Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. С. Шофман.   История античной Македонии

§ 3. Социально-экономические изменения в Македонии в конце V в. до н. э.

Во второй период Пелопоннесской войны изменились соотношения сил борющихся сторон. Сицилийская катастрофа, декелейская блокада Афин, расстройство их хозяйства вследствие бегства 20 тыс. афинских рабов к неприятелю поставили афинское государство в исключительно тяжелое положение. Спарта при помощи Персии стремилась сокрушить афинский морской союз и поставить своего противника на колени. Театр военных действий на этом завершающем этапе войны был сравнительно далеко от македонских границ и менее, чем раньше, затрагивал интересы Македонии. Это дало возможность македонским руководителям больше внимания уделять внутреннему положению страны, укреплять ее социально-экономические устои. Такое направление внутренней политики нашло отражение в источниках. Если в первый период войны источники подробно излагают внешние взаимоотношения македонского царства с греческим миром, то во второй период этой войны они подробно показывают не только взаимоотношения Македонии с греческими государствами, но и раскрывают те внутренние социально-экономические изменения, которые происходили в стране. Для Македонии это время характеризуется усилением городской жизни, развитием торговли и военного дела.138)

Уже в самом начале своей деятельности Архелай (413—399 гг.) стал осмотрительно осуществлять политику, направленную [146] на обеспечение безопасности страны и установление внутреннего порядка в ней. С целью обезопасить страну от неприятельских нападений с нагорной и морской сторон Архелай принял ряд мер для сооружения городов, стены которых вполне могли бы служить защитой от вражеских вторжений.139)

В коротком сообщении о деятельности Архелая Фукидид ставит его наравне с наиболее выдающимися правителями и считает, что он сделал для страны больше, чем все предыдущие цари.140) Архелай построил большинство существующих укреплений в стране, проложил прямые дороги, соединявшие отдаленные места страны, улучшил состояние войска, обеспечив его людьми, тяжелым вооружением и всем остальным, что необходимо было для военных нужд.

Таким образом, Фукидид изображает Архелая как довольно видного реформатора, по стопам которого впоследствии, несомненно, шел Филипп II. Но из слов Фукидида нельзя сделать заключение о том, что Архелай сумел создать регулярную пехоту, которая являлась важным фактором против усиливавшейся власти аристократии. Между тем, Гейер, несмотря на сомнительность анаксименовских фрагментов, уверенно говорит о том, что основное в реформе войск при Архелае — это создание тяжеловооруженной пехоты. Он считает, что реформа имела определенное политическое значение: она была демократической. По этой реформе крестьянство уравнивалось в правах со знатью, а политические права знати переходили к «собранию войска».141) Как это доказал С. И. Ковалев, источник, по которому в свое время Келлер, а потом Гейер пытались слишком широко толковать военные реформы Архелая, малонадежный и не раскрывает истинного положения вещей.142) Для создания регулярной пехоты еще не было достаточных экономических условий, хотя первые шаги в этом направлении безусловно были сделаны. Фукидид же, говоря о военных реформах Архелая, обращает внимание на улучшение конницы, военного вооружения и некоторые другие нововведения, которые, однако, еще не имели принципиального характера в деле создания пехоты.143) Остальные мероприятия, проведенные в Македонии в эпоху Архелая, не вызывают сомнения. Известно, что македоняне жили до эпохи Архелая в небольших и сравнительно малоустроенных городах. Вторжение Ситалка с превосходящими численностью войсками во [147]


Рис. 27. Монеты Архелая.
{В книге - рис. 24}

времена правления Пердикки заставило македонян остро почувствовать опасное положение своей страны, плохо укрепленной и почти не имевшей выхода к морю. Во время нападения македоняне были вынуждены бросать свое имущество и укрываться в лесах и болотах. Усиление укреплений и военных ополчений свидетельствовало, во-первых, о постоянной [148] угрозе со стороны неприятеля, во-вторых, об опасном положении внутри страны.

В существовавших тогда условиях постоянной угрозы со стороны соседей сооружение укреплений и организация военного дела были важнее всех остальных мероприятий. Что касается «прямых дорог», о которых упоминает Фукидид, то они, помимо военных целей, содействовали развитию торговли, улучшению сельского хозяйства и управления.144)

Реформы Архелая немало способствовали консолидации Македонии и оживлению торговых сношений, связанных с дальнейшим развитием денежного хозяйства.

