Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Пьер-Ролан Жио.   Бретонцы. Романтики моря

Глава 5. Поздние неолитические культуры Арморики

Расцвет поздней неолитической культуры главным образом характеризуется керамикой довольно грубой работы и очень простых форм, а также появлением нового вида мегалитических гробниц – галерейных гробниц. Однако между неолитической и поздненеолитической культурой никакого разрыва не было. Напротив, продолжали изготавливаться керамические формы неолита наряду с новыми формами, также вместе с более сложными видами по-прежнему широко использовались коридорные гробницы. В результате переход от неолита к позднему неолиту можно назвать размытым. С той информацией, которая находится сейчас в нашем распоряжении, невозможно сказать что-то более точное. Могли существовать элементы средненеолитической культуры, однако для того, чтобы утверждать это с полной уверенностью, требуется проведение радиоуглеродного анализа.

Таким образом, поздний неолит – это не просто запоздалый скачок вперед. Это и не поздний охват культурой людей, остававшихся в эпохе мезолита. В действительности это важнейшая и наиболее длительная фаза армориканского неолита. Ее продолжительность в дальнейшем будет подчеркнута тем фактом, что ее верхняя граница не совпадает с нижней границей раннего бронзового века. Несомненно, коренные жители оставались верны своим традициям еще долгое время после появления курганной культуры бронзового века и придерживались их параллельно с последними. На основании имеющихся у нас данных можно говорить о том, что эти традиции угасли лишь в начале среднего бронзового века.

КЕРАМИКА ПОЗДНЕГО НЕОЛИТА

В отличие от неолитической керамики, которая, как правило, имела тонкие стенки, была хорошо обожжена и имела довольно сложные формы, керамика позднего неолита – армориканские изделия типов, свойственных культуре Сены—Уазы—Марны, – довольно грубой работы. Стенки сосудов очень толстые и плохо обожженные, что видно при изучении черепков. Сосуды не отшлифованы. На сколах черепков явственно видны следы кварца и шпата, поэтому поверхность сосудов неровная.

Что касается форм, не следует путать типы, характерные для данной культуры и также обнаруженные в культуре Сены—Уазы—Марны (и ее ответвлениями в направлении Луары, Шаранты), с теми, что являются имитациями древних форм.

Типичные формы просты – это сосуды, известные как «цветочные горшки» (фото 17). Дно у таких сосудов плоское, слегка расширяющееся. Корпус сосуда широкий, иногда деформированный и несимметричный. Ободок также имеет простую форму – прямую или слегка закругленную наружу. Иногда у сосудов имеются длинные ручки. Размеры сосудов варьируются: от маленьких кубков или чаш высотой 5 сантиметров с широким отверстием до больших кувшинов высотой 30 сантиметров и более.

Другие формы сосудов, более изящные, возобладали над уже существовавшими в Бретани и других регионах в эпоху неолита. Снова стали пользоваться популярностью горшки с закругленным дном в виде средних размеров чаш с круглым основанием и прямыми краями, без горлышек. Ручки же представляли собой просто грубые выпуклости. Довольно большое количество подобных сосудов было найдено в галерейных гробницах в Кот-дю-Нор, где осталось не так много следов истинной неолитической культуры, а также в гробницах южного Финистера и Морбиана, где в течение долгого времени использовались коллективные погребения.

Культуры начального неолита в Бретани не производили ладьевидных форм, подобных тем, что были в культурах Шассе и Уиндмиллхилл. Они появились позднее в виде однородных изделий, были грубее, чем сосуды бретонского неолита, но совсем не с такими толстыми стенками, как у форм позднего неолита (фото 18, 22). Существуют две четко выраженные разновидности: сосуды небольшого размера с прямыми краями и большие блюда с низким профилем и слегка закругленным ободком. Их распространение совпадает с распространением сосудов с закругленным дном. То есть их находят также часто в галерейных гробницах в Кот-дю-Нор, как и в коридорных и галерейных гробницах южного Финистера и Морбиана.

«Цветочные горшки» не могут похвалиться декором, о котором следовало бы упомянуть. Иногда в качестве узора выступают несколько беспорядочных отпечатков, сделанных ногтем. Также нередко встречаются отпечатки пальцев на ободках сосудов.

Другие сосуды – чаши с закругленным дном или ладьевидные чаши, – которые формируют довольно внушительную коллекцию в Арморике, представляют больший интерес из-за их декорирования. Следует заметить, что декорированные сосуды были найдены в погребениях на юге Арморики – зоны, где концентрировались простые или сложные коридорные гробницы и западная неолитическая керамика. Это означает, что в данном регионе бережно сохранялись традиции неолита. С другой стороны, в Кот-дю-Нор нескладные круглодонные и ладьевидные сосуды не имеют орнамента. Они унаследовали неолитическую традицию лишь в отношении форм. Желобки отличаются от того, что мы находим на подлинных «желобчатых сосудах», и больше напоминают насечки. Линии довольно глубокие, но их края несимметричны, очевидно из-за шероховатости и зернистости глиняной поверхности (фото 19). На ладьевидных сосудах эти насечки либо вертикальные, сгруппированные, либо горизонтальные. Небольшая гробница в Кибероне (Морбиан) предоставила нам очень интересный материал – типичные группы сосудов с закругленным дном, декорированных насечками (фото 20, 21). Узоры варьируются: от параллельных линий, зубцов до концентрических полукружий или дуг. Эти рисунки и керамика, которую они украшают, поразительно однородны.

Внушительные группы фрагментов предметов, служивших в качестве подставки для сосудов с круглым дном, обнаружены на маленьком островке Эр-Ланник, Арзон, в заливе Морбиан. Возможно, они принадлежат тому же периоду. Эти подставки круглые, их высота варьируется от 3 до 11 сантиметров, а внутренний диаметр – от 13 до 20 сантиметров. Внутренняя поверхность вогнутая, край плоский. Некоторые подставки имеют треугольные, прямоугольные или круглые отверстия по всей окружности. Большинство несут на себе орнаментирование pointille, образующее рисунки из треугольников, клеток, фестонов или волнистых линий. Важное значение придается средоточию гончарных изделий на этой стоянке. В результате раскопок здесь было обнаружено по меньшей мере 160 различных образцов, хотя и во фрагментарном состоянии. В Морбиане известно около десяти подставок, больше в Арморике они нигде не встречаются. Трудно определить, являются ли эти предметы ритуальными объектами или в действительности использовались на этой стоянке в качестве подставок. В этом случае они были предназначены для поддержки сосудов с закругленным дном, фрагменты которых были найдены в Эр-Ланник. Одновременно там присутствовало и множество фрагментов грубой посуды классического поздненеолитического стиля. Несмотря на окружение, в котором найдены подставки на юге и востоке Франции, было бы опрометчиво причислять гончарные изделия из Эр-Ланник к началу неолитической культуры. Скорее они являются современниками декорированных кругло-донных сосудов, а также ладьевидных сосудов. В действительности вся эта керамика, хотя и несет в себе неолитические традиции, несомненно, испытала влияние поздненеолитической техники.

