Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Пьер-Ролан Жио.   Бретонцы. Романтики моря

Глава 4. Халколитическая культура Арморики

Хронологию появления первых предметов из металла археологи определяют различными методами. Некоторые ученые приписывают появление этих объектов началу бронзового века, другие считают необходимым ввести понятие «медный век», предшествовавший бронзовому. Мы предпочитаем придерживаться современного взгляда на эту проблему, который определяет халколитическую культуру как культуру, перекрывающую две главные фазы неолитической культуры. Таким образом, в данном случае нас интересует начало распространения металла в довольно ограниченном масштабе: период раннего и среднего бронзового века (курганная культура).

Халколитическая культура проявляет себя в предметах, изготовленных из мышьяковистой меди, в западноевропейских зазубренных кинжалах и плоских топорах, предметах из золота и некоторых других орудиях, связанных с культурой кубков.

КУЛЬТУРА КУБКОВ

Армориканские кубки (vasescampaniformes), по всей видимости, имеют испанское происхождение. В самом деле, между галицийской и армориканской группами кубков наблюдается поразительное сходство. Связь между этими культурами, должно быть, осуществлялась через море, что в тот период было в порядке вещей (рис. 11).



Рис. 11. Карта распространения культуры кубков


Армориканская группа может быть произвольно разделена на две подгруппы: подгруппа «прототипов» и подгруппа «имитаций», хотя это разделение не имеет хронологических границ.

Сосуды-«прототипы» очень красивы, как с точки зрения их орнаментирования, так и с точки зрения тонкости работы (фото 14, 15). Они окрашены в красный или оранжевый цвета, украшены тонкими глянцевыми полосками. Линии узора, нанесенные еще на мягкую глину, иногда покрыты белым веществом, которое делает орнамент более отчетливым. Глина однородная, красная и превосходно обожженная. Формы сосудов постоянны. Дно немного вогнуто, контур S-образный с различной степенью изогнутости, так что иногда стенки сосудов почти вертикальны, а порой, наоборот, извилисты. Таким образом, сосуды весьма отличаются друг от друга: некоторые высокие и стройные, другие широкие (рис. 12).



Рис. 12. Формы и орнаментирование кубков из галерейной гробницы в Керборе (Кот-дю-Нор)



Рис. 13. а – ладьевидная чаша; 6 – кубок с декорированием из галерейной гробницы в Керборе. Оба предмета даны в масштабе 1:2


Декорирование кубков является классическим. Подобное встречается и на юге Франции, и в Иберии. В основном рисунок состоит из орнамента, выполненного в технике pointille с помощью гребня с квадратными зубьями. На некоторых сосудах можно определить длину гребня и количество зубьев. Гораздо реже использовались шнуры, оставлявшие характерные наклонные отпечатки. Узоры, как правило, состоят из параллельных линий, которые иногда замыкаются. Чаще служат для того, чтобы оттенить чередующиеся ряды насечек, и изображаются наклонными точечными линиями (рис. 13). Насечки могут быть заменены треугольниками или зубцами. Реже встречаются клетчатые узоры с несколькими рядами противоположных треугольников.

Эти превосходные образчики кубков часто имитировались местными гончарами, которые, однако, копировали их довольно неуклюже, – без сомнения, причиной тому было то, что они привыкли создавать более грубые по форме сосуды, такие, как «цветочные горшки» позднего неолита. Эти сосуды часто имеют толстые стенки и плохо обожжены, отшлифованы или нет, матовые, желтые или коричневатые. Черепки часто содержат крупные фрагменты кварца и слюды. Они производят впечатление грубо сработанных изделий, но формы их довольно точно копируют прототипы. Орнаментирование очень похоже – узор также сделан с помощью гребня или шнура, но не так отчетлив. Рисунок нечеток из-за неровности стенок сосуда.

