Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Б. А. Тимощук (отв. ред.).   Древности славян и Руси

Д. А. Беленькая, Л. С. Розанова. Ножи с клеймами из Зарядья

В 1955—1962 гг. в г. Москве на территории западной части Зарядья в слоях конца XIV — начала XVII в. была собрана коллекция ножей с клеймами на лезвиях. Всего в коллекции 24 ножа и две пары ножниц1 Из 26 предметов с клеймами 21 найден в пределах одной усадьбы.
Ножи с клеймами встречаются и в некоторых других средневековых городах нашей страны: в Новгороде в слоях XIV—XV вв., в Переяславле-Рязанском в слое XV в. В Государственном Историческом музее среди уваровских материалов с территории бывшей Владимирской губернии хранится пластинчатый нож с клеймом2. При раскопках Старого Орхея собрана коллекция клейменых ножей с 36 разновидностями клейм3.
Клейма на всех упомянутых ножах расположены на левой стороне лезвия и выполнены способом вдавливания или вбивания штампа. Типы клейм, их разнообразие, множество аналогий среди клейм западноевропейского черного металла, технология их нанесения на полотно ножа — все это включает зарядьевскую коллекцию в общий круг проблем западноевропейского ремесла и международной торговли XIV—XVI вв. Одна из главных функций ремесленных цехов запада — борьба за монополию на общую ремесленную специальность. Путь этой борьбы лежит, в частности, через контроль за качеством товара, чему в первую очередь и служит институт клеймения изделий4. Косвенным подтверждением западноевропейского происхождения зарядьевских ножей с клеймами служит скопление их на большой купеческой усадьбе.
Все 26 предметов с клеймами на основе данных стратиграфии делятся на четыре хронологические группы: конец XIV в.— 3 экз.; XV в.— 5 экз.; XVI в.— 10 экз.; первая половина XVII в.— 5 экз. Из 24 ножей только 2 экз. (из слоя второй половины XIV в. и из слоя XV в.) были черешковыми, остальные 22 ножа имели пластинчатые черенки.
По форме лезвия ножи коллекции делятся на восемь типов. Для трех ножей первого типа (конец XIV в.) характерна конусовидная форма лезвия: широкое лезвие у основания, спинка прямая, нос заострен (рис. 1, 6). Ко второму хронологическому периоду (XV в.) относятся пять ножей двух типов: ножи второго типа небольшие по размерам, лезвие не имеет выступа у рукояти (рис. 1, 1, 8, 11). Ножи третьего типа имеют довольно широкое лезвие, выступ у рукояти, прямую спинку, заостренный нос (рис. 1, 12).

На третий хронологический период приходится 10 ножей трех типов: четвертый тип — полотно лезвия средней ширины, нос ножа тупой, образован плавной линией спинки (рис. 1, 2, 9, 16). Пятый тип — широкое полотно лезвия, нос тупой, образован тремя линиями: срез полотна сверху, снизу и с торца (рис. 1, 15). Шестой тип ножей имеет узкое лезвие с заостренным концом (рис. 1, 13). Постепенный переход от лезвия расширенной формы к более узким в середине XVI в. известен по эволюции форм английских ножей5.
К третьему периоду (первая половина XVII в.) относятся пять ножей двух типов. Тип седьмой — широкое полотно лезвия, нос образован плавным изгибом вверх нижней линии и четкой линией верхнего среза (рис. 1, 5, 10). Тип восьмой имеет среднее по ширине полотно, нос заострен с помощью верхней плавной дугообразной линии (рис. 1, 4).
О рукоятках привозимых в Россию ножей Н. И. Костомаров в «Очерках торговли Московского государства XVI—XVII вв.» пишет: «...ножи стырские с желтыми черенками, чацкие (датские) с черными черенками, свицкие (шведские) разносторонние: одна сторона сандальная, другая белая»6. Из 24 ножей московской коллекции только у 11 сохранились рукоятки: семь деревянных и четыре костяные. Латунные детали рукояти (навершия, заклепки) сохранились на двух рукоятках XV в., одной — XVI в. и одной — XVII в. Подобные рукоятки (дерево или кость, латунные детали) встречаются у английских ножей первой половины XV в.7
Из 26 предметов с клеймами 15 ножей были подвергнуты металлографическому анализу, чтобы раскрыть технико-технологические приемы, используемые для производства ножей, и выяснить на основе сравнения сходство и различие этих приемов с приемами изготовления ножей без клейм, встречающихся на древнерусских памятниках в слоях того же времени.
Металлографическое изучение проведено в Лаборатории естественнонаучных методов Института археологии АН СССР. Пробы для изготовления шлифов брались с рабочей части изделия. Ниже приводятся характеристики ножей четырех хронологических групп, о которых говорилось выше.

