашним населением Эллады. Легенда о Минотавре, громадном получеловеке, полубыке, жившем в Лабиринте, располагавшемся в Кноссе, и питавшемся семью юношами и семью девушками, которых каждый год отправляли туда афиняне, является, очевидно, поэтическим отголоском дани, предназначавшейся для кровавых жертвоприношений. Возможно, что афиняне отправляли юношей и девушек связанными, так как, судя по рис. 5, взятому с чернофигурной вазы VI века до нашей эры, Минотавр выглядит скорее худым и голодным, чем громадным и мускулистым.

Рис. 7. Парадная лестница в царском дворце в Кноссе

Однажды в числе прибывших оказался Тесей, он стал знаменитым греческим героем, и Ариадна, дочь правителя Крита, влюбилась в него. Она дала Тесею меч, с помощью которого можно было убить Минотавра, а также нить, чтобы он смог найти обратную дорогу из Лабиринта. Если вы в наши дни отправитесь в Кносс, чтобы осмотреть руины, открытые благодаря самоотверженному труду сэра Артура Эванса, то легко поймете, как зародилась легенда о Лабиринте. Дворец имел большой центральный двор, окруженный со всех сторон маленькими комнатами и сквозными переходами, образующими Лабиринт, в котором любой человек, незнакомый с его планировкой, мог запросто заблудиться.

На рис. 9 показана парадная лестница, по которой со двора можно было попасть в царские покои. Следует обратить внимание на характерные для минойской архитектуры колонны, суживающиеся книзу.

Конечно, дворец, который был разрушен около 1450 года до нашей эры, относится к гораздо более позднему времени, чем тот, который упоминается в легенде о Минотавре. Но легенда сама по себе является свидетельством того, что в то раннее время Крит был великой и могущественной державой и греки вынуждены были полагаться на своих героев для защиты от нее. Тесей подружился с аргонавтами. Кносский дворец был построен на чудесной равнине, всего в нескольких милях от моря, без каких бы то ни было укреплений. Его руины воскрешают в памяти людей картину того, как, по нашим представлениям, должны выглядеть дворцы восточных владык, поскольку на самом деле трудно найти какое-либо сходство между планом дворца в Кноссе и укрепленными акрополями греческих городов более позднего времени. Но тем не менее греки многое заимствовали у минойцев, в чем мы вскоре убедимся. Некоторые характерные особенности они могли скопировать с тех вещей, которые поступали в Грецию с Крита. Так, например, богато украшенные золотые кубки, найденные в Вафио (Лакония), несомненно, были выполнены минойскими мастерами. Их могли просто купить, а скорее всего, захватить во время одного из грабительских набегов. И у нас есть весомые основания так считать. Как предполагается, как раз около 1450 года до нашей эры северные племена начали продвигаться на юг, в центральную и южную части Греции. Позднее эти племена обобщенно стали называть ахейцами. В качестве ближайшей аналогии можно упомянуть о других жителях севера, норвежцах или норманнах, которые постоянно нападали на франков и около 912 года нашей эры захватили часть Галлии, которая позднее стала называться Нормандией. Насколько нам известно, норманны, когда они впервые там появились, дикостью мало чем уступали своим предкам, описанным в «Беовульфе»6. Сначала они проходили по захваченным землям с огнем и мечом, а затем, обосновавшись на новой родине, вынуждены были учиться у франков искусству строительства каменных замков и великолепных соборов.

По всей видимости, точно так же и ахейцы не покончили полностью с влиянием минойских традиций в материковой Греции, более того, усвоили многие строительные приемы, ознакомившись с теми постройками, которые им здесь встретились. Так, например, они стали использовать суживающиеся книзу колонны и многие другие элементы декора, но планировка строений менялась в соответствии с их потребностями. Подобно норманнам, им в первую очередь требовались не дворцы, а хорошо защищенные крепости. Здесь мы должны напомнить нашим читателям, что, хотя повествование касается событий, которые произошли 3500 лет назад, тем не менее, это ничтожно малое время, если сравнивать его со всей историей Средиземноморья. Сэр Артур Эванс выяснил, что постройки минойского времени в Кноссе перекрывали сверху неолитические остатки, и вполне возможно, что минойцы были потомками того самого средиземноморского народа, который в неолите заселил даже территорию Англии7.

Теперь мы можем перейти к другой знаковой фигуре в археологии – Генриху Шлиману. Нет смысла повторять здесь историю о том, как мальчик из бедной семьи загорелся желанием раскопать легендарную Трою, с каким трудом он получил образование, а затем долго пытался избавиться от тяготившей его необходимости заниматься торговлей. Но в конце концов это удалось, и его жизнь является своего рода одой о верности своей мечте, а также может служить примером для подражания всем мальчикам и девочкам, не рожденным в роскоши и достатке. Все свои молодые и зрелые годы Шлиман потратил на то, чтобы скопить достаточно средств, необходимых для проведения исследований; когда, наконец, его мечта осуществилась, предпринятые им раскопки в Трое, Микенах и Тиринфе открыли остатки культуры, которая была описана в поэмах Гомера.

