Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. С. Шофман.   История античной Македонии

§ 4. Римское провинциальное управление в Македонии

Ф. Энгельс в своей статье «Бруно Бауэр и раннее христианство» дает глубокую характеристику римских завоеваний, сопровождавшихся грабежом и жестокой эксплуатацией завоеванных областей. «Римское завоевание во всех покоренных странах, — писал он, — прежде всего прямо разрушило прежний политический порядок, а затем косвенным образом и старые общественные условия жизни. Разрушило, во-первых, тем, что вместо прежнего сословного деления (не говоря о рабстве) оно создало простое различие между римскими гражданами, с одной стороны, и не гражданами или подданными государства — с другой; во-вторых, и главным образом, поборами от имени Римского государства. Если при империи в интересах государства старались по возможности положить предел неистовой жажде наместников провинций обогащаться, то на место этого появились все сильнее действующее и все [352] туже завинчиваемые тиски налога в пользу государственной казны — высасывание средств, которое действовало страшно разрушительно. Наконец, в-третьих, римские судьи выносили свои решения повсюду на основании римского права, а местные общественные порядки объявлялись тем самым недействительными, поскольку они не совпадали с римским правопорядком...225) Конкретный материал из истории македонской провинции и хозяйничанья в ней римлян полностью подтверждает эту характеристику Ф. Энгельса. Македония не составляла исключения.

Особенно ощущалась там неограниченная власть наместников; они расхищали государственную казну, не останавливаясь перед крайними мерами насилия. Нам известно большое количество процессов о вымогательствах наместников провинции Македонии, что говорит о том, что именно в ней получили более яркое выражение отрицательные черты римского провинциального управления; мы знаем о нашумевших процессах против македонских правителей в I в. до н. э. Так, Цезарь в 77 г. призвал к суду македонского наместника Гн. Корнелия Долабеллу, обвиняя его в лихоимстве и дурном управлении вверенной ему провинцией Македонией.226) Из указаний Плутарха можно заключить, что многие греческие города не только поддержала Цезаря на этом процессе, но доставили ему и свидетельские показания. Несмотря на это римский суд оправдал Долабеллу, а Цезарь вынужден был удалиться из Рима.227) Процесс Долабеллы носил, несомненно, политическую окраску. Т. Корнелий Долабелла был видным сулланцем, Цезарь связан с марианцами.228) Долабеллу защищали выдающиеся ораторы: Т. Аврелий Котта и Кв. Гортензий.229)

Антоний, второй консул 63 г., получив в управление Македонию, разграбил ее и напал на соседние народы, чтобы заслужить триумф.230)

В марте 58 г. народный трибун Публий Клодий провел закон о провинции Македонии, по которому проконсулом туда назначался Луций Кальпурний Писон, тесть того самого Цезаря, который несколько раньше так ратовал за справедливость.231) Став управителем Македонии, Писон прославился вымогательствами и насилиями. В 56—55 гг. против Публия и Писона выступил в двух своих речах о консульских провинциях Цицерон.232) Цицерон предлагал отозвать из Сирии и [353] Македонии проконсулов Писона и Габиния, так как они разорили свои провинции, получив их, кроме того, незаконно. Габиния он обвиняет в убийстве, совершенном за плату, в потере войска, во взяточничестве.233) Что касается Писона, то, по мнению Цицерона, он виновен в разорении Македонии, алчном лихоимстве, ограблении городов и святилищ, во многих жестокостях и преступлениях.234) Из обвинительной речи Цицерона мы узнаем, что перед насилиями Писона не могли устоять ни одна область, ни один город в Греции и Македонии. Даже сами Афины, которые всегда пользовались привилегированным положением у римлян, Писоном «были растерзаны».235)

