Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Алексей Гудзь-Марков.   Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв

Западная Русь 1208--1212 гг.

Но вернемся к делам Западной Руси. Малолетние дети покойного Романа Мстиславовича Даниил и Василек все еще оставались крохами и никого не могли заставить с собой считаться. Приехавшие из-за Днепра Ольговичи, потомки знаменитого Игоря Святославовича, перессорились друг с другом.
Роман Игоревич, сидевший в Звенигороде, уехал в Венгрию и, возвратившись, с помощью короля Андрея изгнал из Галича брата Владимира и сам водворился в городе. Владимир Игоревич бежал в Путивль. Остававшаяся в Венгрии вдова Романа надеялась, что король отдаст Галич ее старшему сыну Даниилу, и немало удивилась произошедшему. События эти происходили около 1208 г.
Нечто схожее произошло на Волыни. Лешко и Конрад польские подошли под стены Владимира-Волынского. Среди польских стягов горожане разглядели стяг одного из потомков Мономаха Александра Всеволодовича, сына покойного Всеволода Мстиславовича, некогда спорившего за город с самим Романом.
Горожане без особого страха открыли ворота и скоро о том пожалели. Владимир-Волынский был ограблен поляками. Народ укрылся в церкви Богородицы, крепкие двери которой поляки не могли «исечи». Там и спасся «останокъ» горожан.
Сидевшего во Владимире-Волынском Ольговича Святослава Игоревича схватили и увезли в Польшу.
Из Бреста к Лешку Польскому, когда тот шел к «Орельскоу», приехали просить младшего сына Романа Мстиславовича Василька. Лешко просьбу исполнил, и «Берестьяне» встретили мальчика «яко великаго Романа».
Во Владимире-Волынском Лешко посадил Александра Всеволодовича.
В то время в Пинске поляки и бывшие с ними Ингвар и Мстислав (сын Ярослава Изясловича Луцкого) Ярославовичи схватили Владимира (либо бежавший из Галича Владимир Игоревич, либо один из потомков Мономаха).
Скоро Ингвар Ярославович был посажен поляками во Владимире-Волынском. Лешко Польский женился на дочери того князя (Гремислава). А Александр Всеволодович переехал в волость отца в Белз.
Ингвар Ярославович был чужим во Владимире-Волынском и с местным боярством жил плохо. В конце концов город Владимир-Волынский перешел под руку Александра Всеволодовича. А вдова Романа прислала к Лешку в Польшу боярина «Мирослава» просить волостей для юного Василька. Лешко придал к Бресту город Белз, а Александр Всеволодович взамен получил города «Оугревскъ, Верещинъ, Столпъ, Комовъ».
Получается, что поляки и венгры после гибели Романа Мстиславовича практически безраздельно вершили судьбы Западной Руси.
Мало того, Западную Русь стали тревожить набеги литовцев и ятвягов. В городе «Червьне» сидел брат Александра Всеволодовича Всеволод. Литва и ятвяги воевали у «Тоурискъ», «Комова» и подошли к Червеню. У городских ворот княжеская застава схватилась с Литвой. Там побили «Матея, Любова зятя и Доброгостя», выехавших «оу сторожа». Волынь приуныла, пригорюнилась.
В Галиче также творилось неладное. Венгерский король Андрей послал в Галич своего мужа Бенидикта с полком. Романа Игоревича (в 1208 г. посаженного в Галиче венграми) схватили в бане «мыющася» и отправили в Венгрию.
И начали венгры творить в Галиче произвол. Свидетель событий Тимофей, выводивший свой род из Киева и бывший «премоудръ книжникъ», сравнил Бенедикта с антихристом. И был Бенедикт «томитель бояромъ и гражданамъ». Венгры «блоудъ творя и оскверняхоу жены же и черници и попадьи».
Обезумевшие от бесчинств венгров галичане поспешили к Волынскому городу Пересопнице и привели из него Мстислава Ярославовича (сына Ярослава Изяславовича Луцкого).
Когда Мстислав Ярославович подошел к Днестру, боярин «Щепановичь Илия» привел князя на курган, именовавшийся «Галициноу могилоу». Боярин засмеялся, говоря Мстиславу: «...оуже еси на Галицини могыле поседелъ тако и в Галиче княжилъ еси». С тем Мстислав Ярославович и воротился в Пересопницу.
