Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Антонио Аррибас.   Иберы. Великие оружейники железного века

Религиозные верования

   Исследования показали, что верования и религиозные ритуалы иберийцев носили средиземноморский характер. Авиен рассказывает об астральных солнечных и лунных культах на островах и мысах. Символы луны и полумесяца на иберийских рельефах и монетах говорят о той же самой идеологии.

   В Месете и на северо-западе известно более 200 римских надписей, посвященных местным божествам. Отсутствие кельтского алфавита объясняет наличие таких латинских надписей на могильных камнях позднего римского периода. Быстрая романизация иберов, вероятно, привела к уничтожению местных культов. Из-за нашей неспособности расшифровать иберийский алфавит многие божества, чьи имена, возможно, называются в иберийских надписях, остаются неизвестными. Возможно, имена богов, сохраненных в римских текстах, восходят еще к докельтскому периоду и относятся к божествам из святилищ.

   В других прибрежных поселениях находят святилища в честь морской богини типа Венеры-Астарты. Похоже, это указывает на ассимиляцию, о чем свидетельствуют храмы Гадеса и Вильярикоса, статуи Танит, храмы Крона-Молоха и Мелькарта в Гадесе, где жрецы служили на восточный манер. Статуэтка Деметры, найденная в захоронении Галеры, имеет прототипы в Хагии Эйрене (Кипр) и Солунто (Сицилия). Это свидетельствует о восточном проникновении в местную религию.

   Рис. 36. «Крылатая богиня» (фрагмент керамики из Эльче)

   Культ быка имеет древнее средиземноморское происхождение. На полуострове, где его можно проследить вплоть до Гериона, об этом свидетельствуют головы быков, найденные в святилищах Балеарика (Костич) и Андалузии.

   В рамках культа голубя, где эта птица персонифицирует богиню-мать плодородия, жрецы и верующие дарят птиц божеству.

   Средиземноморская идея символизируется также большим количеством избражений львов, монстров, сфинксов и других животных. Об этом же говорят святилища Испанского Леванта, посвященные Артемиде Эфесской, Зевсу и Крону-Сатурну.

   Крылатые богини на керамике Эльче приписываются эллинской традиции, так же как и рельефные изображения Пофнии Ферон и Пофнии Гиппон. Женщина-укротительница из Эльче изображена между головами вздыбленных лошадей. Эта сцена является отражением рельефа из храма «В» в Приньясе, датированного концом VII века до н. э., и еще одним изображением из Аркадеса на Крите. Это же божество можно видеть на серьгах из Сантьяго-де-ла-Эспада. Ее мужской аналог запечатлен на множестве различных рельефов, главным образом в Иберийском регионе (Вильярикос, Сагунт, Могон и Балонес), хотя он также встречается и в кельтском.

   Святилище Эль-Сигарралехо посвящено Пофнию Гиппону, чей торс был найден возле отколотой руки, держащей голубей. Некоторые богини из Эльче и одна из Сантьяго-де-ла-Эспада соответствуют прототипу, найденному в святилище Артемиды Орфийской из Спарты.

   Соединение средиземноморской и кельтской религий иллюстрирует «бронза Каррьясо», на которой изображено божество, появившееся от союза двух птиц и держащее в каждой руке треугольник. Эта фигура считается богиней плодородия, возникшей на основе идентификации богинь Хатор и Исиды. Треугольники схематически изображают цветок лотоса, а птицы олицетворяют кельтский солнечный корабль. Соединение этих двух элементов, возможно, произошло в пограничной зоне, по всей видимости в Тартессе, чем можно пояснить появление восточных символов на изделиях из кости Восточной Кармоны, на котлах с грифонами, а также изображение грифона над лотосом на поясе из Алиседы, о котором мы расскажем позже. На этом поясе, как и на брошке из Ивисы, датированной периодом между 650-м и 600 годами до н. э., изображено святое дерево. Это же дерево можно видеть на расписной керамике из Азалии и на диске из Деспеньяперроса.

   Большое значение для понимания иберийской религии имеет фиал из Тивиссы. Он сделан из позолоченного серебра с головой льва в центре, вокруг которой выгравированы различные сцены. На одной загробному божеству (Аиду) кто-то предлагает символ бессмертия, на другой кентавр – сын Земли, а также павшее тело, дикая кошка и несколько кабанов. Следующую группу составляют три демона (подобно этрусским ларам), один из которых приносит в жертву овцу, другой собирает ее кровь, а третий держит треногу для сжигания благовоний. Иберийские параллели этой сцены можно видеть на кольце из Тивиссы, на вазах из Эльче и на серьгах из Сантяго-де-ла-Эспада. Сцена охоты, где изображен всадник с копьем и щитом, скачущий ко льву, раздирающему кабана, как и адский характер головы льва в центре фиала, отражают похоронную символику.

