Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Алексей Гудзь-Марков.   Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв

Русь глазами восточных авторов

При впадении в Волгу Камы до 1236 г. располагалось государство волжских булгар (тюрки, родственные болгарам Балкан). Столицей был город Булгар. Его рынок служил крупным транзитным механизмом, пропускавшим горы пушнины, шелка, монет и иного добра с юга на север и с востока на запад, и наоборот. На юге партнером Булгара был город Итиль, стоявший в дельте Волги (столица Хазарского каганата).
В Итиле также шумел большой базар. Китайский шелк, багдадскую чеканку, связки шкурок песцов, соболей, куниц, лисиц, бобров без числа грузили и выгружали с верблюдов и лошадей в ладьи и обратно и развозили во все стороны света.
С востока к дельте Волги шли караваны, составленные из верениц груженных тюками верблюдов. Партнерами итильских купцов были торговцы из Хивы и Бухары.
В VIII в. руслами рек Восточной Европы год от года все более активно стали плавать ладьи русов, варяг. На их бортах помимо славян и северных германцев находились булгары, арабы, греки, купцы-иудеи из Хазарского каганата. Одновременно началась интенсивная эксплуатация волоков востока Европы. Земли Северо-Восточной Руси превратились в крупный промысловый и торговый регион. Купцов с запада и юга леса севера Восточной Европы манили местными ресурсами пушнины. Это было мягкое золото и серебро, охотно обменивавшееся на монеты. Свидетельством тому служит множество кладов восточных монет VIII—X вв., усеявших берега средней и верхней Волги, Камы, Оки, берега озер Белого, Онежского, Ладожского, Ильменя и берега Финского залива.
В VIII —X вв. арабские купцы и путешественники часто посещали Русь и оставили множество описаний страны. Но прежде чем мы обратимся к рассказам арабов, вернемся к истории Ирана.
В VI в. в Иране господствовала династия Сасанидов. Хосров I Ануширван (531—579) держал гарнизоны в Дербенте и в Аланских воротах, в ущелье во владениях алан-осетин, запиравшем путь через горы Большого Кавказа.

Клад куфических монет и обломков с весами. IX-X вв. ГИМ


Историки ас-Са'алиби (XI в.) и Захир ад-дина Мар'аш (XV в.), повествуя о строительстве дербентской оборонительной стены Хосровом I в месте, где Кавказ подходит к берегу Каспийского моря, говорят о том, что стена была призвана сдерживать тюрок, хазар и русов. Оба автора были прекрасно знакомы с древней персидской, доарабской и доисламской литературой и данные черпали из ее источников.
В VI в. (555 — 556) анты в Закавказье сражались с персами, служа Византии. Мы об этом упоминали выше. А под IV в. Иордан упоминает росомонов.
В 30 — 40 гг. VII в. арабы овладели большей частью империи Сасанидов. В 643 г. отряды арабского полководца Абд-ур-рахман ибн Раби'а приблизились к укреплениям Дербента. Город удерживал перс Шахрийар. Он приехал в лагерь арабов и признал себя вассалом халифата. Но дань платить Дербент не обязался. За эту привилегию стены Дербента, как и прежде, должны были сдерживать северных соседей. Халиф Осман (644 — 656) с подобными условиями согласился. И снова среди агрессоров, способных посягнуть на Дербент, указываются русы.
Выдающимся персидским трудом по древней доисламской истории является многотомная «История пророков и царей», написанная Абу Джафара Мухаммед ибн Джарир ат-Табари (833 — 923). История доведена до 912 — 913 гг. Ат-Табари жил в городе Амол, на берегу Каспийского моря. В работе ат-Табари использовал труды историков VIII —IX вв. ал-Мадаини, ал-Вакиди и прочих. К сожалению, редакция ат-Табари до нас не дошла.
В 963 г. визирь Мухаммед Бал'ами составил дошедшую до нас краткую обработку труда ат-Табари на персидском языке. Сведения о событиях 643 г. Бал'ами мог почерпнуть в полной редакции ат-Табари.
Арабская историография возникла не ранее середины VIII в. Арабы создали «Книгу завоеваний стран» (ал-Белазури t 892) и «Книгу походов».
Вновь кратко коснемся истории арабов. В 656 г. был /бит халиф Осман. Началась смута, и наступательный порыв ненадолго утих. Начиная с конца VII в. арабы возобновили завоевательные походы. В VIII в. арабы и Хазарский каганат начали обмениваться ударами. В 707 — 708 гг. арабский полководец Маслам воевал с Хазарией. Арабский автор IX в.ал-Йа'куби сообщает о том, что в 715 г. Маслам овладел приграничным с Византией «городом славян». В 730 — 731 гг. хазары опустошили Закавказье.
В 737 г. арабы организовали большой поход на север. Во главе армии стал Марван ибн Мухаммед, позже ставший халифом. Удар хазары нанесли по двум направлениям. Из Дербента арабы выступили к городу Семендер на Тереке. Сам Марван прошел Аланскими воротами, то есть ущельем Дарьяла, на равнину, раскинувшуюся к северу от Кавказа. После взятия и опустошения Семендера Марван двинулся к тогдашней столице каганата городу Байду. Хазары отступили в степи, к северу от Терека и Кубани. Марван стал их преследовать и достиг Славянской реки (Нахр ас-сакалиба). Тут арабами было пленено 20 ООО семей славян. Переселили славян в Закавказье.

