Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Аскольд Иванчик.   Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.

1.3.3. Ранние аргонавтики и представления о Черном море

Другой, независимый от предыдущего, мифологический цикл, связанный с Черным морем — миф о плавании аргонавтов в Эю. Он многократно использовался как свидетельство доколонизационных связей Эгеиды с восточным и северным Причерноморьем. Однако Эя первоначально мыслилась как страна на берегу Океана или остров в Океане. Одно из древнейших упоминаний путешествия аргонавтов, фрагмент Мимнерма (fr. 11 West, Allen, 10 Gentili — Prato), к тому же прямо говорит о том, что его цель, страна Ээта, находилась на берегу Океана:

Αίήταο πόλιν, τόθι τ' ώκέος Ήελίοιο
άκτίνες χρυσέωι κείαται εν θαλάμωι
'Ωκεανού παρά χείλος, ϊν' ώιχετο θειος Ίήσων —

«(в) город Ээта, где лучи быстрого Гелиоса лежат в золотом покое, на берегу Океана, туда пришел божественный Ясон»75. Таким образом, для того, чтобы достигнуть страны Ээта, аргонавты должны были совершить путешествие по Океану. Можно, следовательно, констатировать, что путешествие по Океану было неотъемлемой частью древнейших версий аргонавтик и что цель путешествия аргонавтов, Эя, рассматривалась в этих версиях как океанская страна76.

Об этом же свидетельствует и весь заимствованный из древнейших «Аргонавтик» материал, который сохранился в составе «Одиссеи» (см. выше, 1.2.3). Все связанные с аргонавтиками понтийские материалы используются Гомером, видимо, следующим здесь за своим предшественником, именно при описании Океана. Прямое упоминание корабля аргонавтов в «Одиссее» (μ 70) также находится в океаническом контексте и подразумевает, что аргонавты плыли по Океану. В предыдущей главе я уже рассмотрел проблему использования причерноморского материала в ранних «Аргонавтиках», а через них — в «Одиссее», что позволяет здесь лишь еще раз подчеркнуть тот факт, что путешествие аргонавтов в раннее время локализовалась одновременно в Океане и в Черном море. Это еще раз подтверждает предположение об их отождествлении.

Что касается локализаций мифической Эи, то они отражают расширение греческого географического кругозора. Эта страна оказывалась каждый раз локализованной в самой удаленной точке известного мира77. На определенном этапе развития традиции, а именно во второй половине VIII в. до н. э., она оказалась отождествленной с понтийской страной Qulha / Κολχίς, находившейся к западу от реки Чорохи, в восточной части южного побережья Черного моря (см. выше, 1.2.4). Отождествление понтийской Колхиды с океанской Эей подразумевает и отождествление Черного моря с Океаном, которое, следовательно, существовало в эту эпоху.