   Рис. 37. Символические культовые сцены (патера из Тивиссы)

   Несмотря на свое восточное происхождение, тивисский фиал считается местным произведением, которое можно датировать периодом между IV веком до н. э. и началом II века до н. э., когда сам город был уничтожен.

Святилища
   Нам известно несколько святых мест на юге и в Испанском Леванте, где поклонение природе превалировало над конкретными формами антропоморфной религии. Эти места представляли собой многопрофильные населенные центры, служившие религиозным, политическим, социальным и художественным целям.

   Рис. 38. Расположение иберийских святилищ в Юго-Восточной Испании

   Тот факт, что эти святилища посещались паломниками, подтверждает ряд находок, отличающихся с художественной точки зрения от официального стиля этих святилищ. Кроме функций храма, это место служило также казной, где хранились подношения верующих. Вполне возможно, что Damas (Дамы), делающие пожертвования, не являлись постоянными жрицами, а выполняли временные монашеские церемониальные функции.

   Среди пожертвований можно назвать различные продукты земледелия: хлеб, масло и особенно вотивные изображения, с помощью которых верующий пытался запечатлеть свой образ перед богом, прося у него помощи. Поскольку эта религия носила натуралистический характер, она была ориентирована на благополучие деревни, ее защиту от сил природы и на благосостояние всего сообщества, основой которого был человек.

   Святилища должны были располагаться в местах, где естественные условия считались подходящими для обитания божеств. Некоторые из них размещались на возвышенностях, другие у пещер в скалистой местности либо у родников. Эти святилища нередко становились центрами сопротивления и национализма, поэтому уничтожение их было одной из главных задач завоевателей. Почти все они были полностью или частично разрушены во время кампаний Ганнибала. Римляне проводили более мягкую политику умиротворения.

   Среди андалузских святилищ, известных своими бронзовыми находками, можно назвать святилища в Эль-Кольядо-де-лос-Хардинес (Санта-Элена, провинция Хаэн) и в Кастильяр-де-Сантистебан в той же провинции. В первом случае – это два высоких храма, построенные на искусственных террасах. Первое святилище было разрушено во время нашествия Ганнибала, а второе, построенное на его руинах, сохранилось до римского периода.

   Кастильяр представляет собой огромное убежище в скалах с вырезанными из камня террасой и ступенями. Перед ним найдено большое число пожертвований. Характер вотивных подношений связывает это место со святилищем Нуэстра-Сеньора-де-ла-Лус (Мурсия). Святое место представляет собой приподнятую террасу, расположенную между ущельями и имеющую помещения, которые мы относим к III веку до н. э.

   Другую группу святилищ составляют Эль-Серро-де-лос-Сантос и Эль-Льяно-де-ла-Консоласьон (Мотнтеалегре, провинция Альбасете). Для обоих мест характерны большие каменные скульптуры, изображающее приносящих дары. В первом сохранились остатки большого прямоугольного помещения с фронтальным портиком, подобно античному храму. Две ионические капители указывают на его оригинальную архитектуру, датируемую V веком до н. э. Льяноде-ла-Консоласьон имеет большое количество элементов, таких, как фрагменты иберо-греческих карнизов, ионических капителей и больших скульптур.

   В акрополе святилища Эль-Сигарралехо (Мула, провинция Мурсия) имеется несколько помещений. В одном из них (на нижнем уровне, где находится древнейшая часть святилища) найдены вотивные пожертвования. Древнейшая часть сооружения, относящаяся к V веку до н. э., просуществовала до войн Ганнибала, когда была разрушена и перестроена. В свою очередь, это новое святилище исчезло во II веке до н. э., и на месте его возникло романизированное поселение. Характерной чертой этого места является своеобразный характер вотивных пожертвований, связанных с культом лошади, что свидетельствует о почитании богини – хранительницы лошадей.

   Дальше к северу известно еще одно святилище в Ла-Серрета-де-Алькой (провинция Аликанте), где сам район святилища можно определить по разрушенному зданию поселения. Вотивные терракотовые изделия пунического типа схожи с другими находками, сделанными в различных местах региона Испанского Леванта – Каталана, например в Сидамунте (провинция Лерида). Святилище использовалось в римский период, однако его жизнь в более раннее время отмечена пуническим влиянием, как и в Ивисе, чье искусство тесно связано с искусством Ла-Серреты. В общем эти святилища можно датировать по стилю их скульптур и керамики. Большинство из них просуществовало до римских времен, а их ранние стадии можно проследить вплоть до V века до н. э.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Дэвид Лэнг.
Армяне. Народ-созидатель

Дэвид М. Вильсон.
Англосаксы. Покорители кельтской Британии

Гордон Чайлд.
Арийцы. Основатели европейской цивилизации

Мария Гимбутас.
Балты. Люди янтарного моря

Эрик Чемберлин.
Эпоха Возрождения. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X