Рис. 1. Ножи с клеймами с территории Зарядья

Ножи с клеймами с территории Зарядья

Рис. 1. Ножи с клеймами с территории Зарядья

Все три ножа первой группы (конец XIV в.) выполнены в близких вариантах одной технологической схемы — наварки стального лезвия. Клинки двух ножей изготовлены косой боковой наваркой, клинок третьего ножа — торцовой наваркой. Заготовкой для основы черешкового ножа первой группы явилась полоса металла невысокого качества. Невысокого качества и кузнечная сварка, о чем свидетельствует расслоение сварочного шва. Два других ножа группы изготовлены из загрязненного шлаками мягкого железа. Близость форм и свойств металла, а также технологии изготовления ножей первой группы позволяют предположить, что они изготовлены в одном ремесленном центре или в близко расположенных центрах.
Ко второй хронологической группе (XV в.) относятся пять ножей, металлографическому анализу подвергнуто 4 экз. Изготовлены ножи по двум технологическим схемам: три ножа имеют цельнометаллические клинки, один нож изготовлен методом сварной технологии с применением боковой наварки стального лезвия на железную основу. Сварочный шов тонкий, но недостаточно четкий.
Третья группа ножей (XVI в.) состоит из 10 экз., три из которых были металлографически исследованы. Два ножа бьтли изготовлены в технологии цельностальной конструкции клинка, один — наваркой стального лезвия, которая осуществлена в виде латинской буквы V.
Из пяти ножей четвертой группы (XVII в.) анализу подвергнуты 3 экз. В результате получены две технологические схемы изготовления ножевых лезвий: технологическая конструкция цельностального клинка и технология наварки, причем у одного ножа обнаружена наварка в виде латинской буквы V, а другой имел косую боковую наварку.

Итоги технологического анализа можно свести к следующему: в процессе исследования не удалось проследить связь отдельных типов ножей с какими-то определенными, только им свойственными технологическими схемами изготовления. Четко проступает тенденция к упрощению технологии: в XV в. появляются ножи с цельностальными клинками.
Технология производства ножей с клеймами близка к древнерусской. Упрощение технологии на русских материалах прослеживается примерно в те же периоды. По-видимому, уровень технического развития железообрабатывающего производства Восточной и Западной Европы был одинаков.
Качественный уровень ножей коллекции не всегда одинаков и не всегда отвечает требованиям, предъявляемым к режущему инструменту. Наряду с высококачественными изделиями, составляющими подавляющее большинство, есть серия ножей, клинки которых откованы из низкосортной мягкой стали или железа. Такой нож обладает невысокими рабочими качествами. Существование изделий такого уровня в эпоху развитого средневековья можно объяснить потребностями рынка: они, видимо, относились к числу самой дешевой продукции.
Обратимся к описанию клейм.