Арабские дирхемы. Серебро. Династия Саманидов. Начало X в. ГИМ


Одним из следствий похода Марвана стало перенесение столицы Хазарского каганата в труднодоступную дельту Волги. Так родился город Итиль.
Тот же ал-Йа'куби сообщает, что в 757 — 758 гг. халиф ал-Мансур повелел своему сыну Мухаммеду ал-Махди воевать со славянами.
Теперь мы обратимся к свидетельствам персидских и арабских авторов о Руси и о славянах.
Текст о русских купцах по Ибн Хордадбеху (перевод В.Розена): «Что же касается до русских купцов — а они вид славян, — то они вывозят бобровый мех и мех черной лисицы и мечи из самых отдаленных (частей) страны Славян к Румскому (Черному) морю, а с них (купцов) десятину взимает царь Рума (Византии), и если они хотят, то они отправляются по (слово не ясно — то ли Танаис, то ли Итиль), реке Славян, и проезжают проливом столицы Хазар, и десятину с них взимает их (хазар) правитель. Затем они отправляются к Джурджанскому морю (Маге hyrcanium — caspium) и высаживаются на каком угодно берегу. И диаметр этого моря 500 фарсангов, и иногда они привозят свои товары на верблюдах из Джурджана в Багдад, где переводчиками для них служат славянские рабы. И выдают они себя за христиан и платят джизито».
Крупнейшим перевалочным местом для славянских купцов на Каспии был город Рей.
Составитель астрономических таблиц Мухаммад ибн Ибрахим ал-Фазари, живший при дворе халифа ал-Мансура (754 — 775), повествует:
«...Область бурджан (булгар) — 1500 х 300 фарсахов; область славян — 3500 х 700 фарсахов; область Византии с Константинополем — 5000 х 420 фарсахов...»
Фарсах — это персидский парасанг, составлявший около 6 км.
Хронологически время появления первоисточника труда Ибн Хордадбеха относится к 40 —50 гг. IX в.
Еще один историк востока Гардизи в работе использовал утраченный труд ал-Джайхани (ок. 922 г.). Был знаком Гардизи и с трудом Ибн Хордадбеха, родившегося около 820 г. и впоследствии правившего Табаристаном, провинцией к югу от Каспия, и заведывавшего почтой на северо-западе Ирана.
Редакция Ибн Русте-Гардизи (XI в.) «Худуд ал-Алам».
Текст о славянах из сочинения Ибн Русте «ал-А'лак ан-нафиса»:
«И между странами печенегов и славян расстояние в 10 дней пути. В самом начале пределов славянских находится город, называемый Ва.т (Ва.ит). Путь в эту страну идет по степям и бездорожным землям через ручьи и дремучие леса. Страна славян — ровная и лесистая, и они в ней живут. И нет у них виноградников и пахотных полей. И есть у них нечто вроде бочонков, сделанных из дерева, в которых находятся ульи и мед. Называется это у них улишдж, и из одного бочонка добывается до 10 кувшинов меду. И они народ, пасущий свиней, как (мы) овец. Когда умирает у них кто-либо, труп его сжигают. Женщины же, когда случится у них покойник, царапают себе ножом руки и лица. На другой день после сожжения покойника они идут на место, где это происходило, собирают с того места пепел и кладут его на холм. И по прошествии года после смерти покойника берут они бочонков двадцать больше или меньше меда, отправляются на тот холм, где собирается семья покойного, едят там и пьют и затем расходятся. И если у покойника было три жены и одна из них утверждает, что она особенно любила его, то она приносит к его трупу два столба, их вбивают стоймя в землю, потом кладут третий столб поперек, привязывают посреди этой перекладины веревку, она становится на скамейку и конец завязывает вокруг своей шеи. После того как она так сделает, скамью убирают из-под нее, и она остается повисшей, пока не задохнется и не умрет, после чего ее бросают в огонь, где она и сгорает. И все они поклоняются огню. Большая часть их посевов из проса. Во время жатвы они берут ковш с просяными зернами, поднимают к небу и говорят: «Господи, ты, который снабжал нас пищей, снабди и теперь нас ею в изобилии».
Есть у них разного рода лютни, гусли и свирели. Их свирели длиной в два локтя, лютня же их восьмиструнная. Их хмельной напиток из меда. При сожжении покойника они предаются шумному веселию, выражая радость по поводу милости, оказанной ему богом.
Рабочего скота у них совсем немного, а лошадей нет ни у кого, кроме упомянутого человека. Оружие их состоит из дротиков, щитов и копий, другого оружия они не имеют. Глава их коронуется, они ему повинуются и от слов его не отступают. Местопребывание его находится в середине страны славян. И упомянутый глава, которого они называют «главой глав» («ра'ис ар-руаса»), зовется у них свиет-малик, и он выше супанеджа (жупан), а супанедж является его заместителем. Царь этот имеет верховых лошадей и не имеет иной пищи, кроме кобыльего молока. Есть у него прекрасные, прочные и драгоценные кольчуги. Город, в котором он живет, называется Джарваб, и в этом городе ежемесячно в продолжении трех дней проводится торг, покупают и продают. В их стране холод до того силен, что каждый из них выкапывает себе в земле род погреба, к которому приделывают деревянную остроконечную крышу, наподобие христианской церкви, и на крышу накладывают землю. В такие погреба переселяются со всем семейством, и взяв дров и камней, разжигают огонь и раскаляют камни на огне докрасна. Когда же камни раскалятся до высшей степени, их обливают водой, отчего распространяется пар, нагревающий жилье до того, что снимают даже одежду. В таком жилье остаются они до весны. Царь ежегодно объезжает их. И если у кого из них есть дочь, то царь берет себе по одному из ее платьев в год, а если сын, то также берет по одному из платьев в год. У кого же нет ни сына, ни дочери, тот дает по одному из платьев жены или рабыни в год. И если поймает царь в стране своей вора, то либо приказывает его удушить, либо отдает под надзор одного из правителей на окраинах своих владений».
