Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Б. А. Тимощук (отв. ред.).   Древности славян и Руси

С. А. Высоцкий. Об азбуках, открытых в Киеве и Новгороде

Во время археологических исследований в Киеве и Новгороде в последние годы обнаружены семь азбук, значительно отличающихся по количеству знаков в них от азбук кириллицы известных памятников книжной письменности XI в. Число букв в них колеблется от 27 до 36, вместо 43 в упомянутых памятниках, например в Остромировом евангелии. В заметке делается попытка осмыслить это явление в письменности древней Руси, проследить взаимосвязь азбук из Киева и Новгорода.

В 1946 г. Б. А. Рыбаков вместе со студентами Московского университета провел исследование древнерусских граффити в Софийском соборе в Киеве. Им был открыт ряд интереснейших надписей XII в., таких, как автограф Василия—Владимира Мономаха, запись о новгородском епископе Мартирии и многие другие1. Эти важные работы положили начало изучению древнерусских граффити не только Софийского собора, а и других архитектурных памятников Киева, продолженному автором начинай с 1957 г. Эти работы стали возможными после того, как в ходе реставрации фресковой живописи были сняты позднейшие напластования масляных красок. Более чем за два десятилетия изучения граффити обнаружено свыше 300 древних надписей и рисунков XI—XIII вв., выцарапанных посетителями на стенах русской митрополии — Софийского собора2.
Среди открытых граффити — целый ряд надписей, близких по стилю и содержанию древнерусскому летописанию. Это запись о громе 3 марта 1052 г., смерти Ярослава Мудрого 20 февраля 1054 г., «раке» — саркофаге Всеволода Ярославича, надпись о Бояновох! земле и др. Но, пожалуй, еще более любопытной находкой является открытие в Михайловском приделе собора древней азбуки, состоящей из 27 букв, в том числе 23 греческих и четырех (Б, Ж* ИГ* Щ) славянских. Нами было высказано мнение, о том, что обнаруженная азбука, хотя и написанная на стене собора в первой половине XI в., отражает, вероятно, письменность значительно более раннего времени, судя по четырем славянским буквам. Можно думать, что столь малое количество специальных славянских знаков в азбуке отражает тот этап развития письменности, когда к греческому алфавиту стали добавляться первые славянские буквы. О письменности «без устроения» греческими буквами, как известно, сообщает болгарский писатель X в. Черноризец Храбр в своем сказаний «О письменах»3. О славянской письменности греческими буквами в свое время писали: И. И. Срезневский, Вс. Миллер, Е. Георгиев4.

Е. Георгиев считал, что кириллица сложилась эволюционным путем, т. е. постепенным добавлением к греческому алфавиту, которым пользовались славяне для своего письма, специальных знаков, предназначавшихся для улучшения передачи фонетики славянской речи. Постепенно в азбуке кириллицы число специальных славянских букв возросло до 19, а вся азбука кириллицы стала насчитывать 43 буквы5. Если дело было именно так, то тогда на разных этапах существования славянской письменности ее азбука должна была содержать меньшее число славянских знаков, чем в кириллице XI в. Число этих знаков постепенно должно было увеличиваться к XI в. На наш взгляд, азбука, открытая в Софийском соборе, и отражает один из таких ранних этапов формирования письменности. Однако предложенная точка зрения была встречена довольно скептически. И это понятно, поскольку подобная находка встречена впервые. Высказывалось мнение, что открытая азбука является якобы неумелой попыткой изобразить кириллицу6. Но тогда, выходит, писавший не знал, что в азбуке кириллицы «фита» и «кси» стоят в самом конце, а после «от» должно быть еще 16 славянских знаков. Можно бы было говорить о недописанности азбуки только в том случае, если бы для ее продолжения на стене не оставалось бы места, но его более чем достаточно. Странным представляется и то, что «недописанная» азбука оканчивается на «омегу», которая, как известно, в средние века обозначала «конец», так же как «альфа» — начало. Азбука не является и набором букв с цифровым значением, так как в ней нет эписем («вау» — 6, «копна» — 90, «сампи» — 900), помимо того, буквы не покрыты титлами. Было высказано мнение, что азбука из Киева вообще не славянская, а греческая. Славянские же буквы в ней якобы неудачно написанные греческие и тут же повторенные правильно7.