Цицерон во время своего изгнания долго жил в Диррахии, в «многолюдной» Фессалонике. Он мот видеть непосредственные результаты хозяйничанья наместника Писона в Македонии.236) По словам оратора, власть этого наместника причинила столько зла и бедствий провинции, что их даже невозможно перечесть. Были разорены и ограблены целые области и города. Жившие в гористых частях страны племена изгонялись со своих насиженных мест. Писон бесстыдно брал взятки, не гнушался убийствами частных лиц, общественных деятелей, за деньги делал для друзей и врагов все, что они только хотели. Важное значение имеет указание Цицерона о том, что в Македонии Писон грабил население, накладывал на него большие налоги, похищал рабов, угонял окот, забирал хлеб. В течение трех лет его наместничества (с 57 г. до середины 55 г.) он был полновластным хозяином провинции и единственным распределителем хлебных запасов.237) [354]

Как обвинение Цезарем Долабеллы, так и выступление Цицерона против Писона носили политическую окраску. О. В. Кудрявцев правильно указывает, что римский оратор в своих выступлениях руководствовался отчасти личными, отчасти узкофракционными побуждениями.238) Клодий и Писон были политическими противниками Цицерона. Кроме того, как наместник Македонии, Писон преследовал всадников, с которыми был связан Цицерон. Все это, конечно, придает речам Цицерона известную субъективность. Тем не менее у нас нет никаких оснований сомневаться в правдивости приведенных им основных фактов ограбления македонской провинции при наместничестве Писона.

Римское владычество принесло Македонии бремя тяжелых налогов. Хотя податное обложение было однообразным во всех провинциях, в отдельных из них имелись и местные особенности. К таким провинциям относится и Македония, в которой, кроме общеимперских налогов, большую роль играли всякого рода литургии.239) Как и все провинции, Македония платила поземельный налог (tributum soli) или подушный (tributum capitis) с безземельных жителей. Подушная падать в Македонии удостоверяется надписью из Беройи о том, что Попилий Пифон в бытность свою верховным жрецом заплатил за всю провинцию подушную подать.240)

В Македонии подушная подать составляла определенную денежную сумму в 600 тыс. динариев. На каждую общину [355]


Рис. 28. Автономные провинциальные монеты.
[356]

определялась точная сумма. Общины сами производили раскладку выпавшей на их долю суммы между своими жителями.241) Для определения платежеспособности населения в Македонии проводились, по отдельным общинам, цензы и переписи имущества. С Августа такие переписи стали проводиться в масштабе всей империи. Кроме подушной подати, население Македонии платило всякие общегосударственные и косвенные налоги и было обязано всевозможными повинностями (munera). Надпись из Гераклеи в Линкестиде содержит отрывок указа о привлечении средств населения на расходы по прокладке дорог: «...а владельцы земель (не местные жители, а приобретавшие землю в Линкестиде) пусть будут обязаны повинностями (литургиями), только падающими на (их владение); а каким способом мостить дороги, я разъяснил в общем указе. Приказываю, чтобы и антаны вместе с вами участвовали в расходах, внося треть: взнос должен быть сделан теми антанами, которые проживают в Македонии».242) Характерно, что по этому указу повинности несет, наряду с местным населением, также и пришлое, может быть, не проживающее даже в провинции.

Поземельная подать равнялась обычно одной десятой части с дохода; в некоторых случаях она достигала пятой части или понижалась до двадцатой части. Позднее Марк Аврелий (160—181 гг. н. э.) обратил этот поземельный налог в простую дань. Кроме поземельной подати, платили налог со скота, различные пошлины за ввозимый и вывозимый товар и даже за перевоз имущества из одной провинции в другую. Римские таможенные пошлины выражались в 5% стоимости товара, но часто они доходили до 100%.243)

С провинциалов взимались, помимо основных налогов, громадные суммы на содержание римской провинциальной администрации. Провинциальные общины должны были снабжать римских должностных лиц и солдат квартирой, дровами, фуражом и другими предметами. Наместник по своему усмотрению имел право требовать от подвластного населения деньги, кожу, полотно, корабли, хлеб и рабов.244) Это было настолько тяжело для населения, что Македония добилась при Тиберии перехода из подчинения сената в подчинение императора. Перемена, однако, не повлекла за собой формального изменения податного режима, о чем не говорит и Тацит.245) Особенно тяжела была для Македонии имперская почтовая повинность, о чем упоминается в эдикте Клавдия.246) [357]


Рис. 28а. Автономные провинциальные монеты.

