Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Аскольд Иванчик.   Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.

Часть 1. Греки и евразийские номады в VIII — начале VII вв. до н. э. Эпоха до начала прямых контактов

Древнейшие в античной литературе сообщения о евразийских номадах происходят из гомеровских эпических поэм, «Илиады» (N 3-6) и «Одиссеи» (λ 14). Проблема датировки создания и письменной фиксации этих двух поэм многократно дискутировалась. Я не могу рассматривать ее здесь подробно, отмечу лишь, что наиболее обоснованным мне представляется мнение о том, что поэмы были созданы в пределах второй половины VIII в. до н. э. — «Илиада» ближе к ее началу, а «Одиссея» — концу1. Обе они, очевидно, были записаны сразу после создания самим автором или под его диктовку2, или же ненамного позже. Вполне возможно, что идея записи длинных эпических поэм и создания письменного эпоса могла быть заимствована греками с Ближнего Востока, где такая практика существовала с древнейших времен, вместе с самой письменностью3. В определении времени записи гомеровских поэм особую роль играет так называемый «кубок Нестора» третьей четверти VIII в. дон. э. с о. Питекуссы4, надпись на котором, вероятно, содержит аллюзию на Гомера, и во всяком случае свидетельствует о существовании уже в это время развитой традиции записи гекзаметров и, вероятно, поэтических книг.

Поэмы Гомера стоят в конце длительной традиции устного эпического творчества и их автор, несомненно, сам принадлежал этой традиции, на нее опирался и черпал из нее свой материал. Однако запись поэм придала им новое качество и зафиксировала то состояние устной эпической традиции, в котором она находилась в момент записи, непосредственно последовавшей или одновременной с созданием самих поэм. Гомеровский текст не подвергался более тем существенным изменениям, которые неизбежны в устной традиции, и его дальнейшая история подчинялась законам передачи письменного, а не устного текста. В соответствии с этим гомеровские поэмы отражают прежде всего ту картину мира и те представления, которые были характерны для греков эпохи создания и письменной фиксации поэм, хотя некоторые незначительные реминесценции более ранних эпох, вплоть до микенской, входили в общий фонд эпической традиции и, разумеется, использовались и Гомером5. Таким образом, мы можем опираться на гомеровские поэмы при воссоздании тех представлений (в данном случае — представлений о евразийских номадах и Черном море), которые были характерны для греков второй половины VIII в. до н. э.

Проблема конституции текста Гомера чрезвычайно сложна и не может считаться до конца решенной. В доалександрийское время, видимо, существовал значительный разнобой в его рукописях. Они различались не только отдельными словами, но и количеством строк, часть из которых могла вноситься в текст рапсодами, исполнявшими поэмы (устное исполнение поэм и устная рапсодическая традиция сосуществовали с письменной передачей текста по меньшей мере до эллинистической эпохи, см. Athen. XIV, 620 b-d), а часть появилась в результате сознательной фальсификации (см. Plut. Thes. 20, 1-2; Schol. A ad Δ 230, А 273; Schol. В ad В 557, ср. Strabo IX, 1, 10; Diog. Laert. I, 48 и др.).

В схолиях к Гомеру упоминаются версии, принятые в разных городах (πολιτιαί (scil. εκδόσεις)), из которых чаще других массалиотское, и издания, составленные отдельными людьми (διωρθώσεις, εκδόσεις κατ άνδρα)6, из которых наиболее известны принадлежавшие Антимаху из Колофона, Еврипиду Младшему и Аристотелю (так называемое ή έκ τοΰ νάρθηκος: ΡΙut. А1ех. 8, 2; Strabo XIII, 1, 27). По-видимому, все эти издания достаточно сильно отличались от того, что легло в основу всех известных нам рукописей и значительной роли в истории текста Гомера не сыграли, хотя и использовались александрийскими филологами. Во всяком случае, это верно для текста, принадлежавшего Аристотелю7 и Платону8. По-видимому, в основе так называемой рукописной вульгаты лежит афинская версия текста Гомера, которой придерживались рапсоды, исполнявшие его поэмы во время Панафиней9.

После создания александрийской библиотеки, куда были собраны самые разные рукописи Гомера, начался новый этап истории его поэм, характеризующийся бурной деятельностью александрийских филологов по критическому изданию и реконструкции их подлинного текста. Наибольшие заслуги здесь принадлежат Зенодоту Эфесскому (первая половина III в. до н. э.), Аристофану Византийскому (вторая половина III —начало II в. дон. э.) и Аристарху Самофракийскому (около 215 — около 145 гг. до н. э.). Об их деятельности мы знаем в основном из позднеантичных и византийских схолий к Гомеру10, а схолиасты, в свою очередь, пользовались не самими изданиями и трудами александрийцев, а посвященными им сочинениями грамматиков римского времени, таких как Дидим, Аристоник, Никанор и Геродиан, да и то не в оригинале, а в сокращениях. Деятельность александрийских и более поздних филологов еще более затрудняет задачу реконструкции текста Гомера, поскольку ее результатом было проникновение в текст многих произвольных и неверных конъектур, чаще всего основанных на нормализации грамматики или толкованиях текста11.

