Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Б. А. Тимощук (отв. ред.).   Древности славян и Руси

З. М. Сергеева. Народные названия курганов на северо-востоке Белоруссии

Исследователи давно обратили внимание на то, что древние погребальные насыпи на различных территориях имеют свои местные названия. Собирая сведения о таких памятниках в восточной части Витебской обл. по опубликованным материалам и во время полевых обследований, удалось сделать некоторые наблюдения над распространением отдельных народных названий курганов.
В пределах изучаемого региона население называет их горками, бугорками, могилками; почти повсеместно известно название курганы. Имеется несколько случаев, когда народ связывает такие насыпи с событиями 1812 г. Так появились названия «французские могилки», известные в бассейне Лучесы для курганов у деревень Высочаны1 и Узварцы2 ив окрестностях г. Толочина у д. Конопельчицы; «наполеоновские курганы» у д. Придворье на Лучесе. Одиночный курган на берегу Западной Двины у д. Илово известен в народе как «французская гора». Отмечено сочетание старых терминов с более поздними событиями, например «наполеоновская волотовка» — название одиночной насыпи на берегу Лучесы у д. Кучиновичи3. В бассейне Оболянки у д. Малюши зафиксировано название одиночного кургана, связанное с древним легендарным народом асилками, или осилками,— «осилкова могила»4. О существовании последнего бытует много легенд, но на данной территории значительная часть их увязывается с городищами, где якобы жили осилки.
Наибольший интерес с археологической точки зрения представляют три местных названия — сопки, волотовки, концы. На севере региона в Городокском и частично Витебском районах наряду с указанными названиями погребальных насыпей распространен термин «сопка». Происхождение его связывается исследователями со словом сыпать5. В работе учтено 17 пунктов, где местные жители называют курганы сопками (рис. 1). Они расположены главным образом в пограничье с Псковской областью, в верховьях Ловати, в бассейне Овсянки, в верховьях Оболи. Захватывая верховья правых притоков Западной Двины, эти названия не доходят до самой реки и на уровне среднего течения Оболи, районного центра Городок и оз. Вымно встречаются с другим термином — «волотовка». В этой пограничной зоне зафиксировано и двоякое название погребальных насыпей — сопки и волотовки (д. Заречье)6. Южнее


Рис. 1. Распространение народных названий курганов на северо-востоке Белоруссии
Рис. 1. Распространение народных названий курганов на северо-востоке Белоруссии


а — названия, связанные с событиями 1812 г.; б—«осилкова могила»; в—«сопка»; г — «волотовка»; д—«копцы»; е — топонимы, производные от термина «волотовка»; ж—топонимы, производные от термина «концы»; з — топонимы «Колотовка»; 1 — Межа; 2 — Дорохи; 3 — Старнов; 4 — Борисоглеб; 5 — Алексеево; 6 — Большое Заборочье; 7 — Хатейка; 8 — Бо« лецк; 9 — Хоботы; 10 — Свиридовка; 11 — Копна; 12 — Владимирове, 13 —Холомерье; 14 — Осмот; 15 — Прудок; 16 — Заречье; 17 — Красомай; 18 — Волотовки; 19 — Боровые; 20 — оз. Лосвидо; 21 — оз. Утво; 22 — Заборцы; 23 — Герасимово; 24 — Каховка; 25 — Боровляне; 26 — Витебск; 27 — оз. Летцо; 28 — Илово; 29 — Слободка; 30 — Лятохи; 31 — Узварцы; 32 — Комары; 33 — Городняны; 34 — Высочаны; 35 — Жерносеки; 36 — Кучиновичи; 37 — Волотово; 38 — Жданово; 39 — Стрижево; 40 — Демидовичи; 41 — Бочейково; 42 — Трилесино; 43 — Вятеры; 44 — Лукомль; 45 — Слободка; 46 — Столбцы; 47 — Забоенье; 48 — Новины; 49 — Старая Белица; 50 — Закратунь; 51 — Капцы; 52 — Малюши; 53 — Ледневичи; 54 — Ясновщина; 55 — Кузьки; 56 — Узгой; 57 — Латыговка; 58 — Новинки; 59 — Конопельчицы; 60 — Колотовка


