Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Б. А. Тимощук (отв. ред.).   Древности славян и Руси

А. 3. Винников. Славянские поселения на р. Воронеже

В исследованиях Б. А. Рыбакова, посвященных Киевской Руси, памятникам донских славян уделяется немало места. Рассматривая этот район как восточные рубежи славянского мира, он, с одной стороны, подчеркивает их своеобразие, связанное с окраинным положением, с другой — отводит немалую роль этой группе славянского населения и их соседям в общеисторическом процессе, протекавшем в восточноевропейской лесостепи в последних веках I тысячелетия н. э. Особое внимание Б. А. Рыбаков уделяет памятникам, расположенным на р. Воронеже, рассматривая один из них — городище у Михайловского кордона как город Вантит в стране вятичей — пограничный торговый пункт на пути из Волжской Болгарии в Киев1.
Исследования памятников донских славян показали, что они в целом являются неотъемлемой частью восточнославянского мира. Обладая многими общими чертами материальной и духовной культуры с другими восточнославянскими группировками, сами они не представляют по многим показателям полного единства. В этом отношении особый интерес представляют поселения и могильники, расположенные на р. Воронеже, специфика которых уже отмечалась исследователями2 (рис. 1).
Археологическое исследование этих поселений началось в конце 20-х годов экспедицией ГАИМК, которая в 1928 г. провела небольшие раскопки на городище у Михайловского кордона3. Были раскопаны две полуземлянки. Получена небольшая коллекция керамики, главным образом славянской, а также фрагменты гончарного красноглиняного кувшина и гончарного горшка с линейно-волнистым орнаментом салтово-маяцкой культуры.
Небольшие работы были проведены и на Кузнецовском городище, где заложено два раскопа общей площадью 135 кв. м. Открыты жилые помещения и металлообрабатывающие мастерские, обнаружены новые виды посуды4. Затем в 30-х годах сотрудниками Воронежского областного краеведческого музея на данном городище были осуществлены охранные раскопки во время строительства санатория им. М. Горького. Было исследовано около 30; построек различного характера: жилые, производственные, хранилища. Собрана интересная коллекция вещей, которая, к сожалению, почти вся пропала в годы Великой Отечественной войны, а результаты этих работ получили лишь частичное освещение в литературе5.

Рис. 1. Поселения и могильники
Рис. 1. Поселения и могильники
1, 2 — с. Шилово; 3, 4 — г. Воронеж (южная окраина); 5 — г. Воронеж («Акатова поляна»); 6 — г. Воронеж (стадион «Динамо»); 7, 8 — санаторий им. М. Горького («Кузнецова дача»); 9—11 — г. Воронеж (урочище Лысая гора); 12 — г. Воронеж (урочище Михайловский кордон); 13—16 — г. Воронеж (урочище Белая гора); 17 — с. Чертовицкое; 18—19 — с. Староживотинное; 20, 21 — Рамонь; а — поселение; б — могильник


