Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Аскольд Иванчик.   Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.

2.1.2. Ранняя традиция о «несчастьях магнетов» (Архилох, Феогнид, Аристотель и другие)

Свидетельство Каллина о нашествии киммерийцев, которое цитирует Каллисфен, вероятно, не было единственным. Другие поэты VII в. до н. э. (греческая проза в это время еще не существовала) наверняка также упоминали о современных им нападениях киммерийцев10. Однако ни одного прямого упоминания киммерийцев или скифов в источниках этого времени не сохранилось и мы можем надеяться лишь на косвенные свидетельства.

Одним из таких свидетельств считается фрагмент Архилоха, сохранившийся в процитированном пассаже Страбона: Κλαίω τά Θασίων, ού τά Μαγνήτων κακά — «оплакиваю несчастья фасосцев, а не магнетов» (fr. 19 Diehl, Tarditi = 20 Bergk, West = 280 Lasserre — Bonnard). Автор страбоновского источника (скорее всего, Каллисфен) считает, что в этой строчке Архилох намекает на уничтожение киммерийцами Магнесии на Меандре. При этом он отмечает, что Каллин пишет о магнетах еще как о благоденствующих и, следовательно, датируется более ранним временем. Такое толкование вполне возможно и принимается большинством современных исследователей11, однако следует учитывать, что в тексте Архилоха прямо нашествие киммерийцев не упоминалось. Об этом с полной несомненностью свидетельствует сообщение Афинея (XII, 525с): άπώλοντο δέ καί Μάγνητες οί πρός τω Μαιάνδρω διά τό πλέον άνεθήναι, ως φησι Καλλΐνος έν τοΐς έλεγείοις καί Αρχίλοχος έάλωσαν γάρ ύπ’ Έφεσίων — «также погибли и магнеты, что на Меандре, из-за большой распущенности, как говорит Каллин в элегиях и Архилох. Ведь они были захвачены эфесцами». Как видим, ссылаясь на те же тексты, что и Каллисфен, неизвестный нам автор, ставший источником Афинея, утверждает, что причиной гибели магнетов были вовсе не киммерийцы, а эфесцы, их извечные враги (нет оснований считать сообщение Афинея лишь искажением того же свидетельства Каллисфена — Страбона).

В нашем распоряжении имеются и другие тексты, видимо, относящиеся к той же традиции о гибели Магнесии и датирующиеся гораздо более ранним временем. Здесь следует назвать прежде всего два дистиха Феогнида, которые нет оснований исключать из числа собственно феогнидовских произведений и которые, следовательно, могут быть датированы около середины VI в. до н. э. В первом из них (603 — 604) пример магнетов приводится в виде предостережения согражданам: Τοιάδε και Μάγνητας άπώλεσεν έργα και ύβρις I οια τά νυν ίερήν τήνδε πόλιν κατέχει — «какие дела и наглость погубили магнетов, такие же ныне владеют этим священным городом». Смысл второго (1103—1104) тот же: 'Ύβρις και Μάγνητας άπώλεσε και Κολοφώνα I καί Σμύρνην. Πάντως, Κύρνε, καί ύμμ’ άπολει — «Наглость погубила и магнетов, и Колофон, и Смирну. Кирн, погубит также и вас». Эти стихи развивают главную тему «политической» части феогнидовского сборника — тему ύβρις, которая, по мысли Феогнида, является важнейшей опасностью для города. Это понятие неоднократно встречается в сборнике (см., например, 39—52, 541—542, 833—836, 1081—1082а, и др.) и почти всегда (единственный сомнительный случай — 541—542, «город погубит ύβρις, как погубила кентавров», где мифические кентавры заменяют реальные Магнесию, Смирну и Колофон) имеет политическое значение — что-то вроде социального эгоизма, неумеренности, нарушающей установленный порядок и общественное согласие12. Ее результатом являются гражданская война, στάσις и тирания (39—52, 1081—1082а).