Еще сильнее это влияние сказалось на некоторых изделиях, причисляемых отдельными учеными к периоду раннего неолита на севере Европы (особенно в Дании). Это «бутыли с воротничком» (рис. 17). Их бретонское окружение явно относится к позднему неолиту. Они были обнаружены в неоднократно использованных коридорных, а также в галерейных гробницах и отличаются от датских «прототипов» плоским дном, а также формой «цветочного горшка». Кроме того, «воротничок» не так узок, а контур менее правильный. Сосуд из галерейной гробницы в Мел юсе, Плоубазла-нек (Кот-дю-Нор), является наиболее типичным образчиком этой группы (фото 24). Под «воротничком» девять больших выпуклостей, которые позволяют связать этот сосуд с «Kragenflasche», найденным в Дании. Другой «Kragenflasche», обнаруженный близ Ольденбурга, еще более напоминает армориканский экземпляр. Это гончарное изделие довольно грубой работы, с плоским дном. Форма корпуса более или менее напоминает форму горшка из Мелюса. «Воротничок» похож на те, что украшают вазы из галерейной гробницы в Кергюнтюиле, Трегастель (Кот-дю-Нор), и коридорной гробницы в Ланн-Блаен (Морбиан) (фото 23).



Рис. 17. Сосуды, относящиеся к так называемым «бутылям с воротничком»: а и б – из галерейной гробницы в Кергюнтюиле, Трегастель (Кот-дю-Нор); в – из коридорной гробницы в Ланн-Блаен (Морбиан); г – из галерейной гробницы в Мелюсе, Плоубазланек (Кот-дю-Нор); д – из галерейной гробницы в Керандрезе, Моелан (Финистер); е – из мегалитической гробницы в Трорионе, Ланни-лис (Финистер)


Последние имеют более деформированный профиль, хотя они все еще очень похожи на скандинавские бутыли. В двух других случаях сосуд из Трориона, Ланнилис (Финистер), не имеет «воротничка».

КАМЕНЬ И КОСТЬ

Поперечные наконечники для стрел продолжали использоваться по крайней мере в течение перехода от неолитической к поздненеолитической культуре. Стрелы с заостренными краями обитателей Морбиана, вероятно, относятся к этой эпохе. С типологической точки зрения они не отличаются от тех неолитических культур, которые мы уже упоминали. В период наивысшего расцвета поздненеолитических культур они исчезли. Ни одного образца в армориканских галерейных гробницах обнаружено не было.

С другой стороны, в поздненеолитических сооружениях находятся более совершенные зазубренные наконечники для стрел. Они симметричны, изящны, с четко выделенным хвостовиком, но все же они не так зазубрены, как те изделия, что были найдены в курганах раннего бронзового века. Наиболее часто встречается треугольная форма с широким основанием. Известно несколько случаев, когда стороны треугольника были немного вогнутыми (как в коридорной гробнице с боковой камерой в Кермакере, Ла-Трините-сюр-Мер (Морбиан).

Широкие лезвия, ножи и кинжалы из светлого, «воскового» цвета кремня определенно связаны с поздненеолитическим комплексом. Ножи имеют лезвия, ретушированные с обеих сторон. Кинжалы толще, но не так широки, один конец у них конический и сильно ретушированный, оканчивается более или менее острым кончиком. Средняя длина такого изделия около 17 сантиметров (фото 28, 29). Эти предметы сделаны из особого вида кремня, вероятно привезенного из Турени. Есть также несколько предметов, выполненных из серого кремня, также привезенного издалека.

Все прочие кремневые орудия выглядят так же, как и остальные предметы, принадлежащие неолитической культуре. Только кремневые ножи с различной степенью ретуши были обнаружены в большинстве погребений. На стоянках в Морбиане были найдены различного вида скребки и шилья.

В нашем распоряжении много предметов, сделанных и не из кремня, в особенности «шлифованные топоры» и орудия из булыжников. Кроме того, встречаются подвески различной формы. Наиболее часто встречаются прямоугольные, с биконическим отверстием на одном конце, также нередко попадается дискообразная форма. Наиболее любопытными представляются подвески, напоминающие маленькие топорики. Для их изготовления использовался различный материал: фибролит, кварц, нефрит, иногда кремень, а также красный сланец. Некоторые подвески выполнены в особом стиле. Они имеют форму сегмента или круга. Обычно эти дугообразные подвески на каждом конце имеют отверстия. Однако до нас эти изделия дошли, как правило, во фрагментарном состоянии, обычно это всего лишь одна половинка.

Ранние бусины, выполненные из бирюзы (голубоватого минерала неясного происхождения), появляются в коридорных гробницах региона Карнак, которые неоднократно использовались людьми позднего неолита. Несомненно, они имеют отношение к бусинам из больших карнакских курганов, однако их форма отличается – помимо дискообразных бусин также встречаются сферические, которые совершенно отсутствуют в карнакских курганах. Иногда встречаются также сферические подвески из бирюзы.

Как и в неолитической культуре, продолжают применяться орудия из булыжников, используемые в качестве молотов и орудий для шлифовки, а также жернова и пестики для размола зерна.

Поскольку существовали стрелы, существовали также и инструменты для выпрямления древков стрел. Это камни (часто это половинка расколотого булыжника) с желобком на плоской поверхности. Нам известно о двух образцах такого инструмента в Арморике: один был найден в коридорной гробнице в Тоссен-ар-Рун (Кот-дю-Нор), а второй – на кладбище в Лескониле (Финистер). Оба предмета находились в более поздних слоях. Однако этот тип инструмента находят по всей Европе во всех культурах, где использовались стрелы.

Вследствие неблагоприятных физико-химических условий количество найденных костяных орудий невелико. Однако в Сен-Назаре и Нанте (Атлантическая Луара) были найдены топоры с деревянной ручкой. Еще один топор обнаружен в реке Ланнион (Кот-дю-Нор). В реке Одет была выловлена рукоять для маленького топора из оленьего рога. В сублиторальном торфянистом отложении, теперь находящемся под водой, в Кот-дю-Нор, была найдена превосходная кирка, также сделанная из оленьего рога точь-в-точь по классическому образцу инструментов для прорубания галерей в меловых регионах для добычи кремня. Подобные предметы, должно быть, постоянно использовались в обиходе.

Здесь уместным будет сказать, что при изучении этих культур нельзя забывать о той фундаментальной роли, которую сыграли орудия из дерева – хотя едва ли от них что-нибудь осталось, кроме орудий, с помощью которых дерево рубили или придавали ему необходимую форму.

ШЛИФОВАННЫЕ КАМЕННЫЕ ТОПОРЫ

В регионах, богатых кремнем, стоянки или неолитические сооружения снабжают нас невероятно большим количеством инструментов из этого материала, которые формируют первоначальный классический аспект неолитической культуры. В древних массивах, таких, как Арморика, кремневые орудия – исключительная редкость. Неолитические объекты, или объекты в неолитической традиции, которые попадаются наиболее часто, – это те, что традиционно причисляются к группе, известной как «отшлифованные каменные топоры», большей частью изготовленные из твердого камня, характерного для конкретного региона. Их не только обнаруживают в поздненеолитических погребальных сооружениях (обычно во фрагментарном состоянии), но это также те предметы, которые часто находят в полях фермеры. Таких случаев много по всей области, и количество зарегистрированных и сохранившихся предметов зависит главным образом от деятельности частных коллекционеров, которые берут на себя труд собрать и классифицировать их. Но все равно не может не поражать количество «отшлифованных каменных топоров», найденных в определенных регионах, особенно в области Бигуден (Финистер), где эти орудия можно буквально собирать на местных полях. На основании этого можно сделать заключение о значительной плотности поздненеолитического населения, которое расчистило и сделало пригодным для земледелия почти весь регион. Большая часть этих орудий, должно быть, была задействована не столько для рубки леса, сколько для сельскохозяйственных нужд – расчистки земли под пашни и собственно распахивания земли.

