Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. С. Шофман.   История античной Македонии

§ 2. Греко-македонские отношения во второй половине V века и дальнейшая консолидация македонских племен

После победы греков над персами наблюдается более быстрое развитие социально-экономической жизни Греции. Рост рабовладения неизбежно приводил к развитию торговли, денежного [130] хозяйства и ростовщичества. В это время на базе развития рабовладельческого хозяйства, в жестокой борьбе с аристократическими элементами в Афинах побеждает демократия, которая в тот период имела прогрессивное значение и была наиболее передовой формой рабовладельческой государственности. Она способствовала развитию экономических и духовных сил общества, выражала мощь рабовладельческого класса, отстаивала еще прогрессивные тогда рабовладельческие производственные отношения.

Маркс указывал, что при Перикле Греция достигла высшего пункта своего внутреннего развития.64) Афиняне стояли во главе могущественного афинского морского союза, вмешивались во внутренние дела союзнических государств, держали в своих руках все основные ключевые позиции в Эгейском бассейне. Особенно большое внимание уделялось обеспечению систематической торговли с греческими колониями северного Причерноморья. Для афинян утверждение на севере было делом первой необходимости, ибо оно обеспечивало снабжение Греции хлебом из причерноморских степей. Поэтому еще со времени побед Кимона во Фракии афиняне постоянно имели в виду берега Фракийского моря, где впоследствии с особым усердием Перикл старался утвердить их власть. С этой целью еще в 452 г. были основаны город Брея на севере от Халкидики и затем Амфиполь вблизи устья Стримона.65) Амфиполь должен был служить центром северной политики Афин, форпостом против нападения северных народов, против Фракии и Македонии. Предвидев опасности, какими будут грозить Афинам македоняне, Перикл стал внимательно наблюдать за всеми их движениями и использовать их внутренние и внешние раздоры для того, чтобы поставить Македонию в зависимость и установить твердое влияние Афин на фракийском побережье. В это время в Македонии действительно имели место внутренние раздоры, на время ослабившие страну.

Почти полувековое управление Александра I македонскими землями не закрепило за его потомством наследственного права быть продолжателем его дела. Власть держалась в известной мере на авторитете Александра. После его смерти, ввиду отсутствия твердого закона о престолонаследии, между его сыновьями возникли споры. Предполагают, что Александр перед смертью отдал младшим сыновьям отдельные области в Македонии, а старшему сыну, Пердикке II, поручил верховную царскую власть над страной от Олимпа до Стримона. О Филиппе известно, что он получил область по обоим берегам Вардара, названную Амфакситидой.66) При [131] таком разделении страны конфликты между братьями стали неизбежны, в чем особенно усердствовал честолюбивый Пердикка. Не будучи законным наследником, он должен был сначала оттеснить наследника престола Алкета, а затем разделить власть со вторым своим братом, Филиппом, владевшим областью на восток от Аксия. Только после многолетней борьбы Пердикка сделался единовластителем.67)

В организации этих македонских отношений принимали участие и афиняне. Как явствует из изложения Фукидида, Пердикка II был чрезвычайно деятельным, энергичным и способным правителем. Он продолжал с неутомимой энергией политику отца, направленную на объединение и укрепление Македонии.68) Ему удалось создать большую дружину, и он вступал в единоборство не только с сильными воинственными соседями, но и с не менее сильными греческими государствами.