На широко развитую торговлю в это время указывают, во-первых, дошедшие до нас медные монеты, во-вторых, изменение типа македонских монет. С одной стороны, в правление Архелая количество монет значительно увеличилось; среди них впервые появляются бронзовые монеты,145) с другой стороны, изменение типа македонских монет приводит к превращению старого абдерско-«финикийского» типа в так называемый персидский, который является связующим звеном в торговле между Македонией, Абдерой, Маронеей и другими городами, также принявшими в конце пятого столетия персидский тип монет. С этим, вероятно, была связана некоторая денежная реформа, о которой мы ничего существенного не знаем. Можно предположить, что речь шла об уменьшении веса статера с 230—220 г до 170, что собственно означало переход от старого финикийского типа монет к лидийско-персидскому типу.146)

Не исключена вероятность, что денежная реформа Архелая была непосредственно связана с аналогичными реформами соседних, городов, с которыми Македония имела торговые связи.147)

Для проведения в жизнь всех этих мероприятий требовались большие деньги, приобретение которых для Македонии, как страны земледельческой и сравнительно отсталой, было связано с трудностями. Д. Канацулис предполагает, что доходы македонской казны пополнялись налогами с крестьян, купцов, предпринимателей, городов и т. д. Увеличились денежные сборы и после захвата Пидны ввиду довольно широкой продажи строительного материала за пределы Македонии. Довольно значительными были доходы, собираемые с царской земли, с бесконечных македонских лесов, с золотых [149] приисков.148) Мероприятия, предпринятые Архелаем, имели своей целью сохранение безопасности страны и ее централизацию. Архелай находил средства избегать военных столкновений и сохранять мир, если не считать восстания в македонском порту Пидне, поддержанного афинянами, которое Архелай быстро подавил.

С Афинами, ослабленными после сицилийской катастрофы и не представлявшими опасности для Македонии, Архелай поддерживал добрососедские отношения, в первую очередь выразившиеся в организации торговли между обеими странами. Из Македонии афиняне получали продукты животноводства, земледелия, металлы и смолу. Особенно широко вывозился корабельно-строительной материал в Афины и на остров Самос, где находилось афинское войско.

Крушение сицилийской экспедиции и гибель флота вызвали большую потребность в стройматериалам. Архелай в связи с этим отпускал афинянам большое количество леса.149) За все это афиняне оказывали Македонии некоторые услуги. Когда в 410 году Пидна отпала от Македонии, Архелай с помощью афинского стратега Фермона осадил город.150) До нас дошло одно решение афинского народного собрания, в котором высказывается благодарность Архелаю за его заслуги перед Афинами и присваивается ему и наследникам его титул «проксен».151)

Во взаимоотношениях между Македонией и Грецией большую роль играла граничившая с ними Фессалия. Македонские цари, желавшие обеспечить свои южные границы и стремившиеся к политическому влиянию в Элладе, хотели в первую очередь подчинить себе Фессалию.152) С другой стороны, [150] Спарта, претендовавшая на гегемонию в Греции, не хотела оставить Фессалию вне сферы своего влияния. Через Фессалию она могла оживить сношения с городами Фракийского побережья и усилить свои позиции на море. Но этим стремлениям Спарты противодействовала Македония. Архелай уже вмешивался во внутренние дела фессалийских городов. Он восстановил в Ларисе власть крайних олигархов и взял заложников. Захват Архелаем города Ларисы и присоединение его к Македонии имели большое значение для последней, так как Лариса играла в македонской внешней и внутренней политике важную стратегическую, экономическую и политическую роль. В городе был установлен военный гарнизон и контроль македонских военных властей; область Перебия присоединена к Македонии.

Вероятно, Архелай вынашивал на будущее широкие планы и поэтому искал связи с Фессалией и вообще с северной Грецией.

В сущности Спарта боялась усиления Македонии, которая стремилась к эгейскому берегу, к расширению своей территории. По этой причине Спарта не могла спокойно смотреть на усиление влияния Архелая в Фессалии. Она тайно держала войска в этой области, установила союз с Ликофроном и готовила войну с Архелаем. Для пресечения дальнейшего распространения македонского влияния в фессалийских землях спартанцы заняли крепость Ираклию, находившуюся около Фермопил и имевшую исключительное стратегическое значение. Несколько позже был введен гарнизон и в Фарсал, т. е. Спарта принимала меры на случай войны с Македонией. Но дело до войны не дошло; даже смертью Архелая Спарта не воспользовалась и не пошла на Македонию. События в Персидской монархии, поставили перед Спартой новые задачи. Ей оставалось ограничиться только удержанием Фарсала под своим контролем и не допускать проникновения Македонии в глубь Греции.153)