С морфологической точки зрения, если мы исключим перфорированные орудия, которые будут обсуждаться далее, армориканские «топоры» весьма широко варьируются по размерам, каждая форма имеет свои собственные небольшие вариации в зависимости от типа камня и метода производства (фото 26). Типичный армориканский «топор» имеет заостренный обух и довольно большое по толщине сечение, сужающееся к лезвию. У этого типа предметов, как правило, длинный обух, подогнанный под деревянную рукоять с усиленным концом. Лезвие может быть вертикальным, а «топор» часто выглядит как настоящий. Но есть также экземпляры, где лезвие изогнуто с обеих сторон и обязательно горизонтальное, – в этом случае орудие является чем-то вроде тесака или мотыги. В дополнение к красивым формам этих орудий было обнаружено немало сработанных грубо, неправильной формы и несимметричных экземпляров (такие обычно предпочитают не выставлять в музеях). Помимо мотыг, большие экземпляры таких «топоров» могли использоваться в качестве лемехов в примитивных плугах.

Довольно большое количество топоров между тем имеют небольшой закругленный обух или вовсе не имеют такового. Интересно отметить, что при одной и той же ширине лезвия и, следовательно, одинаковой способности рубки есть изделия различной длины и, как следствие, разного веса. Некоторые из них вообще не имеют лезвия (или более не имеют такового), а имеют грань под прямыми углами к оси, часто прекрасно отполированную. Они могли служить в качестве шлифовальных орудий или если имели ручку, то молотами. Значительное количество очень маленьких орудий, возможно, применялось для тонкой работы по дереву, например долото, если, конечно, они не были игрушками или символами (вспомним о находках крошечных топориков с отверстиями в обухе, используемых как подвески).

Некоторые чрезвычайно твердые скальные породы, например фибролит, могли подвергаться отделке только после того, как их откалывали от кусков природного минерала. Породы долеритовой группы сначала долбили заостренным орудием до тех пор, пока не откалывали кусок необходимой формы, затем шлифовали. Иногда шлифовалось только лезвие. Различные законченные топоры, в особенности из кремня или фибролита, были отполированы по граням. Большие стационарные шлифовальные орудия из кварцита или песчаника – редкость в Бретани. Небольшие портативные инструменты использовались гораздо чаще, и на некоторых стоянках (особенно в Эр-Ланник, Арзон, Морбиан) были обнаружены многочисленные экземпляры подобных инструментов.

БОЕВЫЕ ТОПОРЫ

Перфорированные орудия, всегда изготовленные из магматических или метаморфических пород, образуют отдельную категорию. Тяжелые молоты или топоры-молоты очень часто обнаруживаются на севере Верхней Бретани, где они, вероятно, служили весьма практическим целям.

Боевые топоры вызывают трудную типологическую и генеалогическую проблему. Много подобных топоров найдено в незаконченном состоянии или расколотыми по перфорации, которая делалась путем пробивания двух конических отверстий, которые потом соединялись и образовывали одно цилиндрическое отверстие. В тех случаях, когда археологам случалось обнаружить законченные и целые топоры, эти орудия представляли собой превосходные парадные образцы или эмблемы власти. Обычно эти топоры сделаны с большим мастерством и похожи на металлические прототипы и каменные имитации, найденные в Центральной и Южной Европе. Таков бретонский экземпляр из коридорной гробницы в Риантеке (Морбиан).



Рис. 18. Типы топоров-молотов и боевых топоров (двусторонние топоры или топоры в форме лодки)


Двусторонние боевые топоры встречаются наиболее часто (рис. 18). Они могут значительно различаться по форме, но армориканские образцы почти все симметричны или стремятся к симметрии. Это характерная особенность боевых топоров этого региона, отличающая их от культур боевых топоров Восточной, Центральной и Северной Европы, где почти все найденные экземпляры несимметричны. Наиболее совершенными являются топоры в форме лодки, то есть их лезвия изогнуты подобно корме и носу каноэ, а верхняя и нижняя поверхности выгнуты (фото 27). Некоторые из этих предметов были обнаружены в бретонских погребениях в окружении поздненеолитических изделий.

ГОРНОЕ ДЕЛО И РЕМЕСЛА

Армориканские шлифованные топоры не изготавливались из горных пород, взятых наобум. Не следует серьезно относиться к легендам, повествующим о том, как неолитический человек, пожелавший сделать топор, просто подбирал камень приблизительно подходящей формы в море или реке и делал из него орудие. Для подобных целей использовались только очень твердые скальные породы. Если сделать статистический обзор всех топоров из публичных коллекций (в Бретани около 3500), то около 6 процентов орудий будут сделаны из различных горных пород и ввозимого кремня почти в равной пропорции. 70 процентов (более двух третей) бретонских шлифованных топоров изготовлены из долерита (включая диабазы), около 18 процентов – из фибролита и 5 процентов – из пород группы жадеита-эклогита. (Эти цифры не включают топоры из культурной группы карнакских курганов, которые будут рассмотрены отдельно.)

Распространение различных типов топоров может быть связано с горными породами, из которых они изготовлены. Так, концентрация топоров из фибролита (разновидность силлиманита) возрастает вокруг залива Морбиан, Бас-Леон и вблизи Сен-Мало, где кристаллические сланцы соседствуют с силлиманитом. В особенности открытое залегание Порт-Навало, Арзон, у входа в залив Морбиан должно было предоставить достаточно материала для целой рабочей мастерской, которая существовала на острове Эр-Ланник, где было найдено немало переносных орудий для шлифования.

Полное петрографическое изучение сырья, из которого было изготовлено довольно большое количество шлифованных топоров (более 500 в Арморике), дало нам информацию чрезвычайной важности, касающуюся происхождения сырья и торговли готовыми изделиями. Тем не менее все еще не решена проблема источника объектов, сделанных из нефрита. Хотя небольшие дайки этих горных пород, которые могли предоставить материал для отдельных изделий (в особенности из эклогита), были найдены в Бретани, это не исключает возможности того, что многие из прекрасных жадеитовых топоров, найденных не только в карнакских курганах, но также (с некоторыми вариациями формы) в Западной Европе, от Шотландии до Средиземноморья, имели альпийское (а если быть более точным, пьемонтское) происхождение. Кстати, диски из серпентина, которые составляют часть того же культурного комплекса, что и прекрасные ритуальные топоры из нефрита, часто являются именно альпийскими по происхождению.

Однако, если мы обратим внимание на внушительную группу топоров, изготовленных из долерита, мы обнаружим, что петрографическое изучение позволяет нам разделить их на подгруппы. Так, большая часть бретонских топоров принадлежит к группе А, и образцы из этой группы, как выяснилось, экспортировались в Англию, Нормандские острова, Нормандию, Парижский бассейн и даже в Турень, Гасконь, Пуату, Анжу. К сожалению, несмотря на активные поиски, пока так и не удалось найти соответствующее открытое залегание (которое должно быть уникальным), а также следов рабочей мастерской, в которой изготавливались эти предметы, если таковая вообще существовала. Не только большая часть топоров обычной формы была изготовлена из долерита группы А (примеры таких изделий уже встречались в сооружениях, приписываемых ранней неолитической культуре), но этот материал также служил для производства перфорированных молотов и боевых топоров в форме лодки. Также есть группа ритуальных топоров, сделанных исключительно из долерита группы А. Это топоры типичной классической армориканской формы с длинным обухом, заканчивавшимся выпуклостью вместо заостренного конца (фото 26).