Приблизительно в то время, когда был основан Амфиполь, Пердикка еще враждовал со своим братом Филиппом, а так как подвластная последнему область лежала ближе всего к побережью Стримона, интересы Пердикки и афинян совпадали.69) Поэтому не исключена возможность, что афиняне помогли ему одержать победу с условием, что Пердикка не будет препятствовать основанию колоний в долине Струмской области. В результате македонский царь очутился в известной зависимости от афинян. Фукидид говорит, что Македония в эпоху Пердикки находилась в афинском союзе и платила дань наравне со всеми прочими членами союза. Впрочем, Фукидид указывает, что этот союз был заключен не со всей Македонией, а с братом Пердикки, Филиппом, и Дердой.70)

Демосфен в ответ на письмо Филиппа говорит о ранней гегемонии Афин над Македонией: «... в нашей власти была Македония и платила нам налоги». Не менее определенно говорит оратор в третьей олинфской речи, что македонские цари следовали покорно за Афинами.71) К сожалению, из утверждения Демосфена не ясно, какие македонские цари покорно следовали за Афинами и кто именно из них платил Афинам налоги.72) С большей вероятностью можно предположить, что к этим царям Пердикка не относился. Это предположение может быть подтверждено следующими обстоятельствами: [132] 1) Пердикка стремился к объединению Македонии под своей властью и созданию сильного царства. Афиняне, напротив, были заинтересованы в ослаблении Македонии. Этим объясняется их союз с горномакедонскими племенами, направленный по существу против Пердикки. 2) Основание Амфиполя было невыгодно Пердикке, потому что Македония вследствие этого отдалялась от моря. Утверждение афинян в Амфиполе не было желательно и соседним городам, которые видели в них опасного конкурента. 3) Пердикка не был пассивным зрителем антиафинского движения в халкидских городах. Этим можно, в частности, объяснить тот факт, что афиняне присоединились к Филиппу и элимейскому царю Дерду против Пердикки.73)

В 431 г. началась Пелопоннесская война. Эта война была поворотным моментом в истории греческих государств.74) Она явилась выражением внутренних противоречий, присущих рабовладельческому обществу. В период войны столкнулись экономические интересы Афин с Коринфом, обнаружились противоречия между рабовладельцами и рабами, между демократическими Афинами и аристократической Спартой, между двумя крупными союзами греческих государств — Пелопоннесским и Афинским. Фукидид считал, что события этой войны были «величайшим потрясением для эллинов, некоторой части варваров и, можно даже сказать, для огромного большинства всех народов».75) Противоречия двух крупнейших рабовладельческих государств разделили всю Грецию на два лагеря.76)

Пелопоннесская война, охватившая почти весь греческий мир, не могла не коснуться Македонии, тем более, что на фракийском берегу столкнулись интересы афинского государства и государств Пелопоннеса. Борьбу этих государств между собой пытался использовать в своих целях македонский царь. Учитывая недовольство халкидских городов афинянами, он завел тайные сношения с недовольными городами и старался укрепить дух непокорности афинских союзников. Сам Пердикка начал через своих послов, отправленных в Лакедемон, хлопотать о том, чтобы вовлечь афинян в войну с пелопоннесцами, а коринфян старался склонить на свою [133] сторону, чтобы заставить Потидею выйти из союза с Афинами.77)

Кроме того, Пердикка стал вести переговоры с халкидянами об организации единого антиафинского фронта. Антиафинская деятельность коринфян совместно с Пердиккой создала реальную опасность потери Афинами не только Потидеи, но и других союзников фракийского побережья.78)

Желая предупредить отпадение союзных городов, афиняне поручили начальникам флота взять заложников от потидеян, срыть стены города и наблюдать за тем, чтобы по их примеру не отошли расположенные близко к Потидее города. Одновременно они послали в Македонию под командой Архестрата тысячу гоплитов на тридцати кораблях.79) Потидеяне старались уладить свои отношения с афинянами мирным путем, но, убедившись в тщетности своих усилий, заручились помощью Лакедемона, заключили союз с халкидянами и ботиэями и вышли из союза с Афинским государством. В это самое время Пердикка убедил халкидян покинуть приморские города, разрушить их, переселиться в Олинф и укрепить его.80) Халкидяне стали разрушать свои города, переселяться в глубь материка и готовиться к войне. Покинувшим свои города Пердикка предоставил на все время войны с афинянами местожительство в Мигдонии, в окрестностях озера Болбы.81) Вероятно, этими мероприятиями Пердикка хотел создать в Олинфе укрепленный лагерь, защищавший не только ряд халкидских городов от афинских войск, но способный в любое время оказать помощь и Македонии и Потидее.