Текст о славянах из «Худуд ал-Алам»:
«О стране славян. На восток от нее — внутренние булгары и некоторые из русов, на запад — часть Грузинского моря и часть Рума. На запад и восток от нее всюду пустыни и ненаселенный север.
...У них много замков (коло) и крепостей (хисар). Одежда их большей частью из льна. Они считают своей обязанностью по религии служение царю. У них два города:
1. Вабнит — первый город на востоке, и некоторые из его жителей похожи на русов.
2. Хордаб — большой город и место пребывания царя».
Текст о славянах из сочинения Гардизи «Зайн ал-ахбар»
«...И они (венгры) побеждают славян и всегда одерживают верх над славянами и рассматривают их как источник рабов.
И венгры — огнепоклонники и ходят к гуззам, славянам и русам и берут оттуда пленников, везут в Рум и продают.
...И постоянно нападают на славян, и от венгров до славян два дня пути... И на крайних пределах славянских есть город, называемый Вантит... И между печенегами и славянами два дня пути по бездорожью, и этот путь через источники и очень лесистую местность. И страна славян ровная, изобилует деревьями, и они живут большей частью среди деревьев.
...Одежда их — рубаха и высокие сапоги. Обувь их подобна длинным табаристанским сапогам, которые носят женщины Табаристана. И средства существования у них очень обильны.
...И у них есть обычаи строить крепости. Несколько человек объединяются, чтобы строить укрепления, так как венгры на них постоянно совершают нападения и грабят их. Венгры приходят, а славяне запираются в этих укреплениях, которые построили. Зимой большей частью они находятся в замках и крепостях, а летом в лесах. У них много рабов. Если схватят вора, забирают его имущество, а его самого затем отсылают на окраину страны и там наказывают.
И между ними распространены прелюбодеяния, и если женщина полюбит мужчину, то сближается с ним, и когда он берет себе жену, если она окажется девственницей, то делает ее женой, если же нет, то продает и говорит: «Если бы в тебе был прок, то сохранила бы себя»... Если же, став женой, предается прелюбодеянию, то (муж) убивает ее, не принимая извинений. У них много напитков из меда. Есть у них люди, которые имеют у себя 100 больших кувшинов медового напитка».
Текст о славянах из анонимного сочинения «Моджмал аттаварих» (Собрание историй)у составленного в 1126 г.
«...И Славянин пришел к Русу, чтобы там обосноваться. Рус ему ответил, что это место тесное. Такой же ответ дали Кимари и Хазар. Между ними началась ссора и сражение, и Славянин бежал и достиг того места, где ныне земля славян. Затем он сказал: «Здесь обоснуюсь и им легко отомщу.» (Славяне)...
...И та земля обильна. И много занимаются они торговлей...»
Гардизи, описывая ближайшую к Булгару страну славян, вероятно, имел в виду страну вятичей. Город Ва.т, быть может, следует искать на Дону, в районе устья реки Воронеж. Название города Ва.т созвучно не только с именем вятичей, но и с Воронежем. А Воронеж (топоним и гидроним) упоминается древнерусскими, домонгольскими летописцами. Донские городища вятичей при устье Воронежа до концаХ в. оставались первыми славянскими укреплениями на пути из Булгара в Киев.
Гардизи особо подчеркивает значение производства меда у славян. Бортни устраивались на деревьях. Владелец дерева поднимался по стволу, закреплял себя на нем сыромятными ремнями и принимался выдалбливать в стволе полость, призванную служить ульем или бортней. В одном стволе могло быть несколько бортней.
Ульи или бортни делали и из спиленных деревянных колод. В колоде выдалбливали полость и устанавливали ее среди сучьев дерева, подальше от ведающих мед хозяев леса — медведей.
Индоевропейское название медведя таково: eisber (нем.) — ursus (лат.) — rksas (санскр.). Славяне же постоянно сталкивались с медовым пиратством бурого (bjorn (шв.) — медведь) великана и характеризовали его через главную его слабость — мед.
Упомянутый свиет-малик — это глава союза славян. А супанеджи, подчиняющиеся ему, по-видимому, жупаны, управлявшие отдельными провинциями жупами. В землях вятичей, словен новгородских и хорватов восточных Карпат сохранились топонимы и гидронимы с корнем жупа. Но об этом ниже.
Союзы вятичей и словен (новгородских) продвигались на Русскую равнину в V —VIII вв. из центра Европы, из земель, занятых славянскими жупами. В лесостепях востока Европа свободных мест для вятичей и словен не нашлось, и им пришлось осваивать полосу лесов. Упоминание о столкновении русов со славянами у восточных авторов едва ли случайно.
Теперь обратимся к рассказам восточных авторов о русах, выделившихся из среды славян востока Европы I тыс. н.э.