Тем временем Ольгович (Роман Игоревич) сбежал из Венгрии. А галичане, по-прежнему томимые Бенедиктом, обратились к его брату Владимиру Игоревичу, прося, несмотря на изгнание князя, прийти и избавить область от истязателей.
Владимир Игоревич подступил к Галичу. Бенедикт бежал в Венгрию, и Ольговичи вновь сели княжить в Западной Руси: Роман Игоревич в Звенигороде, Владимир Игоревич в Галиче, а Святослав Игоревич в Перемышле. Сын Владимира Игоревича Изяслав получил Теребов ль, другой сын Всеволод был отправлен в Венгрию к королю Андрею с дарами.
А в Венгрии Андрей с придворными всерьез подумывал над тем, чтобы выдать дочь замуж за Даниила Романовича. Оба отрока были юны для брака, да у Андрея не было сына-наследника.
В 1208 г. «Оубьенъ быс црь великыи Филипъ Римьскый». Сестра Андрея принялась молиться, дабы брату был послан богом помощник. В результате отдали дочь (Андрея) за «Лонокрабовича за Лоудовика» (ландграфа). Сестру звали «Алъжьбитъ», а прежде «Кинека».
Ольговичи не сумели мирно ужиться со своенравным галицким боярством. Стандарты княжеской власти, распостраненные к востоку от Днепра, в Галиции вызывали яростное сопротивление. В результате Ольговичи после совместного совета скатились до избиения бояр и тем подписали себе смертный приговор.
Убили шутившего у кургана Галицкая могила боярина Илью Щепановича. Убили и боярина Юрия Витановича. Всего погибло от рук Ольговичей пятьсот галицких бояр. И были это «вели- ции бояре». Оставшиеся из городов разбежались, укрывшись в своих усадьбах-гнездах на вершинах Карпатского кряжа.
Один из бояр «Володислав же кормиличичь» сумел бежать в Венгрию. Приехали за ним следом и «Соудиславъ и Филипъ». И принялись галицкие бояре отыскивать в чужом королевстве юного Даниила Романовича. А был князь еще «Детъска соуща». Однако далее терпеть Ольговичей или Бенедикта галичане были не в силах и наверняка в глубине души подумывали, что напрасно в свое время не удержали вдову Романа Мстиславовича.
Стали просить у Андрея Венгерского Даниила. Король согласился и придал воспитаннику собственные полки в «силе тяжце». В Галицию король отправил «великого дворьского Пота», поставив его воеводой над полками. С Потом ехали «первый Петръ Тоуровичь, вторыи Банко, трети Мика Брадатыи, четвертый Лотохароть, пятый Мокъянъ, шестыи Тибрець, седмы Мороцелъ и инии мнозии».
Когда силы венгров подошли к Перемышлю, боярин Владислав подъехал к стенам города и обратился к стоявшим на заборолах галичанам: «Брате почто смышляетеся не ольговиче ли избили отцов ваших и братьев, имение разграбили, а дочерей ваших выдали за рабов ваших, а очьствии вашими инии пришельци, за тех ли хотите душу положить». Город был сдан, а сидавший в нем Святослав Игоревич выдан.
Далее венгры с Даниилом Романовичем подошли к Звенигороду. Горожане закрылись и, сев в осаду, принялись люто биться с пришельцами, не пуская их ни к детинцу, ни к острожным воротам. Звенигородцы могли опасаться венгров и оттого упорствовали, предпочитая княжение Романа Игоревича.
Но на беду Ольговичам на Звенигород, а вместе с тем и на Романа Игоревича ополчились все князья Западной Руси. Из Белза от сидевшего там Василька Романовича к Звенигорду приехали «великий Вячеславъ Толъстыи и Мирославъ и Дьмьянъ и Воротислав и иннии бояре мнозе и вой от Белза». От Лешка Польского подошли «Соудиславъ Бернатовичъ сб многими поляны». От Пересопницы приехал Мстислав Ярославович «Немый» (в свое время стоявший на кургане Галицкая могила). Из Владимира-Волынского пришли Александр и Всеволод Всеволодовичи. С Волыни Ингвар Ярославович прислал сыновей. Подошла помощь и к Роману Игоревичу. Это были старые союзники Ольговичей — половцы.