Рис. 19. Карта распространения боевых топоров группы С, изготовленных из горнблендита, идентичного открытому залеганию породы в Керлево (Финистер), отмеченному крестиком


Особый интерес представляет группа С. Этот материал – горнблендит – был использован для изготовления одного обычного топора, но довольно большая группа боевых топоров, часто в форме лодки, распространилась за пределы Бретани, в Вандею и Нормандию, а также в бассейны рек Сены и Луары и даже в Голландию (фото 27, рис. 19). В Бретани эти предметы (в «черновом» состоянии или полностью законченными) особенно часто встречаются на южном побережье. Полдюжины было найдено в погребениях в регионе Бигуден (Финистер) – вблизи с месторождением, следовательно, в поздненеолитическом окружении.

Принимая во внимание большое количество предметов, в особенности группы А, представляющего тонны материала, рассеянного по обширной площади, мы должны представить себе нечто очень отличное от ограниченной бартерной системы торговли между ближайшими соседями – это было больше похоже на организованную систему поставок заказчикам. Разработка месторождений и добыча сырья, следовательно, должна была достичь масштабов, позволяющих говорить о промышленности, которая подразумевает существование рабочих – рабов или оплачиваемых рабочих. Здесь снова встает социологическая проблема, поднятая строительством мегалитов. Что касается окончательной доработки изделия, чаще всего она, наверное, производилась силами самого заказчика. Впрочем, существование групп предметов стандартизированной формы (топоры группы А из долерита; боевые топоры группы С из горнблендита) и мастерских, таких, как в Эр-Ланник, Арзон, которые производили готовую продукцию не только из местного фибролита, но также из долерита группы А (там было найдено несколько сот фрагментов предметов, изготовленных из этого материала), позволяет предположить, что этот этап производства подлежал некоторой организации.

ПОСЕЛЕНИЯ И УКРЕПЛЕННЫЕ СТОЯНКИ

За исключением захоронений и обнаруженного в них погребального инвентаря, у нас не так много свидетельств жизни поздненеолитических людей. В основном это происходит потому, что жилища были преимущественно деревянными и, следовательно, недолговечными и не оставившими следов в почвах Арморики.

Наиболее важными известными нам стоянками являются укрепленные стоянки в Лизо и на мысу в Кро-Колле, а также следы на небольших островках – Эр-Ланник и Эр-Йох. Более того, существуют значительные трудности в правильной датировке этих стоянок. Мы вынуждены, как в случае с гробницами, полагаться на типологическое изучение связанных с ними предметов, со всей недостаточностью хронологической точности, которую это в себе заключает. По всей видимости, некоторые из стоянок появились с первой неолитической культурой. Однако их расцвет пришелся на поздний неолит.

Стоянка в Лизо расположена вблизи Карнака (Морбиан) на гребне скалы на западном берегу реки Крак. Ее протяженность около 200 метров с севера на юг и около 155 метров в ширину ближе к южному концу. Стоянка окружена несколькими насыпями. Первая из насыпей повторяет очертания скалы. Там, где крутизна спускается к реке, формируя естественную защиту, насыпь ниже. Почти на всем протяжении насыпь усилена рвами. Почти в центре находится коридорная гробница, которая предоставила нам интересную коллекцию материала, включающего халколитические и неолитические культурные элементы. В целом стоянка пока не очень тщательно изучена. Археологи с определенностью идентифицировали полы хижины, полукруглые печи, устроенные в насыпях, и небольшие курганы с гробницами, содержащими уголь, обожженную землю, фрагменты гончарных изделий и кремневые орудия. К сожалению, теперь уже невозможно в точности установить, в какой именно структуре были найдены предметы. Это помогло бы датировать постройки более точно, так как вся стоянка, по всей видимости, также производила большое количество керамики железного века.

Насыпи устроены довольно просто. Они представляют собой груды камней, сваленных у внутренней несущей стенки, сложенной без раствора, или уложенных рядом блоков. Все сооружение могло быть покрыто слоем земли. Фундаменты хижин обозначены стенами, сформированными из довольно больших блоков, уложенных горизонтально. Можно различить несколько комнат различной конфигурации, некоторые из них смежные, площадью около 4,5 на 3 метра. Печи устроены в насыпях, в особенности в северной части стоянки. Они сделаны из вертикальных блоков и накрыты уложенными с напуском плоскими каменными плитами. Небольшие курганы также находятся в северной части стоянки. Самый большой в поперечнике – 8 метров. Большей частью они круглые, обложенные несколькими блоками, и содержат очаги и небольшие гробницы.

Вся стоянка усыпана отбойниками и жерновами. Почти всюду – у печей, в курганах, в основаниях хижин – было найдено множество фрагментов керамики и большое количество каменных орудий. Керамика почти вся разбита. Фрагменты необработанных круглодонных сосудов, декорированных насечками, черепки ладьевидных сосудов, фрагменты с орнаментом из рельефных выпуклостей, шарообразные ручки и несколько редких фрагментов кубков. В дополнение к многочисленным топорам из долери1а, фибролита и кремня каменные предметы состоят из большого количества кремневых орудий: лезвий, скребков, шильев, поперечных и миндалевидных наконечников для стрел, наконечников с вогнутым основанием и зазубренных.

Поселение в Лизо, таким образом, имело большую важность. Оно было хорошо укреплено и отлично организовано. Керамика в целом относится к позднему типу. Более того, судя по обнаруженному там материалу, весьма вероятно, что коридорная гробница являлась более ранним сооружением, чем вся стоянка, и была включена в нее случайно.

Поселение в Кро-Колле, Сен-Пьер-Киберон (Морбиан), более или менее похоже, однако оно расположено у моря, на Кот-Соваж. Стоянка находится на каменном мысу, ее обращенная к суше сторона защищена насыпью, укрепленной с обеих сторон небольшими вертикальными плитами. Внутри стоянки находились основания хижин и небольшая мегалитическая гробница. Материал, найденный в пределах стоянки, определенно относится к позднему неолиту: тяжелые «цветочные горшки» и необработанные круглодонные сосуды с узором в виде насечек или рельефных выпуклостей, долеритовые топоры, веретена, зазубренные наконечники для стрел, жернова и отбойники.

Островок Эр-Йох – около 80 метров в длину и 30 метров в ширину, на нем доминируют две каменные вершины высотой около 16 метров над уровнем моря. Между этими двумя вершинами находится плоская возвышенность, покрытая песчаной почвой, где были найдены очаги, очерченные камнями, поставленными на ребро. Последние были в контакте с огнем, и вокруг них найдены куски обугленного дерева. В некоторых местах песчаная почва была выровнена и покрыта довольно ровным мощением. Жилища построены на этом мощении, с толстыми стенами, состоящими из горизонтально уложенных блоков. Повсюду – кухонный мусор, различного вида моллюски, фрагменты костей домашних и диких животных (тюлени, бобры), рыбьи и птичьи кости. Среди этих остатков были обнаружены фрагменты необработанных гончарных изделий, некоторые с узором в виде насечек, а также долеритовые топоры, шилья, скребки, многочисленные наконечники для стрел – в особенности зазубренные – и бусины. По всей стоянке рассеяны топоры и жернова. Благодаря характеру почвы хорошо сохранились костяные орудия: шилья, рукояти топоров из оленьего рога, рукояти инструментов и свистки.

