Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Б. А. Тимощук (отв. ред.).   Древности славян и Руси

И. Херрман. Ruzzi. forsderen liudi. Fresiti. К вопросу об исторических и этнографических основах «баварского географа» (первая половина IX в.)


Рис. 1. Точно фиксируемое и вероятное расположение линий коммуникаций и пограничных племен, на котором строит свое описание Баварский Географ а, б, в, г — торговые пути; д — дублированные названия племен; е — локализация нескольких племен; ж — западная граница Хазарии и восточная граница Франкского государства; а — бурговые округа; и — локализация отдельных племен.
Группа I — племена, пограничные с Франкской империей 1 — Nortabtrezi; 2 — Vuilcl; 3 — Linaa; 4 — Bethenlci; 5 — Smeldingon; 6 — Morlzani; 7 — Hehfeldi; 8 — Surbt; 9 — Talaminzi; 10 — Beheimare; 11 — Marharit; 12 — Vulgari; 13 — Merehani.
Группа II — племена, расположенные на торговом пути Бардовик — устье Одера; 14 — Osterabt-rezi.
Группа III — племена, расположенные на торговом пути Магдебург — Лебус — Познань — Киев; 15 — Mioxi; 16 — Phesnuzi; 17 — Thadesi; 18 — Glopeani; 19 — Zuireani; 20 — Busani; 21 — Sittici; 22 — Stadici; 23 — Sebbirozi; 24 — Unlizi; 25 — Neriuani.
Группа IV — племена, расположенные вдоль торгового пути устье Дуная — Днестр — Висла — Балтика; 26 — Attorizi; 27 — Ерtaradici; 28 — Vuillerozi; 29 — Zabrozi; 30 — Zuctalicl; 31 — Aturezani; 32 — Chozlrozl; 33 — Len"dizi; 34 — Thafnezi; 35 — Zeriuani; 36 — Prissani; 37 — Velunzani; 38 — Bruzi; 39 — Vuizumbeire.
Группа V — племена, расположенные вдоль пути Саркел — Киев — Византия: 40 — Caziri, 41 — Ruzzi; 42 — Forsderen Liudi; 43 — Fresiti; 44 — Serauici; 45 — Licolane; 46 — Ungare. Группа VI — племена, расположенные вдоль торгового пути Краков — Бауцен — Эрфурт — Прага — Краков: 47 — Vuislane; 48 — Sleenzane; 49 — Lunslzl; 50 — Dadosesani; 51 — Milzane; 52 — Besunzanej 53 — Verizane; 54 — Fraganeo; 55 — Luplglaa; 56 — Opoloni; 57 — Golensizl


Первым и единственным источником, в котором взаимосвязанно перечислены места обитания и названия племен на востоке Центральной и в Восточной Европе в IX в., является «Descriptio civitatum et regionum ad septentrionalem plagam Danubii». До известной степени это перечисление областей и населяющих их народов и племен, называемое также Баварским Географом, отражает уровень знаний и осведомленности о географической и этнической ситуации к востоку и к северу от Франкской империи. Кроме того, «Descriptio» содержит данные о внутреннем членении племен на области, называемые источником civitates. Контрольные исследования, проведенные на основе письменных и археологических источников, позволяют судить, что в приграничной полосе Франкской империи они идентичны бурговым округам (Burgbezirken). Следовательно, мы имеем дело с информацией о внутренней военно-политической структуре пограничных племен. Для более отдаленных областей данные неточны.
Сам источник сохранился в единственной рукописи, относимой, по палеографическим данным, к IX в. История рукописного сборника, хранящегося ныне в Мюнхенской государственной библиотеке, выяснена не полностью. Тем не менее можно, вероятно, считать установленным, что листы 149 и 150, которые содержат «Descriptio», около 850 г. были включены в состав более обширной рукописи, принадлежавшей монастырю Рейхенау на Бодензее1. Следовательно, «Descriptio» возникло до 850 г. Некоторые исследователи датируют его лишь второй половиной IX в.2 «Descriptio» содержит различные сведения, которые сами по себе могут относиться к различным десятилетиям в период между падением аварской державы и серединой IX в. Так, сведения о северо-западной славянской территории (группа I нашей систематизации) явно восходят ко времени интенсивных столкновений в начале IX в., в то время как сведения группы V (рис. 1) относятся, вероятно, к 839 г.3
Применительно к истории Восточной Европы источник использовался в незначительной мере из-за того, что его данные сплошь и рядом не поддаются проверке, его датировка неопределенна и дискуссионна, а источник сведений, на которых базируется «Descriptio», неизвестен. Баварский Географ содержит, однако, по крайней мере два заслуживающих внимания сообщения о Восточной Европе. Во-первых, здесь говорится о происхождении славянских племен: «Zeriuani, quod tantum est regnum, ut ex eo cuncte gentes Sclauorum exorte sint et originem, sicut affirmant, ducant». (Zeriuani, чья область столь велика, что оттуда якобы вышли все племена славян и оттуда, по их словам, ведут они свое происхождение). Во-вторых, кое-что сообщается о русах: «Caziri civitates 100 Ruzzi, Forsderen Liudi, Fresiti, Serauici...». Весомость этих свидетельств можно оценить, лишь уяснив себе внутреннюю структуру источника. Она в свою очередь связана с вопросом о форме и характере информации, суммированной в «Descriptio».

