Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Алексей Гудзь-Марков.   Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв

Вещий Олег (879—912)

Годы 879 — 912 киевские летописцы связывают с именем Олега. Спустя три года после кончины Рюрика, так и не попавшего южнее озера Ильмень и тем более Гнездова, в 882 г. Олег предпринял поход на юг, в земли Киевской Руси, издавна манившей варягов богатством.
Рукоять меча
Олег отправился на юг в ладьях. Из Ловати в Западную Двину суда перетаскивали на волоках у города Торопца. Не доходя Витебска, ладьи в районе современного городка Су раж вхрдили
в русло реки Каспли. Верховья Каспли подходят к Гнездову, стерегшему волок в Днепр.
Волок в Днепр встретил Олега негостеприимно. Летописец говорит, что Смоленск Олегу пришлось брать. Современный Смоленск начал развитие на рубеже X — XI вв. Значит, брать Олегу пришлось волок в Гнездове.
В Гнездове в VIII—X вв. жило немало выходцев из Скандинавии. Именно они могли проявить лояльность к Олегу.
Скоро ладьи Олега причалили к левому берегу Днепра, под высокий холм города Любеч. Олег овладел городом, стерегшим Киев с севера.
Под горами Киева Олег выдал себя за купца и обманом расправился с вышедшими к нему навстречу Аскольдом и Диром. Личность князя полян Аскольда вполне исторична. Возможно, именно Аскольд стал последним правителем из династии Полянских князей, родоначальником которой был Кий.
С приходом Олега в Киев столица Руси могла получить дань, собиравшуюся варягами со словен, кривичей, мери.
Заметим, что в VIII—X вв. мощный поток монет, главным образом восточных, устремлялся вверх по Волге и далее по Западной Двине и Волхову в Балтику. Вывозили монеты варяги, главным образом шведы.
В XI в. поток восточных монет, шедший на Балтику, пресекся. Виной тому было падение Хазарского каганата и одновременное возвышение централизованной власти на Руси.
Новгород сохранял тесные отношения с варягами вплоть до кончины Ярослава Мудрого (t 1054). Словене новгородские предпочитали откупаться от заморских гостей до 1054 г.
Киев в IX в. стремительно набирал силу. Чем более ширилась торговля Руси с Византией, востоком и западом, тем богаче становился Киев. В IX в. складывалась система взаимоотношений внутри Руси, описанная Константином Багрянородным и охватывавшая огромные пространства востока Европы.
наконечник метательного копья
С приходом в Киев Олега в столицу Руси проникло немало выходцев с Балтики. Многие из них навсегда осели в Киеве. Но иные подобно самому Олегу не могли усидеть в горницах и гридницах ладных киевских теремов, и их дух, подобно ветру, то и дело вырывался прочь за городские валы. Слишком велики и заманчивы были просторы, открывавшиеся с киевских заборов.
Варяги немало послужили Руси в IX —XI вв., но роль их стояла в общем ряду с ролью приглашавшихся в IX — XII вв. польских и венгерских отрядов, служивших орудием в спорах князей. А князья северской земли в XI —XII вв. постоянно прибегали к помощи половцев. После 1066 г. государства Скандинавии и полуострова Ютландия стали втягиваться в размеренный уклад жизни христианских государств Европы. Былое буйство и страсть к дальним морским странствиям, перемежавшимся грабежами и битвами, сам дух североевропейского язычества стали отходить в тень, в область сказаний.
В 883 г. Олег начал войну с союзом древлян, на северо-западе соседивших с полянами. В тот же год Киев стал взимать дань с древлян — по черной куне с дыма.
В 884 г. Олег выступил в поход в земли северян, к востоку от Днепра. На северян возложили легкую дань и запретили давать дань хазарам.
В 885 г. Олег послал к сидевшим по берегам реки Сож радимичам и велел им передать, чтобы не давали дани хазарам, но давали Олегу по шелягу с плуга или с сохи.
К югу от устья реки Рось, в районе большой днепровской излучины, сидел славянский союз уличей. К западу от них по берегам нижнего и среднего Днестра сидел славянский союз тиверцев. В древности Днестр называли Тирас, и союз славян стал называться по старому имени реки.
В 885 г. дружина Олега сражалась с уличами и тиверцами, но южнорусские славяне отстояли свою независимость.
События 898 г. побудили древнерусского летописца упомянуть об уграх, шедших с востока на запад и ставивших шатры вблизи южнорусских городов. Летописец сообщает, что угры воевали волохов, мораву, чехов, фракию. В те годы гибла Великая Моравия, и под 898 г. летописец поместил рассказ о призвании западнославянскими князьями первоучителей Кирилла и Мефодия.
Рассказ о приглашении первоучителей летописцу следовало поместить одновременно с сообщением о призвании Рюрика. Подобное несоответствие наводит на мысль, что у истоков «Повести временных лет» стояли более древние летописные записи, нежели те, что были созданы на рубеже X —XI вв.
Под 903 г. летописец сообщает, что Игорь подрос. А было ему в ту пору не менее двадцати четырех лет. Олег привез из Плескова (Пскова) юную Ольгу, будущую жену Игоря. Родилась Ольга в 893 г., и от роду ей было десять лет.
Вновь обратим внимание читателя на то, что летописец всех киевских князей увязывает с именем Рюрика, никогда не бывавшего даже в Гнездове. Аскольд и Дир, водившие с Руси огромный флот на Византию, — бояре Рюрика. Игорь, бывший малолетним до тридцати трех лет, нуждался в опеке варяга Олега и был сыном Рюрика. Так ли это?
В 907 г. Игорь был оставлен в Киеве, а Олег повел рать на Византию. Дружина Олега и огромное ополчение частично двигались на судах, частично на лошадях. Кроме варягов на юг шли воины от словен, чюди, кривичей, мери, древлян, радимичей, полян, северян, вятичей, хорватов.
То обстоятельство, что с Олегом в поход 907 — 911 гг. шли хорваты, весьма примечательно, ибо хорватский вопрос в русской истории особый. Земли союза хорватов, располагавшиеся в Карпатах, в X —XI вв. были разорваны на три части Чехией, Польшей и Русью. Процесс этот был весьма непрост как для самих хорватов, всегда стремившихся к независимости, так и для окружавших их государств, часто вступавших в конфликты друг с другом из-за земель хорватов.
Упоминает летописец в составе воинства Олега дулебов. Шли на Византию и тиверцы «яже суть толковины». Их земли примыкали к гирлу Дуная, и греческий язык был хорошо знаком.
По Днепру спускалось две тысячи ладей и лодок. В каждом из судов находилось сорок сужей. Это означет, что Олег вел 80 000 воинов.
Из-за подходившего флота ворота столицы империи заперли, а пролив Суд перекрыли металлической цепью. Громадная армия северян высадилась на берег и причинила грекам множество бед.