№ 1. Клеймо в виде кузнечных клещей. Стратиграфически датируется концом XIV в. Полной аналогии не найдено. Изображение клещей присутствует на одном из английских ножей XVI в.8
№ 2. Клеймо в виде трех точек (рис. 1, 6). Дата — конец XIV в. Близкие аналогии: клеймо в виде двух точек на чешском ноже XV в.9; в книге о военном оружии Аугуста Деммана подобное клеймо отмечено на нюрнбергских мечах конца XV в. и на итальянских алебардах XVI в.10
№ 3. Клеймо, напоминающее изображение ножниц (рис. 1, 3). Дата — конец XIV в. Самая близкая аналогия — клеймо на стволе немецкого ружья XVIII в.11
№ 4. Клеймо в виде буквы «П» с непонятным дополнительным изображением (рис. 1, 11). Дата ножа — XV в. Близкое по облику клеймо украшает железный серп Будапештского музея этнографии.
№ 5. Клеймо в виде усложненного начертания буквы «Р» (рис. 1, 8). Дата — XV в. Близких аналогий не обнаружено.
№ 6. Клеймо неясное, плохо сохранилось. Кажется, сочетание букв (рис. 1, 1). Дата — XV в.
№ 7. Клеймо в виде буквы «П», обнаруженное на ноже из слоя городища Кузнечик Московской обл., аналогичное клейму № 4. Дата — XV в. Два подобных клейма обнаружены на ножах участка VIII в Зарядье на берегу Москвы-реки.
№ 8. Клеймо на ножницах в виде лилии. Дата — XV в. Близкой аналогией является одно из дрезденских клейм XVI в. и клеймо на стволе немецкого ружья XVIII в.12
№ Клеймо не сохранилось. Дата — XV в.
№ 10. Клеймо плохо сохранилось, изображение неясное. Дата — XVI в.
№ 11. Клеймо в виде какого-то инструмента типа клещей (рис. 1,9). Дата — XVI в. Аналогий нет.
12. Клеймо плохо сохранилось, изображение не читается (рис. 1, 2). Дата — XVI в. Детальное сходство есть с клеймами на польских мечах конца XV—XVI в.13
№ 13. Клеймо в виде двух рядом расположенных подков. Дата — XVI в. Близкая аналогия — изображение конской подковы на стволе английского ружья XVIII в.14 Известны подобные клейма на английском серебре XV в.15
№ 14. На месте клейма изображение инструмента ювелиров (рис. 1, 7). Дата — XVI в. Аналогий не обнаружено.
№ 15. Клеймо неясных очертаний (рис. 1, 25). Детально близко нескольким клеймам из Старого Орхея. Дата — XVI в.
№ 16. Клеймо в виде двух шестиконечных звездочек с овалом в центре. Дата — XVI в. Аналогией являются восьмиконечные звездочки из коллекции Старого Орхея. Подобные звезды есть на польских мечах XVI в.16 и на боевом топоре из Военного музея Будапешта.
№ 17. Клеймо в виде ключа (рис. 1, 13). Дата —XVI в. Близким является клеймо из Дрездена, хотя там изображен ключ другого типа 17. Есть изображения ключа на английских ножах XVIII в.18 и на английском серебре XV в.19
№ 18. Клеймо не сохранилось. Дата — XVI в.
№ 19. Клеймо плохо сохранилось. Дата — XVI в.
№ 20. Клеймо плохо сохранилось. Дата — XVII в.
№ 21. Клеймо не сохранилось. Дата — XVII в.
№ 22. Клеймо в виде буквы «П» с неясным дополнительным изображением (рис. 1,10). Аналогично клеймам № 4 и № 7.
№ 23. Клеймо в виде буквы «П» с неясным дополнительным изображением. Дата — XVII в. Аналогично клеймам № 4, 7, 22.
№ 24. Клеймо в виде короны (рис. 1, 14), Дата — XVII в. Подобного рода клейма встречаются на самых разных изделиях, в частности близкая аналогия — клеймо на английском ноже второй половины XVII в.20 Шведский исследователь Бринольф Хеллнер считает, что клеймо имеет общее сходство с клеймом на шведской рапире середины XVI в. в Арбоге.
№ 25. Клеймо в виде трех полукружий (рис. 1, 4). Дата — XVII в.
№ 26. Клеймо в виде трех небольших окружностей, нанесенных пуансоном. Форма ножа, типичная для слоя древнерусского города, позволяет предполагать местную имитацию распространенного клейма. Дата — XV в.

Аналогий с полным совпадением очертаний клейм, как видим, нет, за исключением одного-двух (клейма № 4, 7, 8). Им аналогичны клейма с изделий, найденных в Старом Орхее, в Венгрии, клеймо немецкого ружья XVII в.
По мнению Блейера, сотрудника лондонского «Музея Виктории и Альберта», в московской коллекции нет английских ножей и самое вероятное место их производства— Германия. Доктор Улеманн из Золингена считает, что некоторые из клейм коллекции связаны с Юго-Восточной Европой. Среди центров, производивших изделия из черного металла на вывоз, упоминаются Фландрия и Австрия (Инсбрук)21. Очень интересно сообщение, приведенное в работе Штефана Паску «Экономические отношения между Молдавией и Трансильванией во время Стефана Великого». Согласно таможенной описи трансильванского города Брашова, в 1503 г. молдавскими купцами здесь закуплено 25 232 ножа из Штирии (Австрия). В 1503 г. купец Хануш из Бани (Молдавия) привозит из Брашова 1000 ножей штирийского происхождения, а купец Никуда из Сучавы (Молдавия) привез 3000 ножей штирийских22.
На русском рынке ножи издавна фигурируют как статья ввоза из стран Западной Европы. Среди ввозимых ножей фигурируют стырские (видимо, из Штирии — Австрия), чацские (датские), свицкие (шведские), угорские (венгерские), чешские и силезские 23.
Различные источники (включая сюда и аналогии клеймам на ножах) подчеркивают возможность существования среди ножей московской коллекции прежде всего изделий Венгрии, Чехии, Австрии, южных немецких городов.
До 1475 г. важнейшим направлением русской европейской торговли было южное, т. е. торговля через Каффу 24. В. Е. Сыроечковский в работе «Гости-сурожане» писал, что ранний расцвет московской торговли определялся не столько западными, сколько юго-восточными ее связями25. В конце XV в. чешско-русские связи в торговле сменились на русско-польские. Отправной точкой в контактах с Польшей и Германией являлся Вильнюс. Это направление торговли охватывает Польшу, юг Литвы, Молдавию и Венгрию. О торговых контактах с Венгрией свидетельствуют известные на Руси угорские золотые. В начале XVII в. через Польшу венгерская медь шла на Русь26. Долгое время посредниками в другом направлении торговли — торговли северо-восточной Руси с Ганзою — были Новгород и Псков.