Тяжелым бичом для провинции были наводнившие их римские откупщики податей. Государство сдавало в провинциях на откуп все косвенные налоги (Vectigalia). Вместе с развитием Римского государства получала все большее развитие и система откупов, а вместе с тем выдвигались как особое сословие откупщики (equites romani).247) Откуп податей приводил к огромным злоупотреблениям и недовольству населения.

Жители Македонии обязаны были также поставлять вспомогательные отряды для римских войск. Эта обязанность тяжелым бременем ложилась на плечи провинциалов. Ни одна значительная война на Востоке или Западе не велась без участия провинциалов. Но такая тяжелая повинность не обеспечивала безопасности самих македонян.248) [358]

Македония давала большое количество рекрутов, особенно для императорской гвардии. По свидетельству Цезаря, в войске Помпея из 9 римских легионов один состоял из македонян. Из Македонии же было 200 всадников под начальством Расциполиса, известного своим мужеством.249) В императорские войска Македония поставляла своих воинов до конца античности.

К значительному ухудшению положения провинциалов привели гражданские войны, часто вспыхивавшие на территории провинций. Особенно сильно в эпоху гражданских войн пострадала Македония.

Во время борьбы Митридата с Римом понтийский царь пытался в антиримскую коалицию включить не только Азию, но и Балканский полуостров. Он имел намерение двинуться на Запад через Фракию, Македонию и Паннонию, увлечь за собой в качестве союзников скифов, сарматов, галлов и лавиной ринуться на Италию.250)

Македония была завоевана наместниками Митридата. Его сын Ариарат вторгся из Фракии в малозащищенную македонскую страну и разделил ее на понтийские сатрапии. Абдеры и Филиппы стали главными военными базами понтийцев в Европе.251) Понтийский флот под предводительством лучшего из: полководцев Митридата Архелая появился в Эгейском море; против него выступил римский легат в Македонии Бруттий Сура. В первый год митридатовой войны Митридат овладел+ всей М. Азией, Грецией и значительной частью Македонии.252) С этого времени вплоть до заключения Дарданского договора в 84 г., в силу которого восстанавливались прежние владения римлян на Востоке, Македония стала ареной борьбы и политических махинаций между Римом и понтийцами, с одной стороны, римскими демократами и аристократами, с другой.253) Когда Сулла победил Митридата при Орхомене, римляне снова беспрепятственно вступили в Македонию и Фракию.254) Там Сулла восстанавливал римские порядки.255) Поскольку македонская провинция находилась в его руках, она оставалась единственным убежищем для побежденной олигархии во время борьбы Мария и Суллы. Сюда бежали жены и дети Суллы, [359] едва спасшиеся от смерти, а также сенаторы, бежавшие от марианцев.256)

В Македонии, как в Испании, трансальпийской Галлии, римляне содержали значительные постоянные армии. Так, в 71 г. во время восстания Спартака в Македонии находилась армия Марка Лукулла, которую, совместно с армией Помпея из Ближней Испании, Красс потребовал на помощь против восставших.257)