Очевидно, имелось несколько источников информации, из которых исходил автор «Descriptio». Основой первой группы сведений была восточная граница Франкской империи. Она простиралась от датчан на севере до болгар у Белграда (рис. 1). Эта часть описания достоверна, хотя и основывается на данных разного времени. Вероятно, информант имел перед собой карту, из которой он заимствовал названия племен и соответственно количество принадлежавших племенам бурговых округов (civitates). Когда он, например, пишет о пруссах («Bruzi») (рис. 1, группа IV, № 38), ему напрашивается сравнение: «Bruzi», область которых обширнее, чем пространство между Эмсом и Рейном. Надо думать, именно исходная карта, на которой «пруссы» были помещены между Вислой и Неманом, навела автора на сравнение. Проверке поддается наряду с первой группой сведений группа VI (рис. 1). Перечисление явно ведется вдоль известного из многих других источников IX—X вв. трансевропейского торгового пути из Испании через Рейнскую область и Эрфурт на Краков или от Рейнской области через Прагу на Краков и Киев4. От вислян (Vuislani) на Верхней Висле автор следует по торговому пути до лужичан (Lunsizi) и мильчан (Milzane). Оттуда он поворачивает (так как доленчане Talaminzi, обитающие в приграничной с Франкской империей области, были уже названы в группе I) на юг в направлении к Праге. От Праги шло южное ответвление торгового пути — через Судеты к Кракову.

Так как в двух поддающихся проверке случаях соблюден порядок описания вдоль дорог и границ, то можно предположить, что составитель «Descriptio» руководствовался этим же принципом и в тех частях своего изложения, которые не могут быть перепроверены таким же образом. Поэтому при попытке вычленить информационные слои следует исходить из линий коммуникаций, т. е. линий торговых путей IX в. Для западнославянской области их главные направления известны. Археологически они обозначены находками кладов и импорта. Для Восточной Европы известия более скудны. Однако и здесь археологические находки в сочетании с сообщениями письменных источников дают примерную картину основных линий коммуникаций (рис. 2).

Рис. 2. Ареал франкских и византийских монет до 850 г. и главные линии коммуникаций и торговых путей.
Рис. 2. Ареал франкских и византийских монет до 850 г. и главные линии коммуникаций и торговых путей.