Каждый эпизод этих поэм остается предметом острых дискуссий между учеными во всем мире, и их интенсивность со временем не стихает. Это является лучшим свидетельством того, что объект этих дискуссий является настолько интересным и важным, что до сих пор вдохновляет людей. Нам также следует обратиться к этим поэмам. Ниже мы собираемся сопоставить некоторые эпизоды из «Илиады» и «Одиссеи» с данными археологии, насколько, конечно, это возможно. Если наши читатели заинтересуются этими проблемами, они впоследствии сами смогут стать учеными и метать словесные дротики в ученую братию.


1Древние греки называли симпозиумом дружескую вечеринку, на которой пили вино. Свое нынешнее значение это слово приобрело только в Новое время. 2Все цитаты из «Одиссеи» даны в переводе В.А. Жуковского. 3Все цитаты из «Аргонавтики» даны в переводе Н.А. Чистяковой. 4Колхида – древняя страна на территории современной Грузии, где греки основали несколько городов, в том числе Фасис и Диоскуриаду. 5Феб – одна из эпиклез Аполлона, воплощение его солнечной ипостаси. Среди других его наиболее известных эпиклез можно назвать Дельфиний – покровитель купцов и мореходов, а также Целитель – покровитель первых колонистов и колонизационных мероприятий. Особое распространение культ Аполлона Целителя получил в Северном Причерноморье. Так, например, на Боспоре Киммерийском он являлся на протяжении архаического, классического и эллинистического периода верховным божеством Европейского Боспора (совр. Керченский полуостров), а также выступал как покровитель правящих династий Археанактидов и Спартакидов. Культ Аполлона в своей основе имеет малоазийское происхождение, очевидно, именно поэтому в «Илиаде» он неизменно выступает на стороне троянцев. 6«Беовулъф» – героический эпос германских народов, сложился в конце VII – первой трети VIII в. 7Данные археологии не подтверждают связи между неолитическим населением Греции и Британии. Не исключено, что авторы имели в виду культуры эпохи бронзы. Одна из них, так называемая культура колоколовидных кубков, охватывала огромную территорию, включавшую в себя в том числе северные области Балканского полуострова, большую часть Центральной Европы, Францию, а также и Британию. Именно носителями этой культуры был возведен знаменитый Стоунхендж. Летом 2002 г. недалеко от Стоунхенджа было найдено исключительно интересное захоронение мужчины, которому могло быть примерно 35–45 лет. Судя по данным радиоуглеродного анализа, оно датируется в пределах 2400–2200 гг. до н. э. и, таким образом, появляется как раз в то время, когда древние строители возводили основной комплекс Стоунхенджа и прокладывали мощеную дорогу в сторону реки Эйвон. Отличительной чертой этого захоронения был богатейший набор медных и золотых изделий, подобного которому в комплексах этого времени на территории Британии ранее еще никогда не находили. Местная пресса уже окрестила погребенного мужчину «лучником из Эмсбери» и даже «королем Стоунхенджа», намекая, с одной стороны, на лежавший рядом с ним колчан, полный стрел, от которых, естественно, сохранились только каменные и костяные наконечники, а с другой – на его явно высокое общественное положение. Судя по химическому анализу зубов и костных останков мужчины, свои молодые годы он провел в области с более прохладным климатом, чем Британия, скорее всего, расположенной недалеко от Альп. К сожалению, мы никогда не знаем причин, побудивших его проделать длительное и невероятно трудное по тем временам путешествие, чтобы оказаться у своих соплеменников на далеком острове. Рядом с упомянутым захоронением было найдено еще одно погребение того же времени, принадлежавшее мужчине примерно 20–25 лет, по своему богатству и разнообразию инвентаря почти не уступавшее первому. Получается, что окрестности Стоунхенджа служили местом погребения местной элиты раннего бронзового века, поддерживавшей тесные контакты с континентом.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Татьяна Блаватская.
Ахейская Греция во II тысячелетии до н.э.

Карл Блеген.
Троя и троянцы. Боги и герои города-призрака

Р. В. Гордезиани.
Проблемы гомеровского эпоса

Глеб Благовещенский.
Юлий Цезарь

Хельмут Хефлинг.
Римляне, рабы, гладиаторы: Спартак у ворот Рима
e-mail: historylib@yandex.ru
X