Македония, как и ряд других римских провинций, явилась также театром военных действий во время войны между Помпеем и Цезарем. На ее территории шли крупные бои. В Фессалии и Македонии были расположены войска Помпея. Македония стала главным сборным пунктом противников Цезаря. Здесь находился сам Помпеи и беглецы из Брундизиума и других мест Италии. Сюда прибыли из Сицилии Марк Катон, из Массалии Домиций, из Испании Афраний и Варрон с множеством офицеров и солдат.258) В Фессалонике заседал сенат. В Беройе находился военный лагерь, куда собирались военные силы всего Востока.259) Помпей имел намерение опереться на помощь Египта, Передней Азии, балканских стран и из Македонии осуществить свое нападение на Италию.260) Характерно, что Помпей в борьбе с Цезарем нашел себе много сторонников в греческих и македонских городах, о чем свидетельствует тот факт, что из числа их населения комплектовались Помпеем вспомогательные войска,261) Аппиан в числе союзников Помпея называет вспомогательные войска из Ионии, Македонии, Пелопоннеса, Беотии, Крита, Фракии.262) Марк Брут, находясь в Македонии, «выражал одобрение македонянам, среди них он набрал два легиона и обучил их военному делу по италийскому образцу».263) Это свидетельствует о популярности Помпея в Греции после борьбы с Митридатом. Поддержка значительной частью населения Греции и Македонии Помпея объяснялась тем, что оно надеялось с его помощью избавиться от публиканов и всадников, находившихся в тесной связи с партией популяров, представителем которой был Цезарь.

При таких неблагоприятных обстоятельствах, при господстве на море вражеского флота Цезарь пытался быстрее переправиться в Македонию, чтобы разрушить возникавшую [360] коалицию Помпея и предупредить возможность его нападения на Италию.

6 ноября 49 г. до н. э. Цезарь с шестью легионами переправился в Грецию, высадился у Орика и быстро повел свои войска к Диррахию. Узнав об этом, Помпеи вывел свои легионы из Македонии, «разрушая и сжигая все за собой». Цезарь вынужден был отступить от Диррахия к Аполлонию. Это было его поражением. Оно привело к тому, что вся страна склонилась на сторону Помпея, и Цезарю еще труднее стало перенести борьбу с побережья в глубь страны.264)

Соотношение борющихся сил изменила фарсальская битва. Капитуляция помпеянской армии предотвратила обычную жестокую расправу над побежденными. Осторожная политика Цезаря привлекла к нему симпатии вчерашних противников. Наказаны были только видные сторонники Помпея. Греческие города, в том числе Афины, получили от победителя прощение. В ряде городов, особенно азиатских, Цезарь уменьшил налоги и ограничил вымогательства публиканов.265) Тем не менее борьба Помпея с Цезарем на Балканах принесла Македонии опустошения и разрушения. Прошло несколько лет, и Македония снова стала ареной борьбы между республиканцами и триумвирами.

Республиканцы Брут и Кассий, покинув Италию в сентябре 44 г. до н. э., отправились на Балканы. Еще Цезарем им были даны провинции Македония и Сирия. Теперь они защищали свои права, нарушенные Антонием, а также намеревались создать против него сильную армию.266) Кассий уехал в Сирию, а Брут решил действовать в Македонии. Перед тем как отправиться туда, он задержался сначала в Афинах, где собирал деньги, вооружение и приверженцев. Он нашел их среди римской аристократической молодежи, обучавшейся в греческой столице. В их числе оказались молодой Гораций и сын Цицерона.267)

С небольшим войском и группой поклонников Брут отправился в Фессалонику, где наместник Македонии Квинт Гортензий, не имевший достаточных военных сил, вынужден был признать его своим преемником.268) Воспользовавшись этим. Брут послал своих солдат захватить оружейный склад в Димитриаде, оставшийся еще от Цезаря, и с помощью того же [361] Гортензия стал набирать среди многочисленных ветеранов Помпея, оставшихся после фарсальской битвы в Македонии и Фессалии, новый легион.269) Не смог сопротивляться Бруту и Публий Ватиний в Иллирии; к Бруту перешли два легиона иллирийцев. Гай Антоний, брат Марка Антония, которому предназначалась Македония, нашел ее уже занятой.270) Как говорит Аппиан, Гай Антоний начал из-за Македонии войну с Брутом;271) но войска его перешли к Бруту, а сам он сдался в плен. Уличенный в неоднократных попытках возмутить войска, Антоний был, по приказанию Брута, казнен.272)

Во время встречи Кассия и Брута в Смирне в начале 42 г. последний требовал спешного отбытия в Македонию, чтобы начать действовать против триумвиров. Македония снова оказалась местом военных действий.