Очевидно, подобные события прежде всего и имеет в виду Феогнид, когда упоминает Магнесию, Колофон и Смирну. Это предположение для Колофона подтверждается параллельной традицией; относительно двух других городов такие данные отсутствуют. Κολοφώνια ύβρις, кстати, была настолько широко известна, что даже вошла в пословицу13. О колофонской элите, в том числе о самом себе, как άργαλέης ύβριος ηγεμόνες, говорит Мимнерм (fr. 9, 4 West, Allen = 3, 4 Gentili — Prato)14, a Афиней сообщает (XII, 526c), что результатом распущенности и изнеженности горожан были στάσις и тирания в Колофоне. Фрагмент Мимнерма позволяет предположить, что, говоря о ύβρις, он также имеет в виду гражданские неурядицы в Колофоне. Сразу за процитированной строчкой говорится о том, что «мы», те самые, кто характеризуется как άργαλέης ύβριος ηγεμόνες, захватили эолийскую Смирну. В то же время Геродот (I, 150) сообщает, что колофонцы, захватившие Смирну, были изгнанниками, вынужденными покинуть родину после поражения в гражданском конфликте (στάσις). Мне кажется наиболее вероятным, что, говоря о ύβρις, Мимнерм имеет в виду именно причины этой στάσις, а вовсе не захват в далеком прошлом Колофона выходцами из Пилоса, как часто считают15. В связи с этим следует заметить, что и сама строчка Архилоха, которая, хотя и не была в основе всей традиции о «несчастьях магнетов», но играла в ее развитии, особенно в позднее время, первостепенное значение, также, вероятно, связана с гражданской смутой. Архилоховские τά Θασίων κακά — это, скорее всего, внутренние неурядицы на Фасосе, жертвой которых стал и сам поэт16.

Вполне вероятно, конечно, что Феогнид (как и Архилох) угрожает своим соотечественникам не только гражданской междуусобицей и установлением тирании, на что имеются прямые указания в его текстах, но и тем, что ослабленный внутренними беспорядками город может легко стать добычей внешнего врага. Именно так толкуют упомянутые двустишия практически все современные комментаторы, имея в виду, прежде всего, сообщение Каллисфена о разрушении киммерийцами Магнесии. Следует, однако, помнить, что уже само предположение о том, что Феогнид имеет в виду внешнюю опасность — не более, чем гипотеза, поскольку такая угроза в строках, связанных с ύβρις, не упоминается — речь идет лишь о междуусобицах и тирании.

Если это предположение, хотя и не доказано, но вполне вероятно, то мнение о том, что, упоминая Магнесию, Феогнид имел в виду ее разгром киммерийцами в 40-е гг. VII в. до н. э., т. е. за сто лет до него, основано вовсе на песке. Вряд ли можно сомневаться в том, что в первом двустишии (603 — 604), где упоминается одна Магнесия, и во втором (1103 — 1104), где она названа рядом со Смирной и Колофоном, имеются в виду одни и те же события. Уже Ф. Якоби отмечал, что это второе двустишие (а тем более первое) может быть приписано событиям любого времени — например, подчинению городов лидийцами или персами, причем в последнем случае — как эпохе Кира, так и ионийского восстания17. Однако, если датировка Феогнида серединой VI в. до н. э. верна и если разбираемые двустишия принадлежат ему, в чем нет оснований сомневаться, то наиболее естественным выглядит предположение, что он говорит здесь именно о покорении ионийских городов персами при Кире. В текстах, связанных с политикой, намек на события актуальные всегда имеет гораздо большую силу, чем на давние эпизоды истории чужих народов. Действительно, вряд ли современному политику, предостерегающему сограждан от ужасов гражданской войны, придет в голову сказать: «Вспомните о войне Севера и Юга в США или об англо-бурской войне». Он, конечно, скажет: «Посмотрите на Югославию и Кавказ». Захват малоазийских городов персами не только был важным и актуальным для сограждан Феогнида событием, в отличие от давних и далеких набегов киммерийцев, но и произвел не только на современников, но и на греков последующих поколений огромное впечатление, в значительной степени заслонив в их памяти события предыдущей эпохи. Кроме того, естественно думать о событии, которое объединило бы судьбу всех трех упомянутых городов, а не об отдельном поражении каждого из них18. Итак, сообщения Феогнида вряд ли имеют хоть малейшее отношение к киммерийцам. Кстати, античной традиции были известны и другие эпизоды (в данном случае неважно, как оценивать их достоверность), связанные с поражением магнетов и не имевшие к киммерийцам никакого отношения. Так, Николай Дамасский упоминает о взятии города Гигом Лидийским (FGrHist 90 F 62), а Плиний передает традицию о существовании в эпоху Кандавла, предшественника Гига на лидийском троне, картины художника Буларха, изображавшей истребление (exitium) магнетов неназванным противником (N.h. VII, 126; XXXV, 55, во втором тексте говорится, однако, просто о сражении, proelium, магнетов). Судя по связи этой картины с Кандавлом и, соответственно, ее ранней датировке, изображенный на ней эпизод не мог связываться в традиции со вторжением киммерийцев.

