Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Антонио Аррибас.   Иберы. Великие оружейники железного века

Образ жизни

Общие качества
   Для того чтобы представить себе внешний облик иберов и их образ жизни, следует обратиться к предметам материальной и художественной культуры, а также к свидетельствам классических текстов. Это единственные надежные источники, так как обычай кремирования лишил нас возможности реконструировать физический вид иберов по останкам скелетов. Следует, однако, помнить, что скульптуры могут быть идеализированы, рисунки схематичны, а письменные описания одной группы людей не могут быть применены к другой. Да и описание одного человека не может быть отнесено ко всем остальным жителям данной местности.

   По портретным произведениям иберийского искусства можно предположить, что иберы во многом походили на тех, кто проживает в этом районе сейчас. Это были стройные люди, с тонкими чертами лица. Однако с точки зрения римлян они выглядели «странными и дикими». От цивилизованного грека мужественный и суровый испанец отличался длинными, неопрятными волосами и хриплым голосом. Иберийская фонетика мало подходила для римского произношения.

   Контакты с колонистами, вероятно, сгладили их грубый облик и сделали более дружелюбными. Ливии, говоря о людях побережья, подчеркивает, что они были непоседливы и любили приключения. Полибий сравнивает иберов и африканцев, привыкших к трудностям, с менее выносливыми галльскими кельтами.

   Неравномерное распределение плодородных земель частично отразилось на характере и образе жизни иберов. В противоположность греческим и финикийским торговым поселениям турдетаны никогда не составляли серьезную проблему для римлян, в то время как кантабры севера стали последней народностью полуострова, которых им пришлось усмирять.

   Лозунгом покорителей полуострова всегда было: «Мир и земля». Именно этими словами римлянин Гальба заманил лузитанов в ловушку в 150 году до н. э. Они выдвинули только одно требование, доведенное до римского сената испанским посольством. Когда Семпроний Гракх перераспределил земли среди местного населения, основная проблема была решена, однако недовольство сохранялось и требовало радикальных реформ. Как следствие, возрос бандитизм.

   При рассмотрении этой социально-экономической проблемы следует учитывать врожденное иберийское свободолюбие, племенной индивидуализм и жестокие обычаи. Римлянам с гораздо большим трудом удавалось усмирять бандитов Сьерра-Морены, чем земледельцев Контестании или землевладельцев Турдетании. В анналах римского покорения Испании есть много рассказов о том, с каким уважением римляне относились к храбрости местного населения. Бронза Асколи повествует о героических подвигах испанцев, сражавшихся вдали от родной земли.

   Испанские народы умели ценить и правильно воспринимать доброе отношение. Умеренная политика Ганнибала и таких римлян, как Сципион, Тиберий Гракх и Серторий, принесла больше пользы, чем их военные победы. Хорошее отношение и лесть Сципиона по отношению к илергетским царькам Индибилу и Мандонию позволили ему заручиться их дружбой. Серторий, использовав свободолюбивый характер иберов, «превратил крупные банды в организованную армию».

Образ жизни
   Описания древних текстов, а также археологические находки позволяют нам воссоздать некоторые черты образа жизни иберов. Мужчины в деревнях уходили из дома на рассвете, работали на полях и возвращались уже в сумерках. Между тем поэт мечтал о Риме, когда наблюдал за хворостом, который горит в ладно сложенных очагах.

   Сельчане редко надевали тогу, но она была добротной и рассчитанной на многие годы. В центре дома, состоявшего из одной или двух комнат, находился очаг, его огонь создавал уют. Многоугольные или квадратные по форме, возведенные на каменном фундаменте стены из сырца или глины заканчивались крышей из веток. Фактически это были обычные хижины. Наличие каменных скамеек в захоронениях позволяет предположить, что они также использовались и в домах. На рисунке с фрагмента вазы из Лирии и на черепке из Альосы можно видеть фигуру человека, сидящего на стуле. Огромные троны под балдахинами Дамы из Эль-Серро-де-лос-Сантос и Дамы из Вердолая, должно быть, принадлежали божествам или жрецам.

   Сводчатые ниши и полки на стенах, возможно, служили шкафами, а соломенный тюфяк на досках или ветвях, несомненно, предназначался для отдыха после работы.

