Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Анатолий Москвин.   Сицилия. Земля вулканов и храмов

Провинция Мессина

Мессина
   Мессина – третий по количеству населения город Сицилии. В апреле 2009 г. его население достигло 243 тыс. человек. Город протянулся на 58 км вдоль берега Мессинского пролива: от Орто-Люццо на севере до Джампильери на юге. Центральная часть города расположена между рр. Аннуциата и Сан-Филиппо. В настоящее время город является центром большого сельскохозяйственного района, где главное место занимают цитрусовые культуры и виноград. Городская промышленность ориентирована преимущественно на производство пищевых продуктов.

   Существенную роль в жизни города играет порт. Мессина – самый крупный порт Италии по объему пассажирских перевозок. Ежегодно он пропускает свыше 10 млн человек.

   Первое известное поселение на месте современной Мессины основали ионические пираты. Они оценили выгодное положение Мессинского залива и устроили здесь свою базу. Несколько позднее, около 730 г. до н. э., появились переселенцы с острова Эвбея, главным образом из города Халкис. Своей колонии они дали имя Дзанкле, то есть «серп», имея в виду песчаную косу Сан-Райньери, запирающую вход в бухту; в плане она действительно напоминает это сельскохозяйственное орудие. Слово было взято из языка аборигенов, сикулов, а следовательно, заключают современные историки, в городе с самого его начала жили не одни греки.

   Кстати, прошло всего несколько лет, и те же халкидяне основали еще один город, на этот раз на континентальном берегу Мессинского пролива – Регион (совр. Реджо-ди-Калабрия). После завоевания персами Ионии в город начали прибывать беженцы с острова Самос и других эгейских островов. В начале V в. до н. э. тиран Анаксилас, захвативший власть в Регионе и Дзанкле, переименовал последний в Мессанион в честь своего родного города Мессении на Пелопоннесе. Тиран умер в 461 г., его потомков выгнали из обоих городов, но имя Мессанион, или Мессене, осталось.

   В 396 г. до н. э. Мессену разорили карфагеняне, ведомые Гимильконом. Однако сиракузский тиран Дионисий I прогнал чужеземцев и приступил к восстановлению города. Естественно, Мессена теперь стала колонией Сиракуз. От этой зависимости она была освобождена в середине века Тимолеоном, но новый сиракузский тиран Агафокл вновь покорил Мессену. В 288 г. до н. э. власть в городе захватили мамертинские наемники. Гиерон II Сиракузский попытался изгнать их, но мамертинцы (кампанские наемники на службе Сиракуз) призвали на помощь римлян. Это привело к Первой пунической войне между Римом и Карфагеном.

   В 264 г. до н. э. мамертинцы сдали город римлянам. Мессана – так город стал называться при римлянах – получила высокий статус «свободного и союзного города», какой в Сицилии был еще только у Таормины. Во время Второго сицилийского восстания рабов (102 г. до н. э.) Мессана выдержала осаду войска восставших. Цицерон описывал ее как «очень большой и очень богатый город». Во время гражданских войн последних лет Республики Мессана дважды становилась ареной морских сражений.

   В 49 г. до н. э. флот Гнея Помпея атаковал ремонтировавшиеся в бухте суда Юлия Цезаря. Потом Мессинский залив стал главной базой флота Секста Помпея, здесь потерпел поражение флот Октавиана, но потом город разграбили войска Лепида. От имперского периода почти никаких сведений не осталось. Известно, что городом управляли автономные чиновники – стратиготы.

   При разделе империи Мессана вошла в состав Восточной Римской империи. В 407 г. византийский император Аркадий дал городу титул протометрополии Сицилии и Великой Греции. После захвата арабами (843 г.) город постепенно стал приходить в упадок. Христианскому миру Мессина была возвращена в 1061 г., и сразу же началось экономическое, да и демографическое возрождение. Мессина становится столицей Восточной Сицилии и Калабрии.

   Норманнские короли дают городу и, конечно, порту, привилегию за привилегией. Мессина наряду с Палермо считается столицей Сицилии. В 1189 г. направляющийся в Святую землю английский король Ричард Львиное Сердце останавливается в Мессине, чтобы вернуть приданое своей сестры, бывшей замужем за королем Сицилии Вильгельмом II. Имущественный спор с регентом Танкредом вызывает гнев августейшей персоны. Ричард захватывает власть в городе и больше года правит Мессиной, пока адвокатам не удается уладить ссору.

   В 1232 г. Мессина была центром неудачного восстания против короля Фридриха II Гогенштауфена. Когда в 1282 г. в Сицилии вспыхивает восстание против королей Анжуйской династии («Сицилийская вечерня»), Мессину осаждают войска короля Карла Анжуйского. Целый месяц длится осада, и король вынужден снять ее и вернуться в Неаполь. Тем временем сицилийцы предложили престол Педро III Арагонскому. При королях Арагонской династии Мессина становится официальной столицей Сицилии (и остается ею до XVI в.). В 1347 г. в Мессину прибыл корабль из крымской Кафы (совр. Феодосии). С ним в Европу проникла бубонная чума. Мессина стала первым европейским городом, пострадавшим от эпидемии этой болезни. В XVI в. Мессина делается одним из центров борьбы с турецкой экспансией и берберскими пиратами. Именно из Мессины в 1571 г. вышел христианский флот под командованием Хуана Австрийского на судьбоносную для Европы битву при Лепанто. Здесь же триумфально встречали победителей в этом сражении. Среди победителей был и Мигель Сервантес де Сааведра. Будущий автор «Дон Кихота» в сражении получил тяжелое ранение и несколько месяцев лечил рану в мессинском Большом госпитале.

   А несколькими десятилетиями раньше, в 1548 г., Игнацио де Лойола основал в Мессине первую в мире Коллегию иезуитов, впоследствии преобразованную в университет.

   В начале XVII в. Мессина достигла вершины своего экономического могущества. В это время она вошла в десятку крупнейших городов Европы. В 1638 г. в городе организуется ботанический сад, в котором работает ряд выдающихся ученых, создающих основы классификации растений: Пьетро Кастелли, Марчелло Мальпиги, Агостино Шилла (последний был также создателем современной палеонтологии).

   В 1674 г. Мессина взбунтовалась против испанских королей и попросила заступничества у Людовика XIV. Французский король попытался заставить Испанию признать независимость Мессины, но ему это не удалось. После заключения Неймегенского мира он оставил город наедине с супердержавой. В 1678 г. испанцы оккупировали Мессину. Она была объявлена граждански мертвым городом. Испанцы ликвидировали все привилегии Мессины, даже те, что существовали со времен Римской империи, был закрыт университет, распущен сенат и даже разрушено здание, где заседали непокорные муниципальные мужи. Кроме того, были конфискованы и отправлены в Испанию ценнейшие произведения искусства и бесценные документы, хранившие историческую память города. Поблизости от порта испанцы построили неприступную крепость, которая должна была контролировать Мессинский пролив.

   Испанская оккупация положила конец экономическому благосостоянию города. В XVIII в. последовали еще два тяжелых удара: эпидемия чумы в 1743 г. (40 000 умерших) и землетрясения 1783 г. (1200 погибших). Через шесть десятков лет, в 1847 г., Мессина стала первым городом, начавшим борьбу за воссоединение Италии. В 1848 г. Мессина вновь поднялась против Бурбонов, однако силы были неравными, и через восемь месяцев артобстрелов город сдался.

   Между прочим, именно в эту кампанию хирург Фердинандо Палашано, состоявший на службе у Бурбонов, решился оказывать медицинскую помощь неприятельским бойцам, за что предстал перед военным трибуналом и едва не был расстрелян. Поступок Палашано получил широкий резонанс в Европе. Он стал одним из «кирпичиков» Женевской конвенции 1864 г., положившей начало Красному Кресту.

   В июле 1860 г. в Мессину вступили гарибальдийцы, однако испанцы в цитадели сопротивлялись до весны следующего года. Мессинцы радостно приветствовали объединение Италии, но оно не принесло городу ожидавшегося возвращения старинных финансовых и торговых привилегий.

   В конце XIX в. работавший в Мессине российский ученый Илья Мечников открыл механизм защиты организма позвоночных от возбудителей инфекционных заболеваний (процесс фагоцитоза). За это открытие он в 1908 г. будет удостоен Нобелевской премии по медицине.

   Ранним утром 28 декабря 1908 г. на Мессину обрушилось несчастье: одно из самых катастрофических землетрясений XX в. Оно достигало 11–12 баллов по применявшейся тогда в Италии шкале Меркалли (в пересчете на магнитуду по современной шкале Рихтера – 8,1). В результате землетрясения разрушено около 90 % всех построек Мессины, погибло от 90 до 120 тыс. человек, из них в самом городе – около 80 тыс.

   Первую помощь пострадавшим оказали стоявшие на рейде миноносцы и крейсер «Пьемонте», причем в развалинах погиб капитан крейсера Ф. Пассино. Итальянские моряки с крейсера спасли сотни людей. На следующее утро на Мессинском рейде появились корабли русской эскадры, находившиеся в момент катастрофы в порту Аугусты (Гардемаринский отряд под командованием контр-адмирала Владимира Ивановича Литвинова): линкоры «Цесаревич» и «Слава», крейсера «Адмирал Макаров» и «Богатырь», канонерские лодки «Гиляк» и «Кореец».

   Глазам сошедших на берег моряков представилась страшная картина: «Улицы были загромождены камнями и целыми стенами, упавшими поперек. Множество домов обратилось в кучу серого мусора, из которого торчали обломки стропил, балок и мебели. Дворцы и отели на набережной были почти все совершенно разрушены: держались одни лишь фасады, а остальное – крыши, потолки, полы и частью стены, – все обвалилось и образовало внутри груду ужасных бесформенных обломков, под которыми были погребены все, кого застало в домах землетрясение», – вспоминали впоследствии моряки-очевидцы. Не теряя времени, экипажи кораблей приступили к разборке развалин. Это была работа не только физически и морально трудной, но и опасной: обломки строительных конструкций могли в любой момент рухнуть, поскольку афтершоки земелетрясения продолжались.

   В итоге немало русских моряков получили ранения различной степени тяжести, были и погибшие. Корабельные врачи, которыми руководил Александр Александрович Бунге, в прошлом полярный путешественник, быстро организовали перевязочные пункты и походный «госпиталь» под открытым небом. Своевременно оказанная первая медицинская помощь спасла жизнь многим тысячам пострадавших. Всего в спасательных работах от русской эскадры приняли участие 133 офицера, 46 кондукторов и 2859 нижних чинов.

   В телеграмме морскому министру контр-адмирал сообщал, что за две недели спасательных работ «было отрыто и перевезено около 1800 засыпанных раненых и около 1800 было перевезено всеми судами» в другие итальянские портовые города.

   Русские моряки самоотверженно работали при разборке развалин и заслужили благодарность не только жителей Сицилии, но и всего итальянского народа. Впоследствии итальянские врачи Константино Скьорчи и Антонио Де Викарис в письме на имя морского министра России восхищались: «Мы не в силах описать Вашему Превосходительству все, более чем братские заботы, которыми командир судна и все его офицеры нас окружали. Мы на месте бедствия были свидетелями сверхчеловеческих подвигов этих божественных героев, которые будто сошли к нам с небес. Память об этих подвигах никогда не изгладится из наших сердец. Русские моряки начертали свои имена золотыми буквами для вечной благодарности всей Италии…» Подвиг русских моряков был по достоинству оценен и в Европе. Например, берлинская газета «Тагеблатт» сообщала: «Геройское мужество моряков русского военного корабля “Адмирал Макаров” вызывает всеобщую признательность». Русские, между прочим, спасали не только жизни, но и кассу «Банка Италия», в которой хранилась кругленькая сумма в 20 млн франков.

   Максим Горький, бывший очевидцем землетрясения вспоминал, что видел множество контуженных и раненых моряков, которые, несмотря на полученные повреждения, героически продолжали работать на разборке завалов, спасая горожан. Русский писатель издал в Берлине и Петербурге брошюру «Землетрясение в Калабрии и Сицилии 15/28 декабря 1908 г.» (в нее были включены также воспоминания швейцарского астронома В. Мейера), доход от которой перечислил на постройку детского приюта в Калабрии.

   Италия не забыла мирный подвиг наших моряков. Все принимавшие участие в спасении жителей Мессины офицеры и матросы были от имени итальянского короля награждены специально отчеканенными медалями. Корабли, принимавшие участие в спасательной операции, также были удостоены серебряных наград. А в разных районах Мессины появились улицы, названные в честь русских моряков-балтийцев.

   Мессина была снова сильно разрушена бомбардировками союзной авиации летом 1943 г. Во время бомбардировок погибли тысячи мирных людей. За мужественное сопротивление природным и рукотворным катастрофам, за волю к жизни и возрождению город был награжден военной и гражданской золотыми медалями.

   В июне 1955 г. на конференции в Мессине был сделан решающий шаг к созданию Европейского экономического сообщества, впоследствии преобразованного в Европейский союз.

   Мессинский кафедральный собор построен в память Успения Богоматери; он находится в историческом центре города. Собор освящен 22 сентября 1197 г. в присутствии императора Генриха VI и его жены королевы Сицилии Костанци д’Альтавилла, последней норманнской принцессы.

   В 1254 г. здание собора пострадало от пожара. При восстановлении церковные власти старались привлечь лучшие художественные силы, чтобы храм выглядел достойно. Так, на фасаде появились мраморные статуи апостолов работы Джованни Анджело Монторсоли, ученика Микеланджело. Во времена расцвета барокко происходило безудержное украшение интерьера лепкой, фестонами, амурами и т. п. В 1678 г., после подписания Неймегенского мира, испанцы вывезли из Мессины, и из кафедрального собора в том числе, ряд замечательных произведений изобразительного искусства и собрание ценнейших исторических документов, хранившихся в соборе.

   Землетрясение 1908 г. полностью разрушило собор; при его восстановлении в 1920х годах решено было воссоздать первоначальный облик здания. Но тщательнейшие реставрационные работы пошли прахом в ночь на 13 июня 1943 г., когда воссозданные полтора десятков лет здание сгорело при бомбардировке города союзной авиацией. Еще раз воссозданный из пепла собор был открыт в 1947 г. Здание собора при длине 92 м и ширине 30,5 м (в трансепте 39,6 м) достигает в высоту 25 м (в трансепте 39,6 м). Естественно, при восстановлении использовались современные материалы: железобетон и пр. Все статуи, мозаики, мраморная облицовка являются копиями сгоревших подлинников. Таким образом, реконструкция дает полное представление об утраченном памятнике. Девяностометровая колокольня собора построена первоначально в XVI в., но несколько десятилетий спустя в нее попала молния, и пришлось ее переделывать.

