Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Б. А. Тимощук (отв. ред.).   Древности славян и Руси

Л. А. Голубева. Девочки-литейщицы

Находки инструментов для литья в женских погребениях Подболотьевского могильника муромы позволили В. А. Городцову предположить, что «многие из металлических украшений, к которым так неравнодушны были древние подболотьевские женщины, изготовлены их же руками»1.
Б. А. Рыбаков объяснил интерес финно-угорских женщин к литейному делу распространением на северо-востоке Европы «стиля шумящих подвесок», которые изготовлялись в технике литья по восковой модели. Приготовление последней из провощенных нитей было близко исконным женским рукоделиям: вязанью, плетению и вышиванию; сам процесс литья происходил в домашних условиях, на очаге. Эти обстоятельства обеспечили в определенный период монополию женщин в литейном производстве. Б. А. Рыбаков впервые поставил вопрос о женском ремесленном литье как социальном явлении и определенном этапе в истории литейного ремесла у финно-угров, который он датировал VIII—X вв.2
Известный в настоящее время обширный археологический материал позволяет расширить хронологические рамки этого этапа в пределах второй половины I тысячелетия н. э. — первых веков II тысячелетия3.
Погребения женщин-литейщиц известны на территории веси, мери, мари, муромы, мордвы; обнаружены они и у камских финнов. У финнов Поволжья археологами выявлено более 100 погребений женщин-литейщиц (табл. 1). Любопытно, что на рассматриваемой территории вплоть до X в. мужские погребения с орудиями литья неизвестны, хотя погребения кузнецов встречались неоднократно. Погребения мужчин-литейщиков появляются только в X—XI вв. Используя более прогрессивную технологию — литье в специальных сооружениях — кузнечных или литейных горнах, мужчины начали вытеснять женщин из сферы литейного ремесленного производства.

Наряду с погребениями взрослых литейщиц на территории муромы, мордвы, мари и мери открыты и погребения девочек с орудиями литья. Их известно пока 10. Несмотря на малочисленность, эти погребения впервые позволяют поставить вопрос об ученичестве в эпоху распространения женского ремесленного литья. Общеизвестно, что обучение девочек рукоделию происходило в семье с малолетства. Погребения девочек с льячками и формочками — несомненные свидетельства раннего приобщения к литейному делу — это погребения учениц. Можно думать, что в условиях домашнего производства женщины-ремесленницы готовили помощниц и будущих мастериц прежде всего из членов семьи.
Наиболее ранние погребения девочек-литейщиц датируются VI— VII вв. Одно из них обнаружено А. Ф. Дубыниным в 1947 г. при раскопках Малышевского могильника в Селивановском р-не Ивановской обл.— земле муромы. В могиле 76 было два захоронения — мужчины и девочки-подростка. У головы девочки были льячка и шило. Датирующими находками являются красные настовые бусы и пряжка «готского типа»4

Таблица 1  Погребения женщин-литейщиц VI — начала XIII в.
Таблица 1 Погребения женщин-литейщиц VI — начала XIII в.

Второе погребение открыто А. X. Халиковым в 1951 г. при раскопках могильника у д. Мари-Луговое (Марийская АССР). В могиле 35 было также двойное захоронение: женщины и девочки-подростка. У тазовых костей девочки положена льячка. Датируют погребение принадлежавшие девочке красные пастовые бусы5.
Пять погребений девочек-литейщиц, относящихся к IX — началу XI в., обнаружены в могильниках муромы — Подболотьевском и Малышевском. В Подболотьевском могильнике В. А. Городцовым раскопаны два детских погребения с орудиями литья. В погребении 69, принадлежавшем, по определению исследователя, девочке лет 12, слева от черепа лежали тигель, половинка литейной формы и льячка6. В могиле 149 была захоронена девочка лет 10 с льячкой у ног7. Оба погребения относятся к X в.
При раскопках Малышевского могильника было открыто четыре погребения маленьких литейщиц. Об одном, самом раннем (погребение 76) мы говорили выше. Погребение 17, датированное А. Ф. Дубыниным IX в., принадлежало девушке-подростку. У ее головы были положены разбитые глиняные формочки, опрокинутая льячка, нож, шильце8. Погребение 193 — трупосожжение. По размерам обгоревших костей А. Ф. Дубынин определил его принадлежность девушке-подростку. Вместе с костями лежали льячка с застывшим металлом, две формочки, три шила. Среди украшений был серебряный дирхем-подвеска. Дата погребения — X в.9
В краткой публикации о раскопках могильника в 1947 г. А. Ф. Дубынин сообщил, что было открыто четыре женских погребения с льячками и формочками, «из них одно детское»10. По отчету устанавливаем, что детское погребение с льячкой находилось в могиле 72. Судя по украшениям, погребение принадлежало девочке.
По изданиям и полевым отчетам удалось установить одно погребение девочки-литейщицы у мордвы. В могиле 7 Крюково-Кужновского могильника находились кости двух трупосожжений, совершенных на стороне — женщины и девочки (кости последней лежали слева). Кости той и другой были уложены отдельно и в определенном порядке: к юго-востоку и наверху лежали черепные, плечевые кости, к северо-западу и ниже — бедреные, берцовые. В таком же порядке были расположены и украшения.