Продолжая политику своего предшественника, Архелай старался опереться на (более старую и сильную греческую культуру. С этой целью он приглашал в Македонию самых образованных людей Греции: архитекторов, музыкантов, писателей и поэтов, врачей, философов, историков и военных специалистов. Нам известно, что среди них были Еврипид, Агафон и Зевксис, эпический поэт Хорил, кифарист Тимофей, [151] историк Фукидид и другие.154)Архелаем был приглашен и Сократ, но, согласно указаниям Аристотеля, он отказался ради своих сограждан от приглашения. Не согласился жить при македонском дворе и ученик Сократа Платон, хотя находился с Архелаем в дружеских отношениях.

Подражая греческим тиранам, Архелай по отношению к представителям науки и искусства играл роль мецената.155) Греческие архитекторы построили Архелаю величественный дворец и многие здания в других областях Македонии. Художник Зевксис, находившийся при македонском дворе, создал великолепные произведения, украшавшие резиденцию македонского правителя и привлекавшие в столицу Македонии много иностранцев. Сын знаменитого Гиппократа долгое время был в Македонии царским врачом. Особое значение Архелай придавал переезду в его столицу Еврипида.156)

Престарелый Еврипид писал в Македонии свои предсмертные трагедии: «Архелай», в которой прославлялся мифический предок покровителя автора; «Вакханки», в которой изображался местный культ Диониса, и «Ифигения в Авлиде» на сюжет, заимствованный из киклической поэмы [152] «Киприя», но содержавшую в себе ряд интереснейших моментов по истории Греции V века.

Как справедливо предполагает Керст, изображение идеального монарха в драме «Архелай» соответствовало философским теориям того времени.157) Трагедия эта имела без сомнения дидактическую и пропагандистскую цель. Она должна была связать мифические греческие сказания с задачами текущего момента. Греческие идеалы будущего связывались с македонской монархией, и это было высказано в первую очередь в литературе.

Архелай пытался всячески поддерживать эти тенденции. Он устраивал пифийские и олимпийские игры с жертвоприношениями, музыкальными состязаниями и драматическими представлениями, посвящая их музам.158) Эти представления продолжались девять дней, соответственно числу девяти муз, в осеннее время, когда заканчивались олимпийские игры греков. Местом для празднования Архелай избрал город Дион в Пиерии, расположенный в той части Македонии, которая, по греческой мифологии, являлась местом рождения и пребывания муз.159) Архелай не мог не видеть, что, покровительствуя греческой культуре, особенно в эпоху упадка греческой общественно-политической жизни, он связывает свою страну с Грецией не только культурными, но и экономическими нитями. В этих же интересах стремились насаждать эллинскую образованность также и соседние с Македонией области. Так, царь молосов в Эпире — Тарипс — со времени Пелопоннесской войны начал внедрять у себя греческую культуру и связывать свой род с Ахиллесом. Царьки мелких областей горной Македонии, находившиеся под верховной властью македонского царя, не хотели отставать от последнего. Царь линкестов Аррабей, современник Пердикки и Архелая, производил свой род от коринфских бакхиадов и считал Геракла своим родоначальником.160) Оресты считали своим предком Ореста, сына Агамемнона, основателя Аргоса в Орестиде. Кацаров высказывает предположение, что такая тенденция охватила в то время и Пеонию.161)

Таким образом, изучая историю Македонии эпохи Пердикки и Архелая, устанавливаем, что во второй половине V века происходит дальнейшее развитие социально-экономического [153] и общественно-политического строя македонских племен. В это время развитие земледельческого и скотоводческого хозяйства сопровождается ростом денежного хозяйства, расширением товарного производства, возникновением новых городов. Последние являются не только центрами административного управления, но и центрами торговли и ремесла. О более широких размерах торговых связей Македонии во второй половине V века по сравнению с первой половиной V века свидетельствуют торговые отношения македонян с Одрисским государством, халкидскими городами, Фессалией и особенно с Афинами. Во второй половине Пелопоннесской войны Афины получали из Македонии корабельный лес.