а, б, в, г, д, е — находки различных денег; ж — сухопутные пути; з — водные пути


Действительно, дальние племена явно упорядочены в соответствии с магистралями, ведшими в Восточную Европу или через нее: вдоль пути Рейнланд—Магдебург—Лебус—Познань—Восточная Европа (карта 2, группа III); на пути, соединявшем Черное море—Днестр—устье Вислы—Балтику (рис. 1, группа IV) и Саркел—Киев, Киев—Византию (рис. 1, группа V). Подобно тому как основу перечня племен группы VI составила запись данных вдоль большого торгового пути, этот способ расположения информации мог быть положен также в основу групп III, IV, V5.
При этом возникли дублеты. Так, Zuireani упомянуты в группе III с 325 civitates (рис. 1, № 19); в группе IV (№ 35) появляется цитировавшаяся выше форма Zeriuani. Подобным же образом обстоит дело, видимо, и с Thafnezi (№ 34) и Thadesi (№ 17). В зависимости от угла зрения информанта, от того, из какого источника он узнавал имя, явно одни и те же племена упоминаются под разными наименованиями. О Talaminzi (№ 9) известно, что они также назывались гломачи. Hehfeldi (№ 7) называли сами себя стодоране; Dadosesani (№ 50) упомянуты в начале XI в. как Diadesi; Vuilci (№ 2) назывались Weletabi; Miloxi (№ 15), вероятно, были идентичны Licicavici на среднем Одере и Варте6.
Двойное наименование или изменения племенного имени имели место в процессе развития также в Восточной Европе. Особенно интересны в этом отношении Busani (рис. 1, № 20). В летописи Нестора они упоминаются после северян. Они обитали на Буге, где позднее жили волыняне. И дальше говорится, что на Буге также сидели дулебы, «где сегодня сидят волыняне»7. Дулебы относились к древнейшим славянским племенам. Анализ археологического материала свидетельствует, что в ареале верховьев Западного и Южного Буга, Днепра, Десны, Немана в VIII—X вв. существовала ярко выраженная обширная культурная область. Из археологической культуры этой зоны ведут свое происхождение древнерусские племена волынян, древлян, полян и дреговичей8. Корни этой обширной археологической культуры восходят к культуре пражско-корчакского типа9. Как раз эта область и была обозначена информантами Баварского Географа как область Zuireani, или Zerivani. Zuireani считались праплеменем, от которого вели свое происхождение многие славянские племена. Баварский Географ, вероятно, является самым древним источником, который передает традицию о происхождении многих славян из союза племен между Бугом и Днепром, Неманом и Южным Бугом. Busani были только одним из племен этой группы; изначальным, согласно традиции, племенем, по мнению информантов автора VIII или IX в., было племя Zuireani, или Zerivani; эту форму имени можно, пожалуй, связать с именем северян10.
Ruzzi, Forsderen Liudi, Fresiti упоминаются в V группе. Если информационные пласты I, II, III и VI стоят в связи с границами Франкской империи и соответственно с отходящими оттуда путями сообщения, то для V информационного пласта такой взаимосвязи нет. Известны исходные и конечные пункты: хазары, венгры, расселившиеся к этому времени в северо-восточном или северо-западном Причерноморье11. Между ними располагались Ruzzi, Forsderen Liudi, Fresiti, Serauci, Lucolane. Два последних из названных племен нельзя с уверенностью локализовать, однако они должны были обитать за пределами хазарского каганата и венгерского племенного союза.
Вероятнее всего, осью описания служил путь из Саркела на Киев и оттуда — на юг, в Византию.