В 50-х — начале 60-х годов археологами на р. Воронеже были открыты некоторые новые памятники и сделаны интересные наблюдения на уже известных. На территории Лысогорского могильника в обнажении берега был прослежен незначительный культурный слой и остатки полуземлянки с печью-каменкой6. Курганному могильнику предшествовало неукрепленное поселение. Керамика, найденная в полуземлянке, отличается архаичностью: орнамент по тулову в виде налепных шишечек, слабая профилированность форм. На Лысогорском курганном могильнике7 отмечено и бескурганное погребение, вероятно связанное с более ранним селищем. Палеоботаническое исследование подкурганных погребенных почв на Лысогорском могильнике было сделано Б. П. Ахтырцевым. Он определил, что эти почвы подвергались сельскохозяйственной обработке, в них даже были обнаружены угольки, возможно связанные с подсечно-огневым земледелием. В верхнем течении реки Воронеж у с. Ярлуково в Липецкой обл. открыто полуземляночное жилище с керамическим комплексом, предшествующим боршевской керамике8.
Ранние волны славянского заселения прослеживаются не только на р. Воронеже, но и в более восточных районах. Из поселения Дрониха на р. Битюге в Таловском р-не Воронежской обл. получена очень интересная коллекция славянской керамики, орнаментированной только по верху венчика вдавлениями палочки, пальца. По общему облику она близка к ранним типам керамики Луки-Райковецкой9. В 1983 г. у хутора Ендовский в Волгоградской обл. на Хопре Г. Е. Афанасьев обнаружил бескурганное погребение по обряду трупосожжения в сосуде, форма которого близка к керамике донских славян и находит аналогии в керамике памятников типа Луки-Райковецкой. Одно поселение со славянской керамикой, близкой к найденной на поселении Дрониха, обнаружено К. Ю. Ефимовым в 1983 г. на р. Карачан у д. Васильевки в Грибановском р-не Воронежской обл.
Таким образом, начало освоения славянами бассейна Дона, в том числе и р. Воронеж, было положено выходцами с Днепровского Правобережья, вероятно, в VIII в. Это были незначительные проникновения отдельных групп. Массовое заселение славянами р. Воронеж, принесшими и курганный обряд погребения, происходило несколько позднее — в IX в. Об этом свидетельствуют раскопки городищ и курганных могильников, проведенные в последние годы.
Интересные результаты дали исследования 1 Белогорского городища10. Оно расположено на высоком мысу размером 110x370 м и имеет три линии оборонительных сооружений. Раскопки внутренней (первой) линии выявили остатки деревянной оборонительной стены, снаружи присыпанной землей. Впереди был выкопан ров. Деревянная стена имеет сходную с аналогичными сооружениями на других славянских памятниках конструкцию11. На городище раскопана одна наземная жилая постройка, девять полуземляночных жилищ, более 20 ям хозяйственного назначения. Почти все полуземлянки имеют каркасно-столбовую конструкцию стен. В жилищах отопительные устройства двух типов: печи, сложенные из глины и камней, характерные для славянских жилищ, и открытые очаги, обложенные камнями, составляющие одну из особенностей жилищ населения салтово-маяцкой культуры.
На городище обнаружена металлообрабатывающая мастерская, где найдены кузнечные клещи, точильные камни, костяное острие, массивная каменная наковальня. Находки с I Белогорского городища представлены изделиями из металла (топор, пробойник, серп, обломок наральника, рыболовные крючки, ножи, наконечники стрел, долота и т. д.), кости (иглы, проколки, амулеты, лощило), а также украшениями (бронзовый перстень со стеклянной вставкой, височное перстнеобразное колечко с несомкнутыми концами, серебряный гребешок с двумя лошадиными головами, повернутыми в противоположные стороны).
Заслуживает специального рассмотрения керамический комплекс I Белогорского городища. Он представлен посудой лепной, гончарной и лепной правленной на круге. Лепная посуда — обычная славянская (горшки, миски, сковородки, противни), аналогии которой можно найти как на памятниках донских славян, так и на поселениях Поднепровья, включая памятники Луки-Райковецкой. Но процент керамики, орнаментированной веревочным штампом, значительно меньший по сравнению с донскими поселениями12. Гончарная керамика в основном салтово-маяцкая (горшки, кружки, кувшины, амфоры). На I Белогорском городище представлены как салтовские кухонные горшки, так и некоторые формы горшков, заимствованные у алано-болгарского населения. Полуземлянки с открытыми очагами, салтовская кухонная керамика свидетельствуют о наличии населения салтово-маяцкой культуры на славянском городище. Алано-болгары не изменили коренным образом технологию изготовления славянской посуды, но оказали определенное воздействие на керамическое производство славянского населения.
В 1976 г. небольшие раскопки были проведены на II Белогорском городище, расположенном в 1 км к югу от I Белогорского. В культурном слое и в выявленной полуземляночной постройке встречена в основном славянская керамика без веревочного орнамента. Салтовской кухонной керамики нет, но имеется несколько фрагментов от гончарных кувшинов.