В эти самые годы, когда между триумвирами продолжалась борьба за войско, в нее была втянута и Македония, т. к. основная масса войск сосредоточивалась в Галлии и Македонии. Для усиления своих позиций Антоний, пользуясь консульской властью, вызвал оттуда четыре легиона. Но они оказались ненадежными. Сохранив после своего оставления Македонии связи с легионами, Октавиан послал к ним специальных людей для пропаганды. Среди солдат появились прокламации (Βιβλία πολλά), направленные против Антония.273) Солдаты переходили от одной стороны к другой.

В 42 г. до н. э. гражданская война на македонской земле получила особенно широкий размах. Антоний решил идти в Македонию против Брута и Кассия с 12 легионами. Последние создали возле города Филипп два укрепленных лагеря. Брут и Кассий имели в своем распоряжении пангейские и серебряные рудники, связанные с морем, свободно подвозили припасы с Востока.274) Происшедшая между триумвирами и республиканцами битва при Филиппах являлась самой главной в гражданской войне 42 г. до н. э. Р. Ю. Виппер считает, что она была «одной из самых крупных войн древности вообще».275) Итог ее — победа Антония над Кассием и Брутом, поражение республиканцев.276) Но эта борьба за новый политический строй [362] в Риме не принесла Македонии никакого облегчения. Наоборот, большие финансовые объезды, которые совершали в 43—42 гг. до н. э. Брут и Кассий, истощали средства македонской провинции. Большое римское войско, расквартированное во многих македонских городах, жило за счет местного населения. Сами военные действия разоряли территорию провинции, уничтожали урожаи, нарушали нормальную жизнь. Но даже тогда, когда военные действия прекращались, положение провинции не улучшалось. По Брундизийскому соглашению 40 г. до н. э. во время дележа триумвирами Римского государства Македония, как и другие восточные провинции, отошла к Антонию. В ней оставались римские военные силы, и беззастенчивое ее ограбление продолжалось.

Междоусобная война, разорившая Македонию, сделала ее особенно уязвимой для нападения опасных соседних племен, особенно живших на нижнем Дунае.

Еще в начале I в. до н. э. с исключительной настойчивостью совершали свои набеги соседи Македонии на севере и востоке. В течение 90 и 89 гг. до н. э. и позднее неоднократно нападали на македонскую землю фракийцы.277) Эти нападения были следствием борьбы римлян против фракийских племен в тех местах. С территории Македонии римляне напали на скардисков, которые, в свою очередь, вместе с медами стали делать серьезные нашествия туда и в Иллирию.278)

Опасными соседями стали гетские племена, объединенные позднее Биребистой и распространившие свое влияние за Дунай. Римляне стремились уничтожить власть Биребиста. Для похода против него важную роль снова должна была сыграть Македония.279) Римляне и позднее продолжали бороться против, гетов, бастарнов и других племен, держали в Македонии большие военные силы, хотя провинция и считалась сенатской. Все это сильно ухудшало положение ее жителей.

Македонская провинция в эпоху республики может служить ярким свидетельством того необузданного ограбления и разрушения производительных сил провинций в республиканское время.

Управление македонской провинцией римской администрацией, по существу, было таким же, как в других провинциях, хотя в частностях оно имело свою специфику. Об этой специфике и следует вести речь.