   Рис. 3. Расписной фрагмент вазы из Лирии. Женщина, сидящая на стуле с высокой спинкой

   Рис. 4. Флейтист из сцены, показанной на рис. 5

   Повозки, плуги, ярмо для пары быков или мулов, фермерские и плотницкие инструменты, такие, как серпы, косы, тесла, ножницы для стрижки скота, грабли, топоры, кирки, пилы, ножи, гвозди и молотки, иллюстрируют хозяйственный уклад жизни в деревнях.

   Кроме изображения сцен повседневной жизни, эти рисунки говорят о разносторонности интересов иберов. Росписи на вазах показывают людей, занимающихся различными видами спорта и охотой, используя для этого силки и ловушки. Размахивающие дротиками всадники, преследующие вепрей, ловля рыбы в озерах с помощью лесы и крючка, охота на оленя посредством его загона в сети или метания копья – все это свидетельствует о том, что это был умелый и энергичный народ.

   Такой же или даже больший энтузиазм прослеживается в религиозных или праздничных сценах. Музыкантов, играющих на флейтах или других инструментах, можно видеть на расписных вазах из Лирии.

   Процессии с танцами и под музыку следуют к святилищам. Люди, взявшись за руки, формируют круги и раскачиваются из стороны в сторону в соответствии с древней средиземноморской традицией. По своему спонтанному характеру сцена, запечатленная на вазе из Лирии, скорее напоминает народный, чем священный танец, а два воина, танцующие лицом к лицу под звуки флейты и тубы, вероятнее всего, исполняют магический религиозный акт искупительного пожертвования либо церемониальные похоронные игры.

   Рис. 5. Процессия взявшихся за руки женщин (фрагмент расписного калафа из Лирии)

   Рис. 6. Ритуальный похоронный танец (фрагмент из Лирии)

   От Ливия мы узнаем, что иберы направлялись на битву, подпрыгивая под монотонную музыку и распевая военные песни. Ганнибал приказывал своим воинам проходить строем мимо погребального костра во время церемонии, когда иберы танцевали, размахивая оружием. Именно таким образом лузитаны отдавали честь своему вождю Вириату во время погребальных церемоний. Эти же люди шли на сражение, распевая гимны, подобные греческим, легко и ритмично приплясывая.

   Обнаруженный в Осуне каменный рельеф с изображением акробата – впечатляющее свидетельство, вызывающее ассоциации с женщинами, играющими на кастаньетах, и с танцорами Кадиса римских времен.

   Рис. 7. «Акробат» (блок известняка из Осуны). Высота 80 см, ширина 40 см, толщина 11 см. Национальный археологический музей Мадрида

   Похоже, даже самые отсталые народности полуострова знали эпические поэмы. Саллюстий повествует, что матери обычно рассказывали своим сыновьям сказки о подвигах предков. Поэтому нет ничего странного в том, что турдестаны (чьи традиции уходят корнями в далекое прошлое) знали о своих предках по стихам, рифмовали свои законы и записывали героические подвиги.

Одежда
   Несмотря на то что со времен иберийского периода не сохранились ни ткани, ни кожи, можно утверждать, что на стиль местной одежды оказали влияние как греки, так и финикийцы. Нам хорошо известна любовь иберийских женщин к богатым одеждам и утонченным украшениям. Полибий отмечает различия между иберийскими наемниками Ганнибала в пурпурных льняных туниках и кельтами, одетыми в овечьи шкуры и черные шерстяные одежды.

   Накидка из района Месеты, изготовленная из шерсти и отвратительно пахнущая, резко отличалась от турдетанской, окрашенной в пурпурный цвет, которая часто упоминается в списках ценных подарков Риму. Ее носили подобно пончо, закрепив сзади поясом. На одном из рисунков из Осуны изображен человек в одежде, открытой спереди, с застегивающимся воротом и лацканами – первая испанская плащ-накидка. Начиная с 205 года до н. э. накидки упоминаются в списках дани, выплачиваемой каталонскими иберами римлянам.

   Рис. 8. Голова женщины (рисунок на небольшой вазе из Лирии)

   Основной одеждой мужчин была туника. Это короткая, плотно облегающая одежда с рукавами. Использовалась также и длинная одежда со складками. Для знати одежду делали, по всей видимости, из льна, а для простого народа – из шерсти. В некоторых случаях воины носили грубую одежду, изготовленную, вероятно, из кожи или эспарто.

   В Лирии носили также и облегающие бриджи, которые поддерживались широкими подтяжками, перекрещенными спереди. В росписи на «Вазе из Касурро» показаны два преследующих оленя мальчика в коротких юбочках. Это редкий случай изображения полуобнаженной натуры в иберийском искусстве.