В галерейной гробнице в Керборе (Кот-дю-Нор) был обнаружен большой сосуд, почти целый и определенно принадлежащий к культуре кубков. У этого сосуда S-образный профиль, и он очень похож на прекрасные кубки с типичным узором – параллельные линии с наклонными пунктирными насечками. Этот кубок не очень отличается от «cazuelas» Иберийского полуострова. В гробницах Кербора и Гра-Ниоль, Арзон (Морбиан), были обнаружены фрагменты другой декорированной посуды того же типа. В сооружениях в Пловане (Финистер) и в Керборе были найдены крупные сосуды, отличающиеся по форме от описанных выше. Они также несколько отличаются и от многочисленных ладьевидных сосудов, характерных для поздней неолитической культуры Арморики. Найденные сосуды имеют отчетливую ладьевидную форму и плоское или слегка вогнутое дно. Эти чаши красноватого или коричневатого цвета не орнаментированы, как правило, имеют довольно тонкие стенки и немного напоминают изящные кубки. В Арморике эти сосуды принадлежат халколитической культуре, к относительно редко встречающимся местным разновидностям ладьевидных сосудов.

КОМПЛЕКС КУЛЬТУРЫ КУБКОВ

Существует ряд предметов, которые обычно встречаются вместе с кубками: небольшие зазубренные западноевропейские кинжалы, нарукавники лучников и пуговицы с V-образной перфорацией. В действительности все эти предметы вместе встречаются очень редко. В этом отношении погребальный инвентарь, обнаруженный в галерейной гробнице в Пенкере, Плозеве (Финистер), представляет собой исключение, так как, кроме предметов, относящихся к поздней неолитической культуре, в гробнице были найдены чаша, кинжал из мышьяковистой меди, нарукавник и пуговица с V-образной перфорацией. В галерейной гробнице в Моелане (Финистер) были объединены два элемента: кинжал и нарукавник. В других погребениях с чашами был обнаружен только один объект.

Зазубренные западноевропейские кинжалы – единственные металлические предметы, непосредственно связанные с кубками (рис. 14). В Бретани было обнаружено не так уж много подобных кинжалов. Мы можем насчитать лишь одиннадцать подобных предметов, причем некоторые из них сомнительной подлинности. С точки зрения типологии эти кинжалы бывают двух основных видов: короткие (от 7 до 8 сантиметров), с четким хвостовиком и длинные (от 12 до 15 сантиметров), где хвостовик выделяется не так явно. Кинжал из Пенкера, Плозеве, принадлежит к длинной разновидности, носит следы рукояти, ныне утраченной. Короткие кинжалы с четко выраженным хвостовиком, по всей видимости, отмечают переход к наконечникам копий, образчик которых был найден близ Нанта, вместе с плоскими топорами (фото 25). Этот предмет очень похож на кинжал из мегалитической гробницы в Керкадоре, Локмариакер (Морбиан), и принадлежит к тому же виду, что и португальские кинжалы. В нашем распоряжении есть лишь один полный анализ этих кинжалов, основанный на образце, найденном в коридорной гробнице С в Барненез. Этот анализ выявил повышенное содержание мышьяка (2,34 %), а металлографическая экспертиза показала, что кинжал был изготовлен путем ковки нагретого металла.



Рис. 14. Западноевропейские кинжалы из мышьяковистой меди: а – длинный кинжал из галерейной гробницы в Пенкере, Плозеве (Финистер); б – короткий кинжал из коридорной гробницы в Керкадо-ре, Локмариакер (Морбиан)


Нарукавники лучников представляют собой пластины сланца, как правило, прямоугольной формы, одна поверхность выпуклая, другая – плоская (рис. 15). Эти предметы использовались для защиты запястья лучника от отдачи тетивы и, разумеется, подразумевают использование этого вида оружия. На каждом конце у них находятся биконические отверстия, предназначенные для закрепления нарукавников на одежде. Здесь мы снова видим две разновидности нарукавников: короткие и широкие (60–80 на 30–35 миллиметров) и длинные и узкие (110 на 25 миллиметров). Всего в Бретани было обнаружено тринадцать таких предметов. Вне всякого сомнения, к ним можно причислить и золотую пластину, найденную в Мане-Люд, Локмариакер (Морбиан). В этой пластине шесть небольших отверстий на каждом конце. По всей вероятности, она когда-то крепилась к коже или ткани.