   Новые переделки понадобились после землетрясения 1783 г. Современная башня построена в 1908 г. Часовой механизм, где указаны также знаки зодиака, астрономический календарь, фазы Луны, закуплен у страсбургской фирмы Унгерер в 1933 г. Это самые большие астрономические часы в мире. В сокровищнице собора хранится несколько подлинных реликвий: мощи св. Марчано, первого епископа Сиракуз, серебряный реликварий св. Плачидо (XVI в.), реликварий Сакро-Капелло-ди-Мария (XIV в.), серебряный реликварий св. Николая в форме благословляющей руки (XV в.) и др.

   Но самой почитаемой ценностью считается золотой покров. Он выполнен в 1668 г. по заказу мессинского сената флорентинским ювелиром Инноченцо Мангани. Со временем покров украсился бриллиантами, рубинами, сапфирами и др. драгоценными камнями. Он используется только на великих праздниках.

   В соборе в 1930 г. установлен орган, второй в Италии по величине (и третий в Европе); в нем 15700 труб, пять мануалов и 169 регистров.

   Церковь Сантиссима Аннунциата дей Каталани построена в конце XII – начале XIII в. Это одно из немногих зданий в городе, уцелевших от землетрясения начала XX в. Возможно, церковь построена на фундаменте языческого храма. Этот храм считают высшим достижением арабо-норманнского искусства в Сицилии. Церковь характеризуется необычной формы – цилиндрической – апсидой, цилиндрическим же куполом над трансептом, «слепыми» аркадами, которые поддерживают изящные колонки, и узкими окнами. Все это гармонично сочетается в уникальный ансамбль.

   Вообще в церковном отношении Мессина – странный город. В нем два кафедральных собора. По-итальянски этот второй собор называется Кьеза конкаттедрале дель Сантиссимо Сальваторе. В его ведении находятся церкви восточного обряда, действующие в Калабрии и на Сицилии. Однонефная церковь Сант’Элия (XVI в.) интересна оригинальными лепными украшениями интерьера. Церковь Санта-Мария-Алеманна является единственным памятником чисто готической архитектуры на Сицилии. Она построена (вместе с соседним госпиталем) в 1220 г. по повелению Фридриха II. Строили ее немецкие мастера, откуда и название (Алеманна – Немецкая). Госпиталь предназначался для лечения и восстановления сил тевтонских рыцарей, участвовавших в крестовых походах. Церковь же использовалась для душевного успокоения. От госпиталя осталась только стрельчатая арка и кусок прилегавшей к ней стены. Между прочим, в этом госпитале лечил искалеченную в сражении при Лепанто (1571 г.) руку великий писатель Мигель Сервантес де Сааведра.

   В 1606 г. как церковь, так и госпиталь были заброшены. В 1612 г. молния сильно повредила церковную крышу, при землетрясении 1783 г. обвалился фасад, но катастрофа 1908 г. обошла здание стороной. В XX в. было проведено несколько реставраций церкви, и в 2001 г. ее открыли для публики: здесь теперь устраиваются выставки, концерты, спектакли. Церковь Сан-Джованни-ди-Мальта построил Джакомо Дель Дука, ученик Микеланджело, вместе с прелестным дворцом, в котором находилась резиденция приората мальтийских рыцарей после изгнания ордена с Родоса. На этом месте находилась когда-то маленькая базилика, заложенная в 540 г. мессинским святомучеником Плачидо. Некоторое время в церкви находилось аббатство бенедиктинцев. В наследство от него остались мощи св. Плачидо и мессинских монахов Эутикио, Витторино и Флавии.

   В церкви также находится могила известного мессинского ученого Франческо Мауролико (1494–1575). Здание церкви уцелело при землетрясении 1908 г. и бомбардировках 1943 г., потому что было построено из маленьких известняковых «кирпичиков», однако в интерьере от прежнего блеска мало что осталось.

   Франческо Мауролико родился в греческой семье и получил солидное физико-математичекое образование. Его отец также изучал физику, но большего успеха добился на служебной стезе, став главой Мессинского монетного двора. Семья была зажиточной: она владела загородной виллой. Но Франческо не интересовала светская жизнь. В 1521 г. он стал священником, а в 1550 г. вступил в бенедиктинский орден. Через два года его назначают настоятелем собора Сан-Николо в Мессине. Попутно он выполняет заказ императора Карла V по рассчетам новых городских укреплений и обучает сыновей императора. В 1548 г. его пригласил в свой замок маркиз Джованни II Вентимилья. Франческо принял приглашение и некоторое время жил в замке маркиза, используя по ночам высокую замковую башню для астрономических наблюдений. Впоследствии Франческо первым описал вспышку суперновой звезды в созвездии Кассиопеи.

   Через два года после него, в 1574 г., датский астроном Тихо Браге воспользовался наблюдениями сицилийца для своей статьи о новой звезде, которая теперь известна как Сверхновая Браге. Кстати, астрономические заслуги Франческо были оценены в 1651 г., когда в его честь был назван один из лунных кратеров. В 1569 г. Мауролико был избран профессором Мессинского университета. Он писал труды по математике, оптике, механике, музыке. В работе «Арифметика в двух книгах» (1575 г.) он впервые применил метод математической индукции. В «Моментах равновесия» (1548 г., опубл. в 1685 г.) он предложил способ определения центров тяжести тел. В «Космографии» Мауролико изложил методологию измерения Земли; практическая проверка его метода состоялась в 1670 г. Он также составил карту Сицилии и снабдил набором подробных морских карт христианский флот, шедший на битву с турками при Лепанто. Мауролико тесно сотрудничал со скульптором Монторсоли в устройстве двух самых красивых фонтанов тогдашнего города: «Орион» и «Нептун».

   Церковь Сан-Франческо-алль, Иммаколлата вторая по величине в Мессине. Ее начали строить монахи-францисканцы в 1254 г. Первый камень положил с благословением римский папа Александр IV. Это был первый храм, освященный в честь св. Франциска Ассизского. Его импозантное здание вызывает в памяти соборы нордической архитектуры.

   Высокие строгие готические апсиды церкви запечатлел на картине «Снятие с креста с тремя ангелами» Антонелло да Мессина (картина находится в венецианском музее Коррер). В 1581 г. церкви было дано второе название – в честь Непорочного Зачатия. Надо сказать, что в этом образе Марию больше всего почитали в Мессине. Страшный пожар 1884 г. уничтожил богатые лепные украшения интерьера и множество картин и скульптур выдающихся мастеров XVII–XVIII вв.

   Землетрясение 1908 г. полностью разрушило церковь. Она тщательно восстановлена в том виде, какой имела в XVII в., включая деревянный потолок и серебряные украшения. Восстановление церкви обошлось в 7 млн лир. Мраморная статуя св. Антония Падуанского, побывавшего в свое время в этой церкви, относится к XVIII в. После землетрясения ее нашли во дворе соседнего с церковью монастыря. А бронзовую статую св. Франциска Ассизского (скульптор Антонио Бонфильо) установили на площади перед собором в 1965 г.

   Церковь бывшего православного монастыря св. Марии (Санта-Мария-ди-Мили-ин-Мили-Сан-Пьетро) построена в 1092 г., по заказу норманнского графа Рожера, похоронившего здесь своего незаконного сына Джордано, умершего именно в этом году под Сиракузами. Восхитительна ее восточная часть с апсидами, увенчаннными маленькими куполами; эту деталь строители явно позаимствовали из приемов арабской архитектуры. В декоре церкви можно уловить также мотивы византийского искусства. Боковые стены украшены перекрещивающимися арками, что было типично для норманнского искусства. В 1511 г. неф церкви был удлинен, причем пострадал великолепный деревянный потолок. После этой переделки остался фасад с мраморным порталом и ренессансным тондо, изображающим Мадонну с Младенцем. Сохранились также деревянный потолок XVI в. и богатый декор в стиле барокко. Часовня Христа Вседержителя (Кристо Ре), построенная в 1934 г. на развалинах замка Матагрифоне, от которого сохранилась только одна из башен, интересна своим большим куполом, словно парящим над городом. Формой она напоминает базилику Суперга в Турине. А еще она знаменита своим колоколом, третьим по величине в Италии: он имеет диаметр 2,66 м и весит свыше 13 т. В часовне покоятся останки воинов-мессинцев, погибших в Первую мировую войну. Каждый вечер, на закате, печальный звон колокола напоминает о них горожанам.

   В нескольких километрах северо-западнее Мессины, в верховьях горного потока Ритиро, в окружении Пелоританских гор, высится церковь-крепость Санта-Мария-делла-Валле, больше известная как «Бадьяцца». Церковь принадлежала бенедиктинскому (или цистерцианскому) женскому монастырю, возникшему в XII в. Нынешнее здание построено в 1221 г. в суровом, почти крепостном стиле. Такая церковь – единственная в своем роде на острове. Уже в 1284 г. она была повреждена пожаром, уничтожившим, в частности, все фрески внутри собора; отреставрирована и заново расписана в 1303 г.

   Монастырь был оставлен в 1347 г., с тех пор церковь не раз заносило песком и илом во время частых наводнений, но ее всегда восстанавливали, последний раз – в 1902–1909 гг. В район церкви можно проехать по шоссейной дороге Е90 (А20), а потом надо около получаса идти пешком.

Основные оборонительные сооружения
   Замок Святейшего Спасителя построен по распоряжению императора Карла V в 1540 г. на оконечности песчаной косы, защищающей порт. Ранее на этом месте существовало одноименное архимандритство. На башне «Колокол» («Кампана») позднее воздвигнут обелиск высотой 60 м, увенчанный шестиметровой бронзовой, с позолотой, статуей Мадонны (Мадонна делла Леттера) работы Торе Калабро. Подсветка статуи осуществляется с помощью дистанционного управления из Рима; систему управления сконструировал Гульельмо Маркони. Впервые эту подсветку включил в 1934 г. папа Пий XI.

   Мадонна делла Леттера объявлена святой заступницей Мессины. Согласно христианской легенде, святой Павел в своем апостольском странствии по Средиземному морю в 41 г. остановился в Мессине. Его проповеди воспламеняли людей, и не только простой народ.

   И вот мессинские сенаторы, узнав от апостола о том, что в Иерусалиме живет мать Спасителя, захотели получить благословение от Богоматери. Мессинская делегация прибыла в Святой город. Посланцы встретились с Марией, и та собственноручно написала приветствие мессинцам, которое заканчивалось следующими словами: «Благословляем вас и весь Город, вечной Покровительницей которого Мы хотим быть». Свиток с письмом Мария перевязала прядью собственных волос.

   Легенда утверждает, что это Мария решила быть патронессой Мессины, а не жители города– как обычно – выбрали Ее своей покровительницей. В кафедральном соборе до сих пор хранится эта прядь; как величайшую реликвию ее выносят в процессиях, совершающихся в праздник Тела Господня и день памяти Мадонны 3 июня. Письмо же потерялось в многочисленных перипетиях, выпавших на долю кафедрального собора.

   Замок Гонзага был спроектирован в 1540 г. инженером Феррамолино; он является самой мощной крепостью во всем Средиземноморском бассейне; для широкой публики крепость закрыта. Королевская цитадель построена испанцами в 1678–1681 гг. в форме звезды в основании портовой косы. Ее строили для устрашения жителей города и для контроля за движением кораблей в Мессинском проливе. Это было самое последнее укрепление Бурбонов в Сицилии; оно сдалось итальянским патриотам 12 марта 1861 г. В настоящее время в цитадели находится Центр документации современного искусства. Доминирует над городом форт Кавалли, расположенный на высосте 500 м над уровнем моря, рядом с пригородом Лардерия. От форта открывается чудесный вид на окрестности и пролив. В Мессине сохранилось несколько башен от средневековых оборонительных стен. На побережье пролива, в одном из фортов, построенных в конце XIX в., открыт Исторический музей защиты Мессинского пролива, где собраны материалы по защите этой важной судоходной артерии в Новое время. В музее хранятся самые большие итальянские орудия, отлитые перед Второй мировой войной: 16 стволов 10-метровой длины. Эти пушки объявлены министерством обороны памятником Погибшим во всех войнах.

Памятники гражданской архитектуры
   Театр Витторио-Эммануэле II, бывший театр Сант’Элизабетта, построенный в стиле неоклассицизма по проекту неаполитанского архитектора П. Валенте и мессинца К. Фальконетти. Уцелел при землетрясении. Портал его украшен скульптурной группой мессинца Саро Дзагари «Время открывает Истину Мессине», а потолок интерьера украшает большая фреска Ренато Гуттузо. «Гора милосердия» (палаццо Монте-ди-Пьета). Это здание построено в 1616 г. архитектором Натале Мазуччо для братства Голубых; оно соединено эффектной лестницей с церковью Милосердия (Пьета).

   От здания после землетрясения 1908 г. остался только фасад. Лестница построена по проекту архитекторов П. Камполо и А. Базиле. В центре лестницы находится «фонтан Изобилия», созданный Игнацио Бучети в 1741 г. В городе сохранилось несколько старинных палаццо: ренессансный Королевский дворец построен в 1589 г. по проекту архитектора Андреа Каламеха; тем же архитектором в 1563 г. построен палаццо Грани, в стиле которого улавливаются черты приближающегося барокко; сенаторский дворец (1589) и Порта-делла-Лодджа с фонтаном Нептуна (1589) архитектора Джакомо Дель Дука; Лодджа де’Негоцианти, построенная в 1627 г., но сохраняющая черты ренессансного стиля; несколько дворцов начала XIX в., построенных в стиле рококо: палаццо Моло (арх. Антонио Бранкати), палаццо Фьорентино (арх. Филиппо Юварра), палаццо Бруначчини (арх. Гаэтано ди Мария).

   Большинство муниципальных зданий построено после 1908 г.

   Галерея Витторио-Эммануэле III уникальна для Южной Италии, если не считать пассажа в Неаполе. Ее построили в 1939 г. по эклектичному проекту Камилло Пульизи Аллегры; она искусно декорирована в стиле XVIII в. художниками Бонфильо и Ловетти. Стоит упомянуть еще Порта-Грация, монументальные подъездные ворота к цитадели (XVII в.) работы Доменико Бьондо с сыновьями. В 1961 г. ворота были разобраны и перенесены на одну из центральных площадей города – пьяцца Каза-Пия.

   Мессинский университет является одним из старейших в Европе. Он основан в 1548 г. Основателем университета был Игнацио Лойола. Университет стал первым учебным заведением, основанным коллегией иезуитов. Предшественницей университета была школа греческого языка, которую создал в 1421 г. грек Константин Ласкарис. В настоящее время в университете существует 11 факультетов, на которых обучаются более 50 000 студентов. Современное здание университета на пьяцца Пульятти построено в 1927 г. по проекту Джузеппе Ботто. Библиотека литературно-философского факультета является одной из крупнейших в Италии: она насчитывает более одного миллиона книг.

