Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Аскольд Иванчик.   Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.

1.1.9. Историки Александра о «скифах абиях»

Несколько особняком от прочей эллинистической традиции, связанной с этим гомеровским пассажем, стоят два сообщения историков Александра — Арриана (Anab. IV, 1, 1, сюда же Itin. Alex. 95) и Курция Руфа (VII, 6, 11). Оба автора сообщают о том, что, когда Александр находился в Средней Азии, поблизости от Мараканды, к нему явились послы от «скифов абиев» (πρέσβεις παρά τε Σκυθών τών Αβίων καλουμένων; legati Abiorum Scytharum). Совпадение основного содержания сообщений, как и некоторых их деталей, заставляет полагать, что они восходят к общему источнику. Однако определить этот источник не представляется возможным, хотя наиболее вероятно, что речь должна идти об одном из участников похода Александра, например Птолемее или Клитархе, заимствование материала которых обоими авторами широко известно. Если это так, то рассказ Арриана — Курция Руфа должен восходить в конечном итоге еше к концу IV в. до н. э. Их сообщение отличается от господствовавшей в античности традиции прежде всего тем, что они считают абиев «азиатскими скифами» и четко отделяют их от скифов европейских, также приславших послов к Александру. Очевидно, именно этой традиции следует также и Птолемей (VI, 15, 3), помещающий своих «абиев скифов» в «Скифии за горой Имей», то есть чуть ли не на крайнем северо-востоке.

Оба автора, Арриан и Курций Руф, говорят о независимости абиев (αυτόνομοι, liberi), причем последний уточняет «со времен смерти Кира» (ex quo decesserat Cyrus). Это, конечно, отражает античную традицию, существовавшую в разных вариантах, о гибели Кира от руки среднеазиатских масса-гетов, с которыми, очевидно, источник Арриана и Курция и отождествляет абиев. Оба автора, говоря о них, ссылаются на гомеровский текст: это, по-видимому, означает, что ссылка на него имелась и в их общем источнике. Чрезвычайно важным, однако, является тот факт, что каждый из них по-своему комментирует гомеровский текст. Это означает, скорее всего, что соответствующий комментарий отсутствовал в общем источнике — нет никаких причин для того, чтобы, заимствуя весь рассказ, опустить лишь этот комментарий. Арриан по существу вообще воздерживается от подобного комментария (как, вероятно, и его авторитет), отмечая лишь, что Гомер называет абиев «справедливейшими людьми» (δικαιοτάτους άνθρώπους). Затем он добавляет, однако, что абии остались независимыми не в малой степени из-за своей бедности и справедливости (ούχ ήκιστα διά πενίαν τε καί δικαιότητα). Это замечание, по всей видимости, принадлежит самому Арриану, а не какому-то из его источников, и отражает его не раз высказанный по другим поводам взгляд (например, III, 24, 2 — о мардах; VII, 15, 1 — 2 — о косцах и др.), что народы, живущие в бедности и тяжелых природных условиях, храбры и воинственны. Интересен в этом отношении текст V, 4, 5, где он говорит о причинах покорения персами всей Азии. Здесь он прямо сопоставляет древних персов со скифами (что заставляет обратить особое внимание на упомянутый пассаж при обсуждении рассказа об абиях) и говорит, что они были бедны и вели суровый образ жизни, а также имели сходную со спартанской систему воспитания, что и привело их к победе над изнеженными соседями.

Курций Руф, в отличие от Арриана, видимо, в соответствии с текстом их общего источника, не поясняет, почему абии остались независимыми. Он дает, напротив, комментарий к определению их как «справедливейших»: iustissimos Barbarorum constabat: armis abstinebant, nisi lacessiti, libertatis modico et aequali usu principibus humiliores pares fecerant — «было известно, что они справедливейшие из варваров: они не брались за оружие, разве что бывали на это спровоцированы. Свободой они пользовались умеренно и в равной мере, благодаря чему людей низшего положения уравнивали с высшими». Этот комментарий, видимо, добавленный к тексту источника самим Курцием и отражающий расхожие в его время представления о «добрых дикарях», в первой своей части, пожалуй, даже противоречит тому, что говорит Арриан.

Можно полагать, следовательно, что общий источник Арриана и Курция Руфа не содержал идеализирующего описания абиев и лишь вскользь упоминал о тексте Гомера. Весьма вероятно, что этот общий источник был произведением одного из участников похода Александра, бывшего, следовательно, свидетелем появления посольства от среднеазиатских саков (нет никаких причин для отрицания историчности этого события). Появление названия абиев в этом тексте скорее всего было вызвано тем, что народ, приславший послов Александру, действительно носил какое-нибудь название (о существовании разных названий у среднеазиатских сакских племен мы знаем, например, из персидских надписей), созвучное с названием абиев. Можно предполагать и описку, скажем, в «Эфемеридах» Александра, использовавшихся впоследствии авторами сочинений о нем — например ABIOI вместо APIOI. То, что среднеазиатские саки носили общее для всех иранцев самоназвание Aryä достаточно хорошо известно. В противном случае появление здесь названия гомеровского народа трудно объяснить — комментарий к «Илиаде» не был задачей биографов Александра, да и упоминание абиев даже у Арриана и Курция Руфа сделано походя, а в их источнике о них, видимо, говорилось еще более лаконично. Кроме того, не видно причин, какие могли бы в противном случае заставить локализовать гомеровских абиев в глубинах Азии, идя при этом против всей предыдущей традиции.

С этими текстами следует сопоставить и еще одно сообщение о посольстве абиев к Александру, содержащееся в схолиях рукописей А и Т «Илиады», которое, однако, значительно отличается от свидетельств Арриана и Курция. Согласно ему, Александр покорил всех скифов, кроме абиев, а те сами прислали к нему посольство, прослышав о величии его души. Очевидно, основанием традиции, отразившейся в схолии, было то же сообщение общего источника Арриана и Курция Руфа, что, вероятно, еще раз свидетельствует о его древности. Это сообщение, однако, как видим, подверглось значительной переработке в духе характерной для эллинизма и более позднего времени романтизации личности Александра. Весьма вероятно, что оно стало основой для эпизода одного из сочинений, в которых личность Александра представала в легендарной идеализированной форме.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В. Б. Ковалевская.
Конь и всадник (пути и судьбы)

С. В. Алексеев, А. А. Инков.
Скифы: исчезнувшие владыки степей

Э. А. Томпсон.
Гунны. Грозные воины степей

С.А. Плетнёва.
Kочевники южнорусских степей в эпоху средневековья IV—XIII века

А.Н. Дзиговский.
Очерки истории сарматов Карпато-Днепровских земель
e-mail: historylib@yandex.ru
X