Но относительно азбуки из Киева и письменности, которую она представляет, были высказаны и другие точки зрения. Так, JI. П. Жуковская полагает, что «реальным памятником неустроенной славянской азбуки может служить софийская азбука»8, о которой идет речь. С ее помощью исследовательница сделала интересную попытку прочитать известную надпись X в. из Гнездово. А. А. Медынцева считает Гнездовскую надпись одним из вариантов «неустроенного» славянского письма, подтверждением чему является азбука из Софийского собора в Киеве9 (табл. 1).
Среди новгородских грамот на бересте открыты шесть азбук, которым посвящена статья В. JI. Янина10. Наиболее древняя из азбук ,(№ 591) относится к первой половине XI в. и состоит из 32 знаков (учитывая случайно пропущенные П, I, К), в том числе 11 славянских. Еще одна азбука XII в. (№ 460) насчитывает 34 буквы, из которых 12 — славянских. Три других азбуки XIII в. (№ 199, 201, 205) имеют по 36 букв, в том числе по 14 славянских. Еще одна азбука датируется 1313—1340 гг. Азбуки сведены в таблицу, дополненную азбукой, написанной на полях сентябрьской служебной минеи XI в. из Синодальной библиотеки, насчитывающей 34 буквы, в том числе 14 славянских11. Сравнение состава древнейших азбук (№ 591, 460) с прочими показывает их значительное отличие от азбук XIII—XIV вв. как по общему числу знаков (32, 34 против 36), так и по славянским буквам (11, 12 против 14), а также и некоторым другим признакам. В. Л. Янин на основании анализа древнейших из них заключает: «Надо полагать, что они отражают тот ранний этап формирования кирилловского алфавита, когда азбука еще не сложилась в том окончательном составе, который известен письменным памятникам уже середины XI в. (например, Остромирову евангелию)»12.

Рис. 1. Сводная таблица азбук из Киева и Новгорода
Рис. 1. Сводная таблица азбук из Киева и Новгорода

Относительно азбук XIII—XIV вв., состоящих из большего числа знаков — 36, в том числе 14 славянских, автором отмечается их сходство, отсутствие йотованных букв, ферта, кси, пси и делается вывод о том, что это все «говорит о бытовании в процессе обучения письму облегченной системы азбук»13.
В. Л. Янин рассматривает и азбуку из Киева, возражая К. Попконстантинову. Он сравнивает ее с греческим алфавитом и цифровой системой греческой письменности, приходит к выводу, что это действительно азбука, хотя и недописанная, так как писавший ее должен был знать еще буквы Щ, Ц, Ч, Ъ, Ъ1, оба юса и «ук»14. С этим трудно согласиться, так как исследователь в своих построениях исходит из того, что азбука, как и древнейшая пз Новгорода (№ 591), непосредственно отражает процессы, происходившие в письменности XI в.15 Между тем азбука из Киева, как и древнейшая из Новгорода, скорее является реликтом, отражающим какие-то процессы в письменности более ранней эпохи.
После официального введения христианства на Руси и появления книг, написанных совершенной кириллицей, азбука которых состояла из 43 знаков, вряд ли нужны были какие-либо изменения и дополнения к кириллице, поскольку в ней уже были все необходимые буквы для передачи особенностей славянской речи. И все же анализ азбук, обнаруженных в Киеве и Новгороде, свидетельствует о процессах их совершенствования. Суть этого процесса заключалась не только в увеличении числа славянских букв, а и места знаков в азбуке. Как мы видели, в азбуке из Киева всего четыре славянских буквы, в древнейших азбуках из Новгорода — 11—12. Есть и другие признаки, которые можно заметить при сравнении азбук. В киевской азбуке «фита» стоит между И «восьмиричным» и I «десятиричным», т. е. на своем греческом, 10-м месте. Во всех же новгородских азбуках «фита» (в № 591 она заменена на Ф) сдвинулась к концу, на 20-е место, между ОУ и X (см. таблицу). Такое перемещение буквы со своего «греческого» места ближе к концу азбуки и исчезновение «кси» можно объяснить процессом формирования, поскольку мы знаем, что в конечном итоге «фита» оказалась на 42-м, а «кси» — на 40-м месте азбуки кириллицы.