Пуговицы с V-образной перфорацией, изготовленные из кости, в Арморике встречаются очень редко, поскольку условия здесь не благоприятствуют сохранности этого материала. Из четырех известных нам пуговиц лишь одна из галерейной гробницы в Пенкере, Плозеве, – подлинная пуговица с V-образной перфорацией. К сожалению, она дошла до нас лишь во фрагментах. Пуговицы, найденные в Эр-Ланник, Арзон (Морбиан), и в коридорной гробнице в Кериоре, Сен-Жан-Тролимон (Финистер), имеют особую отличительную черту: под шляпкой имеется небольшой стержень с поперечной перфорацией – целиком местная адаптация.



Рис. 15. Нарукавник из отшлифованного сланца с двумя отверстиями: а – короткая разновидность из коридорной гробницы в Кераллане (Морбиан); 6 – длинная разновидность из галерейной гробницы в Керборе (Кот-дю-Нор)

РАСПРОСТРАНЕНИЕ КУЛЬТУРЫ КУБКОВ

Как почти везде в Западной Европе, кубки встречаются в Бретани в комплексе с элементами других культур. В коридорных гробницах их, как правило, находят вместе с неолитической керамикой, а в галерейных гробницах – с ладьевидными сосудами и поздненеолитическими «цветочными горшками». Таким образом, в Барненез, где одиннадцать расположенных рядом коридорных гробниц были возведены ближе к концу начальной неолитической культуры, кубки в гробницах С и D вполне могут быть современниками некоторой керамики западного типа. С другой стороны, прекрасный материал из галерейной гробницы в Пенкере, Плозеве, был найден вместе с отшлифованными топорами, подвесками и керамикой, относящейся к поздней неолитической культуре.

Следовательно, культура кубков просто наложилась на западные мегалитические цивилизации и была ими усвоена. Вот почему за ранними образцами сосудов, очень изящных и напоминающих испанские прототипы, последовал ряд имитаций, в которых без труда можно увидеть следы местной техники. Поскольку ранние чаши появились в момент перехода от неолитической к поздненеолитической культуре, нет ничего удивительного в том, что их находят в самом разнообразном окружении, как в простых, так и в более сложных коридорных и галерейных гробницах. Географическое распространение кубков, таким образом, связано с распространением мегалитов. Пробелы на карте распространения кубков в центральных районах Бретани являются следствием полного отсутствия у нас информации о содержимом расположенных там погребений.

ШИЛЬЯ И РАЗЛИЧНЫЕ МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ ПРЕДМЕТЫ

В коридорных гробницах было обнаружено три шила: одно в Порт-Блан, Сен-Пьер-Киберон (Морбиан), второе в Бег-эр-Ланн (Морбиан) и, наконец, третье, и последнее, в кургане Ла-Мотт, Порник (Атлантическая Луара). Это маленькие заостренные инструменты с четырехугольными или ромбовидными стержнями, вне всякого сомнения изготовленные из мышьяковистой меди. В Порт-Блан и Ла-Мотт шилья были найдены вместе с кубками. Во всех трех случаях также были обнаружены гончарные изделия, относящиеся к позднему неолиту. Начальный неолит был обнаружен только в Порт-Блан. На юге Франции, где шилья довольно часто встречаются в мегалитических гробницах, они явно принадлежат халколитической культуре.

В угловой коридорной гробнице в Краке (Морбиан) была найдена медная спираль, которая также может принадлежать халколитической культуре.

ПРЕДМЕТЫ ИЗ ЗОЛОТА, НАЙДЕННЫЕ В КОРИДОРНЫХ ГРОБНИЦАХ

Халколитической культуре приписывается и определенное количество предметов из золота. В большинстве своем они были найдены в мегалитических гробницах, в особенности в коридорных гробницах простого типа или с боковыми камерами. У подножия менгира в Сен-Кадо (Морбиан) было обнаружено два браслета.

