Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Алексей Гудзь-Марков.   Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв

Глеб Юрьевич (1171-1173)

Итак, 8 марта 1171 г. в Киеве сел Глеб Юрьевич, сын Боголюбского, ждавший своего часа в Переяславле. В Переяславль князь отправил сына Владимира.
Скоро Мстислав Андреевич с полками уехал в Суздаль к Боголюбскому. А Мстислав II Изяславович с братом Ярославом и галичанами подошел к Дорогобужу. В том городе сидел один из сыновей Боголюбского — Владимир Андреевич. Стали города восточной'Волыни переходить на сторону Мстислава II.
28 января 1171 г. Владимир Андреевич умер, и смерть его странна, ибо князь был молод. Вспомним, как после пира умер дед этого князя Юрий Долгорукий, добившийся вожделенного стола в Киеве и там же вскоре сошедший в могилу. Потомки Долгорукого были сильны и умели воспользоваться противоречиями между другими княжескими семьями, но любви в Южной Руси они не имели и оставались чужими.
Владимира Андреевича привезли в Вышгород. За телом князя из Киева приехали печерский игумен Поликарп и игумен монастыря св. Андрея Семеон.
Сам Глеб Юрьевич переехал на левый берег Днепра и пошел в Городец Остерский, а оттуда в Переяславль. Так в дни тревоги поступал его отец Долгорукий.
О кончине дорогобужского князя узнал Владимир Мстиславович (дядя Мстислава II), сидевший в «Полонемъ». Этот князь подошел к Дорогобужу, но в город его не пустила дружина покойного. Она стерегла не только овдовевшую княгиню, но и пожалованные ей окрестные села. Владимир Мстиславович стал целовать крест, обещая затворившимся в городе людям, чувствовавшим себя, как рыбаки на оторвавшейся льдине, «не позрети лихомъ». Князя пустили в город.
Наутро Владимир Мстиславович погнал из Дорогобужа княгиню, и та, взяв юного княжича, поехала в Овруч и далее в Вышгород. Сам Владимир Мстиславович стал промышлять «на имение и на села, и на стада». И был тот князь «верьтливъ».
Скоро из Владимира-Волынского к Киеву выехал Мстислав II Изяславович с братом Ярославом и с галичанами.
А игумены Поликарп и Семеон все еще находились при теле покойного Владимира Андреевича. В Киеве сидел Давид Ростиславович. Этот князь не пустил овдовевшую княгиню с телом супруга в Киев, говоря, что имеет весть, будто Мстислав II стоит в Василеве.
Похоронили Владимира Андреевича 15 февраля в монастыре св. Андрея.
Давиду Ростиславовичу дружина сказала: «Ты самъ ведаеши что есмы издеяли Кияномъ, а не можмъ ехати — избьють ны».
Мстислав II прежде пошел к торкам на Рось. Далее князь подступил к Треполью. Отсюда Мстислав II «вшедъ» в опустевший Киев. В столице Мстислав II стал рядить «ряды» с братией. А пришли в Киев брат Мстислава II Ярополк Изяславович, дядя Владимир Мстиславович, галичане и еще два князя — Святополк Юрьевич (правнук Святополка II Изяславовича) и Всеволодкович (быть может, один из сыновей Всеволода Мстиславовича).
В Вышгороде укрепился Давид Ростиславович. Князь сжег окружавший детинец острог и отстреливался от торков и берендеев.
К Вышгороду подошел Мстислав II и стал «подъ бором». Давид Ростиславович получил помощь из-за Днепра. Глеб Юрьевич прислал «Григоря тысячкаго своего». Подошли от половцев «Концакъ с родомъ». Приехала от берендеев «Бастеева чадь».
К Мстиславу II подошли галичане. Они заявили, что их князь Ярослав Осмомысл велел более пяти дней не стоять под Вышгородом. Мстислав II возразил, что Ярослав велел не пускать галицких полков, пока он не договорится с братией. Тогда галичане, «съписавъше грамоту ложьную», послали ее Мстиславу II и пошли в Галицию.
Мстислав II отступил к Киеву и стал перед Золотыми воротами «въ огородехъ». Из Вышгорода то и дело налетали половцы и наносили заметный урон. Им удалось схватить «тысячного Всеволодовича».
Когда пришла весть о том, что Глеб Юрьевич «бродится» с половцами на правый берег Днепра, Мстислав II, поддавшись уговорам братии, вышел из Киева и пошел на Волынь.
Давид Ростиславович в погоню за Мстиславом II послал «Володислава. Ляха с Половци». Те настигли князя «оу Борохова» и после перестрелки вернулись к Давиду.
Глеб Юрьевич отпустил половцев в вежи. Они стали за «Васильевомъ оу седелниковъ», поджидая отставших. А в городе Михайлове сидел князь Василько, сын покойного Ярополка Изяславовича, племянник Мстислава II. Ночью Василько с дружиной выехал из города и, проблудив до рассвета, на восходе солнца ударил по половцам. Только сил юный князь не рассчитал. Дружину его половцы «съ седелникы» частично избили, частично переловили. Сам Василько едва успел скрыться в Михайлове.
К Михайлову подошел Глеб Юрьевич с Рюриком и Давидом Ростиславовичами. Город сожгли, а «гроблю роскопаша».
В 1172 г. изгнанный из Новгорода Святослав Ростиславович воевал с новгородцами на «Волоце» (Волок Ламский). Там князь и умер. Тело его привезли в Смоленск и погребли у «стен Бци въ епискупье».
В 1172 г. у Мстислава Андреевича, сына Боголюбского, родился сын, в крещении нареченный Василием. Это единственный известный нам внук Боголюбского. И не ветви Боголюбского пришлось продолжить дело Долгорукого. Бог знает, быть может, так отомстила судьба за позор и унижение Киева 1171 г.