   Повседневной обувью служили сандалии из эспарто или кожи, подобно доисторическим, найденным в Альбуньоле в провинции Гранада. Всадники и воины Лирии носили высокие и свободные кожаные сапоги с широкими голенищами, а романизированные воины Осуны – остроносые сандалии, завязанные на икрах много раз перекрещенными тесемками.

   Рис. 9. Две фигуры в одежде (фрагмент вазы из Лирии)

   Иберийские женщины умели одеваться и обладали красотой, известной нам по рисункам и скульптурам. Эфор рассказывает о выставке нарядов, изготовленных женщинами, и о наградах за лучший покрой. Считалось позором не получить приз в этом модном шоу.

   Некоторые вещи были много сложнее, чем одежды. Они предлагались в качестве даров, одеяния для жрецов из Серро-де-лос-Сантос или платья для Дамы де Эльче. Церемониальные наряды состояли из четырех вещей: неотрезного платья до пят, одежды (свободной или облегающей), накидки на плечах и вуали («мантильи»), иногда прикрепленной к ней.

Личные украшения
   Нательное льняное белье можно видеть на Даме де Эльче. Оно напоминает хитон, закрепленный на шее застежкой в виде кольца. На женщине из Осуны одежда покрывает ступни. Поверх этой одежды у Дамы де Эльче надет складчатый убор через одно плечо, сходящийся под мышкой с другой стороны. У дамы из Осуны широкие рукава доходят до запястий, а юбка имеет вертикальные складки.

   На флейтисте из Осуны и женских фигурах, делающих подношения, – длинные туники, затянутые на поясе. Отделкой и украшением эти одежды напоминают изысканные накидки.

   Накидки носили на плечах. Она скрывала руки, но оставляла открытой грудь. У молящегося человека из Осуны накидка завязана на коленях, у изображенных на рисунках людей два вида накидок: первая, короткая, доходит до колен, другая, складчатая, идет из-под мышки через противоположное плечо и застегивается внизу загнутыми пряжками. На тех же фигурах вуаль (мантилья) ниспадает складками с головы, обрамляя лицо, или собирается сзади на волосах.

   Сандалии из кожи или эспарто, как на человеке из Осуны, служили обычной обувью и для женщин.

   Как турдетаны, так и иберы проявляли интерес к «барокко», распространенному среди народов юга и востока полуострова. Страсть к украшениям, стремление выделиться среди других, склонность к ярким цветам все еще характерны для этих регионов.

   У мужских фигур из святилищ выбриты головы и оставлены только чубы на лбу. В некоторых случаях на мужчинах надеты кожаные шапки, из-под которых волосы выбиваются спереди или ниспадают длинными локонами сзади. У каменных фигур из Серро-де-лос-Сантос – короткие вьющиеся волосы с локонами на висках и чубом спереди. Волосы убирались с помощью простой повязки, которая стягивала их на макушке. У некоторых фигур из Лирии явно видна борода, однако, по всей видимости, этот обычай носил чисто местный или временный характер.

   Женские стили и прически были весьма экстраординарны. Артемидор рассказывает об иберийских женщинах, которые «носят tympanion (литавра), согнутую у основания шеи и охватывающую голову до мочек ушей. Некоторые женщины, – добавляет он, – фиксируют на подставке на голове небольшую палочку и наматывают на нее волосы, накидывая поверх всего черную вуаль».

   Ряд фигур украшают шапки в форме тюрбанов, конические тиары, длинные круги диадем, красочные ленты и т. д. Волосы из-под украшений ниспадают вниз, иногда и со лба, придавая лицу овальную форму и обрамляя центральную его часть вьющимися локонами с обеих сторон.

   У флейтистки из Осуны на шапке укреплена коса, с короны на лоб спадает бахрома. Две косы сплетены в диадему и окружают всю конструкцию, на висках завитые локоны. Живописные аналоги этим находкам можно видеть на лирийских рисунках: грациозная «Дама с веером» (или зеркалом), чью голову украшает гребень, очень похожа на Даму де Эльче или Даму дель Серро и даже на «Женщин в чепцах».