Важным источником по истории текста Гомера являются египетские папирусы, сохранившие достаточно значительные фрагменты его поэм12. Фрагменты, относящиеся к III-первой половине II вв. до н. э., демонстрируют сильный разнобой в чтениях и отсутствие единой традиции, причем многие из них существенно отличаются от известного сейчас текста. Этот разнобой прекращается во второй половине II в. до н. э., и с этого времени можно говорить о существовании «стандартного» текста Гомера, легшего в основу и известных нам византийских рукописей13. Это обстоятельство следует связывать с деятельностью Аристарха, хотя из известных нам 874 его чтений только 80 сохранились во всех известных рукописях, 160 в большинстве и 132 ни в одной14. По-видимому, в основу своего издания Аристарх, в отличие от своих предшественников, положил панафинейский текст Гомера, исправляя его в тех случаях, когда считал чтения других источников или собственные конъектуры лучшими, что и отмечал в своем комментарии (υπομνημα). Этот текст и стал стандартным, однако в широких кругах читателей Гомера растерял большую часть разночтений, обозначение которых было предназначено для специалистов15. При этом зачастую выпадали чтения, одобренные самим Аристархом, а в тексте оставались те, с которыми он был не согласен. Таким образом, в основе «вульгаты» Гомера лежит панафинейский вариант его текста, принявший некоторые поправки Аристарха, а возможно и других, более поздних, филологов. Этот текст стал источником всех поздних свидетельств о Гомере, как цитат у авторов, так и рукописей и папирусов16.

В настоящее время известно 75 рукописей «Одиссеи», относящихся ко времени с X по XVIII вв. Старейшими и наиболее авторитетными из них являются Laurentiani 32, 24 (L4) и 52 (L8), обе X—XI вв., Palatinus 45 (Pal) 1201 г. и Harleianus 5674 (Н3) XIII в. «Илиада» известна в большем количестве рукописей — Т. Аллен их насчитывает 188. Важнейшими из них являются Veneti 454(A) X в. и 453 (B) XI в., Laurentianus 32.15(D) Хв., Genavensis 44 (Ge) XIII в. и Musei Britannici Burney 86 (Т) 1059 г. К сожалению, проблема рукописной традиции Гомера до сих пор недостаточно ясна. Не имеется общепризнанной стеммы рукописей Гомера, и, видимо, построение подобной стеммы невозможно в принципе, поскольку вся рукописная традиция в условиях пристального многовекового филологического изучения текста Гомера контаминирована17.

Насколько известно, в эпоху создания гомеровских поэм греки еще не вступили в непосредственные контакты с евразийскими номадами, и во всяком случае эти контакты были крайне редкими. Гомеровские поэмы, таким образом, позволяют судить о том, что было известно грекам об этих кочевниках во второй половине VIII в. до н. э. Гомеровские свидетельства, однако, сильно мифологизированы и сложны для анализа. Достаточно сказать, что связанная с их пониманием полемика была чрезвычайно активной уже в эллинистическое время и, несмотря на более чем двухтысячелетнюю историю изучения, до сих пор исследователи не пришли к общепризнанным выводам. Рассматривая гомеровские свидетельства, нам неизбежно придется разбирать и разнообразные их толкования — как античные, так и современные, тем более, что последние зачастую являются лишь продолжением первых. Необходимость рассмотрения не только самих гомеровских текстов, но и связанных с ними схолиев, лексикографических данных и подобных, диктуется и изложенными выше особенностями истории текста «Илиады» и «Одиссеи».



1 См. Wilamowitz-Moellendorff 1916, 356-376; Schadewaldt 1959, 87-129; Lesky 1967, 693; Kirk 1985, 1-10; Morris, 1986, 91-115. В последнее время в пользу этой даты см. например Crielaard 1995, 201-288 (конец VIII или начало VII вв. до н.э.); Morris 1997, 535-559; Snodgrass 1997, 560-564; Raaflaub 1997, 625-628; Tandy 1997, 8-12; Thalmann 1998, 9-10; Dougherty 2001, 12. Против Burkert 1976, 5-21. где предлагается датировать «Илиаду» временем после 663 г. до н. э., когда, после разграбления столицы Верхнего Египта Ашшурбанипалом, до народов Восточного Средиземноморья впервые, по мнению автора, дошли слухи о ее богатстве. Этот аргумент, однако, не кажется вполне убедительным, ср. Heubeck 1982, 442 — 443. Даже если предположить, что в основе гомеровской фразы лежит реальная информация о богатстве египетских Фив, что само по себе не очевидно, то слухи о нем могли доходить до греков и раньше. Разгром Ашшурбанипалом Фив не представляет, на мой взгляд, жесткого terminus post quem для датировки «Илиады». Ср. по поводу этого пассажа, который к тому же, возможно, интерполирован: Froidefond 1971, 30-35. Ср. также West 1995, 203 — 219, где предлагается датировка «Илиады» между 670 и 640 г. до н. э., на мой взгляд завышенная, ср. ниже об образе киммерийцев в «Одиссее». К этой датировке присоединяется также Osborne 1996, 157-159. Еще более позднюю датировку поэм см. Dickie 1995, 29 — 56 (вторая половина VII в. до н. э.); Jensen 1980; Ballabriga 1998, passim (VI в. до н. э.). Ruijgh 1995, 1-92; Malkin 1998, 262-273, напротив, предпочитают датировать поэмы IX в., Powell 1991, 187 — 220 — первой половиной VIII в. до н. э.