Летописец рассказывает.о походе 907 г.: «И повеле Олег воем своим колеса изделати и воставляти на колеса корабля. И видевше греци и убояшася, и реша, выславше ко Олгови: — «Не погубляй града, имемъся по дань, якоже хощеши». И устави Олег воя, и вынесоша ему брашно и вино, и не приа его — бе бо устроено со отравою. И убояшася греци и реша: — «Не есть се Олег, но святый Дмитрей, послан на ны от Бога».
Воинство северян отступило от стен Византии. Олег послал на переговоры с Леоном и Александром варягов. Летописец приводит их имена: «посла к нима въ град Карла, Фарлофа, Вельмуда, Рулава и Стемида».
Приведем текст договора Олега с греками, заключенного в 907 г.: «...и заповеда Олегъ дати воемъ, на 2000, корабли, по двенатьчать гривне на ключь, и по той даяти оуглады на Руские городы: первое на Киевъ, также и на Черниговъ, и, на Переяславъ, и на Полътескъ, и на Ростовъ, и на Любечь, и на прочая город, по темь бо городомъ седяху князья, подъ Ольгом суще да приходять Русь, хлебное ямлють елико хотят, а иже придуть гостье да емлють месячину, на, 6 мсць, и хлебъ и вино и мяса и рыбы, и овощемъ, и да творять имъ мовь, елико хотять, и пойду же Русь домови, да емлют оу царя вашего на путь брашно, и якоря и оужа, и пре, и елико надобе, и яшася Греци, и ркоша царя и боярьство все, аще придуть Русь бес купли да не взимают месячины, да запретить князь людям своимъ, приходящим Руси зде, да не творят пакости, в селяхъ и въ стране нашей, приходящий Русь да витают оу стго Мамы, и поспеть црство наше да испишют имена ихъ, и тогда возмут месячное свое, первое от города Киева, и пакы ис Чернигова, и Переяславля, и прочий городи, и да входять в город одиными вороты, съ царевым мужемъ безъ оружья, мужь, и да творят куплю яко же имъ надобе, не платяче мыта ни в чемь же, царь же Леонъ с Олександром, миръ сотвориста с Ольгом, инъшеся по дань и роте заходивше межи собою, целовавше сами крест, а Ольга води и мужии его на роту, по Рускому закону, кляшася оружьем своим, и Перуном богом своим, и Волосом скотьимь богом, и оутвердиша мир».
Под киевские горы ладьи Олега пристали, «неся злато, и паволоки, и овощи, и вина, и всякое узорочье».
Следующей весной под стенами городов Киев и Родня были собраны сотни челнов и ладей едва ли не отовсюду с Руси. Суда были полны скорой пушниной — и иным товаром, готовым для сбыта на рынках Византии. И пошел русский флот по Днепру вниз к порогам. А там никогда не переводились степные хищники.
Права купцов, пришедших с Руси, охранял договор 907 г. Текст договора указывает на различия в мировоззрениях язычников севера и греков. Для ромеев каждый рус, вооруженный топором или мечом, представлял серьезную угрозу. Греки не могли предугадать поступка язычника и оттого боялись его. Видимо, лишь во второй половине XI в. христианская мораль на Руси стала переиначивать сознание населения, и Русь стала сближаться с миром греков год от года стремительнее.
Обратим взор на запад, ибо на рубеже IX—X вв. велась активная торговля между славянами центра и востока Европы и Германией. Кратко коснемся этого вопроса.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Мария Гимбутас.
Славяне. Сыны Перуна

Любор Нидерле.
Славянские древности

Валентин Седов.
Славяне. Историко-археологическое исследование

Д. Гаврилов, С. Ермаков.
Боги славянского и русского язычества. Общие представления

Б. А. Тимощук (отв. ред.).
Древности славян и Руси
e-mail: historylib@yandex.ru
X