Первым источником, свидетельствующим об отождествлении Эи с Колхидой, обычно считается фрагмент Евмела Коринфского: ό (ΑΙήτης scil.) δ' ωχετο Κολχίδα γαΐαν — «он (Ээт) отправился в страну Колхиду» (fr. 3 Bernabe). Однако датировка поэм, циркулировавших под именем Евмела, неясна; по всей видимости их окончательный текст был записан уже во второй половине VI в. до н. э., хотя и включал в себя более ранние элементы (см. выше, 1.2.4). Поэтому данный фрагмент не может служить в качестве хронологического репера. Наличие в поэмах Евмела информации о южном побережье Черного моря могло бы подтверждаться упоминанием Синопы в одном из его фрагментов (fr. 10 Bernabe = FGrHist 451 F 5 = Schol. Apoll. Rhod. II, 946/954c). Если схолиаст Аполлония Родосского не ошибается, Синопа была, согласно мнению Евмела, одной из дочерей Азопа78. Однако нет полной уверенности в том, что в данном случае имеется в виду именно черноморская Синопа (данное имя известно и в других местах, см. об этом ниже, 2.3.1), хотя это и кажется наиболее вероятным. Если речь идет о черноморской Синопе, крайне маловероятно, что она могла быть упомянута в этом контексте до основания греческой колонии на южном побережье Понта. В таком случае, речь идет об одном из поздних элементов в поэмах Евмела, относящемся ко времени не ранее VI в. до н. э. (ср. выше 1.2.4). Однако этим не исчерпываются проблемы, связанные с данным фрагментом. Независимо от его даты, аутентичность сообщения Евмела весьма сомнительна, как и аутентичность свидетельства о том, что он упоминал музу по имени Борисфенида, сохранившегося в схолиях Цеца к Гесиоду (fr. 17 Bernabe). Дело в том, что уже ранние авторы пользовались в основном прозаическим переложением поэм Евмела, созданным, видимо, еще в VI в. до н. э. (ср. Paus. II, 1, 1; Clem. Alex. Strom. VI, 2, 26, 7)79. Сама поэма, вероятно, была утрачена уже к эпохе эллинизма. Разумеется, при составлении этого прозаического переложения, в текст «Евмела» могли попасть поздние элементы. Сохранившиеся в поздних текстах стихотворные цитаты их авторы вполне могли заимствовать не непосредственно из стихотворного текста поэмы, а у своих предшественников. Однако даже если упоминание Борисфениды Евмелом аутентично, это еще не означает его знакомства с районом Днепра. Действительно, в нашем распоряжении имеется античная традиция, согласно которой Борисфеном называлась не только впадающая в Черное море река, но и Геллеспонт (Hesych. s.v.; Steph. Byz. s.v.). Упоминая Борисфениду, Евмел таким образом мог иметь в виду Геллеспонт.

Позже, с расширением географических познаний, отождествленная с Колхидой Эя была перенесена дальше на восток, тем более, что Кулха не существовала более на политической карте региона. Пережитки старого представления о локализации Колхиды, однако, еще сохранялись. Так, Ксенофонт (Anab. IV, 8, 22) сообщает, что Трапезунт находился в Колхиде. Колхида-Эя оказалась помещенной на кавказском побережье Черного моря, в устье реки Риони. В позднюю эпоху этот район считался наиболее удаленной точкой Понта, хотя греки уже и не отождествляли это море с Океаном (ср. έσχατα πείρατα Πόντου: Apoll. Rhod. II, 1264; in ultima Ponti: Ovid. Her. 18, 157; intima Ponti: Veil. Pater. I, 40, 1), или даже по-прежнему — крайней точкой мира (ή Αια πόλις της Κολχίδος, αύτη έπ έσχατος κείται της οικουμένης: Schol. Apoll. Rhod. II, 413/418а). Страбон (XI, 2, 16) даже приводит ямбическую поговорку: ειςΦάσιν, ένθα ναυσιν έσχατος δρόμος, хотя тут же оговаривается, что μύχος τού Ευξείνου в действительности находится у Диоскуриады.

В подтверждение гипотезы об очень раннем отождествлении Эи с кавказским регионом и даже о кавказском происхождении мифа об аргонавтах цитировался еще один текст Ксенофонта. Так, Р. В. Гордезиани писал, что имя Ээта «было распространено среди царей фасианов»80. В действительности, однако, текст Ксенофонта, на который он при этом опирается (Anab. V, 6, 36), не позволяет сделать такого заключения: Αίήτου δέ ύϊδοΰς έτύγχανε βασιλεύων αυτών (Φασιανών scil.) — «царствующим над ними (фасианами) был внук (потомок) Ээта». Данная фраза свидетельствует лишь о том, что генеалогию царей фасианов возводили к мифическому царю Ээту. Подобные генеалогические конструкции были чрезвычайно распространены в греческом мире и не могут служить основанием для выводов исторического характера.