Стоянка в Эр-Ланник, Арзон, представляет собой иное явление. Это небольшой остров в заливе Морбиан. На южной оконечности острова найдены два круга стоящих камней, касающихся друг друга. У подножия камней, относящихся к кругу, все еще видимому, чуть поодаль от моря были найдены очаги и гробницы. Кроме того, островок, должно быть, был покрыт хижинами, из которых извлечено немало интересного материала. Например, несколько фрагментов керамики с рельефными выпуклостями и желобчатым декором, которые, вне всякого сомнения, относятся к истинному неолиту. Есть также предметы, относящиеся к халколитической культуре: фрагменты кубков и костяная пуговица с отверстием в ножке. Большая часть керамики поздненеолитическая: фрагменты необработанных гончарных изделий, некоторые с узором в виде насечек, а также группа фрагментов подставок для кругло-донных сосудов. Много предметов из кремня. Более 15 000 кремневых ножей были насчитаны в раскопанной части, более одной трети их было ретушировано. Типичные орудия включают в себя около 80 поперечных наконечников для стрел всех размеров, треугольные, трапециевидные и неравносторонние; около 20 зазубренных наконечников для стрел всех форм; две большие треугольные стрелы; многочисленные топоры, круглые скребки, кремневый топор, несколько долеритовых топоров, многие из них разломаны, и часть дугообразной подвески. Следует также отметить большое количество предметов из фибролита, главным образом это маленькие плоские топоры, целые или во фрагментарном состоянии – их обилие связано с близостью открытого месторождения Порт-Навало. На этой стоянке, должно быть, было очень развито шлифовальное производство, судя по количеству переносных шлифовальных приспособлений, обнаруженных там. Фактически многие из этих стоянок были обитаемы более или менее постоянно в течение очень длительного периода. Как следствие, там часто обнаруживаются предметы из бронзового и железного веков, галло-римского периода и даже Средневековья.

ПОЗДНЕНЕОЛИТИЧЕСКИЕ ПОГРЕБЕНИЯ

Несмотря на появление и распространение нового типа мегалитических гробниц, галерейных гробниц, поздненеолитические люди продолжали использовать простые коридорные гробницы практически повсеместно, и в особенности в Атлантической зоне. Возможно даже, что они продолжали возводить этот тип сооружений в течение некоторого времени. Тем не менее вскоре стали появляться более сложные типы сооружений, развившихся на основе простых коридорных гробниц.

ЭВОЛЮЦИЯ КОРИДОРНЫХ ГРОБНИЦ

Неоднократное использование ранних коридорных гробниц было в порядке вещей. При раскопках выяснилось, что некоторые из этих многочисленных сооружений содержали поздненеолитические объекты наряду с предметами, относящимися к истинной неолитической культуре. Примеры этого слишком многочисленны, чтобы перечислять их все в этой книге. Достаточно упомянуть самый разнородный погребальный инвентарь в коридорной гробнице в Керкадо, Карнак (Морбиан). Помимо халколитических элементов (кубки и золотые пластины) в этом погребении были обнаружены неолитические круглодонные сосуды, зазубренные наконечники для стрел, подвески, бусины из бирюзы, украшенные насечками гончарные изделия, фрагменты «цветочных горшков», а также топоры из долерита и жадеита. Таким образом, это сооружение, подобно многим другим, определенно продолжало использоваться до начала бронзового века, если мы примем как данность, что бирюзовые бусы и жадеитовые топоры современны тем, что были найдены в больших курганах Карнака. Это последнее заключение, кажется, подтверждается наличием в одной из небольших коридорных гробниц (номер 2) в Краке (Морбиан) фрагментов фаянсовой бусины из Египта (без сомнения, из Тель-Эль-Амарны), являвшейся предметом торговли примерно в 1400 г. до н. э., которая переносит нас в ранний бронзовый век. Более того, некоторые коридорные гробницы использовались и в железном веке, и в галло-римский период. Однако ранние раскопки не всегда проводили четкое разделение между различными наложившимися друг на друга культурными слоями, так как галло-римский материал часто проникал в нижние слои.

Даже в том, что касается истинно неолитического материала, археологи редко уделяли внимание возможным стратиграфическим свидетельствам. Правда, что объекты часто рассредоточивались и перемешивались, и трудно определить, в каком порядке появились различные элементы. Однако в некоторых коридорных гробницах Морбиана (Порт-Блан, Сен-Пьер-Киберон; Кервилор, Ла-Трините-сюр-Мер) было идентифицировано два уровня. Первый покоится на вымощенной поверхности и несет на себе второе мощение, являющееся вторым уровнем. Стратиграфическая экспертиза в коридорной гробнице D в Барненез (Финистер) четко показывает, что сооружение использовалось более поздней неолитической культурой. В коридорной гробнице С более поздние фрагменты позволили предположить, что гробница использовалась в течение довольно длительного периода. Нижний уровень коридорной гробницы D совпадает с тем, что было обнаружено в других гробницах каирна в Барненез, и это определенно истинный неолит (уже с дополнительными халколитическими элементами). Верхний уровень, слой крупных камней, выложенных умышленно и рассеянных по всей гробнице, включая камеру, содержит крупные фрагменты необработанной керамики («цветочные горшки»), три долеритовых топора и топор из неотшлифованного кремня.

Возникает закономерный вопрос: а не были ли некоторые коридорные гробницы возведены в эпоху позднего неолита? Среди них есть некоторые, где были обнаружены предметы, относящиеся только к позднему неолиту. Одна из таких коридорных гробниц представляет собой гробницу со сводчатым потолком, она все еще находится под курганом и содержит только необработанные гончарные изделия.

Гораздо более очевидно, что коридорные гробницы прошли определенную эволюцию в двух различных направлениях: с одной стороны, добавились боковые камеры, с другой стороны, некоторые сооружения стали угловыми или коленчатыми.

Коридорные гробницы с боковыми камерами, без сомнения, ведут свое начало от коридорных гробниц с прямоугольной камерой. Боковые камеры присоединялись либо к основной камере, либо к проходу. Один из наиболее интересных примеров, иллюстрирующих возникновение подобных сооружений, – это три коридорные гробницы в одном кургане в Рондоссеке, Плуарнель (Морбиан) (рис 20) Все три имеют одинаковую ориентацию и длинный коридор. Две из них – определенно прямоугольную камеру Прямоугольная камера в третьей гробнице короче, чем в двух других, но имеет небольшой отсек. Одна из коридорных гробниц в Эрдевене и та, что находится в Кермакере, Ла-Трините-сюр-Мер, имеют одну и ту же планировку Коридорная гробница в Локаль-Мен-дон (Морбиан) идентична им, за исключением того, что имеет две боковые камеры, по одной с обеих сторон основной камеры. В восточном сооружении в Порнике (Атлантическая Луара) коридорная гробница Р-образной формы имеет длинный коридор, именно к нему пристроена маленькая боковая камера. Эти боковые камеры иногда довольно многочисленны В Эрдевене (Морбиан) четыре камеры, ведущие из главной камеры (рис. 21).


Рис. 20. План кургана в Рондоссеке, Плуарнель (Морбиан), с тремя коридорными гробницами, одна из которых имеет боковую камеру



Рис. 21. Планы а – коридорная гробница Клюд-эр-Ер, Карнак (Морбиан), с тремя боковыми камерами, б – курган в Эрдевене (Морбиан) с коридорной гробницей, состоящей из четырех боковых камер и цисты


Как в случае с простыми коридорными гробницами, внутренняя высота возрастает от входа в коридор к камере Боковые камеры покрыты сводом, сделанным особым образом. Каждая боковая камера накрыта каменной плитой, и каменная плита, покрывающая центральную камеру, покоится на плитах боковых камер. Курган круглый или немного овальный. Число этих погребений значительно. В Арморике их находят только на южном побережье Они никогда не возводились в зонах, где преобладали галерейные гробницы (Кот-дю-Нор и внутренний Финистер), но располагались в областях, где были многочисленные коридорные гробницы, то есть на побережье Атлантической Луары, регионе Карнак и области Бигуден.