   В городе сохранилось несколько интересных памятников монументальной скульптуры. Самый старый из них – памятник Дону Хуану Австрийскому, установленный в честь победы при Лепанто (скульптор Андреа Каламех). Подле кафедрального собора находится беломраморная статуя Непорочного Зачатия (скульптор Игнацио Бучети, 1758 г.). Статуя, аллегорически изображающая Мессину, благодарящую короля Фердинанда II Бурбона за пожалование городу статуса порто-франко (скульптор Дж. Принци, 1859 г.), до землетрясения находилась внутри муниципалитета; сейчас она перенесена в центр пьяцца Минутоли. Два более новых памятника отмечают военную доблесть. Монумент батарее Мазотто напоминает об итальянском артиллерийском подразделении, погибшем в Эфиопии, в проигранной экспедиционным корпусом битве при Адуа (скульптор Сальваторе Буэми, 1897 г.). Памятник павшим – внушительная скульптурная композиция из бронзовых фигур авиатора, пехотинца и моряка – возведен на площади Европейского союза в 1936 г.

   В Мессине сохранилось довольно много старинных фонтанов. Самый старый из них, фонтан Ориона (1553, автор Анджело Монторсоли), находится перед кафедральным собором. Через четыре года Монторсоли создал еще один красивый фонтан – фонтан Нептуна. Фонтан сенаторов (1619 г.) напоминает горожанам имена семи тогдашних сенаторов, высеченные на боку гранитной чаши. На перекрестке улиц Кардинес и Первого сентября 1847 г. находился ансамбль из четырех фонтанов, объединенных морской тематикой, но построенных в разное время (1666–1742). После землетрясения 1908 г., разрушившего архитектурный ансамбль, восстановлены были только два фонтана. Два фонтана были созданы в Мессине по случаю праздников Мадонны делла Леттера. Фонтан Четырех лошадок находится с тыльной стороны кафедрального собора (1742 г., скульптор Джован Баттиста Марино); фонтан Фальконьери, названный в честь создавшего его мессинского архитектора (1842 г.), находится на пьяцца Базико.

   Региональный музей Мессины начал создаваться в 1909 г. в помещении бывшей шелкопрядильни в разрушенной церкви Сан-Сальваторе-дей-Гречи. Здесь собраны богатые коллекции мессинского искусства, и прежде всего – работы великих живописцев Антонелло да Мессина и Микеланджело Меризи, прозванного Караваджо. Работает постоянная выставка мессинского серебра. Интересен созданный в 1996 г. Музей народной культуры и музыки Пелоританского края. Музей во многом уникален в Сицилии. Он создавался на критериях мультидисциплинарности: экспозиция включает видеофильмы, музыкальные записи, фотографические, живописные и учебные материалы. В музее часто устраиваются инструментальные и вокальные концерты. И, конечно, огромный интерес вызывает коллекция народных музыкальных инструментов: волынки, тростниковые флейты, барабаны, бубны, погремушки.

   Мессинская кухня своеобразна: преобладает рыба, хотя есть и оригинальные мясные блюда, и, конечно, сладости. Типичное сладкое блюдо – пиньолата. Из рыбы наиболее популярны тунец, атлантическая сайра, рыба-меч, сушеная треска и нунната (по-итальянски неоната). Это – только что выловленная мелочь разных видов, как вырастающих позднее в крупных рыб, так и мелких по самой своей природе. Например, «маятика», мелкая сардинка, идущая на нерест в мае, или редкая и очень ценимая «мукку руссу», как называют только что родившихся мелких рыбок красного цвета.

   Вот несколько типичных для Мессины блюд.



   Сайра жареная по-мессински

   Взять 600 г атлантической сайры, большую луковицу, уксус, оливковое масло Экстра Верджине, соль. Почистить и порезать ломтиками лук, выложить его в пиалушку, залить смесью уксуса, воды и соли; держать не менее получаса. У рыбы отрезать головы, вычистить внутренности, потом промыть и высушить, обвалять в муке и жарить в обильном количестве масла. Подавать горячей, обложив ломтиками лука.



   Брачоле (рулетики) из меч-рыбы

   Взять 4 длинных тонких кусочка рыбного филе, каждый примерно по 180 г, 50 г свежего сыра моццарелла, небольшой пучок петрушки, чайную ложку свежего тимьяна (или половину чайной ложки сушеного), столовую ложку каперсов, 3 столовых ложки панировочных сухарей, два зубка чеснока, 5 столовых ложек оливкового масла, щепотку перца кайенского (или чили), соль, черный перец – по вкусу (на 4 порции). Рыбу промыть и просушить бумажной салфеткой, слегка посолить и отправить в холодильник. Мелко нарезать зелень. Налить в сковородку ложки две масла, поджарить лук и чеснок. Снять сковородку с огня, добавить зелень и каперсы, посолить, поперчить. Нарезать тонкими пластинками сыр. Обвалять рыбу в сухарях с травами, положить на филе кусочки сыра, завернуть в рулетики, скрепить деревянными зубочистками. Потом залить в сковородку 1 ложку масла, разогреть, положить рыбу, полить остатком оливкового масла, жарить, переворачивая, в течение 7–8 минут. Приготовить соус: выжать сок двух лимонов, мелко порезать петрушку и душицу. Растворить в половине стакана теплой воды четверть чайной ложки соли. Вылить в небольшую миску 125 мл оливкового масла и подогреть на водяной бане. Постепенно подливать соленую воду и лимонный сок, тщательно размешивая венчиком. Добавить зелень, полить рыбу.



   Брачоле (свиные ломтики) с виноградом

   Из расчета на 4 порции: взять куски свинины на косточке, по 150 г каждый, 200 г винограда без косточек, полстакана белого сухого вина, 30 г каперсов, 4 столовых ложки оливкового масла Экстра Верджине, 1 луковицу, 10 можжевеловых ягод, две столовых ложки муки, два лавровых листочка, две веточки розмарина, соль, свежепомолотый перец. Куски мяса надрезать по краям, чтобы они во время жарки не деформировались, присыпать мукой. Мелко нарезать лук, обжарить его в оливковом масле. Потом добавить в сковородку лаврушку и розмарин, положить мясо и поджарить на среднем огне. Измельчить в кофемолке ягоды можжевельника, добавить к мясу. После этого добавить каперсы, полить белым вином. Выпарить две трети вина на сильном огне. Мясо посолить и поперчить, добавить виноград. Убавить огонь, прикрыть сковородку крышкой, тушить мясо в течение получаса, время от времени переворачивая. Перед подачей к столу полить мясо соусом.



   Фарсумагру

   Это самое известное мясное блюдо на Сицилии. Оно появилось с приходом монсу (месье, т. е. французов) в самом начале XIX в. Французы были поражены отсутствием на острове хорошего мяса. Действительно, островитянам больше нравилась рыба. Ее было много в окружающих Сицилию морях, и притом самой разнообразной. Коров же сицилийцы выращивали главным образом для молока, и только в тех случаях, когда корова старела и переставала давать молоко, ее забивали. Поэтому сицилийцы ели преимущественно старое жесткое мясо, которое приходилось подолгу жевать. Это не устраивало французов, и они придумали выход: делать мясной рулет с начинкой из вареных яиц, ветчины, рубленого мяса и сыра качкавал. Начинку мелко рубили и заворачивали в куски мяса. Потом рулет опускали в смесь сухого вина и томатного соуса и варили. Получившееся блюдо французы называли «мясо, фаршированное постными продуктами» (вьянд фарси де мэгр), что итальянцы переделали на свой манер: фальсомагро, или по-сицилийски фарсумагру.



   Пидони по-мессински

   Для приготовления теста этого типично мессинского продукта надо взять 1 кг муки высшего сорта, пол-литра теплой воды, 25 г дрожжей, немножко соли. Раскатать муку тонким слоем, сделав небольшую горку с ямкой в центре. Положить в эту ямку дрожжи, посолить. Постепенно добавлять воду, тщательно перемешивая дрожжи и муку, пока не получится нормальное тесто для пиццы. Скатать тесто в шар, обвалять в муке, закутать в ткань, желательно шерстяную, и оставить подходить около часа. Потом разрезать тесто на шарики размером с теннисный мячик, раскатать их, положить внутрь начинку. Закрыть, завернув края и придавив вилкой, выложить в сковородку, залить арахисовым или кукурузным маслом. Масло должно полностью закрыть выпечку.

   Традиционная начинка: дикий латук, помидоры черри, подогретый сыр, анчоусы. Начинку надо готовить заблаговременно. Мелко порубить латук, добавить порезанные помидоры, присолить, подлить немного оливкового масла Экстра Верджине, добавить рыбу. Перемешать, выложить на раскатанные кусочки теста, добавить порезанный кубиками сыр. После этого пидони можно заворачивать и жарить.



   Пиньолата

   Типичное сладкое блюдо всей Восточной Сицилии, а также Калабрии. Традиционно его готовили к карнавальным гуляньям, но теперь делают круглый год. Изначально этот десерт делали с медом. Из яичного теста скатывали шарики (буквально: пинье, то есть шишки) или трубочки, жарили их в топленом свином жире, потом выкладывали в маленькие горки или пирамидки, поливая сверху медом. Но во время испанского правления дворянская верхушка стала пренебрегать «бедным» угощением. Тогда появилась глазурованная пиньолата, когда пирамидки начали поливать глазурью, сделанной из лимонного сока и какао (или жидкого шоколада), и украшать разноцветными карамельками.

   Самый главный праздник отмечается в Мессине в августе. Он так и называется – Меддзагосто, Середина августа. Ежегодно 15 августа процессия из двух тысяч верующих, одетых в белые одежды и босых, выкатывает старинную конструкцию – Ковчег.

   Это символическое устройство представляет различные моменты взятия Девы Марии на небо. Ковчег высотой около 13,5 м покоится на металлическом помосте, где укреплены сделанные из различных материалов фигуры ангелов и большие вращающиеся сферы, представляющие Луну и Солнце, а венчает всю композицию фигура Христа, одной рукой поддерживающего Марию. По пути к процессии присоединяется до 200 тыс. человек. Верующие тянут конструкцию за длинные ремни по булыжной мостовой, предварительно тщательно вымытой. Процессия движется по давно известному традиционному маршруту и подходит к кафедральному собору как раз под вечер. Впервые такая процессия была организована в связи с посещением Мессины императором Карлом V в 1535 г. В тот год манифестация собрала более 50 000 человек. Это была самая массовая церемония в Сицилии в честь императора.

   А за день-другой до Меддзагосто улицы Мессины заполняют народные массы, участвующие в другом народном празднике. Тогда весело вспоминают Гигантов и Верблюда. Гигантами мессинцы зовут легендарных основателей города мавра Грифоне и сицилийку Мату. Верблюд – это тоже легендарный персонаж. Старинное сказание сообщает, что норманнский граф Рожер д’Альтавилла, освободивший Сицилию от арабов, триумфально въехал в Мессину именно на верблюде.

   Ежегодно 3 июня отмечается память Марии делла Леттера. В торжественной процессии верующие сопровождают серебряный «кораблик» с серебряной же статуей Мадонны, отлитой в 1902 г. местным мастером Лио Ганджери, и дарохранительницу с бесценной реликвией – локоном Богоматери.

   Похожая процессия проходит по улицам города и в праздник Святого Духа. В ней принимают участие бабалучи (улитки – так называют верующих, завернувшихся в монашеский капюшон), а также все ассоциации, конгрегации и религиозные братства города. Опять выносится на плечах клира «кораблик», украшенный кусками красной материи и хлебными колосьями. Последние должны напоминать мессинцам о нескольких кораблях с зерном, присланных в свое время в город Мадонной.

   В течение всего лета Мессина становится ареной художественных выставок, театральных спектаклей в исторических костюмах, концертов, показов мастерства местных ремесленников. В рамках этого фестиваля проводится и Международный праздник фольклора, привлекающий исполнителей и фольклорные коллективы из многих стран мира.

   Широкой известностью пользуется Международная мессинская ярмарка. Впервые ее организовал еще Фридрих II. Лучшие времена ярмарки пришлись на XV в. Потом ее популярность пошла на спад, а после подавления антииспанского движения 1674–1678 гг. ярмарка и вовсе захирела. Возрождение ее связано с открытием Суэцкого канала, когда снова возросла роль средиземноморских стран в межконтинентальной торговле. После землетрясения 1908 г. ярмарка временно прекратила существование, но с 1934 г. ее снова стали устраивать – уже как Ярмарку сицилийской экономической активности. После короткого перерыва во время Второй мировой войны мессинская ярмарка, которую называют старейшей ярмаркой мира, вновь была возобновлена.

Таормина
   «Если бы какой-нибудь человек, из тех, кому выпало провести на Сицилии всего один день, – писал Ги де Мопассан, – спросил меня, с чем ему стоит непременно познакомиться, я бы, не колеблясь, ответил: с Таорминой!»

   Из центра Таормины открывается восхитительный вид на морской залив



   И он так пояснил свой выбор: «Здесь нет ничего, кроме пейзажа, но зато в этом пейзаже найдешь все, что существует на земле, чтобы пленить глаза, разум и воображение» («Бродячая жизнь», гл. 4. Сицилия).

   К сожалению, Таормина – очень дорогой курорт, и большинство наших соотечественников знакомится с этим прекрасным городом в ходе однодневных экскурсий, к тому же обычно соединенных с посещением Этны.

   Жалко, что у них в распоряжении остается очень мало времени для подробного знакомства с этим чудесным городом. Практически для «однодневников» доступны только прогулка по корсо Умберто, посещение находящихся на ней церквей, при большом желании – Греческого театра. Уже нет времени подняться к Сарацинскому замку, не говоря уже о восхождении на Монте-Тауро (последнее для туристов, возвращающихся с Этны, частично возмещается видами, открывающимися из окон автобуса), или спуститься по канатке к берегу моря, в Маддзаро.

   Фруктовый магазин в Таормине



   О началах Таормины, или Тавромения (Тавромениона), как она тогда называлась, достоверных сведений нет. Диодор Сицилийский рассказывал, что на отрогах Монте-Тауро некогда обитали сикулы, занимавшиеся животноводством и земледелием.

   Согласно легенде, буря как-то забросила на восточный берег Сицилии греческих моряков, забывших принести жертву Посейдону, как раз в районе нынешней Таормины. Вернувшись на родину, они рассказали грекам о чудесном острове. В 735 г. до н. э. в Таорминской бухте появились переселенцы из эвбейского города Халкиса и основали там свою колонию Наксос. В 403 г. сиракузяне разрушили этот город (см. раздел «Наксос»), а его территорию Дионисий Старший, тиран Сиракуз, передал сикулам, однако коренные жители здешних мест не стали селиться на пепелище. Они заняли холм, возвышавшийся над развалинами.