Пережитки представлений об океаническом плавании аргонавтов сохранились и в поздних версиях этого мифа. Исчезновение отождествления Океана с Черным морем наряду с локализацией Эи на кавказском побережье этого моря не оставляло более места для подобного путешествия. Авторитет древней традиции не позволял, однако, просто отбросить представление о плавании аргонавтов по Океану. Чтобы избежать этого противоречия, было создано рационалистическое объяснение, согласно которому аргонавты вышли в Океан на обратном пути из Черного моря через реки (Истр, Фасис, Танаис и др.) и, следовательно, возвратились к себе через Океан. Некоторые версии заставляют аргонавтов даже перетаскивать свой корабль в Океан по суше (Pind. P. IV, 25; Schol. Apoll. Rhod. IV, 257/262b). В более ранних версиях, однако, говорилось о том, что аргонавты вернулись тем же путем, каким и приплыли, то есть через Босфор81. Гомер, самый ранний автор, упоминающий аргонавтов, говорит, что они прошли Планкты, обычно отождествляемые с Босфором, именно возвращаясь из страны Ээта: Αργώ πάσι μέλουσα παρ' Αίήταο πλέουσα (μ 70). Согласно Еврипиду, аргонавты также вернулись через Босфор (Eur. Med. 1262-1264, ср. 432 — 433): ώ κυανεάν λιποΰσα Συμπληγάδων πετράν άξενωτάταν έσβολάν — «О ты (Арго), покинувший негостеприимнейший проход Симплегад, темно-синих скал». Того же мнения придерживались и Софокл (fr. 547 Radt, 504 Nauck), и Каллимах (fr. 9 Pfeiffer). Мнение Гекатея относительно обратного пути аргонавтов неясно, поскольку схолии к «Аргонавтикам» Аполлония Родосского содержат два взаимоисключающих указания по этому поводу (Schol. Apoll Rhod. IV, 257/262b, 282/291b Wendel). Согласно первому, Гекатей полагал, что аргонавты возвращались через реку Фасис, согласно второму, напротив, что они прошли на обратном пути через Босфор82. Те же схолии указывают, что, согласно мнению автора гесиодического «Каталога женщин» (fr. 241 Merkelbach — West), аргонавты вернулись через Фасис. Это сообщение, возможно, позволяет датировать появление соответствующего представления серединой VI в. до н. э.

Миф об аргонавтах не может, следовательно, использоваться как аргумент в пользу существования древних контактов между Эгеидой и Кавказом. Эя древнейших версий аргонавтик не локализовалась на Кавказе83. Примерно в конце VIII в. до н. э. эта мифическая страна была отождествлена с Кулхой, которая также находилась не на Кавказе, а значительно юго-западнее. Отождествление Черного моря и Океана послужило одной из главных основ колхидской локализации мифа об аргонавтах, а также сильно повлияло на все развитие традиции, касающейся этого мифа.



75 Об этом фрагменте и восстановлении его контекста см. Lesky 1966, 27-31; Drager 1996, 30-45. Ср. Allen 1993, 88-93.

76 Возможно отождествление Ээта с богом подземного царства, а его страны с загробным миром, ср. Wilamowitz-Moellendorff 1906, Bd. Ill, 171 ff; Wackernagel 1897, 7 (сближение имен Αιήτης и Άίδης); Lesky 1966. 40 ff.

77 Seeliger 1884, 532; Kubitschek 1933, 292.

78 Ср. FGrHist, Bd. IIIb (1955), 301-302.

79 Ср. Bethe 1907, 1081; Radermacher 1938, 159; FGrHist, Bd. IIIb (1955), 297.

80 Гордезиани 1972, 184.

81 Источники см. Stender 1878, 8 ff; Robert 1923, 828 ff. Ср. Lesky 1947, 62-64; Wehrli 1955, 154 ff; Lesky 1966a, 412; Ballabriga 1998, 157-159.

82 Попытки объяснить это противоречие см. Hollander 1861, 21; Aly 1921, 119. Ср. Ramin 1979, 97-98.

83 Ср. также связи мифологии Ээта и Медеи с Коринфом: Schol. Pind. О. XIII, 75; Schol. Eur. Med. 9; Tzetz. Schol. Lyc. 174; Paus. II, 3, 6-8 и др. Ср. Escher 1894, 943; Gruppe 1906, Bd. I, 128-133, 557; Wüll 1955, 81-129.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

С. В. Алексеев, А. А. Инков.
Скифы: исчезнувшие владыки степей

Игорь Коломийцев.
Тайны Великой Скифии

Герман Алексеевич Федоров-Давыдов.
Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов

Валерий Гуляев.
Скифы: расцвет и падение великого царства

Рустан Рахманалиев.
Империя тюрков. Великая цивилизация
e-mail: historylib@yandex.ru
X