Угловые сооружения могут являться кульминацией одностороннего развития камеры в коридорную гробницу, под прямым или тупым углом к коридору. Сооружение всегда шире к дальнему от центра концу. Внутренняя высота также определенно больше в конечном отрезке, чем у входа в коридор. В Локма-риакере (Морбиан) маленькая камера образована в конце поперечным ортостатом. То же самое сооружение также имеет маленькую боковую камеру на углу. Эти угловые сооружения имеют круглый курган, довольно высокий, полностью покрывающий коридорную гробницу. Курганы в Ле-Роше, Ле-Боно (Морбиан) и Пенмарке (Финистер) в особенности прекрасны (рис. 22).


Рис. 22. План кургана в Ле-Роше, Ле-Боно (Морбиан), покрывающего коридорную гробницу с длинным угловым коридором. 1:500


Существует не так много гробниц подобного типа. Около полудюжины их находится в регионе Морбиан (Карнак, Боно, Крак, Локмариакер) и две в южном Финистере.

Эти группы угловых сооружений также интересны и по другой причине: в них обнаружены довольно специфические гравировки, из которых наиболее широко известными являются те, что находятся в Краке (Морбиан) и Локмариакере (фото 30, 31). Как всегда, интерпретация этих узоров представляет собой довольно затруднительную проблему, и многие авторы не отказали себе в удовольствии выдвинуть поспешные гипотезы относительно их значения. Некоторые считают, что эти рисунки изображают головоногого моллюска (в особенности тот рисунок, на котором изображена фигура, известная как «осьминог») с глазами и щупальцами. Другие полагают, будто это стилизованное изображение человеческого тела. Фигуры – это прямоугольные гравировки, обычно симметричные и декорированные кругами, расположенными по обе стороны от центральной оси. Иногда прямоугольник венчает «голова». В одном примере круги заменены косыми линиями, размещенными как прожилки в ветке папоротника.

Другая интересная проблема возникла в связи с одним из самых прекрасных сооружений, Бреннилис (Финистер), которое относится, возможно, к более позднему периоду (рис. 23). Бесспорно, эта коридорная гробница представляет собой необычное явление, поскольку здесь не наблюдается четкого разделения между коридором и камерой.


Рис. 23. План коридорной гробницы в Бреннилисе (Финистер) с ограждением


Довольно узкий коридор незаметно перетекает в длинную трапециевидную камеру, очень широкую в дальнем конце. Курган, возможно, был круглым и частично окружен ограждением, мало отличающимся от того, что окружал галерейные гробницы, построенным из крупных каменных блоков, поставленных на ребро, – довольно необычное сооружение вокруг коридорной гробницы. Наиболее удивительной чертой этого сооружения является его географическое положение, прямо в центре региона и полностью изолированное от коридорных гробниц побережья. В ней нет погребального инвентаря, который мог помочь нам установить дату возведения гробницы. Некоторые ученые полагают, что это переходная форма между коридорными и галерейными гробницами, однако нет никаких свидетельств, которые служили бы подтверждением этой теории.

ГРОБНИЦЫ ЛУАРСКОГО ТИПА

В северо-восточной части Морбиана и в Иль-и-Вилене существуют три доисторических памятника, которые могут быть связаны с мегалитическими сооружениями типа долины Луары (Турень и Анжу). Этот тип сооружений характеризуется большими размерами. Он имеет очень длинную камеру, которая также высокая и широкая, и предваряется коротким, очень низким коридором.

Наиболее красивым из трех памятников является сооружение в Эссе (Иль-и-Вилен) (рис. 24, фото 32). Оно около 19,5 метра в длину и состоит из монументального входа в маленький коридор длиной 3,5 метра, шириной 3 метра и высотой всего лишь 1 метр. Два ортостата под прямым углом к оси сооружения отделяют коридор от камеры, которая поражает своими размерами и разделена на четыре части тремя перегородчатыми опорами. Камера 14 метров длиной, ее средняя ширина – 4 метра, а высота потолка – около 2 метров. Вся конструкция накрыта восемью огромными плитами. Плиты и подпорки из красного кембрийского сланца. Ближайшее месторождение этой породы в 4 километрах от гробницы. Каждая плита весит от 40 до 45 метрических тонн. Это самое крупное транспортное предприятие, которое нам приходилось видеть в Арморике.


Рис. 24. План сооружения в Эссе (Иль-и-Вилен)


Мезон-Трувэ в Ла-Шапель (Морбиан) – мегалитическая гробница, содержащая короткий коридор 1,2 метра шириной и камеры размерами 4,5 на 2,5 метра. В этой группе крупных сооружений никогда никакого погребального инвентаря обнаружено не было. Отсюда возникает закономерный вопрос: чем были эти сооружения – гробницами или храмами?

ДЛИННЫЕ КУРГАНЫ И КАМЕННЫЕ ГРОБНИЦЫ ПОЗДНЕГО НЕОЛИТА

Каменные сооружения, изолированные или сгруппированные, обнаруженные в большом количестве в южном Финистере, а также в Морбиане (в особенности на полуострове Киберон), совершенно определенно представляют собой гробницы. Поскольку многие из них находятся в районах с почвой, благоприятствующей сохранению останков, в них иногда находят скелеты детей и взрослых. Они лежат на боку в скорченном положении, колени подтянуты к подбородку.

Гробницы огорожены шестью плитами. Четыре стоят на ребре, одна образует пол, последняя служит крышей. Камни мастерски пригнаны друг к другу. Длина этих гробниц варьируется между 80 и 160 сантиметрами, их ширина и глубина – от 40 до 60 сантиметров.

Некоторые из гробниц, находящихся на полуострове Киберон, гораздо меньше: до 40 сантиметров в длину и 20 в ширину. Не все из них одинаково хорошо сконструированы. Многие построены на грубо обтесанных камнях и не имеют крыши.

Иногда несколько гробниц сгруппированы в небольшие кладбища, известные как могильные насыпи, когда они накрыты курганами. Подобные курганы, разумеется, не имеют ничего общего с длинными курганами ранней неолитической культуры. У них нет определенной структуры. В Трегеннеке (Финис-тер) гробницы заключены в рамку камней, а сами накрыты слоем глины. Кладбище в Сен-Пьер-Киберон (Морбиан) просто накрыто бесформенной грудой крупных камней. Этот курган (один из самых великолепных) имеет круглую форму (от 35 до 40 метров в диаметре) и высоту около 2 метров. Он содержит три типа гробниц: гробницы, построенные из пяти или шести каменных плит (где нет нижнего блока, а пол покрыт песком или раковинами), погребения, огороженные блоками неправильной формы, и гробницы грубой конструкции без крыши.

Дары, найденные в этих гробницах или вокруг них, могут быть отнесены к поздней неолитической культуре. Они состоят из необработанных гончарных изделий, кремневых ножей, скребков, подвесок, отшлифованных топоров и даже боевых топоров (гробница в Ботвелеке (Финистер) предоставила два двойных топора в форме лодки, а прекрасный топор из горнблендита из Киберона (Морбиан) – из гробницы, заключенной в кургане над маленькой коридорной гробницей), отбойники и дробилки.

Однако было бы неточным приписать все гробницы к поздним неолитическим культурам. Этот тип погребений иногда встречается и в более поздние эпохи – в бронзовом веке и даже в железном веке. Следовательно, невозможно назвать сколько-нибудь точную дату возведения тех гробниц, которые не содержали в себе никакого погребального инвентаря.

