Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Б. А. Тимощук (отв. ред.).   Древности славян и Руси

Д. Овчаров. Дворцовая церковь в Преславе и некоторые особенности болгарских раннесредневековых базилик

С принятием христианства в 864 г. в болгарских землях появляется новый архитектурный тип— христианская церковь и сразу занимает основное место в средневековом строительном искусстве. В период, охватывающий конец IX — начало XI в., т. е. в эпоху Первого болгарского царства, было построено большое количество церквей и до наших дней сохранились остатки свыше 120. Самая большая из них группа — это церкви базиликального (свыше 40) и крестовокупольного плана (свыше 30)1.
Появление и утверждение базиликального плана в культовом строительстве в то время, когда базилика в Византии давно уступила место купольным строениям, является многозначительным фактом, заслуживающим специального рассмотрения. Суть этого факта состоит в появлении в болгарской культуре архаических особенностей, что можно отметить и в остальных областях архитектурного наследства — гражданского и военного Это возобновление восточных старохристианских традиций2 можно объяснить только отличным от константинопольского пути развития3.

Рис. 1. Дворцовая церковь в Преславе. План
Рис. 1. Дворцовая церковь в Преславе. План

Интересным примером в этом направлении является открытая и раскопанная в последние годы базиликальная Дворцовая церковь в Преславе. Она находится в 50 м южнее Царского дворца и является центральной постройкой обширного архитектурного комплекса, состоявшего, кроме нее, из огражденной епископской, а позже архиепископской резиденции, второй небольшой церкви-часовни, большой бани, сложной сети водопроводов и каналов.
В строительстве базилики прослеживается несколько периодов, во время которых она меняла свои пространственные и плановые характеристики. Для первого периода характерны наиболее чистые формы и пропорции.

Церковь представляет собой трехнефную базилику классического типа. Она снабжена тремя апсидами и однопространственным нартексом (рис. 1). Ее длина 32 м, ширина 16 м. Базилика была построена из крупных известняковых квадратов, как и остальные строения в Преславе (крепостные стены и Царский дворец). К сожалению, стены ее полностью разрушены и камни разграблены во время османского владычества. На месте стен сохранились только небольшие остатки первого, реже — второго ряда кладки. План церкви отчетливо прослеживается по мощному фундаменту, состоявшему из крупных необработанных камней, положенных в траншеях глубиной 1,6 м, дно которых было укреплено вбитыми в землю деревянными колышками. Характерной особенностью является заполнение внутренности церкви насыпью, которая достигала уровня второго ряда каменной кладки.
Толщина стен в их нижней части значительна (1,8—1,9 м), очевидно, эти стены поддерживали мощные своды. Об этом свидетельствуют и большие пилястры (1>5Х1,5 м), являвшиеся в сущности контрфорсами.

Главный вход в церковь находился в западной стене притвора, а внутрь входили через один или три небольших входа, расположенных против центрального и боковых нефов. Находки базы и капители колонны, мелких осколков каменных рельефов стенной облицовки говорят о скромном декоре церкви, что является признаком раннего ее происхождения.
Архитектурные исследования и обмеры базилики указывают, что она подчинялась четко подсчитанным и последовательно примененным строительным концепциям. Были использованы одновременно две основные системы пропорций — геометрическая (Золотое сечение) и арифметическая4. Соотношение между шириной центрального нефа и боковыми нефами 2:1. Основной модуль строения предполагает расположение четырех или пяти массивных колонн, поддерживавших свод над центральным нефом. Судя по размерам сохранившейся оригинальной базы с верхним диаметром 0,70 м, высота колонн была около 4 м (при соотношении высоты к диаметру 5:1 или 6:1 м).

По своему плану Дворцовая церковь находит близкие аналогии в двух давно известных базиликах Преслава. Первая из них находится в пределах Внешнего города (так называемого Гебе клисе) и отличается такими же приблизительными размерами (32X20 м)5. Размеры второй, находившейся в 4—5 км от старого города (Сакалова могила), аналогичны (31,80X20,70 м)6. У этих базилик, определенных как монастырские, такие же массивные стены, как и у Дворцовой церкви. Они также относятся к архитектурному типу, который, как увидим дальше, появился в самом начале церковного строительства в Преславе и послужил исходным пунктом дальнейшего развития базиликального плана. Основное отличие указанных двух базилик от Дворцовой церкви состоит в том, что их фасады ровные и нерасчлененные, тогда как у Дворцовой церкви появляются контрфорсы с юга, севера и запада. Это одна из характерных черт, которая встречается очень редко в болгарских землях в этом периоде. Объяснение указанной особенности ведет нас к важным выводам и заключениям.
У Дворцовой церкви обнаружено всего 18 контрфорсов (по 7 на северной и южной стенах и 4 на западной). Северные и южные расположены симметрично один против другого. Расстояние между контрфорсами одного /ряда различное и варьирует от 1 до 2,20 м. Квадратные в плане контрфорсы чередуются с закругленными в своей передней части контрфорсами. С запада на восток после каждых двух квадратных контрфорсов следует полукруглый. В восточном конце ряд заканчивает одинокий квадратный контрфорс. Четыре контрфорса западного фасада расположены симметрично по отношению к центральной продольной оси базилики. Ближе один к одному поставлены два центральных, которые наверное обрамляли вход в церковь.