С внешней торговлей в самой Москве была непосредственно связана целая группа купцов, и прежде всего купцов-сурожан. Коллекция ножей с клеймами, собранная с территории усадьбы, расположенной на склоне к Москве-реке в западной части Зарядья, имеет прямое отношение к купцам-сурожанам. Судя по описанию пожара 1468 г.27, этот район Великого посада занимали дворы купцов. О рассматриваемой усадьбе (площадь ее около 2000 кв. м) нам уже приходилось писать в связи с небольшой шиферной иконкой, найденной здесь. Иконка позволяет связать усадьбу с крупными московскими купцами Таракановыми28. По мнению исследователей, Таракановы занимались южной торговлей и входили в группу московских, а затем и новгородских сурожан29. О восточном направлении торговли Таракановых говорят отдельные факты и группа находок с территории усадьбы, таких, как среднеазиатские терракотовые фляги со штампованным орнаментом, фрагменты иранской поливной посуды, китайских селадоновых чаш. Вместе с тем в 1547 г. Новгородский Софийский Дом покупает у Петра Тараканова семь поставов «сукон тюпинских»30. В 1524 г. Василий Никитич Тараканов — «поминки» турецкому послу, что, по мнению А. А. Зимина, также говорит о связи с восточной торговлей31.

Однако, кроме восточного импорта, на усадьбе Таракановых найдены и предметы западного происхождения, причем отдельные находки известны в Москве только с территории этой усадьбы. Среди находок из слоя конца XV в. происходит круглая крышечка небольшой (диаметр 3,3 см) плоской коробочки из биллона с изображением на лицевой стороне дракона. Аналогичные предметы обнаружены в Новгороде (6 экз.) и Пскове (9 экз.)32 и датируются XIV—XV вв. Исследователи единодушно связывают подобные находки с западноевропейским импортом33. Существует предположение, что коробочки были предназначены для хранения восковых печатей 34.
В слое первой половины XVI в. найдено несколько слипшихся стеклянных кружков, диаметр каждого 4,4 см. По мнению Ю. Л. Щаповой, изделия эти западноевропейского производства и предназначены для небольших овальных медальонов35.
В слое XVI в. найден кожаный переплет с орнаментом, сохранившим кое-где позолоту36. В «Каталоге интересных переплетов из немецких музеев» опубликован переплет XVI в., очень близкий по орнаменту зарядьевскому37.
В слое конца XVI — начала XVII в. найдена свинцовая со следами позолоты английская булла, на лицевой стороне которой изображен герб английских королей, на обороте — герб Шотландии38. Этим же временем датируются два счетных жетона, изготовленные нюрнбергским мастером Гансом Краувинкелем (1580—1611 гг.)39. К XVI в. относится и товарная свинцовая пломба, а также и фрагменты так называемой рейнской керамики.
Часть перечисленных находок, такие, как счетные жетоны, торговая булла, скопление стеклянных вставок для медальонов и, наконец, коллекция ножей с клеймами, подчеркивают характер занятий хозяев усадьбы. Свидетельствуют эти находки и о том, что Таракановы, видимо, как и другие семьи крупного купечества, активно продолжая в конце XV— XVI в. заниматься восточным импортом, не менее активно участвовали в то же время в торговле с западными государствами, используя чешское и польское посредничество и непосредственно сталкиваясь с западными купцами в Новгороде и Пскове.



