Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Пьер-Ролан Жио.   Бретонцы. Романтики моря

Глава 1. Страна

Существование доисторического населения Бретани определялось ее географическими условиями и особенностями. Однако, поскольку в то время политические границы, в нашем сегодняшнем понимании этого слова, не существовали, регион был более открыт внешним влияниям. Главная «природная» граница Бретани – море, которое составляет две трети ее периметра, – с той поры как люди освоили мореходство, как раз часто служила связующим звеном между соседними регионами. На многих этапах своей доисторической эпохи Бретань была ближе скорее к группе атлантических стран, чем к материковой Галлии. На страницах этой книги мы постоянно будем встречать свидетельства сдвига баланса между цивилизованным влиянием с континента и тем влиянием, что проникало через Ла-Манш (а также с Северного моря) и Атлантику через «Кельтское море» и «Гасконский залив». Более того, на территории, протянувшейся от Иберийского полуострова до Британских островов, встречаются регионы, такие, как Галиция и Корнуолл, условия в которых очень близки к бретонским.

НЕДРА

В действительности Бретань является частью древнего армориканского массива, сформированного в основном из кристаллических пород и палеозойских отложений, причем известковые отложения встречаются здесь довольно редко. Именно этим объясняется отсутствие в Бретани карстовых образований, за исключением тех, что возникли вследствие растворения и вымывания минералов грунтовыми водами. Будучи относительно слабо минерализованным, древний массив тем не менее содержит значительные запасы олова, свинца и железа, небольшое количество разрозненных залежей серебра и золота и совсем немного меди.

Кремневые породы встречаются только в мезозойских залежах, а также в морских отложениях на некотором отдалении от нынешней береговой линии (хотя морские течения могли, разумеется, до некоторой степени изменить ее). В третичный период в Бретани серьезно изменилась форма рельефа, в это же время сформировались кварциты и другие породы, служившие людям сырьем для изготовления различных изделий в течение разных доисторических эпох.

Наконец, в эпоху плейстоцена, перигляциальный процесс сыграл важную роль для Арморики, аккумулировав обломки горных пород на склонах и утесах. Тогда же происходило и отложение лёссовидных грунтов, в особенности на побережье Ла-Манша. Это явление оказало важное влияние на условия жизни древних обитателей региона.

РЕЛЬЕФ

Древний массив Бретани нельзя назвать горной местностью, поскольку в основном он едва ли превышает 200 метров над уровнем моря. Только в некоторых внутренних «горных» районах, возвышающихся на 250–384 метров, глаз отдыхает от монотонных равнинных пейзажей. Холмы легко задерживали дожди, и оттого над ними выпадали более обильные осадки и царила большая облачность, чем в долинах, они также испытывали на себе всю силу ветров.

ПОЧВА

Азональные, в небольшой степени подзолистые почвы Бретани можно причислить к «буроземам». Из-за отсутствия извести и фосфатов почва здесь в значительной степени щелочная. Вследствие этого останки животных и людей сохранились не очень хорошо. В большинстве мест над кристаллическими породами или палеозойским подпочвенным слоем есть серая почвенная прослойка. На глубине 10–20 сантиметров она теряет свой цвет из-за выщелачивания перегноя и окислов, которые часто перемещаются вниз и на определенной глубине образуют массивы. На побережье Ла-Манша условия другие: здесь можно говорить о слое лёсса или слое древнего ила.

В большинстве случаев во внутренних районах страны пахотный слой довольно тонкий, скрывающий скальные грунты, разрушенные или все еще относительно крепкие. Как следствие, условия для сохранения культурных слоев крайне неблагоприятные: при вспашке плуг крестьянина постоянно выворачивал перемешанные останки и орудия разных периодов, начиная с палеолита до наших дней. Только в нетронутых местах можно обнаружить культурные слои в большей или меньшей степени сохранности.

РАСТИТЕЛЬНОСТЬ

Бретонская флора по своей сущности атлантическая. Однако растительность, покрывающая область сегодня, не дает никаких представлений о тех растительных формах, что существовали в Бретани в доисторические и относящиеся к ранней истории периоды. Теперь не более пяти или, может быть, десяти процентов территории полуострова покрыто лесами. Исчезновение лесов до некоторой степени скрадывается зарослями кустарника (в качестве живых изгородей) и подлесков, однако это лишь результат культивации. Неплодородные почвы или те, что были обеднены в результате вырубки леса (а следовательно, стали защелачиваться), превратились в вересковые пустоши, где начиная с XIX века высадка хвойных деревьев привнесла некоторое разнообразие в равнины, поросшие вереском, утёсником и ракитником. Но все это результат традиционной сельскохозяйственной эксплуатации, основанной на севообороте.