У девочки они состояли из бус, двух кольцевидных пряжек и подвески. Тут же находились маленький глиняный тигель и половинка глиняной формочки для отливки оловянных пуговиц (именно в этой формочке были отлиты пуговицы, украшавшие подол одежды женщины). В «головах» (девочки?) лежал сломанный и согнутый слиток олова11. Дата погребения — X в.
Все погребения, о которых говорилось выше, были совершены в грунтовых могилах. Еще два захоронения девочек-литейщиц известны в курганах. В Михайловском могильнике под Ярославлем, курган 6, раскопанный в 1938 г., содержал два погребения. Более раннее, на материке, принадлежало молодой женщине, труп которой был сожжен на месте. В насыпи кургана были захоронены сожженные на стороне кости девочки и льячка. В. А. Мальм отнесла это погребение к финским и датировала X в.12

Отражением финских традиций является и захоронение девочки с литейными формочками в кургане XIII в. близ г. Вереи у д. Митяево Московской обл.13 Пять каменных формочек предназначались для отливки крестиков, круглой подвески, трехбусинного височного кольца и др. Среди славянских древностей это погребение аналогов не имеет.
Как можно себе представить процесс обучения девочек-литейщиц? Вероятно, он был длительным и главное значение в нем имела наглядность. Под руководством опытных мастериц девочка осваивала как изготовление моделей для литья из провощенных нитей, так и процессы сборки мелких металлических деталей для украшений, выполнявшихся в технике филиграни. Полагаю, что учениц не держали только на подсобных работах. Со временем они осваивали также секреты плавки металла и разливки его в формы, участвуя, таким образом, в получении конечного продукта — готового изделия. В этом нас убеждает то обстоятельство, что льячки и формочки из погребений 10—12 учениц — это рабочие инструменты. Их набор и расположение в погребениях совпадают с деталями погребального обряда взрослых литейщиц.
Можно предположить, что самый ранний период приобщения девочек к литейному делу начинался с игры. При раскопках Крутика — поселения веси X в. в верхнем течении Шексны — у очагов, где работали женщины-литейщицы, вместе с рабочими тиглями и льячками найдены миниатюрные тигельки и льячки, не бывшие в огне14. Вероятно, они служили игрушками или своего рода наглядными пособиями для девочек — будущих литейщиц.



1 Городцов В. А. Археологические исследования в окрестностях Мурома в 1910 г.// Древности. 1914. Т. 24. С. 32.
2 Рыбаков Б. А. Ремесло древней Руси. М., 1948. С. 90-94.
3 Голубева Л. А. Женщины-литейщицы: (К истории женского ремесленного литья у финно-угров) // СА. 1984. № 4. С. 75-89.
4 Дубинин А. Ф. Отчет археологической экспедиции Ивановского государственного педагогического института, 1947 г. // Арх. ИА АН СССР. 1948. Р — 1, 35.
5 Халиков А. X. Мари-Луговской могильник//Труды Марийской археологической экспедиции. Йошкар-Ола, 1962. Т. 2. С. 168.
6 Городцов В. А. Археологические исследования... С. 95, 96.
7 Там же. С. 116.
8 Дубинин А. Ф. Отчет об археологических исследованиях в Ивановской области в 1938 г. // Арх. ЛОИА АН СССР. 1938/34. Ф. 35.
9 Дубинин А. Ф. Отчет археологической экспедиции...
10 Дубинин А. Ф. Раскопки Малышевского могильника//КСИИМК. 1949. Вып. 27. С. 95.
11 Иванов П. П. Материалы по истории мордвы VIII—XI вв. Моршанск, 1952. С. 13-14.
12 Ярославское Поволжье X-XI вв. М., 1963. С. 33, 139.
13 Арциховский А. В. Митяевские литейные формы // Техника обработки камня и металла. М., 1930.
14 Голубева Л. А. Женщины-литейщицы. С. 86, 87, рис. 4.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Мария Гимбутас.
Славяне. Сыны Перуна

Игорь Коломийцев.
Славяне: выход из тени

Галина Данилова.
Проблемы генезиса феодализма у славян и германцев

А.С. Щавелёв.
Славянские легенды о первых князьях

Б. А. Тимощук (отв. ред.).
Древности славян и Руси
e-mail: historylib@yandex.ru
X