1На прибрежных участках Зарядья (раскопки 1949—1951 гг. под руководством М. Г. Рабиновича) были найдены еще три ножа с клеймами. Два из них имеют клейма, идентичные обнаруженным на лезвиях ножей с северных усадеб Зарядья.
2ГИМ. Отдел древнерусской археологии. Р. 2950. Оп. 59. N 3703. Ед. Хр. р10/19а.
3Благодарим П. П. Бырню за сообщение этих сведений.
4Сванидзе А. А. Некоторые вопросы истории цехового строя Стокгольма (Конец XIV-XV в.) //СВ. 1964. Вып. 25. С. 136.
5Hay ward J. F. English culture, sixteenth to eighteenth century. L., 1956. P. 4.
6Костомаров H. II. Очерки торговли Московского государства в XVI—XVII вв. СПб.,
1853. С. 337.
7Hay ward J. F. English culture. P. 4.
8Ibid. P. 22.
9Экспозиция музея замка Девин.
10Dies Kriegswaffen in ihren Geschichtlichen Entwickelungen von den Altesten zeiten bis auf die Gegenwart eine Encycklopadie der Waffenkunde von August Demmin. Leipzig, 1891. S. 1014. 1017.
11Ленц Э. Э. О клеймах мастеров на оружип. СПб., 1911. С. 148, № 972.
12Там же. № 964.
13Экспозиция Вавеля, Краков.
14Ленц Э. Э. О клеймах мастеров... С. 158. № 1017.
15Jeckson Ch. J. English Goldsmiths and their marks. L., 1921. P. 79.
16Экспозиция Вавеля. Краков.
17Dies Kriegswaffen... S. 1018.
18Hayward J. F. English culture. P. 39.
19Jeckson Ch. J. English Goldsmiths... P. 79.
20Hayward J. F. English culture. P. 22.
21Ibid. P. 13.
22Pascu S. Relatiile economice dintre Moldova si Transilvania in timnul lui Stefan eel Mare // Studii cuprivire la Stefan ce Mare. 1955. P. 206. 211, 212.
23Костомаров H. И. Очерки торговли... С. 337; Бережков М. О торговле Руси с Ганзой до конца XV в. //Зап. ист.-филол. фак. Петербург, ун-та. СПб.. 1878. ч. III. С. 166; Хорошкевич А. Л. Русское государство в системе международных отношений. М., 1980. С. 40.
24Хорошкевич А. Л. Русское государство... С. 47.
25Сыроечковский В. Е. Гости-сурожане. М.; Л., 1935. С. 9.
26Хорошкевич А. Л. Русское государство... С. 51.
27ПСРЛ. М.; Л., 1963. Т. 28. С. 319.
28Беленькая Д. А. Шиферная иконка из Зарядья//СА. 1983. № 2. С. 196.
29Пронштейн А. П. Великий Новгород в XVI в. Харьков, 1957. С. 149; Тихомиров М. II. Средневековая Москва в XIV-XV вв. М., 1957. С. 151.
30Пронштейн А. П. Великий Новгород... С. 133.
31Зимин А. А. Россия на пороге нового времени. М., 1972. С. 219.
32Седова М. В. Ювелирные изделия древнего Новгорода (X—XV вв.). М., 1981. С. 168; Сергина Т. В. Раскопки в Окольном городе в 1978-1979 гг.//Археологическое изучение Пскова. М., 1983. С. 102.
33Седова М. В. Ювелирные изделия... С. 170; Рыбина Е. А. Готский раскоп // Археологическое изучение Новгорода. М., 1978. С. 219.
34Рыбина Е А. Готский раскоп. С. 219.
35Благодарим Ю. Л. Щапову за консультацию.
36Беленькая Д. А. О грамотности московских горожан в XIV-XVII вв. // КСИА. 1975. Вып. 144. С. 51.
37Katalog der in germanischen Museum vorhandennen interessanten Ruchenbanden und Teile von solchen. Nürnberg, 1889. S. 69.
38Беленькая Д. А. Английский двор в Москве//Древняя Русь и славяне. М., 1978. С. 314.
39Дубинин А. Ф. Археологические исследования 1955 г. в Зарядье (Москва) //КСИА 1959. Вып. 77. С. 99.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Иван Ляпушкин.
Славяне Восточной Европы накануне образования Древнерусского государства

Валентин Седов.
Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование

Д. Гаврилов, С. Ермаков.
Боги славянского и русского язычества. Общие представления

под ред. В.В. Фомина.
Варяго-Русский вопрос в историографии
e-mail: historylib@yandex.ru
X