Текст о русах из сочинения Ибн Русте «ал-А лак ан-нафиса»:
«Что же касается ар-Русийн, то она находится на острове, окруженном озером. Остров, на котором они (русы) живут, протяженностью в три дня пути, покрыт лесами и болотами, нездоров и сыр до того, что стоит только человеку ступить ногой на землю, как последняя трясется из-за обилия в ней влаги. У них есть царь, называемый хакан русов. Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булкар и там продают. Они не имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян. Когда у них рождается сын, то он дарит новорожденному обнаженный меч, кладет его перед ребенком и говорит: «Я не оставлю тебе в наследство никакого имущества, и нет у тебя ничего, кроме того, что приобретешь этим мечом». И нет у них недвижимого имущества, ни деревень, ни пашен. Единственное их занятие торговля соболями, белками и прочими мехами, которые они продают покупателям. Получают они назначенную цену деньгами и завязывают их в свои пояса. Они соблюдают чистоту своих'одежд, их мужчины носят золотые браслеты. С рабами они обращаются хорошо и заботятся об их одежде, потому что торгуют. У них много городов, и живут они привольно. Гостям оказывают почет, и с чужеземцами, которые ищут их покровительства, обращаются хорошо, так же как и с теми, кто часто у них бывает, не позволяя никому из своих обижать или притеснять таких людей. Если же кто из них обидит или притеснит чужеземца, то помогают и защищают последнего.
Мечи у них сулеймановы. И если какое-либо их племя поднимается, то вступаются они все. И нет между ними розни, но выступают единодушно на врага, пока его не победят.
И если один из них возбудит дело против другого, то зовет его на суд к царю, перед которым и препираются. Когда же царь произносит приговор, исполняется то, что он велит. Если же обе стороны недовольны приговором царя, то по его приказанию дело решается оружием, и чей из мечей острее, тот и побеждает. На этот поединок родственники приходят вооруженные и становятся. Затем соперники вступают в бой, и кто одолеет противника, выигрывает дело.
Есть у них знахари, из которых иные повелевают царем, как будто бы они их начальники. Случается, что они приказывают принести жертву творцу их тем, чем они пожелают: женщинами, мужчинами, лошадьми. И если знахари приказывают, то не исполнить их приказания никак невозможно. Взяв человека или животное, знахарь накидывает ему на шею петлю, вешает жертву на бревно и ждет, пока она не задохнется, и говорит, что эта жертва богу.
Они храбры и мужественны, и если нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его полностью. Побежденных истребляют и обращают в рабство. Они высокого роста, статные и смелые при нападениях. Но на коне смелости не проявляют, и все свои набеги и походы совершают на кораблях.
(Русы) носят широкие шаровары, на каждые из которых идет сто локтей материи. Надевая такие шаровары, собирают их в сборку у колен, к которым затем и привязывают. Никто из них не испражняется наедине, но обязательно сопровождают трое его товарищей и оберегают его.
Все они постоянно носят мечи, так как мало доверяют друг другу, и коварство между ними дело обыкновенное. Если кому из них удается приобрести хоть немного имущества, то родной брат или товарищ его тотчас начнет ему завидовать и пытаться его убить или ограбить.
Когда у них умирает кто-либо из знатных, ему выкапывают могилу в виде большого дома, кладутего туда, и вместе с ним кладут в ту могилу его одежду и золотые браслеты, которые он носил. Затем опускают туда множество съестных припасов, сосуды с напитками и чеканную монету. Наконец, в могилу кладут живую любимую жену покойника. После этого отверстие могилы закладывают, и жена умирает в заключении».