В науке существует общераспространенное мнение, что конституция Эмилия Павла, давшая свободу македонянам, действовала продолжительное время и оставалась неизменной [363] и в силе и после 148 г., когда Македония стала провинцией. Так, Б. Низе утверждал, что законы Эмилия Павла оставалась неизменными и после превращения Македонии в провинцию, они, может быть, регулировали устройство городов и их территорий, основных административных ячеек Македонии, от времен Эмилия Павла до конца античности.280) Такое Мнение поддерживает и Ларсен.281) Их утверждения основаны на известии Ливия о том, что законы, которые Эмилий Павел дал Македонии, были так хороши, что удерживались на протяжении всего республиканского времени.282) Но это не соответствует действительности. На самом деле тень независимости существовала недолго, конституция Эмилия Павла не оказалась продолжительной. К сожалению, в источниках нет никаких отдельных указаний о том, какие конкретные перемены претерпевало устройство Македонии при организации провинции. Нам известно, что, потеряв свободу, Македония еще в 148 г. получила римского наместника с целым штатом и римское войско. Многочисленный административный персонал делал ненужным функционирование центральных македонских властей. Македония стала главной базой военных операций на Балканах и в Передней Азии. Пребывание римских легионов и непрерывные военные действия на ее территории ощутимо увеличивали бремя и неволю угнетенного населения.

У нас нет доказательств того, что в стране после 148 г. существовали синедрионы. Маловероятно, чтобы синедрион койнона, о котором упоминается в императорскую эпоху, происходил от синедрионов 148 г. Если и сохранилось в эпоху империи разделение на четыре области, то они могли обозначать только юридические округа, так как македонская провинция была значительно больше, чем Македония 167 г., и мериды составляли часть ее территории.

Новые данные об административном управлении македонской провинции во II—IV вв. н. э. дают нам эпиграфические памятники, в частности солунские надписи. Они указывают на широкое использование в Македонии греческих форм правления, которые Рим сумел подчинить своей администрации. В надгробных надписях перед нами выступают консулы, проконсулы и другие магистраты, носящие чисто римский характер. То, что римская магистратура была в Македонии значительна, свидетельствует тот факт, что число встречающихся в этих надписях магистратов очень велико. Некоторые из них не были засвидетельствованы раньше ни в литературных, ни в эпиграфических памятниках.283) [364]

Эпиграфические данные подтверждают сведения по другим провинциям и о том, что и в Македонии римляне при проведении своей политики опирались на македонскую провинциальную знать. Надписи из Эдессы, особенно из Битоли, относящиеся к I и II вв. н. э., неопровержимо доказывают связь этой знати с представителями Рима.284) В частности, надпись из Битоли на двух камнях, относящаяся к 97 г. н. э., представляет собой декрет собрания дериопов. Декрет санкционирует общественный праздник, установленный завещанием богатого гражданина по имени М. Беттия Филона в честь его римского патрона Беттия Волана,285) из чего надо сделать вывод о зависимости местных богачей от своих покровителей в Риме. Об этом говорят также поднесение даров, разного рода чествования, поздравления и петиции не только непосредственным покровителям, но даже самому императору.286)

В своей политике лавирования императорская власть опиралась в провинции на надежных людей, которые имели крепкие экономические позиции и большой политический вес в деревнях и особенно в македонских городах.


225) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XV, стр. 605-606.

226) Plut. Caes, 4. 1; Suet. Jul., 4.

227) См. Цезарь. Записки о междоусобной войне. 1899, стр. 4.

228) В. М. Смирин. Диктатура Суллы (классовая сущность и историческая роль), М., 1955, стр. 352.

229) Сic. Brut., 317; С. А. Жебелев. Ахаика. 1903, стр. 30.

230) См. Г. Буасье. Цицерон и его друзья. М., 1914, стр. 175-176.

231) Цицерон. Письма, т. I, п. VI, § 3, стр. 151.

232) Cic. Orr., XXXVII.40.

233) См. Цицерон. Речи о консульских провинциях в сб. Известия историко-филологического ин-та. Безбородко в Нежине. Киев, 1879, III, стр. 4.