Новгородские азбуки являются доказательством того, что азбука из Киева, написанная на стене собора в XI в., отражает письменность более раннего времени, так как в противном случае она имела бы значительно больше славянских букв, чем четыре, а «фита» стояла бы в ней не на 10-м, а на 20-м месте, как это видим в новгородских азбуках и азбуке, написанной на полях минеи XI в. Отсутствовало бы в ней и «кси».
Как же можно объяснить существование на Руси наряду с совершенной азбукой кириллицы из 43 букв азбук неполного состава? Здесь, вероятно, можно предположить два ответа на данный вопрос. Первый: азбуки неполного состава, действительно, могли предназначаться для целей обучения, более быстрого запоминания и т. д. В первую очередь это должно относиться к новгородским азбукам XIII—XIV вв., а не к азбуке из Киева, так как ее четыре славянских буквы не дают даже отдаленного представления об азбуке кириллицы памятников книжной письменности XI в. из 43 знаков.

Второй ответ: древнейшие азбуки из Киева и Новгорода, поскольку в XI в. уже существовало совершенное письмо, могли отражать какие-то процессы формирования письменности, которую знали на Руси до введения христианства в 988 г. В первую очередь это, по-видимому, относится к азбуке из Киева, поскольку она менее других похожа на азбуки неполного состава, предназначавшиеся для обучения грамоте.
Азбуки, открытые в Киеве и Новгороде, написанные в XI в., во-первых, указывают на существование на Руси до официального введения христианства письменности, известной узкому кругу лиц, употреблявшейся в государственных канцеляриях и митрополии; возможно, ею были написаны договоры Руси с греками 911 и 944 гг. и, во-вторых, свидетельствуют о процессе формирования этой письменности, выражавшемся в увеличении числа славянских букв и уточнении мест знаков в азбуке.




1Рыбаков Б. О. Iменнi написи XII ст. в Киiвському Софiйському соборi // Археологiя. Киiв. 1947. Т. 1. С. 53.
2Высоцкий С. А. Средневековые надписи Софии Киевской. Киев, 1976; Он же. Древнерусские надписи Софии Киевской XI-XIV вв. Киев, 1966.
3Куйо М. Куев Черноризец Храбър. С., 1967. С. 187.
4Срезневский И. И. Палеографические заметки//Тр. I Археол. съезд. М., 1871. Т. 1. С. CXV-CXVIII; Миллер В. К вопросу о славянской азбуке//ЖПНП. 1838. Вып. 3/4. С. 1-35; Георгиев Е. Славянская письменность до Кирилла и Мефодия. София, 1952. С. 14, 15, 16.
5Там же.
6Иванова Г. А. Об азбуке на стене Софийского собора в Киеве // ВЯ. 1972. № 3. С. 118-122.
7Мнение, высказанное К. Попконстантиновым В. Л. Янину. См.: Янин В. Л. Новгородские азбуки II Старо-българистика. С., 1984. Т. 8. С. 85.
8Жуковська Л. П. Гiпотези й факти про данньоруську писемнiсть до XII ст.//Лiтературна спадшина Киiвскоi Pyci i украiнська лiтература XVI-XVIII ст. Киiв, 1981. С. 13.
9Медынцева А. А. Начало письменности на Руси по археологическим данным// История, культура, этнография и фольклор славянских народов: (IX Междунар. съезд славистов: Докл. сов. делегации). М., 1983. С. 94.
10Янин В. Л. Новгородские азбуки. С. 79-86.
11Там же. С. 80, примеч. 1.
12Там же. С. 84.
13Там же. С. 82.
14Там же. С. 85.
15Там же. С. 84.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Л. В. Алексеев.
Смоленская земля в IХ-XIII вв.

Валентин Седов.
Происхождение и ранняя история славян

Игорь Коломийцев.
Народ-невидимка

Валентин Седов.
Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование

коллектив авторов.
Общественная мысль славянских народов в эпоху раннего средневековья
e-mail: historylib@yandex.ru
X