На «Лютой рецы» между половцами и противниками Ольговичей произошла перестрелка. Скоро Роман Игоревич понял, что дело его в Галиции проиграно, и выехал из Звенигорода, стремясь найти помощь в «Роускыихъ князехъ». Мог, хотя и теоретически, рассчитывать Роман Игоревич и на помощь троюродного брата Всеволода Святославовича Чермного, сидевшего в Киеве. Однако на берег среднего Днепра галичане Ольговича не пустили, зная, чем это может для них обернуться.
В городе Шумске «на Мосце» Роман Игоревич был схвачен «Зерьнькомь и Чухомою» и скоро оказался в стане юного Даниила Романовича.
Когда в Звенигороде узнали, что Роман Игоревич пленен, город сдался. До того момента звенигородцы могли ожидать стяги Ольговичей под своими стенами. В Галиче сидел Владимир Игоревич. Этот князь поспешил убежать из города, как только узнал о подходе неприятеля. Едва ли галичане сожалели об отъезде Владимира Игоревича и его сына Изяслава.
За Ольговичами отрядили погоню. Нагнали их у реки «Незды». Изяслав Владимирович принялся сражаться, но потерял коня.
А в Галич въехала вдова Романа Мстиславовича с сыном Даниилом, и в церкви пресвятой Богородицы чествовали нового князя. Съезжавшиеся в Галич уцелевшие после правления Бенедикта и Ольговичей западнорусские бояре наверняка украдкой смахивали скупые мужские слезы с властных упрямых лиц.
Тогда встал вопрос о плененных Ольговичах: Романе, Святославе и Ростиславе Игоревичах. Венгры собрались отвезти их к своему королю, да их великими «дарми» разубедили галичане.
Вскоре галичане Ольговичей «повесили мьсти ради». События эти происходили в 1212 г. Они лишний раз указывали на то, что в XIII в. Ярославовичи что-то означали лишь в собственных вотчинах, в чужих же уделах уподоблялись вырванному с корнем дереву, обреченному засохнуть.
Скоро нрав галичан проявился. Даниила стали разлучать с матерью. Юный князь заплакал, и когда «Олександръ тивоунъ Шюмавиньскыи» взял его коня за повод, Даниил выхватил меч и принялся рубить им тиуна. Мать забрала из рук Даниила меч, успокоила, как могла, сына и уехала в Белз.
О том изгнании сожалел Андрей Венгерский. Организатором изгнания вдовы Романа был боярин Владислав, который ее же с Даниилом привез в Галич из Венгрии.
Спустя год к Галичу подошел Андрей Венгерский. Он привез изгнанную вдову Романа. Приехали к Галичу и Ингвар Ярославович из Луцка и другие западнорусские князья и бояре из Владимира-Волынского.
Боярин Владислав при малолетнем Данииле Романовиче практически самолично правил Галицией.
Дело кончилось тем, что Владислава заковали и увезли в Венгрию, однако братьям честолюбивого боярина «Яволодоу и Ярополкоу» удалось добраться до Пересопницы, где сидел князь Мстислав (Ярославович Немый).
Скоро Мстислав с галицкими боярами выступил в поход и оказался у «Бозкоу» (Божска). Из того города выбежал в Галич посадник «Глебъ же Подковичь... и Станиславичь Иванко и братъ его Збыславъ».
Как только обо всем узнала вдова Романа, она, взяв Даниила с «Вячеславомъ Толъстымъ», поспешила в Венгрию. Княгине был хорошо знаком нрав галичан. Второй сын Василько Романович с «Мирославомъ» из Галича поехал в свою волость в Белз.
Но вернемся к повествованию об истории северо-восточных земель Руси. 13 апреля 1212 г. скончался князь Всеволод Юрьевич Большое Гнездо. Он единовластно правил ростово-суздальскими землями 37 лет, и под его рукой этот некогда далекий от Киева и малозначащий регион преобразился в силу, являвшуюся наиболее мощной во всей Руси.
Конечно же, проистекало это из единства северо-восточных земель. Позже ростово-суздальские земли переживут тот же период, что и Южная, и Западная Русь переживали в XII —XIII вв.
Всеволод Юрьевич был так силен, что фраза летописца о том, что от одного его имени «трепетаху вса страны, и по всей земли изиде слух его», абсолютно справедлива.
Рукотворным памятником Всеволоду Юрьевичу остался созданный им каменный собор св. Дмитрия, украсивший двор князя во Владимире-на-Клязьме.
Отпевал Всеволода епископ Иоанн с игуменами, черноризцами и всеми попами владимирскими в златоглавом Успенском соборе. Там князя и упокоили.
С кончиной Всеволода Юрьевича северо-восточные земли стали дробиться на уделы и начали утрачивать мощь и значение. Дети Всеволода расселись по городам и начали самостоятельно княжить каждый в своей волости. Юрий Всеволодович после кончины отца отпустил восвояси рязанских князей и епископа рязанской епархии Арсения. Рязанские княгини благодаря хлопотам киевского митрополита (Матвея) были отпущены еще Всеволодом Юрьевичем.
Разногласия в Большом Гнезде начались в 1212 г. Юрий и Ярослав Всеволодовичи ходили к Ростову Великому, но, к счастью, скоро помирились со старшим братом Константином и вернулись в свои волости. 23 мая 1212 г. в Ростове Константин Всеволодович устроил «постригы» возмужавшим сыновьям Васильку и Всеволоду, и в XIII в. в христианской Руси не забыли древнего славянского обряда. Ростовцы на празднике веселились от души.
Конфликт между Константином и Юрием корнями уходил в 1211 г. Тогда Всеволод Юрьевич послал за Константином в Ростов, желая оставить его своим преемником во Владимире-на- Клязьме, а Ростов отдать Юрию. Константин не выехал к отцу, желая к Ростову получить и Владимир-на-Клязьме. Всеволод послал вторично за Константином и в конце концов отдал первенство Юрию.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Алексей Гудзь-Марков.
Индоевропейцы Евразии и славяне

Е.И.Дулимов, В.К.Цечоев.
Славяне средневекового Дона

Алексей Гудзь-Марков.
Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв

Любор Нидерле.
Славянские древности
e-mail: historylib@yandex.ru
X