234) Сiс., II.4. Omnia demestica atque urbana mitto: quae tanta sunt, ut numquam Hannibal huic urbi tantum mali optarit, quantum illi effererint: ad ipsas venio provincias: qinrum Macedonia, qnae erat antea munita pkuimorum imperatonim non turribus, sed tropaeis, quae multis victoriis erat iam diu triumphisque pacata, sic a barbaris, quibus est propter avaritiam pax erepta, vexatur, ut Thessalonicenses positi in gremio imperii nostri relinquere oppidum et arcem munire cogantur, ut via illa nostra, quae per Macedoniam est usque ad Hellespontum militaris non solum excursionibus barbarorum sit infesti, sed etiam Castris Thraeciis distincta ac notata.

235) Сic. in Pis., 37, 91, 40, 96. {цифры точно по книге — HF}

236) Цицерон. Письма, т. 1, л. LXXXII, § 3, стр. 183.

237) Cic. in Pis., 34-30. В своей речи против Писона Цицерон говорил: „Верить ли, что я не смог проследить достаточно того зла и бедствий, которые твоя власть причинила провинции? Мы постигли те преступления, которые ты совершил сразу же, как только прибыл в провинцию. Тогда ты получил деньги (взятки) от жителей Диррахиума, за что погубил их хозяина Платора, и остановился в доме его, чью кровь пролил. Ты получил от него музыкантов, рабов и другие дары. В Фессалонике ты тоже убил своего хозяина. К убийству Платора ты прибавил убийство его друга Плеврота, несмотря на его преклонный возраст. Ты погубил послов из племен бесов, которым обещал большую помощь и подкрепление пехотой и конницей. Депселетам, которые были послушны римской власти и защитили Македонию во время варварского восстания при преторе Гае Сенции (89 г. до н. э.), ты объявил преступную и жестокую войну и из тех, которых мог использовать как верных союзников, сделал самых жестоких неприятелей. Те, которые были постоянными защитниками Македонии, стали ее опустошителями и грабителями. Ты их возбудил собиранием налогов, взятием городов, опустошением полей, брал в плен наших союзников, похищал рабов и угонял скот. Жители Фессалоники, опасаясь за город, были вынуждены поселиться в крепости. Ты ограбил святилище Юпитера (Ζβελσουρδοβ), — старый варварский культ.

Бессмертные боги покарали наших воинов за искупление твоих преступлений. Нисколько не сомневаюсь, что нарушение гостеприимства, убийство послов — все это лишь небольшое число твоих преступлений и жестокостей.

Нужно ли сейчас полностью истолковать твое корыстолюбие, которое играло такую большую роль в твоих многочисленных преступлениях? Я еще напомню некоторые факты, которые всем известны. Не оставил ли ты в Риме счет, как цену за мою голову, 18 мил. сестерций... По какой цене ты собрал хлеб, или тебе дали добровольно, или ты забирал под страхом, насильно? Это почувствовали одинаково почти все в провинциях, а особенно тяжело боттиэи, византийцы, херсонесцы и жители Фессалоники.

В продолжение трех лет ты был единственным хозяином, единственным ценителем, единственным продавцом всего хлеба в провинции".

238) О. В. Кудрявцев, указ. соч., стр. 325.

239) Там же, стр. 328.

240) М. И. Ростовцев, указ. соч., стр. 166-168.

241) И. В. Ηетушил, указ. соч., стр. 493.

242) ВСН XXI, 161-64; см. А. Ранович, указ. соч., стр. (236), 227.

243) П. Виллемс, указ. соч., стр. 39, 43.

244) Моммзен, т. II, 1937, стр. 361.

245) Тас. Ann., I.76.

246) См. Моммзен, т. V, стр. 237.

247) Ю. Кулаковский. Организация разработки рудников в Римской империи. Стр. 442.

248) Б. Ηизе, указ. соч., стр. 282.

249) Ю. Цезарь. Записки о междоусобной войне, IV.3.