По поводу высоты контрфорсов можно высказать два предположения. Возможно, они заканчивались аркадой, но не исключено, что они возвышались до уровня крыши боковых нефов. Для эстетического восприятия фасада вполне возможно, они в верхней части были меньших размеров, и это делало их более изящными и стройными. Однако аналогии, на которых мы остановимся ниже, указывают, что у контрфорсов были одинаковые размеры как вверху, так и у основания. Таким образом, внешняя поверхность стены имела монументальный вид.
Появление описанной нами системы контрфорсов трудно объяснить, так как в это время она не встречается ни в болгарских землях, ни в Византии. У одного только памятника можно наметить похожие черты. Это построенная в 889 г. монастырская церковь у с. Равна Варненского округа, где в разных соотношениях и с другими размерами, но в аналогичном Дворцовой церкви виде, применили контрфорсы на южной и северной стенах7. Все это вызывает необходимость поисков первоисточника этого архитектурного плана и пути, по которому он достиг Болгарии.

Очень важны для разрешения поставленной проблемы сохранившиеся в северо-западной части Балканского полуострова церкви.
Это преимущественно базилики, обнаруженные в Далмации и по Адриатическому побережью. Установлено, что они происходят от ранневизантийских культовых построек, самым показательным из которых является мавзолей у Марусинака (рис. 2). Это прямоугольное строение простого плана, заканчивающееся в восточной части глубокой апсидой. Со всех сторон к нему были пристроены контрфорсы квадратного плана, но в четырех углах они были более длинными и пятиугольной формы. Считают, что этот тип строения ведет свое начало с Ближнего Востока, от месопотамских и сиро-палестинских образцов8.

Рис. 2. Мавзолей у Марусинака (Далмация)
Рис. 2. Мавзолей у Марусинака (Далмация)

При дальнейшем развитии непрерывной архитектурной традиции в землях Далматинского побережья появляется большое количество церквей. Из них меньшие по размерам сохраняют квадратные контрфорсы, тогда как у больших и внушительных базилик появляются контрфорсы с округленной передней частью. Контрфорсы расположены симметрично на южных, северных и западных фасадах, как и в Дворцовой церкви Преслава. Разница состоит лишь в том, что у каждой из далматинских церквей контрофорсы только одного вида, тогда как в Преславе в правильной последовательности присутствуют указанные два вида — прямоугольный и округленный в передней части. Несомненно, это отличие можно истолковать как дальнейшее развитие и обогащение описанной нами системы контрфорсов.
Возникает вопрос — каким образом восточное влияние могло проникнуть в Болгарию с запада? Можно считать доказанным, что раннеболгарская архитектура испытала на себе воздействия разных ранневизантийских местных, закавказских и североадриатических образцов. Но можно указать на некоторые раннехристианские особенности алтарной части, которые показывают существенное отступление от нормы Константинополя и подчиняются прежде всего древней сирийской литургике9. Появление мартирия князя Бориса в Большой базилике первой болгарской столицы Плиска также можно считать проявлением ранневизантийской традиции, подкрепленной богослужебно-строительными представлениями старохристианского Востока (Сирия, Палестина, Египет) и нашедшими широкое применение в Константинополе, Восточном Илирике, Эпире, Фессалии, на Адриатическом побережье и в Ломбардии10. Подобное старохристианское воздействие можно указать и в раннеболгарской каменной пластике, в преславской художественной керамике11, а также в живописи и литературных памятниках12. Этим же можно объяснить и появление системы контрфорсов в преславской Дворцовой церкви.

Проникновению западных, точнее, далматинских влияний в Болгарию в ту раннюю пору христианизации способствовала историческая обстановка. Как хорошо известно, усилия князя Бориса, направленные на создание самостоятельной болгарской церкви, привели к кратковременному, но насыщенному событиями сближению с римской церковью13. В 866 г. в Болгарию прибыли папские миссионеры во главе с епископами Формозой Портуенским и Павлом Популонским, а также много представителей немецкого низшего духовенства. Их активная деятельность продолжалась до 870 г. и заключалась во вторичном крещении болгарского народа, в проповедях против византийской церкви и духовенства и в освящении большого количества построенных ими церквей14. Надо полагать, что именно в ту пору было воздвигнуто большинство из крупных церквей Преслава, в том числе и Дворцовая церковь. Прямым свидетельством для этого является надпись на латинском языке из Преслава15. В ней указывается, что «во время понтификата блаженнопамятного папы Николая I в десятом году, в имени всемогущего бога, освящена эта церковь в присутствии князя болгар Бориса со всем его клиром и народом» (перевод В. Гюзелева)16.