Дальнейший подъем производительных сил у нижнемакедонских племен привел к изменению производственных отношений, к глубокому социальному расслоению, усиливавшему процесс классообразования. Все это говорит о том, что во второй половине V века Нижняя Македония уже переросла родоплеменное объединение и шла по пути образования государственной организации. К концу V века эта организация уже в основном сложилась, не охватив, однако, еще всей страны.162) Такая организация на первых порах не могла быть прочной. Царская власть еще не была полностью орудием господства одного класса над другим. Эта власть еще опиралась на военную дружину. Регулярная армия отсутствовала. Не было организованной пехоты, а легкая пехота, которой Македония располагала, была плохо вооружена и недостаточно дисциплинирована. Конница считалась основной и главной военной единицей, и обладала высокими боевыми качествами.163) Конница, однако, без помощи организованной тактической пехоты не смогла выполнять сложные стратегические и тактические задачи.

Фукидид рассказывает, что во время нашествия фракийцев на Македонию македоняне не могли противопоставить им пехоту. Они действовали конницей, в то время как пехота отсиживалась в укрепленных местах.164) В отличие от государства одрисов, в армии которого большую часть составляла пехота и лишь около третьей части — конница, Пердикка [154] предводительствовал только конными воинами македонян.165) Когда он предпринял совместный поход с Брасидом против царя линкестов Аррабея, то, как указывает Фукидид, ему удалось повести за собой войска «из подвластных ему македонян и из эллинских гоплитов, живших в Македонии». Греческих гоплитов было около трех тысяч человек. «За ними следовала македонская и халкидская конница, почти тысяча воинов, и большая толпа варваров».166) Эта плохо организованная масса не представляла собою крепкого военного единства и во время сражения чрезвычайно легко поддавалась панике.167) Ксенофонт указывает, что в борьбе Дерда — элимейского царя — с Олинфом конница играла главную роль.168) Эти факты показывают, что македоняне не имели гоплитов. Правда, в одном месте Фукидид говорит о пехоте и гоплитах линкестов.169) В битве с Брасидом и Пердиккой линкесты использовали наряду с конницей также и пехоту. К сожалению, автор не говорит нам, чья эта пехота, — собственно линкестийская или каких-либо союзников линкестов. Вполне вероятно, что линкесты могли использовать военные силы враждебных Пердикке государств. К тому же при описании этого сражения Фукидид подчеркивает слабость военных сил линкестов, которых противник без особого труда обратил в бегство и многих перебил. Все остальные известия Фукидида не оставляют сомнения в том, что в Македонии гоплиты не играли почти никакой роли в военных действиях.

Только к концу V века, при Архелае, роль пехоты в македонском войске возрастает и уже в середине IV века она становится основной и решающей силой македонской фаланги. Преобладание в войсках македонян конницы свидетельствовало о живучести племенной дружины, состоявшей главным образом из отрядов конников.

Непрочность государственной организации Нижней Македонии выражалась также в активном стремлении македонских племен к децентрализации. Горномакедонские племена, будучи формально подчинены Нижней Македонии, фактически не только считали себя независимыми, но всячески старались своими и чужими силами разрушить возникшее единство нижнемакедонских племен. Во главе ряда македонских областей все еще остаются независимые и полузависимые цари; так, Орестида во время Пелопоннесской войны имела собственного царя Антиоха;170) царем линкестийцев [155] был Аррибей, или Аррабей.171) Фукидид указывает, что Пердикка больше всего желал подчинить своей власти царя линкестов Аррабея.172) Самостоятельными были и цари Элимейи.173)

Сохранившиеся отдельные фрагменты договора Пердикки с Афинами во время Пелопоннесской войны подтверждают положение о непрочности царской власти. Известно также, что при заключении договоров клятва с македонской стороны должна была даваться не одним царем, а несколькими лицами.174) Все это говорит о том, что македонскому парю и во внешней, и во внутренней политике приходилось считаться с большой оппозицией внутри страны, преодоление которой требовало тонкой дипломатической и политической изворотливости. Гейер, не понимая этого, модернизирует исторические события. В частности, деятельность Пердикки он определяет как новый политичесикй курс «зигзагов» и сравнивает Пердикку с великим курфюрстом, лавировавшим между империей и Людовиком XIV, Швецией и Польшей.175)

Стремление македонских племен, особенно Верхней Македонии к независимости, объективно ослаблявшее македонское государство, подогревалось соседями Македонии и греческими государствами. Этим объясняется, почему афиняне поддерживали горномакедонские племена в борьбе против Пердикки, почему вместе с ними боролся враг Пердикки Филипп.176) Это определило и поддержку Брасидом Аррабея, переход иллирийцев на сторону линкестов, а также выступление царя одрисов Ситалка против Пердикки, в защиту его племянника Аминты, сына Филиппа.177)