Из анализа пыльцы мы получаем мало информации, а та, что все-таки доступна нам, уводит нас не дальше неолита. Вкупе с геоботаническими данными и сравнением с регионами с более или менее похожими условиями мы в состоянии составить приблизительное представление об изменениях в мире растений, произошедших в течение последнего тысячелетия. Флора Бретани состояла в основном из широколиственных деревьев, зеленеющих летом и сбрасывающих листву зимой.

В эпоху мезолита, в течение добореального периода, климат все еще оставался засушливым и холодным. Уровень моря был на 15–20 метров ниже современного, что позволяло деревьям продвинуться к берегам. Преобладали в основном береза и ива (есть свидетельства того, что на востоке Армориканского полуострова существовали хвойные деревья, однако, поскольку пыльца хвойных растений легко переносится ветром, весьма возможно, она прибыла с Британских островов).

В течение бореального периода во внутренних районах Бретани продолжал главенствовать засушливый континентальный (ксеротермальный) климат, в то время как на побережье преобладал океанический. Смешанные дубовые и ореховые леса появились одновременно, вместо того чтобы следовать один за другим.

В донеолитическую эпоху, в течение атлантического периода, климат был теплым и влажным, а потому преобладали смешанные дубовые леса, достигшие своего максимального распространения. Во внутренних районах березы стали встречаться реже, и пыльца хвойных, возможно занесенная ветром извне, постепенно исчезает. Собственно, в эпоху неолита возросло количество ольховых лесов, соседствующих с дубовыми. Ольха в основном росла возле торфяников и в сырых низинах, но почти не встречалась на обдуваемом всеми ветрами побережье. На сухой почве росли дубовые леса с подлеском или участками орешника. В менее плодородных зонах распространение получили пустоши с преимущественно торфяной почвой. На побережье среди дубов встречались вязы. Вмешательство человека повлекло за собой вырубку леса и его сжигание и разведение на этом месте овец, коров и свиней, которые поедали молодые побеги.

В конце неолита и мелового периода, а также в бронзовый век, в течение суббореального периода, климат стал суше и холоднее, и эта перемена соответствовала второй волне распространения орешника, а также приросту берез во внутренних районах полуострова. Временами там, должно быть, выпадало большое количество атмосферных осадков из-за близости к морю. Уровень моря, медленно повышавшийся с эпохи палеолита, постепенно сокращал площадь суши, расположенной у подножий древних скальных утесов, превращая полуострова в острова и одинокие скалы.

В конце бронзового и во время железного века, в субатлантический период, дожди стали более обильными. Буки и грабы, ранее встречавшиеся довольно редко, стали появляться на востоке и во внутренних областях региона. Ольха же, наоборот, реже. Из районов торфяных болот стали исчезать леса. Во внутренних районах возрастает количество буковых рощ и снова появляется береза. Дуб приходит на смену ольхе на побережье, где повышающийся уровень моря начинает наступать на низины.

В течение позднего субатлантического периода вырубка леса стала повсеместным явлением, что было связано с развитием земледелия и распространением лугов и пустошей. В южных областях, где сохранился старый лес, верх одержал бук, смешавшийся с обычным дубом. В период Средневековья уровень моря, по всей видимости, достиг своего максимума. Но не только морской прилив разрушил многие доисторические памятники и поселения, расположенные на побережье, но также и песок, сформировавший величественные дюны на том месте, где произрастали типичные растения.

ФАУНА

То немногое, что нам известно о дичи, на которую охотились наши предки, говорит о существовании млекопитающих, обычных для лесов умеренного пояса. В период мезолита водились бобры и дикие кошки. Последние волки были уничтожены в конце XIX века, однако у нас нет доказательств их существования во время последних доисторических периодов. Судя по той частоте, с которой во время раскопок археологи находят останки представителей китообразных, они, должно быть, часто выбрасывались на берег.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Мария Гимбутас.
Балты. Люди янтарного моря

Р. И. Рубинштейн.
У стен Тейшебаини

Томас Даунинг Кендрик.
Друиды

Дэвид М. Вильсон.
Англосаксы. Покорители кельтской Британии

Гордон Чайлд.
Арийцы. Основатели европейской цивилизации
e-mail: historylib@yandex.ru
X