2 Аргументы в пользу того, что поэмы были записаны под диктовку Гомера см. Janko 1990, 326-334; Janko 1998, 1-13. Ср. о невозможности длительной устной передачи гомеровского текста Parry 1966, 177-216; Morris 1986, 83-86; Powell 1991, 189-190, расе Nagy 1996, 109-112; Nagy 1996a, 29-112, который связывает первую письменную фиксацию поэм с Писистратидами.

3 Kullmann 1992с, 154-155; Malkin 1998, 267-268.

4 Первая публикация: Buchner, Russo 1955, 215-234. Ср.

5 Russo 1993, 745-750, Tav. 72-73, здесь же см. библиографию работ о «кубке Нестора», опубликованных до 1991 г.: Vox 1993, 751-765. О связи этой надписи с развитым письменным стихотворным творчеством см. также West 1994а, 9—15 (предполагает, что надпись имеет в виду не «Илиаду», а другую поэму, но соглашается с тем, что эта гипотетическая поэма была уже записана); Murray 1994, 47—54; Cassio 1994, 55-67; Malkin 1998, 156-160; Lamboley 2001, 29-39. 5 Об этом см. особенно Morris 1986, 81-138. Ср. Kullmann 1993, 129-147.

6 См. о них Citti 1966, 227-267; Haslam 1997, 69-70.

7 La Roche 1866, 23-31; ср. Nardelli 2001, 74-75.

8 La Roche 1866, 32-36; Labarbe 1949; cp. Nardelli 2001, 73-74.

9 Chantraine 1973, 5-16; Davison 1962, 223-225; Haslam 1997, 82-84. Специально о писистратовской рецензии Гомера см. Allen 1924, 225-248; Merkelbach 1952, 23-47; Davison 1955, 1-21.

10 См. их характеристику: Dindorfius 1855, LXXII; Mazon 1959, 74-88; Erbse 1969, XI-LXXII.

11 О деятельности этих филологов см. подробно Lehrs 18823; Duntzer 1848; La Roche 1866; Ludwich 1884-1885; Roemer 1924; van der Valk 1949; Erbse 1959, 275-303; Pfeiffer 1978; Nickau 1977; Apthorp 1980; Slater 1986; Luhrs 1992; Nagy 1996, 114-206 и др.

12 Pack 1965, 49-72; Davison 1956, 51-58; del Corno 1961, 3—54; West 1967. Новые публикации гомеровских папирусов и содержащиеся в них разночтения см. в базе данных Homer and the Papyri, ed. G. Nagy, C. Due, M. Ebbott, D. Yatromano-lakis: http://chs.harvard.edu/homerpapyri.

13 Haslam 1997, 63-69.

14 Lesky 1971, 97. Cp. Allen 1924, 304-305.

15 Cp. Davison 1962, 223-224; Haslam 1997, 84-87.

16 Ср. уже Wolf 1795, 257. Встречающиеся у поздних авторов, особенно у Плутарха и Страбона, гомеровские цитаты, расходящиеся с «вульгатой», по всей видимости восходят не к доалександрийским рукописям, а заимствованы этими авторами у их предшественников, цитировавших Гомера по доаристарховому тексту, ср. West 1967, 15; Haslam 1997, 77-79.

17 La Roche 1866, 481 ff; Allen 1910, 1-85; Allen 1931, cp. Wecklein 1915; Chantraine 1959; Tachinoslis 1984; Haslam 1997, 89-99; Nardelli 2001, 41-118. Главные издания Гомера: editio princeps: Demetrios Chalkokondyles (Firence 1488). Критические издания: D.B.Monro, Th. W. Allen (Oxford 1917- 19192, 19203) (стандартное издание); J. La Roche (Lipsiae 1867, 1873); A. Ludwich (Lipsiae 1889, 1902); Th. W.Allen (Oxonii 1931) («Илиада», editio maior); P. von der Muhll (Basel 1946, 19552, 19623) («Одиссея»); P. Mazon (Paris 1947-1955) («Илиада»); P. Berard (Paris 1945-19472) («Одиссея»); H. van Thiel (Hildesheim 1991, «Одиссея»; 1996, «Илиада»); M. L. West (Stuttgart, 1998-2000, «Илиада»).
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Валерий Гуляев.
Скифы: расцвет и падение великого царства

под ред. А.А. Тишкина.
Древние и средневековые кочевники Центральной Азии

коллектив авторов.
Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния

Э. Д. Филлипс.
Монголы. Основатели империи Великих ханов

М. И. Артамонов.
Киммерийцы и скифы (от появления на исторической арене до конца IV в. до н. э.)
e-mail: historylib@yandex.ru
X