Западной Двины пока известен один пункт у д. Городняны, где местные жители называют сопками два больших кургана7. Название «сопка» относится и к одиночным насыпям — одна сопка у д. Герасимово8, и к малочисленным курганным группам — две сопки у д. Прудок; пять сопок у д. Большое Заборочье; и к большим могильникам — 20 сопок у д. Старнов; 70 сопок у д. Борисоглеб9. По имеющимся материалам можно заметить, что, чем ближе к границе с Псковской областью, тем чаще группы, разные по количеству и размерам курганов, называются сопками; южнее же этот термин преимущественно применяется к одиночным крупным насыпям. Большинство курганов-сопок располагается по берегам рек и озер. Несмотря на незначительность сведений о раскопках, можно сказать, что захоронение в них совершалось как по способу трупоположения, так и трупосожжения. Например, при распахивании некоторых насыпей у д. Осмот находили человеческие кости10. При раскопках у д. Борисоглеб Л. Ю. Лазаревич-Шепелевич обнаружил трупосожжение без вещевого материала11. У д. Хоботы по сведениям 1873 г. во время распахивания курганов-сопок, расположенных на площадке городища-убежища, тоже встречены человеческие кости12. При исследовании здесь одной насыпи в 1933 г. обнаружено трупосожжение и фрагменты лепной керамики, близкой к керамике длинных курганов13.
Массовое распространение термина «сопка» известно на Новгородчине. Здесь, по В. В. Седову, всякие курганные насыпи называются сопками14. В исследуемом регионе пока не зафиксировано ни одной насыпи, которая бы обладала рядом признаков, типичных для новгородских сопок: высота, крутобокость, уплощенность вершины, кольцо из валунов у основания, многоярусность погребений и т. д. Одиночные крупные насыпи, по размеру соответствующие новгородским сопкам, пока еще раскопками не изучались, но отсутствие у них типичных внешних признаков сопок позволяет говорить о них лишь как о сопковидных курганах. Распространение термина «сопка» в северной части региона свидетельствует, что он проник с новгородско-псковской территории. Пока трудно сказать, связано ли это с движением населения или с заимствованием названия, но примечательно, что топонимов, производных от этого названия, здесь пока не зафиксировано. Аналогичная картина наблюдается и в западных районах Витебщины (Россонский и Верхнедвинский), где термин «сопка» отмечен только на северных их окраинах.
Вдоль Западной Двины, включая основную часть бассейнов рек — Лужесянки, Оболи, Лучесы, Березы, Лукомки, правых и левых ее притоков, распространен другой термин для погребальных насыпей — «волотовка» (рис. 1). Всего учтено 30 пунктов, где народ называет курганные могильники волотовками15. Наибольшая концентрация таких названий отмечается в Витебском районе, в округе г. Витебска и в бассейне Лукомки. Большинство насыпей имеет полусферическую форму, но среди курганов-волотовок встречаются длинные и овальные. Довольно часто они располагаются на берегах водоемов.
На северной окраине своего распространения термин «волотовка», как уже отмечалось, встречается совместно с термином «сопка». К югу от Западной Двины бытуют два названия — курганы и волотовки, и даже, например у д. Лятохи, местные жители чаще называют погребальные насыпи курганами, чем волотовками16. К юго-западу от верховьев Лучесы (в Сенненском и Оршанском районах) распространен термин «копны», но не известно ни одного случая совместного употребления названий курганных насыпей — волотовки и копцы.
Интересно отметить, что больше всего известно топонимов, производных от термина волотовка. При этом следует сказать, что почти всегда рядом с таким пунктом зафиксированы и сами курганы, которые у местных жителей называются волотовками. В бассейне р. Оболи у д. Волотовки (рис. 1, № 18) раньше были курганы-волотовки, теперь распаханы17.
На берегу оз. Лосвидо у д. Волотовки (рис. 1, № 20) имеется курганный могильник из полусферических и удлиненных насыпей18. Урочища Волотовки, где имеются и курганы, зафиксированы в низовьях Лужесянки у д. Каховка19 (рис. 1, № 24); южнее Западной Двины у д. Комары20 (рис. 1, № 32); к западу от Лукомского озера у деревень Забоенье и Столбцы21 (рис. 1, № 46 и 47). В верховьях Лучесы отмечено название хутора Волотово22 и название дороги — Болотова гребля (рис. 1, № 37). Восточнее Лучесы, у д. Жерносеки, имеется урочище под названием «Волотовки» или «Колотовки», где также есть курганы23 (рис. 1, № 35). На р. Березе у д. Закратунь (рис. 1, № 50) существовала пристань, называвшаяся Волотовка. Рядом с этим местом сохранился один полусферический курган24. Возможно, население перенесло название кургана на пристань.
В бассейне Оршицы есть д. Колотовка, но сведений о курганах возле нее не имеется (рис. 1, № 60).