ГРУППОВЫЕ ПОГРЕБЕНИЯ

На южном побережье Финистера, между устьями рек Одет и Одьерн, расположены многочисленные гробницы, объединенные в кладбища, которые, как правило, не очень велики. Повреждения, причиненные им вследствие разработки карьеров, сильно затруднили их изучение. Эти погребальные площадки состоят из многочисленных, стоящих бок о бок сооружений – гробниц, простых коридорных гробниц или коридорных гробниц с боковыми камерами. Эти различные гробницы либо изолированы и каждая имеет свой собственный курган, либо сгруппированы под одним курганом, так что часто невозможно разделить различные помещенные рядом элементы. Самая большая группа – в Лескониле, Плобанналек (Финистер). Хотя к настоящему времени она уже исчезла с лица земли, это один из самых известных комплексов, потому что он был относительно хорошо раскопан. Он состоял примерно из десяти небольших курганов, накрывающих либо простую каменную гробницу, или несколько гробниц, или что-то вроде коридорной гробницы с маленькими боковыми камерами или отсеками. Кроме того, в середине комплекса располагалась превосходная коридорная гробница. Погребальный инвентарь, обнаруженный там, состоял из необработанной керамики (большие «цветочные горшки» с выпуклыми ручками и чаши с закругленным дном), кремневых ножей, подвесок и веретен, отшлифованных топоров, включая два двойных топора (один в форме лодки, изготовленный из горнблендита) и великолепный западный медный кинжал. Эти предметы показывают, что кладбище широко использовалось людьми поздней неолитической культуры вплоть до бронзового века, поскольку в камере коридорной гробницы было обнаружено два двусторонних топора, один плоский топор в виде зубила и восемь разделительных пластинок из янтаря, похожих на те, что были найдены в курганах раннего бронзового века. В Треффиагате (Финистер) несколько кладбищ подобного типа предоставили предметы, относящиеся к гораздо более позднему времени, включая необработанные круглодонные горшки, подвески и отшлифованные топоры.

В Плугинеке (Финистер) камеры, галереи и каменные гробницы связаны друг с другом лишь местом, но не временем. Содержимое включает в себя многочисленные поздненеолитические объекты: «цветочные горшки», необработанные круглодонные сосуды и отшлифованные топоры. Однако были найдены и предметы, определенно принадлежащие более раннему времени, в особенности маленькие круглодонные сосуды, некоторые в форме кожаных сосудов, с ручками, в которых пробиты отверстия, типичные для первой неолитической культуры.

Возможно, этот погребальный комплекс вырос вокруг первого погребения, чья древность подтверждается наличием предметов из ранней неолитической культуры. Одна за другой прибавлялись маленькие каменные гробницы, а также коридорные гробницы с боковыми камерами более позднего типа. Однако наибольшее развитие комплекс получил в период позднего неолита. Эти кладбища определенно использовались вплоть до бронзового века. В некоторых из них были найдены предметы железного века. Это показывает на возвращение к месту погребения.

ГАЛЕРЕЙНЫЕ ГРОБНИЦЫ

В то время как коридорные гробницы продолжали использоваться и претерпевали модификации различной степени сложности, по всей Арморике стал распространяться новый тип гробниц: галерейная гробница. С типологической точки зрения они полностью отличались от коридорных гробниц и представляли собой новую фазу развития мегалитических гробниц. Погребальный инвентарь из галерейных гробниц, в отличие от тех, что были найдены в коридорных, однороден по составу и принадлежит исключительно поздненеолитическим культурам с некоторыми вкраплениями халколитического материала.


Рис. 25. Планы галерейных гробниц: а – Кермер-Билан, Моелан (Финистер); б – Керандрезе, Моелан (Финистер); в – Треданиэль (Кот-дю-Нор); г – Руиллак (Кот-дю-Нор)


Типичная галерейная гробница представляет собой сооружение, состоящее из двух параллельных линий ортостатов, на которых покоятся плиты свода (фото 33, 34). Если оба конца закрыты каменными блоками, в результате получается очень длинная каменная гробница (Моелан, Финистер), однако это редкость. Чаще встречается сооружение в виде очень длинного «коридора», открытого с одного конца (вход) и закрытого каменным блоком с другой стороны (Треданиэль, Кот-дю-Нор) (рис. 25). Эти сооружения всегда узкие (около 120–140 сантиметров), с низкими потолками и не имеют четко очерченной камеры, которая была бы выше или шире, чем «коридор».



Рис. 26. Планы галерейной гробницы: а – в Керверете (Финистер); б – в Мор-де-Бретань (Кот-дю-Нор) с поперечным входом и отверстием; в – в Лескониле (Финистер) с ортостатами и каменным ограждением


Галерейные гробницы часто разделены на две неравные части поперечным ортостатом (фото 35). Таким образом, в одном конце сооружения образуется короткий «отсек», а с другой – длинная «прихожая» (Ле-Нет, Морбиан).


Рис. 27. Планы: а – одной из галерейных гробниц в Ланискате (Кот-дю-Нор); б – галерейная гробница в Керлескане, Карнак (Морбиан) с двумя группами ортостатов


Ни в одной гробнице «отсек» не был шире или выше, чем «прихожая». Следовательно, нельзя провести параллель со структурами коридорных гробниц. Иногда у входа есть небольшой «вестибюль», сформированный не в результате изменения ширины галереи, а разделением существующей галереи поперечным ортостатом. Одна из трех галерейных гробниц на пустоши Ланискат (Кот-дю-Нор) также имеет вход в виде норы, не такой большой, но подобной конструкции (рис. 27, а). Расположение входов варьируется. Обычно вход осевой, но встречается и поперечное расположение, вход может предваряться небольшим вестибюлем (Мор-де-Бретань, Кот-дю-Нор) (рис. 26, б).



Рис. 28. Карта распространения галерейных гробниц


Как в случае с галерейными гробницами с осевым входом, поперечный вестибюль может быть отделен от галереи каменными блоками с выдолбленными отверстиями, пара которых формирует «амбразуру». Некоторые галерейные гробницы имеют поперечную «амбразуру» и не имеют вестибюля, но последний мог просто исчезнуть с течением времени (Керлеарек, Карнак, Морбиан).

Галерейная гробница в Мелюсе, близ Плоубазла-нека (Кот-дю-Нор), является вариацией: вход – поперечный, под притолокой, и поперечный вестибюль условно образован двумя небольшими камнями (рис. 27, б). В Керлескане, Карнак (Морбиан) были два отверстия: одно, с одной стороны, в ортостатах галереи, и другое в каменных блоках, которые делили сооружение на две части.

Некоторые галерейные гробницы имеют второй ряд ортостатов, располагающийся вдоль основного ряда и служащий, вероятно, для усиления (рис. 29). Удивительно, однако, что этот второй ряд всегда существует только с одной стороны гробницы. Чаще всего археологи находят бордюр из ортостатов или его остатки на различном расстоянии от сооружения.

Arc-boute галерейных гробниц представляет собой более простой тип (рис. 26). Только три из них дошли до нашего времени, все расположены в южном Финистере (Лесконил, Пуллан; Кастель-Руффель возле Сен-Гоазек) (фото 37, 38). Все они отличаются отсутствием плит свода, двумя параллельными рядами ортостатов, которые расположены таким образом, что камни одного ряда служат опорой другому ряду. Конечно, это не означает, что у них отсутствуют классические архитектурные детали. Например, в Лескониле есть небольшой «отсек».