Скудность информации порождает ряд вопросов. Информанты, употреблявшие слова «Forsderen Liudi, Fresiti» очевидно, происходили из Северной или Северо-Западной Европы. Термин «liudi» объяснить легко. Он часто встречается во франкских анналах в форме «Nordleudi», «Nordliudi» применительно к саксам на север от Эльбы. В хорографии Орозия упомянуты «greca leode», т. е. греки. Древнесаксонский «Хелианд» использует этот термин постоянно. По-разному понимают «Forsderen». Так, один из первых исследователей «Descriptio» интерпретировал это слово как «лес», «чаща» (ср. нем.: Forst — «лес») и соответственно — «Forsderen Liudi» как «лесные люди»12. Однако лучше обоснованной является интерпретация этого термина как «Erste Leute», «Vorderste Leute», «Fuhrendes Volk», т. е. «первые, руководящие люди»13. «Fresiti» связывали с этнонимом «фризы». В Северо-Западной Европе, однако, это слово в то время означало «Freigesessenen», «Freisassen», т. е. людей, живущих на собственной земле14.
Редчайшим случаем в истории текстов является тот факт, что в случае «Ruzzi, Forsderen Liudi, Fresiti» можно точно установить процесс возникновения этого сообщения. В IX в. из Восточной Европы люди соответствующего ранга и образованности редко приезжали в Центральную и Западную Европу. Поэтому о таких случаях подробно сообщалось императорскому двору и к ним соответствующим образом относились. Одному такому событию обязаны мы сообщением Вертинских анналов, относящимся к 839 г. Вертинские анналы продолжают после 829 г. франкские имперские анналы. Между прочим они сообщают о дипломатической миссии византийского императора Феофила к франкскому императору Людовику, который и принял это посольство в Ингельхайме под Майнцем. Византийский император прислал вместе с посольством из Византии «также некоторых людей, которые себя, т. е. род свой, называли „Rhos"; их король, называемый каганом, послал их, как они говорили, к нему (Феофилу) из дружбы. И он (Феофил) просил в упомянутом письме, чтобы они получили благодаря императорской милости разрешение и поддержку на то, чтобы возвратиться домой через его империю, избежав, таким образом, опасностей,, так как путь, которым они прибыли к нему в Константинополь, пролегал через земли, населенные варварами, свирепыми и дикими, и он не хотел, чтобы они опять повторили его, и таким образом снова подвергли бы себя опасности. Император Людовик, расспросив их обстоятельнее о причине приезда, узнал, что они принадлежали к народу свеонов (Sueones), и так как ему .показалось, что они скорее лазутчики в его и Феофила империи, чем посланники мира, то он принял решение удерживать их при себе до тех пор, пока не будет установлено точно, пришли ли они с честными намерениями или нет. Он не замедлил сообщить об этом письмом Феофилу через его же послов, а также о том, что он охотно примет этих мужей из дружбы к нему (Феофилу) и, если окажется, что они люди, заслуживающие доверия, и представится возможность возвратиться (им) на родину безопасно, то они: будут отправлены домой при его поддержке, в противном случае иг возвратят ему с нашими послами, с тем чтобы он сам решил, как с ними следует поступить»15.
Создается впечатление, что под Sueones имелись в виду люди шведского происхождения, находившиеся на службе кагана русов. Неясно,, однако, собирались ли они возвращаться на Русь или в Скандинавию. Изначальным было, очевидно, намерение возвратиться из Византии к кагану русов, но осуществлению его воспрепятствовала беспокойная обстановка в степи.
Люди из Руси были насколько возможно подробно расспрошены. Весьма вероятно, именно они были теми, кто сообщил этнографические сведения о местах между хазарами и венграми. При этом Ruzzi характеризовались как Forsderen liudi, Fresiti16. То, что при этом имелось в виду, понятно: Ruzzi считались руководящими, первыми людьми — первым, главным народом. Они были Fresiti, Freisassen, т. е. независимые. Так как это заявление следует непосредственно за упоминанием о хазарах, то вероятнее всего предположить, что акцентирование авторитетного положения русов должно было подчеркнуть независимость их от хазар. Если исходить из предположения, что Баварский Географ руководствовался сведениями от 839 г. то мы располагаем для этого времени однозначным свидетельством о независимости русов от хазаров, при этом понятие Chagan применительно к правителю русов может, вероятно, восходить к прежней зависимости.

Более 30 лет назад Б. А. Рыбаков написал статью о происхождении Руси. Он определил ядро Руси и пришел к выводу: «Нам совершенно неясен процесс объединения племен и племенных союзов вокруг Руси в VII—VIII вв.: мы знаем лишь конечный результат — сложение к IX—X вв. единой культуры, единого языка, единой государственной территории»17. Если мы правильно понимаем Баварского Географа в двух рассмотренных нами пунктах, то тогда видно, что этот процесс, исследованный Б. А. Рыбаковым, в первой половине IX в. шел полным ходом. Правда, сохранялась еще, по сведениям информантов Баварского Географа, большая племенная группа Zuireani. Но они, как свидетельствует обособленное упоминание Busani, были охвачены процессом дифференциации. Поляне, напротив, не были еще засвидетельствованы отдельно. Но в самосознании пришельцев из Руси русы занимали там уже преимущественное положение.