250) Т. Μоммзен. История Рима, т. III, 1941, стр. 110.

251) Т. Моммзен. История Рима, т. II, 1937, стр. 270.

+ в книге «владел» — HF.

252) С. Жебелев. Из истории Афин 229—31 гг. до Р. X. СПБ, 1898, стр. 240.

253) Р. Виппер. Очерки истории Римской империи. 1923, стр. 113-114.

254) Т. Моммзен. История Рима, т. II, стр. 276.

255) Там же, т. II, стр. 217, 281.

256) Т. Моммзен, указ. соч., стр. 281, 297.

257) Там же, стр. 74.

258) Там же, стр. 334.

259) Б. Низе. Очерк римской истории, стр. 294.

260) Т. Моммзен, т. III, стр. 932.

261) Caes. Bell. civ., III.4.2.

262) App. Bell. civ., II.49.

263) Там же, II.52, 55, 60, 79.

264) Т. Μоммзен, т. III, стр. 347.

265) П. В. Лазаренко. Восточная политика Юлия Цезаря. М., 1950, стр. 8-9 (автореферат).

266) При содействии Антония сенат издал постановление, по которому Антоний получил Македонию, а Долабелла Сирию. На эти провинции тогда обращалось особое внимание, т. к. в них находились войска, собранные Цезарем для парфянского похода. См. Η. Α. Μашкин. Принципат Августа. 1949, стр. 133.

267) Plut. Brut., 24.

268) Г. Ферреро. Величие и падение Рима. т. III, 1916, стр. 136.

269) Plut. Brut., 25; см. Cic. Phil., X.VI.13.

270) Б. Низе. Очерк римской истории. 1899, стр. 313-314.

271) App. Bell. civ., III.79.

272) Plut. Brut., 28; Dio Cass., 47.24.

273) Р. Ю. Виппер. Очерк истории Римской империи. 1923, стр. 316-317. Η. Α. Μашкин. Принципат Августа. 1948, стр. 148.

274) P. Ю. Виппер, указ. соч., стр. 326-327; 208-209.

275) Там же.

276) Две битвы при городе Филиппах на Эгнациевой дороге в Македонии получили довольно подробное описание у Плутарха (Plut. Brut., 40, сл.), менее подробное ν Аппиана (Bell. civ., IV.108, сл.) и небрежное изложение у Диона (XLVII, 42, сл.). Во всех описаниях имеется много пробелов и неясных моментов.

277) Т. Моммзен. История Рима, т. II, 1937, стр. 270-271.

278) Strab., VII.318-327.

279) П. Лазаренко. Восточная политика Юлия Цезаря. Автореферат, 1950, стр. 12.

280) В. Niese., III, S. 335.

281) Larsen, Указ. соч., стр. 303.

282) Liv., XLV.32.7; Just., XXXIII.2.

283) Η. И. Новосадский. Неизданные македонские надписи. 1928. стр. 90.

284) Важность этих интереснейших эпиграфических памятников для знакомства с положением Македонии под римским владычеством отметил еще П. А. Сырку. См. ЖМНП, 1880, июнь, стр. 423.

285) В списках высшей римской администрации есть два лица с этим именем, одно консула около 67 г. н. э. при Веспасиане, затем получившего проконсульство в Азии; другое — сына предыдущего консула в 111 г. при Траяне. См. Записки императорского русского археологического общества, т. II, СПБ, 1887, стр. 112.

286) П. Турцевич. Обращение к императору провинциальных сеймов, городских и других обществ в первые три века Римской империи. Известия историко-филологического ин-та князя Безбородко в Нежине, т. XVIII, 1900, стр. 10-11, 18, 22, 29.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. С. Шофман.
История античной Македонии

Глеб Благовещенский.
Юлий Цезарь

Дж. Пендлбери.
Археология Крита

Карл Блеген.
Троя и троянцы. Боги и герои города-призрака
e-mail: historylib@yandex.ru
X