Примечательны топонимы в бывших окрестностях Витебска XVII— XVIII вв., где упоминаются «слобода Волотовка за Двиною» и затем «урочище Волотовки». Курганы здесь названы «волотовки великие»25.
Из раскопанных или случайно разрушенных курганов-волотовок известно, что захоронения в них совершались как по способу трупосожжения (курганы у д. Лятохи), так и трупоположения (курганы у д. Каховка).
Название «волотовка» происходит от слова «волот», которое объясняется в словаре устаревших слов XVI в. как великан, исполин, а волотовки — это могилы великанов26. Исследователи связывали волотов с велетами или вельтами Птолемея и высказывали предположение об обитании их на побережье Балтийского моря27.
Термин «волотовка» и топонимы от него неоднократно встречены в Полоцком Подвииье; единично указаны в восточных районах Латвии, обильно зафиксированы к югу от Западной Двины, включая северные районы Минской области28. Кроме этого, единично они отмечены к северу от региона (бывший Луцкий и Невельский уезды)29 и в некоторых районах Смоленской обл.30 Так, в бывшем Вельском уезде Смоленщины курганы были известны под именем «волотовок или колотовок», но более распространено, как указывается в литературе, название «лотовки»31.
Местные названия с основой «волот» или «велет», кроме Белорусского Подвинья, встречаются и в других районах Восточной Европы. Некоторые из них, такие как Волотово поле, Болотова улица у Новгорода, упоминаются в летописи с XIV—XV вв., что свидетельствует о древности таких названий32. По-видимому, предания о волотах относятся к древнейшим эпическим произведениям восточных славян.

Основываясь на густоте распространения термина волотовка и топонимов, связанных с ним в Белорусском Подвинье, Л. В. Алексеев сделал предположение о расселении в этих пределах полоцкой группы кривичей33. Не анализируя в данном случае материал с широкой территории, трудно привлекать его к историческим выводам, но имеющиеся данные по исследуемому региону не противоречат такому наблюдению. Кажется, в пользу этого свидетельствует и распространение браслетообразных височных колец особого типа, наиболее широко представленных в памятниках Полоцкого Подвинья — тонкопроволочных с плохо завязанным концом34.
На юге региона (Чашниковский, Сенненский, Толочинский районы) для погребальных насыпей известен термин «копец», или «капец». Исследователи считают, что он происходит от литовского слова kapas — могила35. Это название зафиксировано в верховьях левых притоков Западной Двины — Усвейки, Свечи, Оболянки, Моши и в верховьях правых притоков Днепра — Кривой, Друти, Бобра (рис. 1). Всего известно 12 пунктов. Наибольшее количество курганных могильников с местным названием «концы» приходится на Толочинский р-н. Так, в литературе указано, что ряд курганов по старой почтовой дороге из Шклова в Коханово (курганы у деревень Кузьки, Голошево, Староселье, Дымово и др.) У местного населения называются «концами»36. Этот термин применяется как к одиночным насыпям, так и к группе курганов; высота их при этом бывает различной: от самых низких до 3 м. В регионе такие могильники, как правило, состоят из полусферических курганов, а у д. Латыговка концами называются и небольшие круглые курганы с каменным венцом у основания. Из раскопанных курганов-копцов видно, что захоронение в них совершалось по обряду кремации (Дымово)37 и ингумации (Новинки)38. В Сенненском районе зафиксирован один топоним с таким названием — на р. Оболянке д. Капцы и рядом одиночная насыпь-копец39.

Наибольшее количество курганов-копцов и топонимов, производных от этого названия, приходится на центральные районы Белоруссии40. На других территориях они единичны. Интересно отметить, что при уточнении границ Витебской и Могилевской губерний в 1648 г. очень часто употреблялось слово копец в смысле межевого искусственно сооруженного холмика. Во всех случаях там, где проходила граница и не было естественных опознавательных предметов, «был насыпан копец»41.
В. В. Седов полагает, что ареал термина «концы» соответствует основной территории распространения культуры штрихованной керамики42. По исследованному региону это предположение пока подтверждается.
Для юго-восточной части региона (Оршанский и Дубровинский районы), по имеющимся данным, наиболее употребительно для погребальных насыпей название курган.
На основании рассмотренных материалов создается впечатление, что наиболее древним является термин «копец», связанный с балтским этносом; за ним следует термин «волотовка», сопоставляемый с расселением славян в Подвинье и с бытованием у них древних мифологических представлений о волотах-великанах; и более поздним среди них, надо полагать, является термин «сопка», проникающий с новгородских земель.