   Новый город получил у греков название Тавроменион. Произошло это около 396 г. до н. э. Сюда пришли и уцелевшие жители Наксоса и Катании, и эти пришельцы образовали самый деятельный слой городского населения. Город постепенно рос и богател. В 345 г. близ Тавромениона высадился Тимолеон Коринфский и попросил помощи в борьбе за свободу Сиракуз. Таковую оказали, но Сиракузы ответили черной неблагодарностью: Тавроменион попал под власть тирана Сиракуз Агафокла. Сиракузян в 212 г. до н. э. сменили римляне, причем при них Тавромениум (так теперь он стал называться) получил важный статус союзного города, одного из трех в провинции Сицилии. Тем самым его жители были освобождены от уплаты десятой части своих доходов и от обязанности вооружать корабли в случае военной необходимости.

   В 134 г. до н. э. город взяли восставшие рабы и устроили в нем свой опорный пункт. Восставшие долго сопротивлялись осадившим город римским войскам, которыми командовал Помпилий. Бунтарей не сломил даже голод. Их погубило предательство: Серапион, один из вождей восстания, открыл римлянам ворота города.

   В 36 г. до н. э. Октавиан Август и Секст Помпей боролись за Тавромений: сначала город взяли войска Помпея, потом Октавиан отбил его, а 15 лет спустя заселил город верными ему римлянами, предварительно изгнав из Тавромения своих противников. Страбон называет Тавромений маленьким городом, тогда как Плиний и Птолемей вообще не упоминают о нем. Согласно христианской легенде, апостол Петр направил в Тавромение епископа Панкратия, и тот успешно начал работу по обращению населения в новую веру. Вскоре на склонах подступающих к городу гор появилась небольшая церквушка, посвященная св. Петру, а вслед за этим в Тавромении организуется первое сицилийское епископство. Однако существование Панкратия не подтверждается документами.

   Многие улочки Таормины взбираются вверх по крутой Монте-Тауро



   Первые сведения о Панкратии появляются только после изгнания мусульман. Тавромений спокойно дождался конца Западной Римской империи, потом им поочередно владели готы, византийцы, арабы. Им город сопротивлялся 62 года. Это был последний островок Восточной Римской империи на Сицилии. Целых два года Тавромений выдерживал плотную осаду; только в ночь на Рождество 906 г. мусульмане ворвались в город, когда мессинский наемник Томмазо Бальзамо предательски открыл ворота. Тавромений был сравнен с землей. Всех захваченных в плен мужчин арабы обезглавили, в том числе и епископа св. Прокопия. Голову епископа воины поднесли на серебряном блюде своему командиру Ибрагиму. Самых красивых девушек отправили в гарем халифа аль-Моэззина, остальных женщин обратили в рабынь.

   Арабы отстроили южную часть города, за чертой греко-римской застройки, и там мирно зажили мусульмане и христиане. Арабский квартал был очень красив: тут и там давали прохладу многочисленные фонтаны, зеленели роскошные сады. Кроме того, город был переименован в честь халифа: Альмоэзия. Через полтора века арабский город осадили войска великого князя Рожера. Норманны подошли к завоеванию города очень серьезно: они построили 22 деревянные башни и окружили Альмоэзию непреодолимой стеной. Тем не менее мусульмане сопротивлялись очень упорно. Взять город норманнам удалось только в 1078 г. Таормина вошла в домен сицилийских государей, потом туда перенесли и резиденцию епископов. Анжуйцы посчитали город недостойным королевского внимания и отменили данные ему привилегии. Когда анжуйцев прогнали, арагонская династия восстановила привилегии Таормины.

   В 1410 г. в Таормине состоялось историческое заседание сицилийского парламента в присутствии королевы Бьянки Наваррской. На этом заседании состоялись выборы нового короля Мартина II. В XVI в. испанский король Филипп IV дает Таормине привилегию, в соответствии с которой город объявляется навечно принадлежащим государеву домену. Когда наполеоновские войска овладели Неаполем, король Обеих Сицилий Фердинанд I бежал в Палермо. Он нашел время посетить Таормину и за верность Бурбонам подарил городу изумительной красоты прибрежный островок Изола-Белла. Поражение антииспанского движения в 1678 г. изменило положение Таормины. Спрямленная через полуостров Катрабико дорога Катания – Мессина обошла стороной город. Так начался упадок Таормины.

   В XVIII в. это был вполне заштатный городок, и, казалось, ничто не предвещало ему счастливого будущего. Но вдруг Таормину открыли иностранные путешественники. Одним из первых был Иоганн Вольфганг Гёте, чей «Итальянский дневник» иллюстрировал путешествовавший вместе с ним художник Христоф Хайнрих Книп. В Таормину потянулись богатые странники, среди прочих – наследник русского престола Николай Павлович и австрийская императрица Елизавета, позднее, уже на рубеже XX в., германский император Вильгельм II и британский король Эдуард VII.

   Но настоящую европейскую популярность принес Таормине немецкий художник Отто Геленг, охотник за экзотическими южными пейзажами. Ему очень нравилось рисовать Сицилию вообще и античные развалины в частности. Так он в конце XIX в. добрался до Таормины. Написанные здесь пейзажи вызвали удивление на художественных выставках в Берлине и Париже. Художника стали упрекать в неправдоподобности изображения, в сознательном искажении и приукрашивании действительности. На упреки Геленг отвечал просто: «Приезжайте в Таормину. Увидите все сами».

   Так родилось у европейской интеллигенции увлечение Таорминой, прославившее этот уголок Средиземноморья.

   Скандальная известность эротических фотографий Вильгельма фон Глёдена, сделанных в Таормине, стала дополнительным магнитом. В этот прекрасный уголок Сицилии потянулись художественно одаренные личности: Оскар Уайльд, Дэвид Герберт Лоуренс, Чарлз Уэбстер Лидбитер, Халлдор Лакснесс, Томас Манн, Рихард Штраус, Рихард Вагнер, Андре Жид, Габриэле д’Аннунцио, Густав Климт, Зигмунд Фрейд.

   Многие из них оставляли память о Таормине в созданных здесь стихах и прозе. Фридрих Ницше создал здесь одну из самых известных своих работ «Так говорил Заратустра». Своеобразную память оставила по себе в Таормине англичанка леди Флоренс Тревельян, разбившая на трех гектарах приобретенной ею земли (между корсо Умберто и античным театром) парк экзотических растений, открытый в 1920 г. для публики.

   В парке собраны деревья со всего света. Посреди пышной растительности стоит маленький храм, а подле него – кирпичные домики в викторианском стиле, построенные для наблюдений за птицами, и копии античных скульптур. Здесь же установлен памятник погибшим в двух мировых войнах.

   Безусловно, главной достопримечательностью Таормины является так называемый Греческий театр, едва ли не самые знаменитые развалины Сицилии. На его месте в III в. до н. э., во времена тирана Гиерона II, действительно был построен театр. Однако то, что мы видим теперь, создано римлянами во II в., когда эллинский театр был переделан в амфитеатр, где вместо драматических представлений устраивали цирковые игры. Местный театр – один из самых больших в античном мире: его диаметр 109 м, длина 120 м, ширина 50 м; он разделен на 9 секторов и может вместить около 5,5 тыс. человек. Сцена находится во вполне удовлетворительном состоянии. Но дело не только в гигантских размерах и достаточно хорошей сохранности театра. С верхних сидений амфитеатра открывается восхитительный вид. Посмотрим на него глазами И.В. Гёте: «Если расположиться там, где когда-то сидели самые верхние зрители, то, пожалуй, придется признать, что нигде театральная публика не любовалась подобными декорациями. Справа, на высоких скалах, вырастает замок, внизу, в некотором отдалении, располагается город, и хотя его строения созданы в новые времена, они стоят на месте старых и выглядят подобно им. Слева, под склоном горы, берег моря простирается до самой Катании или Сиракуз; эту далекую панораму замыкает дымящая огнедышащая гора, но картина эта отнюдь не пугает, потому что вулкан выглядит в этой умиротворяющей атмосфере более далеким и кротким, чем в действительности. Если повернуться в противоположном направлении, взгляду с левой стороны предстают обрывистые скалы, между которыми и морем втискивается Мессинская дорога. Видны скальные островки и группы скал в море, а в отдалении – калабрийское побережье, с большим трудом отличающееся от выплывающих из-за гор облаков» (Итальянское путешествие, т. I).

   Рядом с театром находится маленький археологический музей, Антикварий. Однако в нем собраны только мелкие находки из раскопок в городе и его окрестностях. Большая часть археологического материала хранится в музеях Неаполя, Мессины, Сиракуз. Однако и в здешнем музее есть интересный экспонат: мраморная плита с греческой надписью, рассказывающей о том, что однажды уроженец Тавромения стал победителем Олимпийских игр в конных ристалищах.

   Во времена императорского Рима был построен еще один театр меньшего размера – Одеон. По архитектуре он напоминает греческий театр и примыкает к последнему. Археологи предполагают, что Одеон служил для избранной публики: высоких чиновников, жрецов и почетных гостей. Возможно, в театре устраивали не только камерные спектакли, но также и публичные чтения или дискуссии. Аудитория этого некогда перекрытого театра рассчитана на 200 мест.

   Самым ценным с исторической точки зрения культовым сооружением Таормины является собор Сан-Николо, построенный в XV в. на месте маленькой раннесредневековой церкви. Главный портал собора с помещенной на нем розеттой перестроен в ренессансном стиле в 1638 г. В трехнефном соборе интересны византийская мозаичная икона Богоматери, картина Антонио Джуффре, изображающая искушение Марии и полиптих Антонелло Салибы. Интересно войти в собор в яркий солнечный день. Тогда (естественно, в неслужебное время) особое впечатление производят подступающий разом таинственный полумрак, едва разгоняемый слабыми огоньками чуть потрескивающих свечей да сумеречными глазами неярких электрических лампочек, и сосредоточенная тишина, почти не нарушаемая робкими шагами верующих.

   Перед собором всегда оживленно у воздвигнутого в 1635 г. фонтана с двумя расположенными одна над другой чашами и интересной скульптурной группой. Венчает фонтан кентавресса, женская фигура, аналогичная греческому кентавру; бык является символическим изображением Монте-Тауро, женская фигура со скипетром и земным шаром – город Тавромений. Кентавресса является гербом и официальным символом Таормино.

   Кафедральный собор Сан-Николо в Таормине



   На пьяцца 9 апреля находится церковь Сан-Агостино (XV в.), построенная в благодарность за избавление города от чумы. После перестройки в 1700 г. церковь утратила свой позднеготический стиль. В настоящее время в здании церкви помещается городская библиотека. Небесному покровителю города святомученику Панкратию посвящена церковь второй половины XVI в., построенная на руинах греческой церкви Сан-Панкрацио. В интерьере церкви достойны внимания картины, изображающие св. Никона и св. Массимо, и фреска, изображающая Теофане Чеварнео, епископа Таормины.

   Как и везде в Италии, жители Таормины больше всего чтят Богоматерь (на фото – Дева Мария – Помщница христиан, одно из самых популярных изображений Девы Марии)



   Рассказывают, что 9 июля 1943 г., как раз во время традиционной процессии, коей принято отмечать день памяти святого, союзная авиация бомбила город. С тех пор покровительство св. Панкрация горожане признали крайне неэффективным. Церковь Сан-Джузеппе, находящаяся напротив кафедрального собора, построена в XVII в. Тогда же построена на месте греческого храма церковь Санта-Катерина. Большая статуя св. Екатерины Александрийской украшает нишу над порталом.

   Среди гражданских строений, оставшихся от Средневековья, прежде всего надо упомянуть палаццо Корвайя, резиденцию старейшего дворянского рода, которую отличает смесь арабских, византийских и норманнских архитектурно-строительных элементов. Сохранились фрагменты X в. Центральную часть палаццо образует квадратная башня XI в., единственный сохранившийся в Европе образец арабских крепостных башен. Прообраз таорминской башни видят в священной для мусульман Каабе. Крылья пристраивались в XIII–XV вв. В правом крыле в 1410–1411 гг. заседал сицилийский парламент. После Второй мировой войны здание находилось в аварийном состоянии. В 1960е годы оно полностью реставрировано.

   Таормина. Церковь Санта-Мария-дель’Аусильятриче



   Палаццо герцогов Сан-Стефано построен в XIV в. в смешанном стиле сицилийской романтики и готики. Для здания характерен фриз по верху здания, выполненный из черной лавы и белого сиракузского камня. Над двойными готическими окнами находятся розетты со звездой Давида, которая в Средневековье считалась оберегом от демонов и пожара. Палаццо сильно пострадало в годы Второй мировой войны и было отреставрировано в 60е годы. В настоящее время здесь находится фонд Джузеппе Маддзулло, выставляющий произведения этого скульптора. Палаццо Бадья Веккья построен в том же веке для аббатства; по внешнему виду он очень напоминает архитектурный стиль предыдущего здания. По каждому из трех этажей здания бежит фриз из черно-белых камней. Края двойных готических окон также орнаментированы черно-белой окаемкой. Около полувека палаццо находится в собственности муниципальной общины. В настоящее время в нем устроен небольшой археологический музей.

   Старейший в Таормине палаццо Чамполи, он же палаццо Веккьо, выстроен в XIII в. перестроен и расширен в XV в. Сначала он тоже находился во владении рода Корвайя. В 1926 г. палаццо был перестроен под шикарный отель, который в 1943 г. был полностью разрушен авиабомбами. После войны восстановлены только фасад и главный портал здания.

   В воскресный вечер в Таормине можно послушать концерт на открытом воздухе



   В старые времена Таормину окружало тройное кольцо оборонительных укреплений, от которого сохранились только двое городских ворот: северные, порта Мессина, реставрированы в XIX в. Бурбонами, южные, порта Катания, – еще в XVI в. королями арагонской династии. От одних ворот к другим ведет корсо Умберто, километровой длины пешеходная артерия исторического центра. Она застроена в основном зданиями XVIII–XIX вв. Ближе к порта Мессина, на пьяцца 9 апреля, находится часовая башня. Она построена в XII в. на греческом основании и служила воротами в предместье. В XVII в. при реставрации башни на ней были установлены большие часы.

   Между площадью и порта Мессина на корсо Умберто выходит слепая стена древнего сооружения, которое по традиции называют Навмахией, потому что она ограждала бассейн, где якобы воспроизводились морские сражения. На самом деле стена, вероятно, служила для укрепления склона.

   В ближайших окрестностях города, на скалистой площадке между Таорминой и местечком Кастельмола, находится так называемый Сарацинский замок. На самом деле замок не имеет к сарацинам никакого отношения. Он построен в 1640 г. Для любителей природы представляет интерес живописное ущелье реки Алькантара (в 20 минутах езды к югу или западу от города). Там можно полюбоваться причудливыми выходами базальтовых пород.