   На голове Дамы де Эльче высокий гребень, вероятно установленный на подставке, покрытый вуалью, закрепленной диадемой, с которой свисают три нитки жемчуга. Эта диадема, подобно украшениям из Алиседы и Хавеа, состоит из золотых и серебряных полосок. Так называемая «Голова из Кановаса» имеет три нитки жемчуга, увенчанные сверху завитками и розетками, о древнем происхождении которых свидетельствуют аналогичные украшения женщин Ивисы.

   Рис. 10. «Дама с зеркалом» или «Дама с веером» (фрагмент росписи вазы из Лирии)

   Похожий на барабан диск, скрепляющий косы Дамы де Эльче, по-видимому, изготовлен из металла с зернистым украшением. Аналогичный, но не столь изысканный тип можно видеть в Ла-Серрете. Гран Дама дель Серро («Большая дама из Серро») скрывает свой диск под косами. На лбу у нее завязана лента, из-под которой выбиваются завитки волос.

   Как правило, серьги богато инкрустированы. Некоторые – большие и круглые, другие двойные и дисковидные, третьи длинные в форме слезы. Украшения из Алиседы и Сантьяго-де-ла-Эспада филигранной работы.

   Рис. 11. Пряжка ремня из гробницы 63 в Ла-Альбуферете. Размер 65 ? 75 ? 8 мм

   Как простые браслеты вотивных статуэток, так и украшения тонкой работы из Молино-де-Маррубьяль (провинция Кордова) имеют огромное разнообразие типов.

   Иберы, как и кельты, носили нашейные кольца – торке, обычно изготовленные из простой скрученной проволоки, а также нагрудные пекторали, состоявшие из колец, подвешенных на небольших цепочках.

   Шейные украшения женских статуэток довольно разнообразны. Одни сделаны из различно окрашенных волокон с круглыми подвесками, другие имеют вид палантина, третьи – толстые и бесформенные, с овальными подвесками. На Даме де Эльче три ряда шейных украшений. С верхнего, из сферических ребристых бусин из полихромного стекла, свисает маленькая золотая амфора, подобно тем, которые использовались в качестве подношений в Серро. Средний ряд состоит из аналогичных, но более крупных бусин и увешан шестью маленькими амфорами. Нижний ряд составляют круглые, дисковидные бусины с подвесными золотыми капсулами. В противоположность им шейные украшения Большой Дамы из Серро и флейтистки из Осуны представляют собой простой шнурок.

   Также весьма разнообразны поясные украшения. Некоторые из находок – широкие, другие простые или сплетенные, многие украшены кругами, завязками и пластинами в виде броши. Тип броши, украшенной переплетенными завитками, как на флейтистке из Осуны, часто находят в захоронениях. Конечно, самые красивые – накладки для ремней, найденные в гробнице Вердолая. Они сделаны из бронзы и покрыты серебром. На центральном медальоне изображен орел, распростертый над другой маленькой птичкой, возможно голубем.

   Рис. 12. Одна из четырех небольших пластин из Эль-Кабесико-дель-Тесоро-де-Вердолай (Мурсия). Размер 57 ? 46 мм

   Характерными украшениями иберийцев являлись броши и фибулы (застежки), о которых упоминается в списках распределения трофеев среди победителей. Как застежки для одежды использовались брошки в форме буквы «Т», соединявшие две пуговичные прорези. Они изготавливались из бронзы, подобно изделиям Большой Дамы из Серро, и напоминают кельтские броши.

   Фибулы сочетали в себе практическую пользу и красоту. Наиболее часто встречается иберийский тип, «кольцеобразный испанский», состоящий из кольца, стержня и булавки. Существует множество форм этого типа, дополненных серебряными вставками. Дама де Эльче застегивала свой хитон довольно простой кольцевой брошью. На других скульптурах фибулой скрепляется одежда на плече. Серебряные изделия из клада в Пособланко (Кордова) не уступают по своей красоте типу, известному как «Украшения наездника» из кельтиберийского региона. Этот тип (украшенный изображением головы лошади) пришел с Востока и достиг полуострова либо по греческим каналам, либо через кельтиберийскую зону, по перевалам Южных Альп.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Томас Даунинг Кендрик.
Друиды

Хильда Эллис Дэвидсон.
Древние скандинавы. Сыны северных богов

Гвин Джонс.
Викинги. Потомки Одина и Тора

Р. Шартран, К.Дюрам, М.Харрисон, И. Хит.
Викинги - мореплаватели, пираты и воины

Пьер-Ролан Жио.
Бретонцы. Романтики моря
e-mail: historylib@yandex.ru
X