Наконец, слабость государственной власти в Нижней Македонии выражалась еще и в том, что отсутствовал сколько-нибудь прочный порядок престолонаследия. Поэтому в борьбе за престол участвовали оппозиционные царю элементы, стремившиеся использовать дворцовые смуты в борьбе против политической централизации страны, в чем им всячески помогали соседи Македонии, заинтересованные в ее [156] ослаблении. Это может быть подтверждено как фактом насильственного захвата власти Пердиикой, так особенно фактом гибели Архелая.178)

Архелай пал жертвой большого политического заговора, организованного консервативной оппозицией знати, стремившейся подорвать существующие порядки и вернуться к старым. Об этом свидетельствует разнузданная вакханалия во дворце и среди различных племен, которая установилась сразу после смерти царя и послужила причиной ослабления страны.179)

Эти «кровавые смуты» до известной степени были реакцией на централистические тенденции Архелая и не без успеха поддерживались соседями Македонии.180)


138) См. А.С. Шофман. Греко-македонские отношения конца V в. до н. э. Уч. зап. Казанского ун-та, т. 116, кн. 5, 1956.

139) Укрепленных мест до Архелая было мало. Крестьяне и пастухи жили обычно в селах, а не в городах (Thuc., II.100; см. Kalleris, указ. соч., стр. 6).

140) Thuc., II.100.

141) Geyer, указ. соч., стр. 90-91.

142) С. И. Ковалев, Македонская оппозиция в армии Александра, стр. 153, прим. 158-159.

143) Thuc., II.100; см. Канацулис, Архелай..., стр. 72-73.

144) Thuc., II.100.

145) На обычных монетах Архелая изображалась голова Геракла, указывающая на попытку воскресить старый культ теменидов. На бронзовых и некоторых серебряных монетах изображался волк, символизирующий союз с Аргосом, монеты которого были подобных типов.

146) Неаd, указ. соч., стр. 194.

147) Д. Канацулис, указ. соч., стр. 63.

148) Д. Канацулис, указ. соч., стр. 61-62.

149) Там же, стр. 7, 19, 20.

150) Diоd., XIII.49. Причины восстания против Македонии в Пидне источниками не выяснены. В литературе высказывается предположение, что город поднял восстание потому, что Архелай отнял у него право выпускать свои монеты, что означало унижение достоинства и суверенитета как автономного города (См. Канацулис, указ. соч., стр. 23). После захвата города Архелай удалил жителей его от приморской черты и принял меры к сохранению этого города как торгового порта, имевшего большое значение в развитии македонской торговли.

151) Dittenberger, Sylloge, I3, 104, от 411/410 г. до н. э., стр. 135. Заслуги Архелая выражались в том, что он снабжал афинян кораблестроительным лесом. Это решение афинского народного собрания свидетельствовало, с одной стороны, о потере прежней монополии афинян на лес в конце Пелопоннесской войны и об усилении могущества Македонии при Архелае, с другой.

152) В этой богатой области слабо была развита торговля, которая всецело зависела от чужеземных торговцев. Не прекращалась в ней политическая и социальная борьба. Во многих городах господствовала аристократия (например, алевады в Ларисе). Отдельные роды враждовали между собой. Пенесты держали в вечном страхе своих угнетателей. При таком состоянии Фессалия не могла противостоять внешнему нашествию.

153) Канадулис, указ. соч., стр. 57.

154) О посещении Македонии группой поэтов, возглавляемой комиком Платоном, трагиком Агафоном, эпиком Хорилом и историком Фукидидом упоминается в диалоге Праксифана «Об истории». (См. Канадулис, стр. 92.) В связи с тем, что в других источниках об этом событии ничего не сообщается, многие ученые считали сомнительным сам факт пребывания Фукидида у царя Архелая. Но с этим согласиться нельзя. Глубокое знание Фукидидом македонских дел, обнаруженное в его истории, говорит о том, что он имел хорошее представление о Македонии и ее устройстве. Будучи в долговременной ссылке во Фракии, Фукидид работал над своим сочинением и посетил для накопления материалов и фактов ряд мест на севере. Из комедии Стратида «Павсаний в Македонии», поставленной в афинском театре после 400 г. до н. э., мы узнаем, что Македонию посетил и жил в ней афинский поэт Павсаний из Керамен. (См. Канацулис, указ. соч., стр. 93-97).