Джардини-Наксос
   Чуть к югу от Таормины, ровно на полпути между Катаньей (39 км) и Мессиной (40 км), на побережье, в устье реки Алькантара, расположен небольшой курортный городок Джардини-Наксос. Он расположен на месте первой греческой колонии в Сицилии, которую в 735/734 г. до н. э. основали выходцы из города Халкис на острове Эвбея.

   Город был назван в честь одноименного острова в Эгейском море, родины нескольких находившихся на корабле мореплавателей. Древние авторы утверждают, что город был основан случайно: просто-напросто корабль халкидян занесен был штормом в небольшую бухту, на берегу которой предводитель греческих мореходов Фуклес (или Феоклес) приказал основать город. Большая часть горожан вскоре перебралась в Катанию или Мессину, так что Наксосу не суждено было стать крупным городом. Он знавал времена относительного расцвета, о чем свидетельствуют хотя бы найденные при археологических раскопках монеты искусной чеканки, относящиеся ко второй половине V в. до н. э.

   Знаменательным местом в городе был алтарь Аполлона Архегета (Основателя), у которого приносили жертвы все греческие посланники сразу по прибытии на Сицилию и перед возвращением на родину. В самом начале V в. город подпал под власть Гиерона, деспота Гелы, а потом перешел под управление братьев Гелона и Гиерона Сиракузских. Около 476 г. жители города, возмущенные несправедливостями Гиерона, попытались восстать, и тогда деспот просто-напросто расселил их по соседним городам, а в Наксос пригласил новых колонистов. Однако после смерти Гиерона старожилы вернулись домой и заключили союз с разделившими их судьбу соседними городами Катана и Леонтини. Союз был направлен против Сиракуз, поэтому в 415 г., когда к Сицилии подошел афинский флот, жители Наксоса пригласили афинян к себе и принялись всячески помогать им. Когда же афиняне потерпели поражение, сиракузяне решили отомстить дерзкому Наксосу.

   В 403 г. до н. э. город был взят сиракузским генералом Проклом, который приказал разрушить валы и здания города, а жителей обратил в рабов. В античные времена город больше не возрождался, однако алтарь Аполлона сохранялся по меньшей мере до середины I в. н. э. При византийцах на месте Наксоса возникло небольшое поселение. Новое укрепление возле него, на мысе Скизо, появилось только в Средние века, а в XV в., когда в долине реки стали выращивать сахарный тростник, поселение защитили сторожевой башней (Торре-Виньяцца), которая предупреждала население о приближении пиратов дымовыми сигналами. Башня сохранилась, но доступ внутрь ее закрыт. В XVIII в., когда была построена церковь Пресвятой Девы Марии, в местечке образовался церковный приход Джардини. С 1 января 1847 г. коммуна стала независимой от Таормины. В 1860 г. из городской бухты отправился к калабрийскому берегу Джузеппе Гарибальди вместе со своим отрядом.

   В течение XIX – начала XX в. жители коммуны занимались главным образом выращиванием лимонов, рыболовством и мелким ремесленным производстом (чеканка, керамика). Сейчас основным занятием горожан стало обслуживание туристов. Джардини-Наксос наряду с Таорминой является самым посещаемым туристами местом Сицилии. В городке открыт археологический музей. Интересен также археологический парк, где можно познакомиться с тем, что осталось от древнего Наксоса, а также с остатками храма Афродиты на берегу моря и городских укреплений.

Сан-Фрателло
   Для знакомства с сицилийской породой лошадей не найти лучше места, чем городок Сан-Фрателло, амфитеатром раскинувшийся у подножия одноименной горы, она же Монте-Веккьо (710 м над уровнем моря). История городка начинается в глубокой древности. В античное время он назывался Алунциум, как это сообщают надписи на монетах и медалях, найденных археологами.

   Современное название связано с христианской легендой о трех мучениках, братьях, уроженцах здешних мест, принявших страшные муки, но не отказавшихся от христианской веры. Событие это произошло в 312 г. при императоре Валерии. Братья Альфий, Филадельфий и Kирин были брошены в темницу (совр. итальянское чтение: Альфио, Филадельфио, Чирино). Палачи требовали от них отречься от Христа и вернуться в язычество. Юноши мужественно выдерживали изощренные пытки. Больше того, они даже обратили в свою веру нескольких римских солдат, охранявших темницу. Не раз братья оказывали помощь страдающим от болезней людям, в том числе и тем, кто продолжал глумиться над ними.

   Вначале братья не оставались без небесной помощи: каждую ночь к ним являлись ангелы и залечивали раны, нанесенные мужественным юношам в течение дня. Случалось, палачи меняли тактику и обращались к истерзанным братьям с лестными предложениями. И это не помогало язычникам. Наконец, главный палач Тертуллон решил дать последний шанс трем христианам: он в который уже раз предложил им отречься от своей веры. Первым вызвали Альфия. Он дерзко оборвал речь палача. Тогда ему вырвали язык и оставили истекать кровью. Хрупкого Филадельфия, после того как он отказался менять веру, бросили на раскаленную решетку, а самый молодой Кирин сам отважно бросился в котел с кипящей смолой.

   Тела братьев бросили в ров и забросали землей. Когда же христианство в Римской империи победило, одному сельскому угольщику во сне явился св. Альфий и указал на место захоронения; тела эксгумировали и перенесли на вершину возвышающейся над городом горы, где предали земле в скромной часовне. Городок же назвали Фратрум (от латинского «фратер», брат), что со временем в соответствии с нормами итальянского языка превратилось во Фрателло.

   При норманнах, в 1090 г., на вершине Монте-Веккьо было устроено святилище. Однонефная церковь в скупом и суровом норманнском стиле вознеслась на развалинах более ранней церкви, освященной в честь Девы Марии (а та в свою очередь была построена на фундаменте греческого храма). К церкви примыкает монастырь, в котором когда-то жили греческие православные монахи братства св. Василия. Последний монах покинул монастырь в 1940е гг. Специальное помещение было выстроено для паломников. В более поздние времена интерьер церкви украсили лепными орнаментами и фресками. Святилище Трех святых братьев является памятником национального значения.

   Каждый год 10 июля в Сан-Фрателло отмечается память трех мучеников. После праздничной мессы к вершине горы, к Святилищу, отправляется торжественная процессия, которую замыкают всадники на лошадях санфрателлано. Позднее, когда шествие возвращается в городок, праздник заканчивается красочной кавалькадой конников, хотя надо заметить, что лошади вообще и санфрателлано в частности не имеют никакого отношения к истории братьев-мучеников.

   Среди других праздников Сан-Фрателло выделяется середина Страстной недели. Этот праздник называется Еврейским (Феста дей Джудеи). В сущности, на улицах города в среду, четверг и пятницу разворачивается театрализованное представление, участники которого изображают радость людей, осудивших на смерть Иисуса Христа. Жители города одеваются в замысловатые живописные костюмы с преобладанием красных тонов. На голову водружают металлические конструкции, напоминающие шлемы римских солдат. Взрослые горожане закрывают лица масками. Ряженые ходят группами по улицам, мешают верующим добраться до церкви, нарушают торжественную печаль церковных шествий, смеются, поют веселые песни, трясут погремушками, подражая лязгу цепей, кувыркаются, прыгают – одним словом, бесятся кто во что горазд. В Страстную пятницу воздух в городе буквально разрывается от беспорядочного дудения многочисленных труб, рожков, дудок. Странноватым выглядит такое поведение в дни всеобщего траура в христианском мире. Но в Сан-Фрателло карнавал Страстной недели относят к фольклорным праздникам, сохраняющим народную традицию еще языческих времен. Кстати, местная Феста знаменита на всю Италию.

   Еще один трехдневный народный праздник проводится 17 сентября и в два последующих дня, когда отмечается память родившегося в Сан-Фрателло святого, Сан Бенедетто Мавра, небесного покровителя города. В эти дни торжественные процессии проходят во всех районах городка. Шествия можно встретить и в городских окрестностях. Родился Бенедетто в 1524 г., в семье африканских рабов. Хозяин дал мальчику свободу и небольшой земельный надел, приучал его к крестьянскому труду, но тому суждено было следовать по иному пути. Юношей он встретил отшельника Джироламо Ланца и решил последовать его примеру. Бенедетто истязал свое тело постами и физическими испытаниями. Постепенно вокруг Ланцы собралась небольшая группа учеников. Отшельники переходили с места на место, нигде подолгу не задерживаясь.

   После смерти Джироламо папа Пий IV приказал бродячим отшельникам разойтись по монастырям. Бенедетто избрал сначала бенедиктинский монастырь в Джулиане, а потом перебрался в монастырь Санта-Мария-дель-Джезу в Палермо, где и умер в 1589 г. При жизни Бенедетто пользовался большим уважением среди монастырской братии. Не умея ни читать, ни писать, он философски толковал Священное Писание. К нему всегда шли люди: музыканты и поэты, ученые и теологи, аристократы и чиновники. Каждому он находил слова утешения и поддержки. Даже вице-король Сицилии не раз бывал у него. Прославился Бенедетто и как удачливый врачеватель. Он возвращал зрение слепым, здоровье – покалеченным, исцелял больных чумой и даже вернул к жизни троих умерших! Чудеса продолжались и после смерти. Славу Бенедетто распространяли самые знаменитые писатели Испании, а в 1625 г. в его честь устроили торжественное шествие в Португалии. В 1652 г. сенат Палермо объявил Бенедетто патроном города наряду со св. Розалией.

   Хотя официальная беатификация «черного святого» произошла только в 1763 г., но с самого начала XVII в. «негр из Палермо» стал небесным защитником сотен тысяч африканских рабов, трудившихся на кофейных и табачных плантациях Латинской Америки. Впоследствии почитание «защитника угнетенных» распространилось среди мексиканских, венесуэльских и перуанских индейцев. Начиная с XVIII в. празднества в честь «Сан-Бенито» устраивают чуть ли не по всей Южной Америке.

   Но как ни интересны местные праздники, главное, что влечет приезжих в Сан-Фрателло, это лошади. Летом городок не раз устраивает различные манифестации в честь санфрателлано. Но лучше всего с богатством сицилийской породы познакомиться на выставке-продаже, которая устраивается в конце второй недели октября. Выставка открывается торжественным парадом, в котором участвуют не только живые экспонаты. Здесь можно повидать исторические боевые костюмы конников разных времен, а также наряды охотников прошлого. Парад заканчивается конным спектаклем, где главными действующими лицами становятся мастера выездки и их питомцы. На следующий день проводится собственно выставка. Пока жюри разбирается с призами, начинаются всевозможные развлечения для детей и взрослых горожан. И среди них одно из любимых – конная карусель.

   Впрочем, не попавшим на конный праздник сильно огорчаться не стоит. В Сан-Фрателло (via V.Veneto, 11) работает специальный конный экскурсионный центр, где можно за умеренную плату нанять санфрателлано на целый день или на пару часов, с инструктором или без, и совершить приятнейшую прогулку по окрестностям городка, наслаждаясь прекрасными видами гор Неброди. При центре открыта и школа верховой езды.

   Добраться до Сан-Фрателло можно по шоссе А-20, идущему от Палермо до Мессины вдоль северного побережья Сицилии.

Аккведольчи
   Из Сан-Фрателло легко спуститься к морю, в небольшой городок Аккведольчи. Полагают, что название городку дано от многочисленных выходов пресных подземных вод на его территории. В XV в. на месте городка существовало хозяйство по лову и обработке пойманных тунцов (тоннара). Но сам городок возник не так уж давно: в 1922 г. часть жителей Сан-Фрателло, пострадавших от масштабного оползня, а также напуганных этим грозным природным явлением, переселилась к морю. Свое поселение они сначала назвали Марина, в 1969 г. поселок получил статус самостоятельного города. Исторических достопримечательностей в городке немного; самая значительная из них – остатки замка XVI в., перестраивавшегося и в XVII, и в XVIII вв. Замок принадлежал князьям Пелагония.

   Однако местность эта является одной их первых, обжитых людьми на Сицилии. В двух километрах к юго-востоку от города, на высоте 140 м над уровнем моря, находится карстовая пещера Сан-Теодоро. Внимание ученых она привлекла в 1859 г., после того как барон Анка открыл здесь скопление костей животных позднепалеолитического и мезолитического времени (XII–VIII тыс. лет до н. э.). Наряду с костями карликового слона, гиены, оленя, медведя, дикого осла здесь были обнаружены и человеческие останки. Тогда это были самые старые следы человека на территории Сицилии. Умерших хоронили на левом боку, окружая костями животных и орнаментами из покрашенных охрой зубов оленей. В пещере был найден почти целый скелет примерно 30-летней женщины довольно высокого роста. Самой древней обитательнице Сицилии антропологи дали имя Теа (от латинского Теодора).

   В греческое время на месте Аккведольчи находился порт существовавшего выше по склону города Аполлония. Порт был не только торговым, но и военным. Здесь постоянно находился отряд гребных судов для защиты побережья. Возможно, порт сохранился и при арабах, хотя материальных доказательств такому предположению нет. Постоянное поселение на берегу появляется только в 1408 г., когда род Ларкан де Сето захватил Сан-Фрателло и удерживал его до XVII в. При них и начал строиться замок. Правда, вначале, при императоре Карле V, появилась сторожевая башня, какие в XVI в. возводили по всему побережью для защиты от нападений турок и пиратов. Только с окончанием строительства башни, органически включенной в архитектурный ансамбль замка, началось сооружение крепостных стен и жилых помещений, которые можно видеть и сейчас.

   Главная церковь городка посвящена Сан-Бенедетто-иль-Моро, патрону г. Сан-Фрателло. Она построена в 1929 г., но в ней находится несколько старинных скульптур. Самая ранняя из них, изображающая св. Иосифа с младенцем, относится к XVIII в. Хорошо смотрится деревянная статуя Сан-Бенедетто, которую церкви подарил в 1952 г. автор, скульптор Фердинандо Ператонер.

Липарские острова
   К северу от Сицилии, в водах Тирренского моря, расположена цепочка вулканических островов, которые в наши дни называют Липарскими, а в историческом прошлом они были Эоловыми островами. Творцы греческих мифов выбрали этот архипелаг местопребыванием бога ветров Эола. Когда Одиссей на пути домой сбился с пути и пристал к резиденции Эола, бог воздушных стихий, желая облегчить путешественникам дорогу к родным берегам, подарил ему мешок, куда заключил все противные и штормовые ветра. Но Одиссей, уступая настойчивым требованиям спутников и пренебрегши запретом Эола, развязал мешок. Бури и ураганы вырвались на волю и унесли героя очень далеко от дома.