В последние годы ведутся раскопки на Животинном городище у с. Ста роживотинное Рамонского р-на Воронежской обл. Городище занимает мыс правого берега р. Воронежа. Здесь исследовано более 30 жилищ, 100 хозяйственных ям и погребов. Жилища представляют собой полуземлянки прямоугольной или квадратной формы размером 9—30 кв. м. В материк углублены на 0,25—1 м. Печи трех типов: каменки; комбинированные — нижняя часть сделана на материковом останце, а верх из камня; целиком из глины. Почти все жилища имеют столбовую конструкцию, материковый пол, лишь в некоторых случаях (там, где материк — песок) покрыт деревянными плахами, от которых сохранились угольные прослойки.
На городище собрана большая коллекция вещей из металла (ножи, рыболовные крючки, долота, пробойники, наконечники стрел, копий и т. д.), глины (пряслица, грузила, различные поделки), кости (проколки, кочедыки, амулеты, изделия из обработанного рога), стекла (бусы, браслеты), из цветных металлов (перстни, обломки браслетов, серьги и т. д.).
В коллекции керамики из Животинного городища очень мало сосудов с веревочным штампом (менее 1%); кухонная салтовская посуда представлена лишь несколькими фрагментами тарной посуды (кувшины, амфоры, пифосы). Здесь впервые на славянских памятниках Донского бассейна выявлена раннегончарная керамика, которая является результатом эволюционного развития местного керамического производства.
Некоторые элементы использования донскими славянами примитивного гончарного круга, а точнее, поворачивающихся подставок отмечались и ранее, но только на Животинном городище имеется керамика, которую и типологически и по технологии производства можно отнести к ранней круговой посуде, которая датируется концом X — началом XI в.
Славянская керамика с Животинного городища очень близка керамике типа Луки-Райковецкой.
Подводя итоги исследования славянских поселений на р. Воронеже, необходимо подчеркнуть определенное своеобразие каждого из них в отличие от донских городищ, в культуре которых наблюдается значительно большее единство. На всех поселениях на р. Воронеже имеется салтово-маяцкая керамика, но лишь на I Белогорском встречены кухонные салтовские горшки, изготовленные в домашних условиях, свидетельствующие о проживании алано-болгарского населения и славян на каком-то этапе совместно. На других городищах (Кузнецовском, II Белогорском, Михайловский кордон, Животинном) выявлена, за редким исключением, только тарная посуда: кувшины, пифосы, амфоры, свидетельствующие о торговых связях славян с отдельными районами алано-болгарского мира, в том числе, возможно, и с Волжской Болгарией. Незначительный процент славянской керамики с веревочным штампом на I Белогорском городище и почти полное ее отсутствие на Животинном городище дают возможность говорить о некотором своеобразии славянской керамики воронежских городищ. П. Н. Третьяков, основываясь на материалах раскопок славянских поселений на Дону, определил веревочный штамп на посуде как один из главных этнографических признаков донских славян, выделяющих их керамику из раннесредневековых синхронных славянских древностей13. Этот тезис остается верным в известной стенени только для донских городищ (Большое и Малое Боршевские, Титчихинское («Трудень»).
Славянское население на воронежских городищах по составу отличалось от собственно донских славян, известных нам по раскопкам Боршевских городищ и могильника, Титчихинского городища. Отличия весьма рельефно проявляются прежде всего в погребальном обряде. Для Боршевского могильника характерны деревянные погребальные конструкции в виде камеры и оградок, которые прослежены почти во всех курганах. Они позволяют связывать происхождение этой группы населения с верхнеокскими вятичами. В воронежских курганах нет такой стабильности погребального обряда. Здесь он представлен различными вариантами. Не останавливаясь подробно на характеристике этих вариантов, так как они освещены в литературе14, отметим, что курганы с деревянными конструкциями здесь составляют в среднем лишь около 12%, а на отдельных могильниках их вообще нет. Но даже там, где они есть, они значительно отличаются своей более упрощенной конструкцией. При этом многие черты погребального обряда, выявленные в воронежских курганах, близки к особенностям славянских курганов Днепровского Правобережья типа Луки-Райковецкой15: большинство содержит одиночные захоронения, даже те, которые имеют деревянные камеры; помещение остатков кремации на погребенной почве независимо от того, где было трупосожжение — на стороне или на месте; захоронения в ямках; наличие в основании насыпи золисто-угольных площадок как свидетельство специального ритуала, иногда вместо костра в основании насыпи разбросаны угли и зола, вероятно принесенные с погребального костра.
Таким образом, районом, откуда в последней четверти I тысячелетия н. э. неоднократно осуществлялось перемещение славян на р. Воронеж, являлось Днепровское Правобережье. Не исключается и наличие вятического населения в рассматриваемом регионе. Погребальные камеры в ряде воронежских курганов более поздние по сравнению с камерами Боршевского могильника и появились они на р. Воронеже в результате переселения сюда части населения с р. Дон, которое могло произойти во второй половине X в. в связи с отходом славян с Дона под давлением кочевников. Были здесь и отдельные группы салтово-маяцкого населения, появившиеся, вероятно, в начале X в.16



1Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII—XIII вв. М., 1982. С. 183, 259.
2Москаленко А. Н. К вопросу о погребальном обряде древнерусского населения среднего и верхнего Дона//МИА. 1970. № 176. С. 109-110; Винников А. 3. Славянские курганы лесостепного Дона. Воронеж, 1984.
3Ефименко П. П., Третьяков П. Н. Древнерусские поселения на Дону//МИА. 1948. № 8. С. 107-109.
4Там же. С. 91-101.
5Там же. С. 102-109; Москаленко А. Н. Славяне на Дону. Воронеж, 1981. С. 31-35.
6Москаленко А. Н. Изучение славянских археологических памятников в бассейне верхнего и среднего Дона//Славянский сборник. Воронеж, 1958. № 1: Выпуск исторический. С. 143.
7Винников А. 3. Славянские курганы... С. 49-50.
8Комаров К. И. Находка раннеславянской керамики на верхнем Дону//КСИА. 1972. Вып. 129.
9Синюк А. Т. Отчет к Открытому листу № 584 о раскопках поселения Дрониха Таловского р-на Воронежской обл. в 1980 г. // Арх. ИА АН СССР.
10Винников А. 3. Славянское городище на Белой Горе под г. Воронежем//Из истории Воронежского края. Воронеж, 1977. Вып. 6.
11Тимощук Б. О. Слов'яни Пивнiчноi Буковини V-IX ст. Киiв, 1976. С. 82.
12Винников А. 3. Орнаментация боршевской керамики//Древняя Русь и славяне. М., 1978.
13Третьяков П. Н. Об истоках культуры роменско-боршевской древнерусской группировки // СА. 1969. № 4. С. 83.
14Винников А. 3. Славянские курганы... С. 45.
15Тимощук Б. А., Русанова И. П., Михайлина Л. П. Итоги изучения славянских памятников Северной Буковины V—X вв.//СА. 1981. № 2; Русанова И. П. Погребальные памятники второй половины I тысячелетия н. э. на территории северо-западной Украины//КСИА. 1973. Вып. 135; Тимощук Б. А. Слов'яни Пивнiчноi Буковини... С. 94.
16Плетнева С. А. О связях алано-болгарских племен Подонья со славянами в VIII— IX вв.//СА. 1962. № 1. С. 94.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В.Я. Петрухин, Д.С. Раевский.
Очерки истории народов России в древности и раннем Средневековье

Галина Данилова.
Проблемы генезиса феодализма у славян и германцев

Алексей Гудзь-Марков.
Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв

под ред. Б.А. Рыбакова.
Славяне и их соседи в конце I тысячелетия до н.э. - первой половине I тысячелетия н.э.

Д. Гаврилов, С. Ермаков.
Боги славянского и русского язычества. Общие представления
e-mail: historylib@yandex.ru
X