Наиболее красивые узоры на хорошо известных браслетах из коридорной гробницы в Плуарнель (Морбиан). Они были найдены в сосуде, и своеобразие их заключается в том, что центральная часть этих браслетов разрезана на узкие полоски. Один из браслетов также орнаментирован по бокам. Два его конца изогнуты назад, чтобы образовать застежку. Более широкий браслет обнаружен в коридорной гробнице в Сен-Пьер-ен-Ретц (Атлантическая Луара) вместе с двумя плоскими медными топорами. Там же было и маленькое золотое кольцо, застегивавшееся с помощью крючка и ушка, а также два фрагмента крученого браслета. Браслеты из Сен-Кадо – цельные и без декорирования, имели более сложную систему крючков: два загнутых конца браслета – клиновидные и перпендикулярные.

В галерейной гробнице в Меслине (Кот-дю-Нор) был найден изогнутый предмет из золота, напоминающий диадему. Лента размером 21 на 14 сантиметров из коридорной гробницы в Керуарене (Морбиан) имеет ряд отверстий по всей длине, должно быть, ее прикрепляли к куску ткани или кожи, чтобы придать ей форму головной повязки или сделать элементом отделки одежды.

Обнаружились и прочие различные золотые предметы, менее эффектные, но также весьма интересные. Сферическая бусина, состоящая из двух соединенных вместе полых полусфер и украшенная концентрическими линиями, была найдена в коридорной гробнице в Кермаркере, Ла-Трините-сюр-Мер (Морбиан). Маленькие плоские круглые предметы с двумя или четырьмя отверстиями в центре могли служить облицовкой пуговиц. Они очень напоминают португальские золотые диски. Полые бусины представляют собой маленькие тонкие пластинки чеканного золота, закругленные так, чтобы их можно было нанизать на шнур. Некоторые бусины декорированы. Известно около дюжины образчиков подобных предметов, восемь из которых из кургана Ла-Мотт, Порник.

Спирали – тонкие золотые нити, скрученные в витки различной степени упругости. Возможно, они имеют какое-то отношение к медным спиралям, один образец которых уже упоминался нами. В различных коридорных гробницах Морбиана было найдено около дюжины маленьких золотых пластинок с загнутыми вниз краями. Наконец, следует упомянуть множество маленьких предметов из золота, включающих проволоку и золотой самородок.

Предметы, сделанные из ценного металла, были найдены преимущественно на Атлантическом побережье, которое стало местом концентрации чаш и связанных с ними предметов. Пока что мы не можем на этом основании прийти к заключению о существовании определенной связи между предметами из золота и культурой кубков, однако справедливо будет предположить, что их распространение было одновременным.

ПЛОСКИЕ ТОПОРЫ

Плоские медные топоры редко находят вместе в большом количестве. Однако есть сведения, что в Пло-даниэле (Финистер) было обнаружено нечто вроде склада топоров общим количеством около семидесяти штук, эту информацию, думается, надо воспринимать с осторожностью. Обычно вместе находят восемь-девять топоров, это, судя по всему, максимум.

Иногда плоские топоры находят вблизи мегалитических сооружений и стоянок (стоянка в Лизо, Карнак, Морбиан). Чаще всего их обнаруживают на поверхности.

С типологической точки зрения существует определенное разнообразие форм и размеров топоров. Те топоры, что имеют ноздреватую поверхность, иногда считаются результатом неправильной отливки. Однако подобный феномен может быть следствием электролитических изменений в металле, долгое время пролежавшем в земле. С помощью металлографической экспертизы в некоторых случаях можно увидеть структуру, которая получилась в результате того, что металл сначала был обработан холодным, а затем нагрет. Интересно, что у отдельных топоров совершенно нефункциональное лезвие. Оно не сужается к краю, и это делает топор непригодным для работы. Ошибки при отливке лезвий тут, скорее всего, ни при чем, эти топоры могли быть чем-то вроде металлических болванок, найденных в Центральной Европе.