   В архипелаг входят 7 относительно крупных островов и десяток мелких островков и скал. Самые крупные по площади: Липари (37,5 км2), Салина (26,8 км2), Вулькано (21,2 км2). Кроме выступающих из моря островов, в архипелаг входят еще и пять подводных вулканов. Самая высокая вершина архипелага – гора Фосса-делле-Фельчи, или Папоротниковая яма. Она поднимается на 962 м над уровнем моря. Ближайший к Сицилии остров (Вулькано) расположен примерно в 20 км от выступа северного сицилийского побережья мыса Милаццо. Самые дальние острова удалены от Сицилии на 80 км.

   Архипелаг поднимался из морской пучины в три стадии. Сначала возникли Панареа, Филикуди, Аликуди, отчасти – Липари и Салина. В течение второй стадии продолжалось формирование Липари и Салины. И, наконец, появились Вулькано и Стромболи.

   Причину вулканизма в архипелаге геологи видят в поддвигании северного края Африканской тектонической плиты под Апулийскую микроплиту. Современный вулканизм проявляется в почти непрерывной активности вулкана Стромболи, в этом отношении – единственного в Европе, и эпизодических извержениях, происходящих на Вулькано.

   Климат архипелага средиземноморский, морской с мягкой, умеренно теплой, дождливой зимой и нежарким, достаточно сухим летом. На вершинах гор зимой случаются заморозки. Температура воды у побережий колеблется от 15 °C зимой до 26 °C летом. Среди ветров преобладают холодный северо-западный мистраль и обжигающий сухой юго-восточный сирокко.

   На островах архипелага растут колючие каперсы, дрок, полынь, вереск, пряная зелень. Среди прочих видов встречается около 70 различных лекарственных трав. Распространены рожковые, фиговые, миндальные, оливковые деревья. Больше всего растительности на острове Салина, относительно богатом пресной водой.

   Крупных диких млекопитающих на островах нет. Животный мир сводится главным образом к морским и перелетным птицам, а также к морским животным.

   Архипелаг населяют около 14 тыс. жителей. Административно острова принадлежат провинции Мессина.

   Главные острова архипелага связаны регулярным морским сообщением с Сицилией и материковой Италией. В теплый сезон к ним добавляются рейсы туристических судов. Само собой разумеется, что сообщение по морю возможно только в маловетреную погоду.

   Постоянные жители считают эту связь недостаточной, и в феврале 2009 г. на островах даже началась кампания за присоединение архипелага к северной итальянской провинции Трентино – Альто-Адидже, что будто бы улучшит сообщение с материком.

   Вплоть до середины прошлого века основными занятиями островитян были рыболовство, сельское хозяйство и добыча пемзы. После 1950 г. постепенно развился туризм. Пик приезда итальянских и зарубежных туристов приходится на июль и август.

   Небесным покровителем Липарских островов выбран апостол Варфоломей. В его честь в течение года устраиваются торжественные процессии. Так, 13 февраля отмечается прибытие мощей апостола на Липари. 24 августа установлен официальный день памяти святого.

   16 ноября по всем населенным островам проходят благодарственные процессии, отмечающие годовщину разрушительного землетрясения 1693 г., разорившего юго-восток Сицилии, но пощадившего Липарский архипелаг.

   Первые жители на Эоловых островах появились не раньше VIII тыс. до н. э., а скорее всего – еще позже. Историки предполагают, что первые липароты (так называют себя уроженцы архипелага) перебрались сюда из Сицилии. Вначале посещения архипелага были случайными. Когда же открылось, что на островах есть богатые россыпи обсидиана (вулканического стекла), обладающего твердым и острым срезом, что крайне важно было в примитивном первобытном инструментарии, на Липарах появились постоянные жители. Эти первые поселенцы занялись изготовлением наконечников стрел и лезвий из обсидиана, которые высоко ценились в этой части Средиземного моря. Так возникла меновая торговля с Сицилией и югом материковой Италии.

   Уже в IV тыс. до н. э. возникают первые постоянные селения. Одно из них, Кастелларо-Веккьо на Липари, выглядит намного богаче современных ему сицилийских деревушек. Это было скорее земледельческо-пастушеское, чем торговое, поселение, из чего можно сделать вывод о приверженности тогдашних насельников традиционному укладу жизни, который они вели на материке, продвигаясь к Эоловым островам.

   Центром обсидианового производства стал остров Липари. Здесь в позднем неолите и раннем бронзовом веке вокруг естественного укрепления Кастелло-ди-Липари сложилась цветущая цивилизация. Липариты изготовляли керамику особого стиля («диана» – по названию одного из урочищ острова), характерной особенностью которой стали кувшины с длинными ручками и утонченной верхней кромкой). Здесь же в XVIII в. до н. э. начался бронзовый век.

   Найденная в поселениях керамика свидетельствует о наладившихся торговых связях с Восточным Средиземноморьем. Несколько позже устанавливается связь с Британскими островами, откуда липариты ввозили олово.

   Украшения липарского типа обнаружены в гробнице египетского фараона Аменхотепа IV, что свидетельствует об устойчивых связях жителей Эоловых островов с долиной Нила.

   Процветающая цивилизация, хотя и не имевшая письменности, обрывается внезапно. Около 1240 г. до н. э. на острова переселяются из Средней Италии италики (авзоны), которыми руководил вождь Липарос, что в переводе означает «Толстяк». В честь него острова и получили свое второе название. Завоевателей, бесспорно, привлекли рассказы о богатствах Сицилии и Эоловых островов. И вот на месте цветущих поселений появляются развалины, умелых ремесленников сменяют злобные и жестокие вояки. Эоловы острова пустеют, жизнь остается только на Липари. Завоеванию сопутствует природная катастрофа: по всему архипелагу активизируется деятельность вулканов. Запустение Эоловых островов продолжается много столетий.

   Около 580 г. до н. э. архипелагом завладевают дорийские греки, переселившиеся главным образом из Книда, богатого торгового города на юго-западном побережье Малой Азии. Собственно говоря, книдские переселенцы, ведомые аристократом Пентатлом, сначала хотели обосноваться на западе Сицилии, но там они вмешались в войну между Селенунтом и Сегестой; в сражении многие греки погибли, в том числе и Пентатл. Уцелевшие книдцы бежали на остров Липари, по-видимому, узнав о нем от жителей Селенунта, с которыми они так неудачно вступили в союз. Как приняли коренные липареи пришельцев, история умалчивает. Скорее всего – неприязненно. Тем не менее книдцы утвердились в архипелаге. Часть из них, наиболее опытные в морском деле, вступили в борьбу с этрусскими пиратами, терроризировавшими просторы Тирренского моря и морские берега. Очень скоро прежние борцы за правое дело сами превратились в пиратов, в жадности и жестокости не уступавших этрускам. Остальные колонисты занялись сельским хозяйством. Дела у них шли не очень успешно, так как даже спустя несколько столетий Диодор Сицилийский еще помнит об общинном землевладении и скудных общих трапезах колонистов. К тому же большинству аграриев приходилось возделывать участки на соседних островах, так сказать, вахтовым методом. А вот пиратам часто везло, о чем свидетельствуют сохранившиеся перечни щедрых подарков, которые мореходы отправляли в Грецию, в Дельфийский храм.

   В 396 г. до н. э. греческую колонию завоевал карфагенский полководец Гимилькон, но в том же году Дионисий, правитель Сиракуз, отбил ее. Историки считают, что главную роль в поражении карфагенского войска сыграла вспыхнувшая в лагере африканцев эпидемия чумы. Книдцы заключили союз с сиракузянами, за что и подверглись нападению афинского флота. Поселения дорийцев были по большей части разграблены. После этого в течение двух столетий за господство над островами боролись греки и карфагеняне, пока в 252 г. до н. э. архипелаг не попал под власть римлян.

   Здесь надо остановиться на одном вроде бы незначительном эпизоде, о котором упоминается в истории римлянина Тита Ливия.

   В 396 г. до н. э. римский корабль, перевозивший в дар дельфийскому храму Аполлона полный кратер золота, был перехвачен липарскими пиратами. Однако, узнав о цели плавания, липариты не только отказались от «законной» добычи, но еще и выделили эскорт для сопровождения корабля в Грецию. Этот эпизод в дальнейшем положительно скажется на судьбе архипелага в римское время.

   Когда римляне овладели Эоловыми островами, они, вспомнив, видимо, эпизод полуторавековой давности, оставили их жителям свободу, право чеканить монету и следовать в духовной и повседневной жизни своим греческим обычаям.

   При римлянах, методично подбиравших под свое владычество все берега Средиземного моря, Эоловы острова постепенно теряли свою стратегическую значимость, становясь глухой провинцией. Только во время гражданских войн последнего века Республики об архипелаге вспомнили. Марк Агриппа, полководец Октавиана Цезаря, собирал здесь свой флот перед нападением на Сицилию, находившуюся под властью Секста Помпея. Агриппа захватил сначала Стромболи, потом Липари и Вулькано, а потом запер у мыса Милаццо эскадру Помпея и разбил ее (36 г. до н. э.).

   В имперский период на Эоловы острова проникло христианство. Уже в III в. н. э. на Липари была построена первая христианская церковь. В 264 г. на Липари перевезли ковчег с мощами св. Варфоломея, сразу же провозглашенного покровителем острова.

   После падения Римской империи архипелагом владели поочередно остготы, вандалы и остготы, потом на островах укрепились пираты, отчего местному населению жить было совсем не сладко. В 836 г. на Липари пришли арабы, и архипелаг стал военным форпостом новых завоевателей в Западном Средиземноморье. Большую часть жителей завоеватели уничтожили, остальных превратили в рабов. Спустя три века власть снова сменилась: архипелаг захватили норманны. При них наступил хозяйственный расцвет островов. На Липари был основан бенедиктинский монастырь и построена церковь св. Варфоломея. На Салине выросли маленькие городки.

   В 1337 г. липароты без сопротивления открывают гавань французскому флоту, за что получили широкие торговые привилегии; в следующем столетии архипелаг был включен в королевство Обеих Сицилий, но привилегии были сохранены, а поэтому липарские каперы охотно нападали вместе с испанцами на французские корабли.

   В 1544 г. архипелагом завладели османы. Завоевательный поход флотилии из 180 военных кораблей возглавил знаменитый турецкий адмирал Хайр эд-Дин Барбаросса. Жители Липари пытались сопротивляться, но бортовые залпы с турецких судов быстро принудили их к сдаче. Около тысячи горожан погибло, остальных, а их было около 9 тыс., турки обратили в рабов. Город опустел. Христианам удалось вытеснить мусульман только в XVII в. Был возрожден флот, успешно сражавшийся в дальнейшем с турками в водах Тирренского моря. Постепенно налаживались производство керамики и добыча пемзы, сельское хозяйство и рыболовство, ставшие основой торговли с материковой Италией.

   Разрушительное извержение вулкана на острове Вулькано в 1888 г. нанесло тяжелый удар экономике островов. До трети липаротов в 1900–1950 гг. покинули родину, отправившись в Америку или Австралию.

   Ну а в середине XX в. начался современный этап развития архипелага. Туризм значительно улучшил благосостояние липаритов и условия жизни на островах. В 1997 г. архипелаг был объявлен ЮНЕСКО частью природного наследства человечества.

Липари
   Это самый крупный остров архипелага (37,6 км2); на нем живет и больше всего жителей: 10,7 тыс. человек. Назван остров в честь все того же тучного вождя авсонов Липариса. В прошлом остров имел еще одно название: Мелигунис, но сейчас о нем вряд ли кто помнит. Липари занимает центральное место среди других островов; здесь же расположен и административный центр архипелага.

   Как уже сказано выше, Липари формировался в несколько этапов. Самые древние горные породы на поверхности острова (андезиты и базальтовые андезиты) имеют возраст около 223 тыс. лет, самые молодые относятся к VI в. н. э.

   Липари – вулканический остров, но в настоящее время действующих вулканов на нем не осталось. Единственными свидетелями бурного геологического прошлого являются несколько фумарол (выходов горячих газов) да термальные источники в Терме-ди-Сан-Калоджеро и Баньо-Секко.

   Мы уже знаем, что в далеком неолите первые поселенцы Эоловых островов занимались обработкой обсидиана. Этот камень был главным сырьем для производства режущих орудий (ножей, серпов) и наконечников стрел, пока люди не научились обрабатывать металлы. Основными центрами обсидианового производства стали кратеры Форджа-Веккья и Монте-Пелато на острове Липари. Обработкой камня неолитические мастера занимались не только в деревнях, но и во временных шалашах прямо возле россыпей. Еще и в наши дни на острове можно наткнуться на следы этого древнего производства. Приходится только удивляться масштабам этой примитивной промышленной деятельности, продукты которой расходились по всему Центральному Средиземноморью и даже достигали восточного побережья моря! Судя по находкам керамики, обитатели Эоловых островов жили в те времена гораздо богаче своих сицилийских современников.

   Впрочем, открытая археологами деревушка того времени, Кастелларо-Веккьо, имела больше земледельческо-пастушескую, чем ремесленническую, ориентацию. Следующий этап развития островного общества – Кастелло-ди-Липари – демонстрирует уже селение истинно городского типа. Для устройства «замка» был использован природный риолитовый массив с обрывистыми склонами, уходящий в море и образующий две небольших бухточки: Марина-Лунга и Марина-Корта. Это – настоящая природная крепость, которую нетрудно было защитить. Она легко выдерживала осады, а поэтому на долгие времена стала убежищем первобытных людей.

   В Кастелло люди жили и в позднем неолите, и в бронзовом веке. Здесь располагались акрополь греческого города, укрепленные центры римского и средневекового городов, а потом и крепость испанских времен. Археологи обнаружили в Кастелло песчаные формы для отливки бронзовых изделий, датируемые XVIII–XVI вв. до н. э. здесь же найдены жернова для растирания зерна. В археологическом музее г. Липари можно видеть глиняные кувшины оригинальной сферической формы и терракотовые женские украшения. Керамика аналогичного типа найдена в гробнице египетского фараона Аменхотепа IV (1372–1355 до н. э.), что свидетельствует об устойчивых связях Эоловых островов с долиной Нила задолго до прихода греков и карфагенян.

   Около 1240 г. Липари завоевывает италийское племя авзонов. Воцарение италиков характеризуется прежде всего сменой характера погребений. Последние имеют много общего с римскими погребениями того времени на Капитолии. На Липари, в отличие от других островов архипелага, продолжается жизнь. Именно в те времена на острове обитал легендарный Эол, еще не обожествленный в эллинских легендах.

   По преданию, он был сыном Липароса, вождя авзонов, приведшего своих соплеменников на Эоловы острова. Вероятно, он был очень наблюдательный человек, потому что мог делать прогнозы погоды по местным признакам, за что и получил прозвище Повелителя ветров. Стало быть, можно утверждать, что на Липари в начале XII в. до н. э. жил первый синоптик на Земле.