Правда, эта надпись была найдена в развалинах бизилики Гебе клисе и прямой связи с Дворцовой церковью не имеет. Однако, несомненно, что строительство Дворцовой церкви надо отнести ко времени пребывания папской миссии (866—870 гг.). На это указывает, как мы уже видели, большая близость планов церквей Гебе клисе и Дворцовой и несомненная однотипность их конструкций. Поэтому можно отнести создание Дворцовой церкви к годам между 866 и 870, а точнее, к самому началу пребывания папского духовенства в Болгарии. Думается, что миссионеры Формозы происходили не из Рима, а из регионов, где существовали и доминировали описанные архитектурные формы, а также, что князь Борис сознательно искал такое архитектурное решение, которое отличалось бы от константинопольского и содействовало бы направлению болгарской культуры по самостоятельному пути развития. В этой связи местное культурное наследие сыграло особо важную роль и в большой мере было средством противопоставления византийской культуре, развивавшейся тоже на античной основе, но для эпохи (IX в.), уже отличавшейся от раннехристианской, которая вдохновляла болгарское творческое начало.

Как уже отмечалось в литературе, отступление литургической практики от канонов Рима и Константинополя в эпоху раннего средневековья — проявление автокефальности у всех новосоздаиных церквей, в том числе и болгарской17, а традиционализм был своеобразной формой этнического самосохранения18. Что касается области архитектуры, традиционализм и отступление от канонов привело к появлению новых архитектурных форм и типов, новой архитектоники, что, несмоненно, обогащало не только болгарскую культуру, но и культуры всего европейского средневековья.



1Чанева Я. Църковната архитектура на Първата българска държава. С., 1984. С. 9.
2Смядовски Т. За старохристиянските черти на преславската культура//Археология. 1983. Кн. 3. С. 13.
3Станчев С. Църквата до с. Виница//ИАИ. 1955. Т. 18. С. 328.
4Попов В. Дворцовата църква в Преслав: (Пропорции, графична реконструкция и експониране) // МПК. 1981. Кн. 3.
5Иванова В. Проучване на църквата в Гебе клисе//ГНМ. 1926-1931. Т. 5. С. 229 и след.
6Тотев Т. Базилика при Сакалова могила в Преслав. Преслав, 1976. Т. 2. С. 38 и след.
7Георгиев П. Манастирска църква при с. Равна, Провадийско//ИНМВ. 1985. Т. 21. С. 71 и след., табл. IX, 1-2.
8Egger R. Das Mausoleum von Marusinac und seine Herkunft // Actes du IVе Congr. intern, des etudes byzantines, Sofia, sept. 1934. Sofia, 1936. P. 221-227.
9Diggve E. Das Mausoleum von Marusinac und sein Fortleben / Ibid. P. 228-237.
10Георгиев П., Смядовски Т. Параклисът при Голямата базилика в Плиска//Археология. 1982. Кн. 2. С. 18-19.
11Ваклинов С. Формиране на старобългарската култура. С., 1977. С. 208-213, 216.
12Овчаров Н. Образът на човека в българското средновековно изкуство (VII — XIV вв.): Дис. ... канд. С., 1985. С. 167 и след.
13Гюзелев В. Княз Борис Първи: България през втората половина на IX в. С., 1969. С. 209-240.
14История на България. С., 1981. Т. 2: Първа българска държава. С. 224; Smjadovski 1. Latin Mission in Bulgaria//Palaeobulgarica. 1978. T. 11, N 1/2. P. 39 et suiv.
15Dujcev. Testimonianza epigrafica della missione de Formoso, vescovo di Porto, in Bulgaria (a. 866/7) // Epigraphica. Milano, 1950. Vol. 12. P. 49-59.
16Петров П., Гюзелев В. Христоматия по история на България. Т. 1. Ранно средне-вековие VII-XII вв. С., 1978. С. 170.
17Смядовски Т. За произхода на Преславските ниши//Археология. 1976. кн. 4. С.
18Смядовски Т. За Преславския дворцово църковен церемониал//Там же. 1980.
Кн. 1. С. 13.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Д. Гаврилов, С. Ермаков.
Боги славянского и русского язычества. Общие представления

коллектив авторов.
Общественная мысль славянских народов в эпоху раннего средневековья

Валентин Седов.
Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование

Алексей Гудзь-Марков.
Индоевропейцы Евразии и славяне

Л. В. Алексеев.
Смоленская земля в IХ-XIII вв.
e-mail: historylib@yandex.ru
X