155) Сам царь Архелай был человеком без всякого образования, суеверным, жестоким и развратным. Рассказывают, что во время затмения солнца он закрылся во дворце и остриг своего сына, как в дни большого несчастья. Сократ говорил об Архелае, что к нему ездят не ради его самого, а ради того, чтобы посмотреть на его дворец, на который он издержал 400 мин, тогда как на собственное образование он ничего не истратил. Платон называет Архелая самым жалким из всех македонян.

156) Еврипид в Греции подвергался резкой критике со стороны консервативных кругов за свои горячие отклики на передовые течения общественной мысли. В особенности издевался над ним Аристофан, то пародируя, то критикуя его трагедии и личную жизнь. Не понятый демократическими кругами, переживший осуждение идейного содержания и драматических новшеств своих трагедий со стороны реакционных и консервативных групп, Еврипид на склоне своих лет, в 408 году, принял приглашение Архелая и переселился в Македонию после кратковременного пребывания в Фессалийской Магнесии.

В Македонии Еврипид находился около 1 1/2 года, до своей смерти в 406 г. Архелай, признавая его большие заслуги, устроил ему пышные, похороны и похоронил его на самом красивом месте около озера Болба.

157) Kaerst, Studien zur Emwickluru der Monarrhie m Altertum. 30; Hellenismus. I, 274; см. Кессон, указ. соч., стр. 185.

158) Драма «Архелай» была поставлена первый раз в Македонии осенью 408 г. до н. э. Эта постановка была популярна во всей стране и имела большое пропагандистское значение (Канацулис, указ. соч., стр. 102-103).

159) Arr., I.11. Diod., XVI.92.

160) Strab., VII.7.8; см. В. Бешевлиев, указ. соч., стр. 33.

161) Г. Кацаров, Пеония, стр. 30.

162) При описании похода Ситалка Фукидид говорит, что Пердикке была подвластна Нижняя Македония. Однако, перечисляя все македонские земли, он указывает, что все эти земли носят общее название Македонии, во главе с Пердиккой, сыном Александра (Thuc., II, 99, 1, 6). Как видно, Пердикке удалось на время сломить сепаратистские тенденции македонских племен.

163) Эта конница также не являлась регулярной, она не образовывала однородной компактной массы, не была разделена на войсковые единицы, и не подчинялась общему командованию.

164) Thuc., II.100.

165) Thuc., I.62.

166) Там же, II.100, IV.124.

167) Там же, IV.126.5, 6.

168) Xen. Hell, V.2.40.

169) Thuc., IV.124.3.

170) Thuc., II.80.6.

171) Thuc., IV.79.2, 83.1; Strab., VII.7.8.

172) Там же, IV.79.3.

173) Там же, II.99.2, Xen. Hell., V.2.38, Arist. de re publ., VIII.10. В договоре Пердикки с афинянами, подписанном и от имена Дерда, последний называется «βασιλευς». См. Кацаров, указ. соч., стр. 66. Примечание.

174) На тексте договора лакуна. Парибени (указ. соч., стр. 47) предлагает два чтения договора: 1) преемники Пердикки, 2) лица, имевший наряду с ними титул басилевса. По мнению Парибени, это могли быть его братья или македонские вожди, оставшиеся полунезависимыми. На приемлемость второго чтения указывает Кацаров (указ. соч., стр. 66).

175) Geyer, указ. соч., стр. 53.

176) Thuc., I.57, 60-62, 64.

177) Там же, II.95, 98, 99, IV.83.

178) Гибель Архелая относится к 399 году. Относительно его смерти существуют разноречивые сведения. Согласно высказываниям Аристотеля, к преждевременной смерти привели Архелая его жестокость и низкая страсть (Aristot., Pol., V.8.11-12). Аристотель считает, что Архелай пал жертвой заговора.

179) Канацулис, указ. соч., стр. 110.

180) С. И. Ковалев, указ. соч., стр. 154; Diod., XIV.89, XV.19, XVI.2; Just., VII.4.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Хельмут Хефлинг.
Римляне, рабы, гладиаторы: Спартак у ворот Рима

Глеб Благовещенский.
Юлий Цезарь

А. А. Молчанов, В. П. Нерознак, С. Я. Шарыпкин.
Памятники древнейшей греческой письменности

Дж. Пендлбери.
Археология Крита

А.М. Ременников.
Борьба племен Северного Причерноморья с Римом в III веке
e-mail: historylib@yandex.ru
X