   В 580 г. до н. э. на Липари перебираются с Сицилии остатки книдских колонистов. Две причины способствовали их поселению на постоянное жительство: удобное стратегическое положение острова, контролировавшего путь с севера через Мессинский пролив (не забудем, что плавания в те времена были в огромном большинстве прибрежными) и наличие квасцов, использовавшихся при окраске тканей для закрепления цвета. Квасцами, стало быть, можно было удачно торговать, а книдцы были оборотистыми людьми. Выше была охарактеризована в общих чертах жизнь греко-липарской общины.

   IV в. до н. э. был в целом удачным для липаритов. Население постепенно богатело, на острове были построены храмы Дианы и Эола, у подножия Кастелло возник театр, начали чеканить монету (а это верный признак богатства и независимости).

   Но в 304 г. до н. э. сиракузский тиран Агафокл, позарившись на сокровища, накопленные в Липари, напал на город и разграбил его, в том числе очень почитаемый островитянами храм Эола. Добычей были под завязку загружены одиннадцать крупных сиракузских кораблей. Однако стоило флоту выйти в море, как налетела жестокая буря, и все одиннадцать кораблей с награбленными сокровищами пошли на дно. Узнав об этом, липариты нисколько не удивились: они были уверены, что бурю наслал оскорбленный Эол и отомстил жадным грабителям.

   Заметную роль сыграл Липари в ходе Первой пунической войны, которую вели между собой Рим и Карфаген. Владыки моря, карфагеняне, заняли своим флотом все важные в стратегическом отношении пункты Сицилии, в том числе и Липарские острова. В 269 г. до н. э. карфагенский военачальник Ганнибал Гискон (290–260 до н. э.) расположил на Липари свою ставку.

   В 261 г. до н. э. римляне попытались отбить Липари. Вообще-то для борьбы с карфагенским флотом римляне заложили 120 новых трирем, но консул Гней Корнелий Сципион Асина, не дожидаясь их готовности, с 17 кораблями вышел в море и решил блокировать 20 карфагенских трирем, ставших на якорь возле Липари. Гиско без особого труда уничтожил корабли римлян и пленил самонадеянного консула, которого римляне с тех пор стали называть Ослицей (Асина). Победа эта, однако, не имела большого значения, потому что через год мощный римский флот разбил карфагенского адмирала, который вместе с несколькими другими военачальниками был через некоторое время казнен соотечественниками как один из виновников позорного поражения.

   В римский период демократические греческие традиции быстро забылись. Привилегии, сначала данные было липаритам, были отменены, а Липари стал одним из городов провинции Сицилия. Липариты должны были выплачивать десятину со всех своих доходов да еще 5 % с постоянно уменьшавшегося оборота торгового порта. Тем не менее в Липари во все продолжение римского правления сохранялось собственное правительство (сенат), что позволяло Липари, несмотря на заметное падение числа жителей, сохранять название города.

   Оказав во время гражданской войны достойный прием Марку Агриппе, полководцу Октавиана Августа (36 г. до н. э.), Липари получил статус муниципия, т. е. вольного города, даровавший гражданам самоуправление и римское гражданство. И город зажил такой спокойной и сытой жизнью, что об этих годах не осталось каких-либо упоминаний ни в городских, ни в провинциальных анналах.

   Размеренная, спокойная городская жизнь, а главное – самоуправление, благодаря которому столичные чиновники редко заглядывали на остров, во многом способствовали организации на Липари христианской общины. Последователи Христа собирались за городом, на пустынном гребне Магдалины. Здесь, вдали от посторонних глаз, они по воскресным дням пели псалмы, читали молитвы, причащались. Община была небольшой: около сотни человек, но управлялась епископами. С одним из них, епископом Агатоне, связана весьма значимая для города легенда.

   Шла вторая половина третьего столетия. В Риме император Деций уже начал преследования христиан. До Липари репрессии еще не докатились, но молва о них уже шла. Как и во всем христианском мире, преследования понимались верующими как явный признак конца света и приближающегося Страшного суда. А раз так, то неплохо бы иметь верного заступника на этом последнем судилище. Поэтому среди христиан начал распространяться культ мучеников. Не остался вне этой практики и мирный Липари.

   В святые покровители города был выбран апостол Варфоломей. Почему? «Все дело в имени», – полагают историки. Действительно, Варфоломей, или по-латыни Бартоломеус, в переводе с древнееврейского означает «сын того, кто поднимает бурю» или «сын того, кто владеет водами». Для Липарских островов, где состояние воды и атмосферы во многом определяет весь жизненный расклад, патрон, повелевающий ветрами и водами, был как нельзя кстати.

   Но, как оказывается, дело не только в имени.

   Варфоломей, уроженец Каны Галилейской, был одним из двенадцати первых учеников Иисуса Христа. В 49 г. вместе с другими апостолами он отправился проповедовать Слово Божье за пределами Палестины. Он обращал язычников в Сирии, Анатолии, Армении, кавказской Албании. Одновременно Варфоломей занимался и врачеванием. Это-то его и сгубило. Вмешательство апостола не спасло дочери то ли армянского, то ли сирийского царя. Апостол был подвергнут пыткам и принял мученическую смерть в 70 г. Останки его были погребены местными христианами. Могила мученика почиталась около двухсот лет.

   В 260 г. персидский шах Шапур I разбил под Эдессой войска римского императора Валериана. Отбив у римлян огромную территорию, восточный владыка принялся искоренять там все римское. Под горячую руку попали и христианские древности. Могила Варфоломея была осквернена, а саркофаг с телом святого выбросили в море. Правда, и на этот раз нашлись добрые люди, выловившие из морских волн саркофаг и погрузившие его на корабль, отправлявшийся далеко на запад, в более спокойные края.

   Корабль прошел Мессинский пролив, но в Тирренском море его настигла жестокая буря. Корабль не смог бороться со штормом, и 13 февраля 264 г. поблизости от местечка Портиненте, на острове Липари, произошло кораблекрушение. После катастрофы уцелело несколько пассажиров, они рассказали липаритам историю саркофага, и епископ Агафон, как только море успокоилось, решил вытащить останки святого на берег.

   Однако это не удалось сделать до ночи. Епископ отправился спать и увидел сон, будто саркофаг вытаскивают на берег две белые кобылы. Проснувшись, епископ немедленно приступил к реализации своего сновидения. С лошадиной помощью саркофаг притащили на берег и перевезли поближе к месту воскресных собраний общины. Там он был предан земле, а над местом захоронения поставили скромную, строгую церковь.

   После легализации христианства останки св. Варфоломея перенесли в новый собор, отстроенный в центре г. Липари. Однако и старую церковь Сан-Бартоло-за– стенами не забыли: в ней еще долго продолжали хоронить местных епископов.

   Уединенный Липари сравнительно мало пострадал от нашествий варваров в V в. Поэтому сюда начали стекаться отшельники, аскеты, паломники, предсказатели всякого рода. Обычно это были пришельцы из Греции, как правило, преклонного возраста. Многие из них бескорыстно врачевали уцелевших от варварских набегов жителей. Таких добродеев островитяне называли «добрыми старцами», или, по-гречески, «калогеро». Для одного из лекарей, жившего в конце V в. сначала на Сицилии, а потом на Липари, прозвище стало личным именем, а теплый источник, возле которого отшельник исцелял болящих, до сих пор зовется Сан-Калоджеро.

   В том же V в. на острове образуется монашеская община. Монахи занимались обработкой земли в местности, название которой сохранилось с той поры: Долина греков, или Пьяна-дей-Гречи. Вскоре монахи основали и настоящий монастырь. Он носил имя св. Андрея. В наши дни от монастырских строений сохранилась только церковь Благовещения с необычной, расширяющейся кверху лестницей.

   Четыре века Липари оставался независимым от могучих сил, действовавших на послеримском пространстве: Восточной Римской империи, папства, лангобардов, франков, а вначале даже и от арабов. Но в середине IX в. мусульмане все же добрались до Эоловых островов. В 838 г. они решили захватить архипелаг, чтобы держать под контролем выход из Мессинского пролива. Покорение островов было особенно жестоким, а разрушение прежнего островного сообщества практически полным. Арабы оставили в живых лишь несколько семейств, живших в самых глухих уголках Липари, да монахов в Долине греков.

   На целых 260 лет, вплоть до прихода норманнов в 1095 г., Эоловы острова «перестали быть объектом истории», как выразился один итальянский ученый. И вот от этих мрачных времен до нас дошла еще одна легенда о чудесах св. Варфоломея.



   Поначалу арабы, разграбив христианский храм, бесцеремонно вышвырнули останки святого в море. Их заботливо собрал наблюдавший за этим святотатством греческий монах. Он дождался дня, когда к острову подошли лангобардские корабли из Северной Италии, и передал капитану одного из них мощи святого, попросив доставить их в безопасное место. Корабли отошли было от берега, но мусульмане окружили их, блокировав проход. Казалось, у мореходов нет никаких шансов на спасение, но тут на море пал спасительный туман, укрывший лангобардские корабли от преследователей. Разумеется, это чудо сразу же приписали св. Варфоломею. Путешественники благополучно достигли Салерно, а оттуда и г. Беневенто, где мощи хранятся до настоящего времени; правда, в X в. часть мощей перенесена в Рим, где они находятся в церкви св. Варфоломея на острове Тиберина. Только липарский монах, старательно собиравший мощи святого, был совсем не так прост. Он оставил для города перст св. Варфоломея, который сейчас можно видеть в реликварии кафедрального собора Липари.

   Над историческим центром г. Липари господствует замок (кастелло). Стены его построены испанцами, но в них сохранились и более старые фрагменты: башня, оставшаяся от греческих укреплений IV–III вв. до н. э., и средневековые башни (XIII в.). Внутри укреплений находится собор, заложенный норманнами в 1084 г. и неоднократно перестраивавшийся – вплоть до 1861 г. Нынешний фасад собора выполнен в стиле барокко. Рядом видны развалины норманнского аббатства.

   В Липари интересен Археологический музей Эоловых островов, расположенный на виа дель Кастелло. Здесь выставлены материалы археологических раскопок, отражающих пятитысячелетнюю историю островной цивилизации. Особенно много внимания уделено развитию культа усопших от времен неолита до рубежа христианской веры. Представлена также богатая коллекция керамики различных типов, театральные маски, античные статуи. Музей считается одним из лучших в Средиземноморье.

Стромболи
   Пожалуй, самый известный остров Липарского архипелага – Стромболи. Это название произошло от древнегреческого «стронгюл?», что означает «круглый» и очень точно отражает форму вулканического острова.

   Стромболи – один из самых активных вулканов Европы. Из-за своих почти непрерывных извержений, отмеченных не только излияниями лавы и выбросами твердого материала, но и огненным заревом, Стромболи давным-давно заслужил прозвище «маяка Средиземного моря».

   Образование вулкана началось около двухсот тысяч лет назад. Современный вулканический конус появился из средиземноморской пучины около 160 тыс. лет назад, однако формирование вулкана продолжается до наших дней. Нынешний центр вулканической активности находится на вершине эффузивного (т. е. состоящего из изверженных пород) комплекса Шара-дель Фуоко (Огненная Пустошь). Эта вершина находится на высоте 926 м над уровнем моря (самое распространенное значение), а подножие вулкана уходит в морские глубины почти на 2000 метров. Извержения происходят из трех кратеров, вытянутых в с.-в. – ю.-з. направлении параллельно Пустоши. В среднем извержения происходят каждый час и длятся по несколько секунд. В воздух вылетают пепел и каменные обломки различного размера, поднимающиеся на высоту до 120 м. Эти «обычные» извержения периодически прерываются «большими взрывами», которые высвобождают гораздо большую энергию – соответственно эффектнее выглядит и само извержение.

   Во времена особо значительного усиления вулканической активности местные жители называют вулкан тем же словом «Идду», с каким они обращаются к Богу. «Больших взрывов» ежегодно бывает в среднем по два. Вместе с тем случаются периоды полного покоя; самый длительный из них зарегистрирован в 1908–1910 гг. Он продолжался около двух лет. Лавовые потоки из кратеров изливаются сравнительно редко: за весь двадцатый век зафиксировано 26 случаев излияний. Порой «большие взрывы» приносят немалые несчастья: так, в 1919 г. извержение стало причиной гибели четырех человек и разрушило каменными блоками весом до 50 т двенадцать домов.

   Самое сильное извержение за последние столетия произошло 11 сентября 1930 г. Лавовый поток высотой 10 м устремился со скоростью 70 км в час по ущелью Валлонаццо к морю. Рыбацкие лодки, заякоренные у берега, были сожжены. Прибрежная полоса шириной 20 м буквально кипела. Один рыбак, пытавшийся найти спасение от адского потока в море, сварился заживо. Лавовый поток выжег виноградники в ущелье до высоты 100 м; в нем нашел смерть местный виноградарь. Третьего островитянина погубила возвратная морская волна: в момент извержения море отступило от берега, а спустя несколько десятков секунд хлынуло назад валом более чем двухметровой высоты.

   Несмотря на непрекращающиеся извержения, Стромболи заселен людьми с античных времен. В прежние времена местные жители выращивали превосходные оливки, фиги и виноград, ловили в море рыбу или шли в матросы. Так было до конца XIX в. Потом экономические условия заметно ухудшились, несколько раз остров серьезно трясло, и многим стромболийцам пришлось покинуть родину. Развитие туризма приостановило отток островитян. Сейчас туризм является основным источником дохода жителей, которых на острове осталось около 500 человек. В наши дни пять селений на северо-востоке острова практически слились в одно, которое часто называют Стромболи. В этой части острова есть узенькие дорожки, по которым можно передвигаться на мотороллерах, электромобилях, трехколесных «тук-туках». Еще одно селение приютилось на юго-западе острова. Это – Джинестра, самый маленький порт Италии. Здесь единственным средством транспорта остаются, как и столетия назад, мулы.

   Попасть на остров можно только морским путем. Стромболи связан регулярным пассажирским сообщением с Неаполем, Мессиной, Милаццо, Липари. В летние месяцы из Милаццо и Реджо-ди-Калабрия отправляются суда на подводных крыльях. Поездка на остров стоит затраченных усилий. Издалека, с приближающегося к острову теплохода виден белесый дым, столбом поднимающийся из жерла прямо к небесам. Когда судно подходит ближе к берегу, среди пара и дыма становятся заметны огненные искры и темные лапилли (округлые или угловатые камешки размером с грецкий орех). Эти камешки летят, подпрыгивая, вниз по склону и с шипением плюхаются в море. Таково «спокойное» состояние Стромболи. Ну а выбросы, мини-извержения лучше всего наблюдать поздним вечером или ночью, когда в полной мере включается огненная цветовая гамма.

   Однодневными экскурсиями поток туристов не исчерпывается. Стромболи привлекает любителей нетронутой природы, тихого отдыха. Здесь нет автомобилей и ночного уличного освещения, ограничено время исполнения громкой музыки. Купаться в чистейшей тирренской воде можно у скалы Стромболиккьо, выступающей из моря в нескольких сотнях метров к северу от Стромболи. По происхождению скала является древней вулканической трубкой, давным-давно переставшей быть активной. На Стромболиккьо есть маяк, работающий в автоматическом режиме.