Текст о русах из соч. Мутаххара ибп Тахира ал-Мукаддаси «Китабал-бад ва-т-тарих»:
«Что касается русов, то они живут на острове нездоровом, окруженном озером. И эта крепость, защищающая их от нападений. Общая численность их достигает 100 ООО человек. И нет у них пашен и скота. Страна их граничит с страной славян, и они нападают на последних, поедают их добро и захватывают их в плен. Рассказывают, что, если рождается у кого-либо у них ребенок...».

Текст из «Хадуд ал-Алам» о стране русов и их городах:
«Страна (русов). На восток от нее — гора печенегов, на юг — река Рута, на запад — славяне, на север — ненаселенный север. Это большая страна, и народ ее плохого нрава, непристойный, нахальный, склонный к ссорам и воинственный. Они воюют со всеми неверными, окружающими их, и выходят победителями. Царя их зовут хакан русов. Страна эта изобилует всеми жизненными благами. Среди них есть группа из моровват (морава). Знахари у них в почете. Ежегодно они платят одну десятую добычи и торговой прибыли государю... Они шьют шапки из шерсти с хвостом, свисающим с затылка».

Текст о русах из сочинения Гардизи «Зайн ал-ахбар»:
«Что же касается русов, то есть остров, расположенный в море, и остров этот протяженностью три дня пути в длину и в ширину и весь покрыт лесом. Почва его такая влажная, что если поставить ногу, то она погрузится в землю по причине ее влажности. И есть у них царь, называемый хакан-е рус. Число жителей на этом острове 100 ООО.
И эти люди постоянно нападают на кораблях на славян, захватывают славян, обращают в рабство, отводят в Хазаран и Балкар и там продают.
...И одежда людей русов и славян из льна... На острове много городов.
Всегда 100 — 200 из них ходят к славянам и насильно берут с них на свое содержание, пока там находятся...»