1Novy R. Die Anfange des bohmischen Staates. Prag, 1968. Т. 1. S. 131-149; Pilar 0. Dilo neznameho bavarskeho geografa // Historicka Geografie Pr., 1974. Tom. 12. S. 205-282; Schafarik P. J. Slawische Alterthiimer. Leipzig, 1844. T. 2. S. 136 ff.
2Свердлов M. Б. (Свердлов M. Б. Известия о локализации древней Руси в немецких источниках IX-XII вв.//Изв. Всесоюз. , геогр. о-ва. 1975. №107, вып. 1. С. 72-76) относит, следуя в этом за X. Ловмяньским, первую часть к 840 г., вторую часть, в которой находится сообщение о «Ruzzi»,— к 870 г.
3Fritze W. Die Datierung des Geographus Bavarus und die Stammesverfassung der Abodriten // Ztschr. slaw. Philol. 1951. Bd. 21, H. 1. S. 326-342. Он датирует сообщение об ободритах (группа I) 844 г.; Herrmann J. Siedlung. Wirtschaft und Gesellschaft der slawischen Stamme zwischen Oder/Neifie und Elbe. В., 1968.
4Сведения, почерпнутые из морских путешествий по Балтике, Баварской Географ не использует (ср., например, англосаксонскую хорографию Орозия конца IX в. в публикации и с комментариями Гавлика: Havlik L. Slovane v anglosaske chorografii Alfreda Velikeho // Vznik a pocatky slovanu. Pr., 1964. Sv. 5. S. 53-85).
5Следует обратить внимание на то, что Vuizumbeire (№ 39, карта 2) правомернее ставить в связь не с «Barmia» Скандинавии (как это зачастую делают), но с областью «barmusia» арабских географов. Ср. карту: Wikinger und Slawen. В., 1982. S. 69.
6Slownik starozytnosci slowianskich. Wroclaw etc., 1967. T. 3. S. 56, 259.
7ПВЛ. M.; Л., 1950. Т. 1. C. 13, 14.
8Седов В. В. Восточные славяне в VI-XIII вв. М., 1982. С. 90-101.
9Там же. С. 13.
10См.: Иванов В. В., Топоров В. Н. О древних славянских этнонимах//Славянские древности. Киев, 19£0. С. 11-45; Мавродин В. Происхождение русского народа. Л., 1978. С. 69, 165.
11Рыбаков Б. А. К вопросу о роли хазарского каганата в истории Руси//СА, 1953. № 18. С. 128-150; Fodor 1. Die grofie Wanderung der Ungarn vom Ural nach Pannonien. Budapest, 1982. S. 248.
12Zeufi K. Die Deutschen and die Nachbarstamme. Miinchen, 1837. S. 623. С этим совпадает также мнение германиста К. Мюллера (Берлин), к которому я обращался за_ консультацией. Он связывает это понятие с древневерхнегерманскими forstari/Forster. Соответственно можно было бы предположить, что, однако, мало вероятно, что речь идет о переводе имени древлян.
13В англосаксонском раннесредневековом праве есть, например, «Fyrestemen», «Nordleoda». См.: Liebermann F. Die Gesetze der Angelsachsen. Halle, 1903. Bd. 1.
S. 6, 448 u. a.; 1906. Bd. 2. S. 79, 82. В остготских установлениях 1300 г. (Talsfragment/Hrsg. E. Olson. Lund, 1911, S. 101, 104) и след. речь идет о «forsten-dere», «forstandre» - предводитель.
14 «Frigman», «landsetene», «landsida», «fridsettan», «fridsetten» фигурируют fi англосаксонских правовых источниках раннего средневековья — ср.: Liebermann F. wie Anm. 13, S. 9, 447, 448 u. a.; Schmid R. Die Gesetze der Angelsachsen. Leipzig, 1858. S. 585 u. a.
15Annales Bertiniani a. 839//Quellen zur karolingischen Reichsgeschichte. B. etc. T. 2. S. 44.
16А. В. Назаренко полагает (Назаренко А. В. Об имени «русь» в немецких hctq-чниках IX-XI вв.//Вопр. языкознания. 1980. № 5. С. 46-57), что «Ruzzi» было типичным древневерхнегерманским обозначением русов. Этот вывод вызывает сомнение. С XI в. известные формы свидетельствуют прежде всего о связи с древнесаксонской языковой общностью. Harder Н.-В. Zur Frtihgeschichte des Namens der Rusen und der Bezeichnung ihres Landes//Aspekte der Nationenbil-dung im Mittelalter. Sigmaringen, 1978. S. 489 ff.
17Рыбаков Б. А. Древние русы//СА. 1953. № 17. С. 23-104.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Алексей Гудзь-Марков.
Индоевропейцы Евразии и славяне

Любор Нидерле.
Славянские древности

Валентин Седов.
Славяне. Историко-археологическое исследование

А.С. Щавелёв.
Славянские легенды о первых князьях

Алексей Гудзь-Марков.
Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв
e-mail: historylib@yandex.ru
X