Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Антонио Аррибас.   Иберы. Великие оружейники железного века

Политические и социальные структуры

   У народов, населявших долину Гвадалквивира, существовала сильная монархическая традиция, о которой говорят древние тексты, касаясь проблемы Тартесса. Сегодня считается, что централизованная власть, о которой можно судить по мегалитическим захоронениям, могла положить начало тартесской монархии. Обширная территория и единообразные природные условия долины благоприятствовали подобной организации, а близость южных городов (таких, как Гадес) с монархией восточного типа – усилила ее. На существование централизованной власти указывает также близость языков, основанных на аналогичном алфавите.

   Однако политическое единообразие у народов, населявших долину, исчезло еще до нашествия римлян. Древнюю монархию и централизованную экономику сменили разрозненные царства, соперничающие за власть.

   Одним из наиболее ярких примеров разрушения турдетанской монархии и падения ее престижа является царство правителя (regulus) Кульчаса, который в 206 году имел 28 городов, а в 197 году до н. э. только 17. Примерно в этот же период правили и другие цари, такие, как Аттенес, Луксиний «правитель Кармоны и Бардо» и Коррибило.

   Зачастую «регулы» – царьки являлись правителями лишь одного города и окружающих его территорий. Иногда один монарх правил двумя городами, взаимные связи между которыми зависели лишь от него одного. Титул regulus присваивался этим правителям римлянами вполне произвольно. Бывали случаи, когда так называемые «цари» узурпировали власть у законных правителей. Судя по отдельным монетам юга, мы можем предположить одновременное существование как магистратов, получивших власть от короля, так и тех, кто был избран народом.

   О дезинтеграции монархии свидетельствуют также конфликты между различными народностями Турдетании, не охваченными единым правлением. Большое восстание против римлян было организовано Кульчасом и Луксинием в 196 году до н. э., и в одном из этих эпизодов Будар и Бесадин упоминаются как испанские императоры.

   Независимо от того, давалась ли власть или существовала «по божественному праву», вполне очевидно, что южные царьки действовали как представители городов, от имени которых вели войны и заключали союзы. Римляне признавали законность существования местных царей, поскольку они принимали их в свои подданные посредством заключения пактов установленной юридической формы. Сципион заявляет, что он создавал из них реальных царей, которые подчинялись ему по договору, гарантировавшему военную помощь в обмен на денежные дары, что означало договорное подчинение, но не сложение полномочий.

   Политическое и экономическое развитие Андалузии объясняет турдетанскую социальную структуру. Сельскохозяйственное благополучие долины всегда являлось результатом латифундистской системы, основанной на эксплуатации. Это объясняет существование небольшого класса землевладельцев и огромного числа наемных работников или рабов.

   Класс торговцев, обогатившихся посредством торговли с южными коммерческими центрами, а также владельцы кораблей были неотъемлемой частью этой социальной пирамиды. Прочно устроившись на этой земле, они легко смешались с местным населением. Примерами этому может служить женитьба финикийцев и пунийцев (Гасдрубал и Ганнибал) на местных принцессах.

   В турдетанские времена добыча полезных ископаемых приносила большие доходы. Частные владельцы рудников пополнили верхние слои общества, в то время как огромное число рабочих под управлением мастеров долгие часы трудилось под землей. В турдетанский период число рабов было гораздо меньше, чем при римлянах. Вполне возможно, что большинство рабочих были наемными. Надписи, обнаруженные в горнодобывающих районах, рассказывают о людях самого различного происхождения.

   Нищета безземельных крестьян и рудокопов заставляла многих из них бросать работу и формировать банды, которые грабили окрестные территории. Считается, что южное общество ввиду экономических различий было разделено на касты: землевладельцы, владельцы шахт и мелкопоместные землевладельцы, очень важный социальный слой скотоводов, и, наконец, рабы.

   Испанский Левант. Иберийские народности Испанского Леванта дают нам тип совершенно другой политической и социальной структуры. Отсутствие монархических традиций объясняется большой удаленностью от финикийских торговых центров и сложностью внутренних связей в силу географических условий. Греческое влияние способствовало возникновению здесь системы городов-государств. Основным фактором был статус «горожанина» средиземноморского происхождения, ставивший интересы своего родного города превыше интересов соседей.

   В результате подобной системы возникла целая серия небольших государств, политически благоприятствовавшая местным союзам. Для создания конфедерации они зачастую воевали друг с другом. Нам известны имена некоторых «царей» III века до н. э.: например, Эдекон, связанный с городом Эдека и его населением – эдетанами. Возможно, его правители осуществляли исполнительную власть, возложенную на них ассамблеей или сенатом.

   Долина Эбро. В долине Эбро единственным народом, имевшим сильное политическое объединение, являлись илергеты. Их экономика основывалась на единении, а иерархическая система имела кельтскую ориентацию. Усилия илергетов по созданию конфедерации с соседями имели кельтскую направленность и были связаны с распространением кельтов на полуострове во времена римского нашествия. В большинстве случаев «цари», такие, как Амусик Аусетанский, были обычными военачальниками, узурпировавшими власть.

   Сила сената или ассамблеи Сагунта носила явно греческое происхождение. Их влияние на соседние народы доказывает тот факт, что некоторые из них изгоняли своих ничтожных царей и обращались к сенату. Сенат Сагунта представлял собой аристократический совет, однако во время осады Ганнибала этот орган назначил претора, который исполнял временные функции.

   Каталония. В 195 году до н. э. Катон призвал народы Каталонского региона к избранию сенаторов, что говорит об отсутствии какого-либо органа, ответственного за управление. Изначально главы семейств представляли своих людей в рамках демократической политической системы, устойчивость которой объясняется отсутствием каких-либо огромных богатств, которые можно было поделить. Это также объясняет, почему так мало известно о социальном положении северных иберов в противоположность южным.

   Одним из наиболее любопытных явлений была практика принесения обета – devotio, признанная Цезарем и считавшаяся Плутархом чисто иберийской. Она подразумевала клятвенное обещание во всем слушаться своего руководителя. Цезарь описал эту практику, особо отметив обязательства devoti – всецело преданных приверженцев. Эти люди составляли личную охрану своего начальника, защищали его, разделяли с ним все радости и горести и никогда не переживали его. У Вириата была когорта devoti, которые сопровождали его и в день свадьбы, и в день похорон. Эта практика объясняет огромное число коллективных жертвоприношений среди иберийских народов. Римляне оценили положительные стороны этого явления, и некоторые генералы даже пользовались этим в своих интересах.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Т.Д. Златковская.
Возникновение государства у фракийцев VII—V вв. до н.э.

Р. Шартран, К.Дюрам, М.Харрисон, И. Хит.
Викинги - мореплаватели, пираты и воины

под ред. Анджелы Черинотти.
Кельты: первые европейцы

И. М. Дьяконов.
Предыстория армянского народа

Гордон Чайлд.
Арийцы. Основатели европейской цивилизации
e-mail: historylib@yandex.ru
X