   Туристы – по желанию – могут подняться к вершине вулкана. Для этого нужно соответствующее снаряжение, прежде всего – крепкая обувь. Кроме того, надо иметь в виду, что подъем на высоту свыше 400 м без сопровождения местного проводника строжайше запрещен. Восхождение достаточно сложное, и нетренированному человеку оно может оказаться не по силам. К самому кратеру действующего вулкана приближаться нельзя: это просто-напросто опасно для жизни. Практикуются также ночные восхождения. Они остаются в памяти на всю жизнь, поскольку позволяют в полной мере насладиться красотой подземной огненной стихии.

   Стромболи не раз привлекал внимание писателей, художников, кинематографистов. Самое известное упоминание о Стромболи (причем в активной роли!) появилось в 1864 г. Тогда герои романа Жюля Верна «Путешествие к центру Земли», профессор Лиденброк и его племянник Аксель, возвращались из своих подземных странствий как раз по вулканическому каналу, принадлежащему Стромболи. Через пять лет вулканом любовались герои «Простаков за границей» Марка Твена:

   «В семь вечера, когда западная сторона горизонта, испещренная пятнышками далеких кораблей, еще золотилась над закатившимся солнцем, когда высоко над нами плыла полная луна, а под ногами сгущалось в темную синеву море, в неком подобии полумрака, повсюду вокруг нас пронизанного закатными красками и светом, мы увидели величественный Стромболи. Сколь величественно держал этот монарх над морем свою одинокую главу! Даль окутывала его пурпурным сумраком и мерцающей дымкой, смягчая его грубые очертания, и нам казалось, что мы видим его сквозь паутину газовой материи. Фонарь вулкана погас, тлело только слабое пламя; столб дыма поднимался в высоту и терялся сам собой во все усиливавшемся лунном сиянии, и это было единственным признаком того, что перед нами был живой самодержец моря, а отнюдь не призрак умершего деспота» (Марк Твен. Простаки за границей, гл.32. 1869 г.)

   А в 1949 г. Стромболи стал героем одной из первых картин итальянского неореализма. Основоположник этого течения Роберто Росселини снял на вулканическом острове киноленту «Стромболи, земля Бога». Главную роль в фильме сыграла еще не получившая мировой известности шведская актриса Ингрид Бергман. А ее партнером стал и вовсе непрофессионал – местный житель Марио Витале, принятый поначалу в состав кинокоманды в качестве обыкновенного… грузчика!

Вулькано
   Этот маленький (площадь 21,2 кв. км) остров в Тирренском море, отстоящий на 20 км от побережья Сицилии, назван в честь могучего римского бога Вулкана. Древние эллины расположили над островом одну из кузниц Гефеста, своего бога огня и кузнечного ремесла. В работе богу помогали циклопы. Римский аналог Гефеста также кузнечил на острове, точнее – под ним, а конусы вулканов служили ему выводной трубой. Бог огня и его подручные ковали здесь оружие для бога войны Марса. Земля содрогалась от мощных ударов божьих кувалд, а пламя из кузнечного горна обращалось лавовыми потоками при извержениях. Когда же горн чистили, из жерл валил пропитанный пеплом дым.

   Впрочем, римляне не побоялись потревожить грозного бога. Они добывали на Вулькано строительный камень, серу, квасцы. Добыча серы была до конца XIX в. основным занятием островитян. Правда, до бога-кузнеца у острова был другой хозяин: бог ветров Эол, отчего вся островная группа носила название Эоловых островов.

   В геологическом отношении Вулькано является комплексом четырех разновозрастных вулканов. Главным из них считается Вулькано-делла-Фосса высотой 386 м над уровнем моря. Он возник не позднее 10 000 лет назад и был очень активен во времена классической Греции, о чем сообщали многие античные писатели, например историк Фукидид (V в. до н. э.). В то время Вулькано был куда известней, чем Стромболи. В том же V в. до н. э. произошло сильное извержение, грохот от которого слышен был по всей Сицилии, как указывают античные источники. После этого активность старого конуса Форджа-Веккья угасла, и в VI в. н. э. извержение шло уже из нового конуса. Через 1200 лет Форджа-Веккья проснулась, причем образовались два новых кратера: верхний (1727 г.) и нижний (1731 г.). Эта активнось закончилась излиянием обсидиановой лавы (1739 г.), причем последний вздох вулкана засыпал пеплом все соседние острова, а на северном побережье Сицилии произошло сильное землетрясение.

   Последнее могучее извержение из конуса Форджа происходило в 1888–1890 гг. Его подробно описал известный сейсмолог и вулканолог Джузеппе Меркалли, создатель 12балльной шкалы землетрясений.

   Особенно бурным было начало извержения. Еще за несколько дней до катастрофы добывавшие серу каторжники почувствовали резкое повышение температуры, так что сера отчасти даже начала плавиться. Тогда каторжники отказались спускаться в кратер. Меркалли потом писал, что близ жерла слышен был шум, напоминавший перестук груженого поезда по мосту. Из жерла выходили сероводород и пары борной кислоты. В ночь на 3 августа произошел мощный взрыв, за которым, набирая силу, последовали другие. Раскаленные блоки улетали на расстояние до 3 км, принося ущерб населенной части островка. Они пробили много крыш у жилых и фабричных зданий. Загорелись складированные на берегу запасы серы и некоторые стоявшие у берега суда. Немногочисленные жители успели переправиться на соседний остров Липари, а каторжники спаслись в выемках прибрежных скал.

   Самый высокий вулкан называется Монте-Ария (500 м над уровнем моря); в настоящее время он успокоился. Ученые говорят: «Навсегда». Вершина вулкана представляет собой обширное плоскогорье, сложенное лавами, вулканическими туфами и речными отложениями. Бездействует и соседний конус Монте-Сарачено (481 м). На севере острова, на плоском, покрытом застывшей лавой плато находится еще один вулкан высотой всего 123 м – Вульканелло, возникший совсем недавно, уже в историческое время. Он, словно в сказке, вырос из морских волн во время извержения 183 г. до н. э. и свыше полутора тысяч лет существовал как отдельный островок. Однако к 1553 г. изливавшаяся время от времени лава и вулканические обломки связали островок узким перешейком с Вулькано. В штормовую погоду этот перешеек заливает водой.

   Обширное пространство между Фоссой и Вульканелло называется Мертвой зоной. Там, на суше, на пляже и на прибрежном мелководье до глубины 18 м можно наблюдать за фумаролами, т. е. за выходами горячего вулканического газа и пара в виде струй из трещин на поверхности вулкана. Средняя температура этих выходов составляет здесь около 100°, поэтому вулканологи называют их холодными.

   Мертвой зону назвали в 1913 г., когда возросшая вулканическая активность вызвала повышение температуры почвы и привела к выжиганию всех укоренившихся здесь растений. Зона фумарол протягивается на полкилометра параллельно берегу полосой стометровой ширины. На берегу в сухую и жаркую погоду выделение пара практически незаметно, но стоит, например, закурить сигарету, как вокруг ее дымящегося кончика сразу же начнется конденсация газов и образуется легкое облачко пара. Фумаролы состоят в основном из водяного пара, к которому в небольших количествах примешиваются углекислый газ и сероводород. Кроме того, вблизи фумарол образуются такие минералы, как сера, гипс, борный минерал сассолин, минералы железа пирит и марказит.

   В насыщенной серой воде в результате окислительных процессов образуются так называемые серное молочко и серо-желтая грязь, которая считается лечебной. В Мертвой зоне устроена купальня с температурой воды 35–52°, в которой лечат ревматизм, артриты, кожные болезни. Купальщикам рекомендуется быть острожными, потому что при определенных условиях, например при полном безветрии, может резко возрасти до опасных пределов концентрация сероводорода. Подолгу оставаться в сернистой грязи не рекомендуется.

   Желающим предоставляется возможность совершить восхождение на вершину вулкана Фосса, что занимает примерно час. Можно даже обойти вокруг кратера. Недалеко от вулкана находится Долина чудовищ, которую образуют кривые, изломанные фигуры, образованные в давние времена проекциями вулканических бомб.

   Вулькано тоже «снимался» в кино. В 1949 г. немецкий режиссер Вильгельм (Уилльям) Дитерле запечатлел пейзажи острова в фильме «Вулькано», главную роль в котором исполнила Анна Маньяни.

   В настоящее время на острове живет 500–700 человек. Основной доход им приносят обслуживание туристов и виноградники. На Вулькано можно попасть из Неаполя, из сицилийского порта Милаццо и с острова Липари, отделенного от Вулькано проливом всего 800-метровой ширины.

Салина
   Салина, то есть «солеварня», – второй по площади остров архипелага (26,8 км2). По населенности он занимает также второе место: на нем проживает около 2300 человек.

   На Салине находятся две самые высокие вершины архипелага: Фосса-делле-Фельчи, о которой уже шла речь (надо только добавить, что справочные издания по-разному оценивают ее высоту; погрешности доходят до 6 м), и Монте-дей-Порри, или Луковая гора, высотой 860 м. Обе вершины сохранили конусообразную форму – характерное отличие огнедышащих гор.

   Два этих потухших вулкана подсказали древним грекам старинное название острова: Дидюме (Близнецы). Современным же названием остров обязан внутреннему соленому озеру, из которого с римских времен добывают соль.

   Интересно, что в XVIII в. на берегу озера были раскопаны остатки древнеримской виллы. Ими немного полюбовались, а потом забросили, и археологические древности постепенно снова ушли в землю. С верхушек высоких гор открывается чудесный вид на весь архипелаг и северное побережье Сицилии. При хорошей видимости появляются во всей своей красе Этна и побережье Калабрии. Подъем из порта Санта-Марина, главной островной гавани, несложен и занимает около двух часов. В 1981 г. обе вершины включены в природный заповедник, устроенный во внутренних районах острова. С 1983 г. под защиту взята также узкая береговая полоса на северо-востоке острова.

   Салина – остров вулканический, как и весь архипелаг, но последнее извержение отмечено здесь около 13 тыс. лет назад. Оно, по данным ученых, было не очень сильным. Своеобразным памятником этому извержению остался полукруглый кратер Поллара.

   Виды Салины стали известны всему миру по кинофильму британского режиссера Майкла Редфорда «Почтальон» (1994 г.). Одну из главных ролей в фильме исполнял итальянский актер и режиссер Массимо Троизи (1953–1994), скончавшийся от сердечного приступа всего через полсуток после завершения съемок этой киноленты. Меньшей известностью пользуется снятый на Салине десятью годами ранее фильм братьев Тавьяни «Хаос».

   А первые люди появились на Салине еще в бронзовом веке, но самое старое постоянное поселение, открытое археологами, относится лишь к IV в. до н. э. И в дальнейшем периоды плотной заселенности чередуются с полным запустением острова.

   В византийские времена, в VII в., Салина была самым многолюдным островом архипелага. Систематические набеги арабов вынудили жителей покинуть остров, и заселять эту землю снова начали только в XVII в. Тогда же на фундаменте древнего римского храма островитяне построили приходскую церковь Мадонны дель Терцито (1622 г.), старейшую из освященных на архипелаге именем Богоматери. В 1901 г. проведена основательная реконструкция этой церкви, мало изменившая внешний вид строения. В праздники Девы Марии здесь совершаются торжественные процессии. Главный храмовый праздник проводится 23 июля.

   Жители Салины называют себя эолийцами. Большинство живет в традиционных домах, причем из каждого жилого дома открывается вид на море. Существуют строгие правила строительства новых домов, в силу которых собственники не могут отступать от принципов традиционной застройки. Говорят островитяне на особом диалекте, называемом ими эолийским. Этот диалект в целом очень близок к языку сицилийцев. Правда, некоторые эолийцы, вернувшиеся на родину предков из Австралии, предпочитают в обиходе английский язык.

   Салина – самый богатый водой и самый плодородный остров Липарского архипелага. Здесь произрастает более 400 видов растений, но главное место уделяется, конечно, выращиванию ценных сорта винограда, из которых получают знаменитую на весь мир вкуснейшую «Липарскую мальвазию». А еще на Солане выращивают дивные каперсы, экспортируемые во многие страны. С 1991 г. в конце первой июньской недели на острове, в его северной коммуне Мальфа, проводится красочный праздник, посвященный началу сбора каперсов. Здесь можно посмотреть традиционные наряды островитян и вдоволь наслушаться старинной народной музыки.

   Другой ежегодный народный праздник – «Эолийская пища и вино» – устраивается в первую неделю октября.

   Салина относительно мало испорчена туризмом. Приезжих здесь мало, а потому легко найти чистый пляж. Любители же тишины могут в полной мере насладиться сонной жизнью маленьких городков и деревушек, в которых ожидают посетителя множество маленьких уютных кафе и ресторанчиков. Есть на Салине и несколько отелей. В Санта-Марине открыт небольшой этноантропологический музей, где лучше, чем где-либо, можно понять тесную связь эолийцев с окружающей их природой. Поблизости от городка можно осмотреть несколько римских гробниц.

Дорога на Липарские острова
   Кратчайший путь на острова Липарского архипелага ведет из городка Милаццо на северном побережье Сицилии. До Милаццо из Мессины можно доехать за полчаса на автомашине. Можно добраться и поездом из континентальной Италии. Паром Милаццо – Липари находится в пути около двух часов. Таким образом, турист, выехавший утром на поезде из Рима, к вечеру может добраться до Липари. Поездка на ночном поезде даст возможность попасть на главный остров архипелага в утреннее время.

   Переезд из Неаполя на пароме занимает около 14 часов. Обычно рейсы совершаются в ночное время. Из Реджо-ди-Калабрия дважды в сутки на Липари отправляется судно на подводных крыльях. Время в пути составляет около полутора часов. Крылатый экспресс связывает Липари и с Палермо. Морские суда совершают регулярные рейсы также между Мессиной и Липари.

   Туристы, располагающие средствами, могут нанять вертолет в аэропортах Катаньи или Реджо-ди-Калабрия.

   Кроме того, большинство туристских компаний организует групповые однодневные морские прогулки к основным островам архипелага. Эти прогулки можно заказать непосредственно в отеле.

   Разумеется, речь здесь идет о летнем сезоне, тогда как осенью и зимой погода и состояние моря могут помешать посещению Эоловых островов.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Николай Скрицкий.
Флагманы Победы. Командующие флотами и флотилиями в годы Великой Отечественной войны 1941–1945

Андрей Низовский.
100 великих археологических открытий

Николай Непомнящий.
100 великих загадок XX века

Алексей Шишов.
100 великих героев

Роман Светлов.
Великие сражения Востока
e-mail: historylib@yandex.ru
X