Следующее по времени свидетельство, связанное с традицией о «несчастьях магнетов» — отрывок, очевидно, из «Политии» Магнесии, написанной Аристотелем или одним из его учеников. Речь идет об одном из эксцерптов, составленных, видимо, Гераклидом Лембийским, александрийским ученым и государственным деятелем II в. до н. э.19 (50 Dilts, fr. 611, 50 Rose, ed. 1886): ούτοι (Μαγνήτες) δι' υπερβολήν ατυχημάτων πολλά έκακώθησαν. καί που καί Αρχίλοχός (fr. 19 Diehl = 20 Bergk, West) φησι κλαίω θαλασσών, ού τά Μαγνητών κακά — «Они (магнеты) сильно пострадали из-за избытка несчастий. И Архилох где-то говорит: ‘Оплакиваю несчастья морей [вместо фасосцев], а не магнетов’». В конце отрывка с искажением цитируется тот же фрагмент Архилоха. Дошедшая до нас выдержка, к сожалению, слишком лаконична и не позволяет судить ни о том, каковы, собственно, были несчастья магнетов, ни о том, что за άτυχήματα были их причиной. Важно, однако, что ни внешний враг, ни тем более киммерийцы здесь не упоминаются. Сам по себе этот факт, конечно, ни о чем не говорит, однако при сопоставлении с феогнидовскими текстами приобретает некоторое значение.

Очевидно, в рамках той же традиции, что Феогнид и Аристотель, находится и сохранившееся в словаре «Суда» сообщение: s.v. τά Μαγνητών κακά- έπί τών μεγίστων καί άλγεινοτάτων κακών παρόσον ούτοι άσεβήσαντες εις θεόν πολλών κακών έπειράθησαν. В этом сообщении, таким образом, подчеркивается нечестие магнетов, за которое они понесли наказание. Видимо, к той же традиции принадлежит и приведенное выше сообщение Афинея, согласно которому магнеты погибли из-за своей распущенности и излишней роскоши (Athen. XII, 525с-d). Приведенные данные свидетельствуют о том, что традиция о τά Μαγνητών κακά, в которой знаменитая строчка Архилоха играла, очевидно, важную роль, была широко известна в античности, а само выражение вошло в пословицу20.

Таким образом, содержание достаточно обширной традиции о τά Μαγνητών κακά сводится к тому, что магнетов погубило их собственное поведение (это, видимо, и интересовало античных авторов в первую очередь), которое привело к внутренним беспорядкам (возможно, тирании) и, вероятно, разгрому города врагом. Последнее обстоятельство, видимо, было дополнительной деталью, а не главным содержанием соответствующей традиции. Архилох, стоявший у ее истоков, киммерийцев явно не упоминал (как явствует из комментария к его стиху у Афинея). Большинство других авторов, видимо, также не связывали «несчастья магнетов» с киммерийцами — в частности, не имели их в виду, скорее всего, Феогнид и Аристотель и наверняка — источник Афинея.



10 Ср. о достаточно широком включении исторической информации в архаическую поэзию различных жанров: Dougherty 1994, 35 — 46. Не думаю, однако, что речь здесь может идти о последовательном и подробном изложении событий — скорее о более или менее кратких упоминаниях и намеках, связанных с основной темой произведений, которой события прошлого не были.

11 Ср. однако Podlecki 1984, 31-32.

12 Ср. Nagy 1985, 51-53.

13 Leutsch, Schneidewin 1839, vol. I, 266, 6-7; Goebel 1915, 108-111.

14 Непонятно, почему Б. ван Гронинген относит это свидетельство не к Колофону, а Смирне, упомянутой во фрагменте дальше: van Groningen 1966, 404.

15 См. сводку мнений Allen 1993, 75-79, ср. Malkin 1998, 229-230.

16 Ср. Pouilloux 1963, 17-18; Pouilloux 1963а, 282.

17 Jacoby 1931, 140.

18 Иначе Доватур 1989, 142, где предполагается, что в случае Магнесии речь идет о киммерийцах, Смирны — о Садиатте или Алиатте, а Колофона — о Гиге.

19 Обоснование атрибуции эксцерптов, которые ранее обычно приписывались Геракл иду Понтийскому, см. Bloch 1940. 31-39. О рукописной традиции см. Dilts 1971, 9-13.

20 Кроме процитированного сообщения Суды, см. Leutsch. Schneidewin, 1851, vol. II, 657; Julian. Orat. 7, 2l Od.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Игорь Коломийцев.
Тайны Великой Скифии

Р.Ю. Почекаев.
Батый. Хан, который не был ханом

коллектив авторов.
Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния

Василий Бартольд.
Двенадцать лекций по истории турецких народов Средней Азии

Евгений Черненко.
Скифские лучники
e-mail: historylib@yandex.ru
X