Отметим еще вот что. После того как Боголюбский построил во Владимире-на-Клязьме Успенский собор, Киев, а вместе с ним и Южная Русь лишились сил. То, чего не мог добиться Долгорукий войнами, Боголюбский достиг созиданием на собственной земле.
В 1172 г. Андрей Боголюбский изгнал из Владимира-на-Клязь- ме «гордаго лестьця лживаго влдку Федорьца». Боголюбский велел ему ехать в Киев «ставиться къ митрополиту». Федор того не пожелал. Летописец так о нем отзывается: «Бъ до егда хочеть показнити члвка отиметь оу него оумъ тако же и надъ симъ съ твори». Причиной подобной характеристики стало то, что Федор, поссорившись с Боголюбским, запер все церкви во Владимире- на-Клязьме и, взяв ключи, лишил горожан звона колоколов и церковного пения.
8 мая владыку изгнали. Отметим, как велика была епископская власть на Руси XII в. Владимирский владыка сажал в «заточенья» и подвергал «грабления» не только простой народ, но и «игуменомъ и ереемъ». Народу владыка Федор головы «порезывая и бороды», а иным «очи выжигаше, и языки вырезывая» и «распиная по стене». И творил это владыка «хотя въсхытити от всих имения».
Когда Боголюбский все же отослал Федора в Киев к митрополиту Константину, тот обвинил владимирского владыку «всими винами» и велел отправить в «Песий островъ». Там с Федором поступили так, как он поступал со своими жертвами. Ему «языка оурезаша... и руку правую отсекоша, и очи ему выняша».
Заключая рассказ о владыке, скажем словами летописца: «Еюже мерою мерите възмерится вамъ».
В 1172 г. половцы подошли к Южной Руси двумя отрядами. Первый стал у Переяславля, второй — у Корсуня, по обе стороны Днепра. Пока Глеб Юрьевич мирился с половцами под Переяславлем, орда, стоявшая под Корсунем, подъехала к Киеву и, взяв села, погнала «коне и скоты и овьц с мужи и съ женами» в степь.
Глеб Юрьевич узнал о случившемся, когда собирался переправляться на правый берег Днепра и стоял на «Перепетовьстемь поле». Глеб поскакал к Киеву, да берендеи «яша коня» его за повод, говоря, что ехать следует в «велике полку».
Глеб выслал навстречу половцам младшего брата «Михалка». С князем поехал воевода «Володиславъ Яневъ брать». Сражение с половцами было неравным, ибо сто переяславцев и полторы тысячи берендеев бились с семью тысячами половцев. Но Михалко Юрьевич одолел половцев и отбил громадный полон.
А во Владимире-Волынском разболелся Мстислав II Изяславович. Князь из Луцка пригласил младшего брата Ярослава и «о детехъ своихъ оурядивса добре», дал брату крест целовать, дабы «волости подъ детми» его не искал.
19 августа 1173 г. Мстислав II Изяславович скончался. Тело положили в кафедральном соборе Владимира-Волынского, самим князем построенном.
Во второй половине XII в. в отдельных княжествах Руси повторялось то, что ранее происходило в Киевской Руси. Князья делили уделы, и их поступки все более походили на семейные свары.
В 1173 г. союз смоленских Ростиславовичей и суздальских Юрьевичей обрушился на сидевшего в Новгороде Романа Мстиславовича. Андрей Боголюбский послал в поход не только сына Мстислава, но и князей Старой Рязани и Мурома и «Бориса Жирославича воеводу же своего». Из Смоленска к Новгороду подошли Роман и Мстислав Ростиславовичи.
Новгородцы закрылись в городе и с ужасом наблюдали с «забарол» крепостной стены, как горят окрестные села.
Начали сражаться под городом. Неизвестно, сколько могла длиться осада, если бы не поразивший пришедших мор в «конехъ и въ полкохъ».
Когда Новгорода достигла весть о кончине Мстислава II Изяславовича, Роман Мстиславович, послушав совета дружины, выехал на Волынь «къ братьи».
В 1173 г. в Берестье скончался младший сын Мстислава II, имени которого мы не знаем.
С уходом Мстислава II фактически правителем Руси стал Андрей Боголюбский. Именно он послал Рюрика Ростиславовича в Новгород. 8 августа 1173 г. Рюрик сел на Городище, под новгородскими стенами, и одному богу было ведомо, что подумали горожане.
А в Северской земле у князя Игоря Святославовича родился сын. Его назвали Владимиром, а в крещении Петром.
Поздней осенью 1173 г. сидевший в Киеве Глеб Юрьевич стал серьезно прихварывать. Пришли половцы, «ополонились» под Киевом и поспешили в степь. Глеб послал за ними братьев Михалка, подросшего Всеволода и воеводу Владислава. Нагнали половцев за рекою «Бмь». Отбили полона четыре сотни душ. Половцев посекли.
20 января 1173 г. скончался в Киеве Глеб Юрьевич. Князя положили в монастыре св.Спаса рядом с отцом Долгоруким. Оба князя сидели в Киеве недолго, и едва это было случайно.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Валентин Седов.
Славяне. Историко-археологическое исследование

под ред. Т.И. Алексеевой.
Восточные славяне. Антропология и этническая история

под ред. В.В. Фомина.
Варяго-Русский вопрос в историографии

Д. Гаврилов, С. Ермаков.
Боги славянского и русского язычества. Общие представления

Валентин Седов.
Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование
e-mail: historylib@yandex.ru
X