Есть, разумеется, и вполне пригодные для работы, довольно примитивные топоры, лезвие которых должным образом заострено, противоположный конец обуха закруглен, а стороны его прямые или даже выпуклые. Более совершенные разновидности топоров имеют прямоугольный обух, лезвие может быть скошено, а боковые стороны его вогнутыми (фото 25).

В действительности плоские топоры очень редко встречаются среди погребального инвентаря в мегалитических гробницах Бретани. Мы не знаем датировки плоского топора, обнаруженного на кладбище в Лескониле, Плобанналек (Финистер). В Сен-Пьер-ен-Ретц под захоронением было обнаружено два топора вместе с предметами из золота. Возможно, что эти находки в действительности являются более поздним кладом, а не погребальным инвентарем.

Топоры со скошенными лезвиями иногда приводятся в качестве доказательства того, что плоские топоры и некоторые мегалитические сооружения существовали в одно время. Коридорная гробница в Гавринисе (Морбиан) – хороший этому пример. Кроме того, не следует забывать, что плоские топоры положили начало изготовлению прекрасных имитаций, примеры которых обнаруживаются среди погребального инвентаря в больших курганах в регионе Карнак.

Редко когда рядом с плоскими топорами находятся другие предметы. Совершенно очевидно, что мы не должны принимать во внимание случаи, когда топоры были помещены в клады более позднего периода. Такой клад близ Нанта (Атлантическая Луара) представляет особый интерес. Наконечник копья был обнаружен здесь вместе с девятью плоскими топорами. Этот наконечник очень похож на кинжалы из комплекса культуры кубков и относительно часто встречается в халколитической культуре западной Иберии. Клад в Плогерно (Финистер) представляется более сомнительным. В нем содержались два плоских топора, два куска медной проволоки, изогнутые крюком, и шесть кинжалов, известных как кипрская разновидность. Вопросы вызывает именно наличие этих кинжалов, хотя в галерейной гробнице в Плевеноне (Кот-дю-Нор) было обнаружено очень похожее оружие, а вырезанные изображения кинжалов, которые очень напоминают настоящие кинжалы, украшают некоторые галерейные гробницы Бретани.



Рис. 16. Карта распространения плоских топоров 1 – изолированные находки, 2 – склады


С точки зрения металлургии следует заметить, что плоские топоры, как правило, изготавливались из мышьяковистой меди, содержание мышьяка порой доходило до 4 процентов. Тут есть определенная связь с халколитическими предметами, также изготовленными из меди с примесью мышьяка. Так, мы знаем о существовании плоского топора, обнаруженного в Финистере, структура которого почти идентична западноевропейскому кинжалу из Барненез, даже в отношении различных примесей. Присутствие мышьяка придает меди определенную твердость, и это соединение, стоит его нагреть, поддается ковке, в отличие от бронзы. Трудно поверить, что это рассчитанный сплав. Более вероятно, что эта комбинация является результатом эмпирического подбора руды с высоким содержанием мышьяка.

Географическое распространение плоских топоров на востоке ограничено рекой Вилен (рис. 16). Максимальная концентрация этих предметов совпадает с концентрацией мегалитов. В устье Луары также было найдено множество топоров, что связывает Бретань с Вандеей и Анжу – другими регионами, изобилующими плоскими топорами. Изучая как распространение плоских топоров, так и чаш, исследователи сталкиваются с тем, что наибольшая их концентрация оказывается на юге Арморики. Этот регион, должно быть, получал «прототипы», откуда бы они ни пришли, а уже затем они распространялись во внутренних районах Бретани.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Жаклин Симпсон.
Викинги. Быт, религия, культура

Вера Буданова.
Готы в эпоху Великого переселения народов

Гвин Джонс.
Викинги. Потомки Одина и Тора

Ю. Б. Циркин.
История Древней Испании
e-mail: historylib@yandex.ru
X