Подобно коридорным гробницам, большинство галерейных гробниц, вероятно, имели плоское мощение пола. При раскопках, проводимых должным образом, такое мощение всегда обнаруживается. Это важная деталь, показывающая, что строители заботились об улучшении внутреннего вида гробницы. По той же самой причине ортостаты и плиты свода плоской стороной повернуты внутрь, то есть обработанными сторонами.

Расположение галерейных гробниц в значительной степени отличается от расположения коридорных гробниц (рис. 28). Последние в основном распространены вдоль армориканского побережья с довольно значительной концентрацией в некоторых точках. Что касается галерейных гробниц, они рассеяны более или менее повсюду, как на побережье, так и в центральных районах. Более того, они почти не встречаются группами. Очень редко бывает так, чтобы две или три галерейные гробницы находились рядом. Как правило, существовала одна галерейная гробница на общину. И все-таки, несмотря на это рассредоточение, некоторым районам отдается большее предпочтение – например, Кот-дю-Нор и Фи-нистер. Этот факт легко объясним наличием крупных месторождений материала, пригодного для возведения мегалитических сооружений. Например, в Реннском бассейне, чье основание состоит из сланца, совершенно бесполезного для производства массивных блоков, нет мегалитических сооружений. Более того, в регионах, где многочисленны коридорные гробницы (Морбиан, полуостров Пенмарк и полуостров Крозон в Финистере), галерейные гробницы встречаются относительно редко.



Рис. 29. Карта расположения галерейных гробниц различных типов 1-е каменными ограждениями, 2 – с входными отверстиями, 3 – с поперечным входом Совмещение значков различных типов говорит о том, что галерейные гробницы обладали одновременно этими различными характеристиками


С точки зрения топографии галерейные гробницы занимают более разнообразные места, чем коридорные. Галерейные гробницы могут располагаться на вершинах холмов (как, например, в Ланискате), на склонах холмов или даже в котловинах, как в Ман-Гийоне, Гурен (Морбиан). Встречаются даже галерейные гробницы, сооруженные в низинах недалеко от моря, которые теперь являются береговой полосой и регулярно накрываются приливом (Керлуан, Фини-стер). Это одно из доказательств того, что с эпохи плейстоцена уровень моря повысился.

Факт широкого распространения этих гробниц определенно является главным фактором, ответственным за разнообразие их облика, ведь при строительстве сооружений использовался материал, распространенный в данной конкретной области.

В Арморике неизвестны примеры, когда бы галерейная гробница была накрыта курганом. Изредка можно встретить курган, достигающий, самое большее, вершины ортостатов. Такая земляная насыпь нужна была для того, чтобы удерживать плиты свода на месте. Часто насыпь к нашему времени уже совершенно исчезала, так как землю использовали для сельскохозяйственных целей. Возможно также, что плиты поднимались наверх или спускались с помощью деревянных рамп, которые, разумеется, тоже не дошли до нас.

Большое количество галерейных гробниц к моменту раскопок были уже пусты – несомненно, в результате давнего разграбления. В этом смысле галерейные гробницы представляли собой куда более легкую жертву, чем коридорные, защищенные массивным курганом. Таким образом, нам абсолютно ничего не известно о погребальных дарах, которые находились в гробницах, расположенных в центральных районах Бретани, ни о большинстве тех, что расположены на востоке Кот-дю-Нор и в Иль-и-Вилен. До некоторой степени компенсацией этой утраты может служить содержимое нетронутых галерейных гробниц. Они часто предоставляют многочисленный и интересный материал.

Погребальный инвентарь, обнаруженный в таких галерейных гробницах, состоит в основном из поздненеолитических объектов, подобных уже описанным нами: «цветочные горшки», необработанные чаши и блюда, ладьевидные сосуды, бутыли с «воротничком», кинжалы и ножи из кремня цвета меда, шлифованные топоры, стрелы и подвески. Редко встречаются халколитические элементы: кубки, кинжалы из мышьяковистой меди, костяные пуговицы, нарукавники лучников. Подобное соседство неолитических и халколитических предметов не является широко распространенным. Некоторые сооружения, такие, как в Плоубазланеке (Кот-дю-Нор), не содержат халколитических элементов. С другой стороны, в галерейной гробнице в Керборе (Кот-дю-Нор) были обнаружены предметы, которые практически все были халколитическими, но с кубками местного производства, сделанными в соответствии с поздненеолитической техникой.

Следует также упомянуть о некоторых редких и исключительных объектах: зазубренный кинжал в Плевеноне (Кот-дю-Нор), о котором мы, к сожалению, мало что можем сказать с уверенностью, но который может иметь отношение к так называемым «кипрским» кинжалам. Также следует сказать о янтарных бусинах, включая овальную бусину из Тре-даниэль и несколько бусин из Пенвенана (Кот-дю-Нор).

ДЕКОРИРОВАНИЕ ГАЛЕРЕИНЫХ ГРОБНИЦ

Гравировка и высеченные рисунки, найденные в некоторых галерейных гробницах, значительно отличаются от гравировок коридорных гробниц. Лишь в четырех галерейных гробницах было обнаружено орнаментирование: Коммана (Финистер), Требурден (Кот-дю-Нор), Трегастель (Кот-дю-Нор) и Трессе (Иль-и-Вилен).

Наиболее часто встречающийся мотив – высеченная женская грудь: это изображение часто встречается в картуше. Без сомнения, это Богиня-мать в очень упрощенной и символической форме. Иногда под грудью можно различить простое ожерелье.

Если душа покойного теперь могла быть уверена в том, что в загробной жизни это стилизованное изображение Богини-матери поможет ему с пропитанием, то также требовалось и оружие для защиты. Изображение топора с рукоятью встречается только один раз, и рукоять эта заканчивается изогнутым обухом. С другой стороны, мы находим многочисленные изображения широких кинжалов с длинными лезвиями, с отчетливыми выступами у основания. Хвостовик длинный и иногда изогнутый в конце. Эти кинжалы, судя по всему, скопированы с металлического оружия, найденного в Восточном Средиземноморье и Центральной Европе и часто называемого «кипрскими» кинжалами.

Интересно, что в Трессе рисунки найдены только в «отсеках», это показывает, что «отсеки» могли служить святилищем или алтарем, отделенным от главной гробницы.

СТАТУАРНЫЕ МЕНГИРЫ

Раскопки представляющего немалый интерес кургана в Кермене (Морбиан) показали, что существовали также сооружения и других типов. Этот курган в виде усеченного конуса не имеет ни камеры, ни гробницы, однако он сооружен из слоев земли, в которых были обнаружены черепки поздненеолитической керамики, кремневые орудия, жадеитовые лезвия топоров, дугообразная подвеска, древесный уголь и несколько фрагментов обугленных костей. Все это накрыто насыпью из камней и окружено внешним кругом больших каменных блоков. В этом кургане было обнаружено большое количество расколотых жерновов, и среди них три фрагмента расколотого статуарного менгира.

У менгира конусовидная голова, очень правильной формы, с чем-то вроде короны. Правая половина торса демонстрирует плечо и предплечье, берущее начало из-под груди. Исполнение стилизованной женской статуи, по всей вероятности Богини-матери, великолепно. Ее можно сравнить со статуарными менгирами из Гернси. Эти армориканские аллегорические изображения определенно принадлежат к одной и той же культуре.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Сирарпи Тер-Нерсесян.
Армения. Быт, религия, культура

Дэвид М. Вильсон.
Англосаксы. Покорители кельтской Британии

Томас Даунинг Кендрик.
Друиды

Пьер-Ролан Жио.
Бретонцы. Романтики моря
e-mail: historylib@yandex.ru
X