Текст о русах из соч. Шараф аз-Замана Тахира ал-Марвази «Таба' иал-хайаван»:
«...И они народ сильный и могучий и ходят в дальние места с целью набегов, а также плавают они на кораблях в Хазарское море, нападают на корабли и захватывают товары.
Храбрость их и мужество хорошо известны, так что один из них равноценен многим из других народов. Если бы у них были лощади и они были наездниками, то они были бы страшнейшим бичом для человечества».
Текст о русах из соч. Мухаммед ибн Ахмеда ибн Ийаса ал-Ханафи «Нагикал-азхар фи гара «иб ал-актар» (нач. XVIв.)
а) «...народ этой земли светлокожий, русоволосый, высокого роста...»
б) «Страна русов. Это большая и обширная земля, и в ней много городов. Между одним городом и другим большое расстояние. В ней большой народ из язычников. И нет у них закона и нет у них царя, которому бы они повиновались. В земле их золотой рудник. В их страну не входит никто из чужестранцев, так как его убивают. Земля их окружена горами, и выходят из этих гор источники проточной воды, впадающей в большое озеро. В середине высокая гора, с юга ее выходит белая река, пробивающая себе путь через луга к конечному морю мрака, затем текущая на север Русийи, затем поворачивающая в сторону запада и больше никуда не поворачивающая».
Рассказ о русах на острове возник в арабской литературе в IX в.
Об острове русов высказывалось множество догадок. На мой взгляд, восточные авторы описали Русь, окруженную течением Днепра, Стугны и Ирпени. Это та самая Киевская Русь в два дневных перехода от рубежа до рубежа, которая в IX —XI вв. объединила славянские земли на востоке Европы. С созданием государства понятие Русь перешагнуло границу Киевской Руси и достигло берегов Северного ледовитого океана и Черного моря.
Можно сказать так, что русь это не только национальность, но и каста, или сословное положение, выделившаяся из среды восточных славян IV —X вв. и игравшая роль сердечной мышцы. От ее ритма зависела едва ли не вся жизнедеятельность обширного района континента. О предыстории возникновения слова русь писалось выше.
Земля русов в VIII —X вв. действительно представляла собой своего рода остров, очерченный реками.
Такими видел русов путешественник X в. Ибн Фадлан: «Я видел русов, когда они прибыли по своим торговым делам и расположились на реке Атиль (Волга). И я не видел (людей) с более совершенными телами, чем они. Они подобны пальмам, румяны, красны... С каждым из них секира и меч и нож, и он не расстается с тем, о чем мы упомянули. Мечи их плоские с бородками, франкские... Они прибывают из своей страны и причаливают свои корабли на Атиле, а это большая река, и строят на ее берегу большие дома из дерева, и собирается их в одном доме десять и двадцать — меньше и больше, и у каждого скамья, на которой он сидит...» (Пер. под ред. И.Ю. Крачковского. — М. — Л., 1939).
Арабский автор середины X в. ал-Истахри заимствовал из произведения ал-Балхи (перв. четв. X в.) важное свидетельство о мире славян: «Русы состоят из трех племен, из коих одно, ближайшее к Булгару, а царь его живет в городе под названием Куяба, который больше Булгара. Другое племя, наиболее отдаленное из них, называется Славия. Еще племя называется Артания, а царь его живет в Арте. Люди отправляются торговать в Куябу, что же касается Арты, то мы не припоминаем, чтобы кто-нибудь из иностранцев странствовал там, ибо они убивают всякого иноземца, вступившего на их землю. Они отправляются вниз по воде и ведут торг, но ничего не рассказывают про свои дела и товары, и не допускают никого провожать их и вступать в их страну. Из Арты вывозят черных соболей и свинец» (А.Я. Гаркави. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских. 1870).
Страна русов, ближайшая к Булгару, царь которой живет в городе Куяба, большем Булгара, — это классическая Южная Русь со столицей в Киеве. Из Булгара, от устья реки Камы, в Киев шли по суше через Дон, в районе устья Воронежа. Киев был полон иностранцев, ведших торг на его рынках.
Под наиболее отдаленной Славией араб мог иметь в виду край словен новгородских. Но мне кажется более вероятным, что под далекой Славией подразумевались земли славян центра Европы.
Говоря об Артании, укажем на соответствие в названиях города Аркона и Артой ал-Истахри. Так далеко в VIII—X вв. арабы едва ли проникали. Город Аркона был окружен мистической славой, и отголоски ее могли достичь ушей арабов. Но следует сказать и о том, что северные германцы Новгород называли Хольмгард (Holmgardr) и имя города созвучно Артании арабов. Если верно предположение, что Славия расположена в центре Европы, то Артанию следует искать в богатом черными соболями Новгороде.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Под ред. Е.А. Мельниковой.
Славяне и скандинавы

Галина Данилова.
Проблемы генезиса феодализма у славян и германцев

под ред. А.С. Герда, Г.С. Лебедева.
Славяне. Этногенез и этническая история

Б. А. Тимощук (отв. ред.).
Древности славян и Руси

Е.И.Дулимов, В.К.Цечоев.
Славяне средневекового Дона
e-mail: historylib@yandex.ru
X