1Штыхов Г. В. Археологическая карта Белоруссии. Минск, 1971. С. 60.
2Там же. С. 41.
3Там же. С. 90.
4Аникиевич К. Т. Сенненский уезд Могилевской губернии. Могилев, 1907. С. 61.
5Преображенский А. Г. Этимологический словарь русского языка. М., 1958. С. 357.
6Сведения 1873 г. о городищах и курганах//ИАК. СПб., 1903. Вып. 5. С. 10.
7Там же. С. 8.
8Там же. С. 9.
9Там же. С. 9-11.
10Там же. С. 10.
11Лазаревич-Шепелевич Л. Ю. Извлечение из отчета об исследованиях и раскопках, произведенных в 1901 г. в Витебской губернии//ИАК. СПб., 1904. Вып. 6.
12Сведения 1873 г. ... С. 8.
13Поволь Л. Д. Археологические памятники Белоруссии: Железный век. Минск, 1983. С. 150.
14Седов В. В. Новгородские сопки // САИ. 1970. Вып. Е1-8. С. 5.
15Штыхов Г. В. Археологическая карта Белоруссии. Сведения о местных назначениях курганов в Витебской области собраны во время разведочных обследований Витебским областным отрядом ИА АН СССР.
16Супiнскi А. К. Магiлнiк каля весткi Лятох Вiцебскага райену и aкpугi//Вiцебшчына. Вiцебск, 1925. Т. 1. С. 18-21.
17Романов Е. Р. Заметка о дополнительных археологических местонахождениях // Труды Виленского отделения Московского предварительного комитета по устройству в Вильне IX АС. Вильна, 1893. С. 44.
18Штыхов Г. В. Археологическая карта Белоруссии. С. 48.
19Романов Е. Р. Раскопки в имении Каховка Витебского уезда // Древности. М., 1900. Т. 16. С. 76-80.
20Штыхов Г. В. Археологическая карта Белоруссии. С. 39.
21Там же. С. 87-88.
22Сяргинка ЯГалкоуск1 В. Бабынаускае и Зеляноуское вазеры//Наш край. 1926. № И. С. 41.
23Штыхов Г. В. Археологическая карта Белоруссии. С. 419.
24Сведения по ряду восточных районов Витебской области собраны во время разведок 1969-1971 гг.
25Историко-юридические материалы, извлеченные из актовых книг губерний Витебской и Могилевской. Витебск, 1891. Вып. 22. С. 144 (акт 1714 г.), 460-461 (акт 1628 г.); 1892. Вып. 23. С. 469 (акт 1716 г.).
26Шафарик П. Славянские древности. М., 1898. Т. 2, кн. 3. С. 94.
27Там же. С. 87, 97; Булаев Ф. И. Этнографические вымыслы наших предков//Сборник археологических и антропологических статей о России и странах ей прилежащих // ОЛЕАЭ. 1868. Т. 7. С. 96.
28Сапунов А. П. Список населенных мест Витебской губернии. Витебск, 1906; Штыхов Г. В. Археологическая карта Белоруссии; Романов Е. Р. Заметка о дополнительных археологических месторождениях//Труды Виленского отделения Московского предварительного комитета по устройству в Вильне IX АС.
29Сапунов А. П. Список населенных мест...; Историко-юридические материалы, извлеченные из актовых книг губерний Витебской и Могилевской. Витебск, 1872. Вып. 3. С. 275.
30Алексеев Л. В. Полоцкая земля. М., 1966. С. 58.
31Горбачев К. А. О раскопках в Смоленской губернии//ИОЛЕАЭ. 1890. Т. 51, вып. 1: Протоколы. С. 27.
32ПСРЛ. СПб., 1848. Т. 4. С. 62; 1853. Т. 6. С. 213.
33Алексеев Л. В. Полоцкая земля. С. 60.
34Седов В. В. Кривичи //СА. 1960. № 1. С. 62, рис. 7.
35Седов В. В. Дреговичи//СА. 1963. № 3. С. 119; Алексеев Л. В. Полоцкая земля. С 58
36Турбин Я. М. Раскопки 1885 г.//Древности. М., 1886. Т. 11. С. 83-86.
37Турбин Н. М. Раскопки 1885 г. С. 86.
38Сергеева 3. М. Курганы у д. Новинки//КСИА. 1975. Вып. 144.
39Штыхов Г. В. Археологическая карта Белоруссии. С. 79.
40Романов Е. Р. Заметка о дополнительных археологических местонахождениях. С. 19-124; Алексеев Л. В. Полоцкая земля. Рис. 10; Седов В. В. Дреговичи. Рис. 3.
41Историко-юридические материалы...
42Седов В. В. Дреговичи. С. 119.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Е.В. Балановская, О.П. Балановский.
Русский генофонд на Русской равнине

Алексей Гудзь-Марков.
Индоевропейцы Евразии и славяне

Д. Гаврилов, С. Ермаков.
Боги славянского и русского язычества. Общие представления

Л. В. Алексеев.
Смоленская земля в IХ-XIII вв.

под ред. В.В. Фомина.
Варяго-Русский вопрос в историографии
e-mail: historylib@yandex.ru
X