Когда тридцать афинских кораблей прибыли к фракийскому берегу, Потидея и целый ряд других городов уже отпали от Афин. Не имея возможности выступить одновременно на два фронта: против отпавших союзников и македонского царя,— афинские стратеги, при помощи внутренних врагов Македонии, вместе с Филиппом и братьями Дерды, заняв прочные базы, начали войну против главного виновника афинских затруднений — Пердикки.82) [134]

Активизация действий афинян привела в тревогу коринфян. Боясь потерять свои сферы влияния на севере, они, несмотря на то, что война с афинянами не была объявлена официально, отправили туда две тысячи воинов во главе с Аристеем, сыном Адиманта. Это заставило афинян послать на театр военных действий подкрепление в количестве двух тысяч гоплитов и сорока кораблей под командой стратега Каллия. Подкрепление прибыло в Македонию, когда афинская армия только что завладела Термой и осадила Пидну. Однако и оно не добилось решительных успехов, вынуждено было снять осаду, примириться с Пердиккой и заключить с ним союз. Не совсем ясны причины, побудившие к заключению этого союза. Из Фукидида мы узнаем, что к этому их побудило поведение Потидеи и прибытие пелопоннесских воинов.83) Как бы то ни было, афиняне оставили Македонию и направились к Потидее, где предстояло решительное сражение. Во время битвы Пердикка, несмотря на только что заключенный союз с Афинами, изменяет им и в качестве начальника конницы сражается вместе с потидеянами.84) Можно подумать, что союз, заключенный с афинским войском в Македонии, был обдуманным ходом со стороны царя в пользу его союзников. Но последующая деятельность Пердикки показывает, что в угоду своим интересам он легко предавал как друзей, так и врагов.85)

В происшедшем у Потидеи сражении афиняне одержали победу. Победители оградили город со стороны Паллены стекой, а со стороны моря блокировали его стоявшим на якоре флотом. Потидея оказалась в кольце вражеских войск.

Аристей, потеряв всякую надежду на спасение, отплыл, не замеченный афинской стражей, от Потидеи на Халкидику и стал просить помощи у Пелопоннеса.86)

В это время в греко-македонских отношениях все большую роль начинает играть новая сила — Одрисское царство. Как Афины, так и Спарта пытались использовать эту силу в своих интересах. Успели в этом больше Афины.87)

С целью укрепления своего влияния на фракийском побережье и покорения Македонии афиняне пытались заключить [135] союз с фракийским царем Ситалком, сыном Тереса. Это стремление афинян вызывалось возросшей ролью фракийского царства, усилением его международных связей, большим влиянием его в политических событиях V века. Это было первое фракийское варварское государство. Оно раскинулось от города Абдеры у устья Несты до Черного моря, с севера до Дуная и оказалось опасным соседом Македонии.88) Объединив большое число фракийских племен, царство одрисов стало играть важную роль во внешней и внутренней политике греческих государств, особенно Афин.89)

Возникнув вслед за греко-персидскими войнами, фракийское одрисское государство во второй половине V и первой половине IV века переживало эпоху своего расцвета. По количеству доходов, свидетельствует Фукидид, царство одрисов было самым могущественным из всех царств Европы, лежащих между Понтийским заливом и Эвксинским Понтом.90) Фракийские цари чеканили серебряные и бронзовые монеты, что говорит о дальнейшем развитии товарно-денежных отношений у фракийцев.91)

Возникновение этой новой могущественной силы на Балканах историки объясняют по-разному. Болгарский историк П. Мутафчиев объясняет возникновение одрисского фракийского государства не качественными изменениями в социально-экономическом развитии фракийского общества, а внешним влиянием, главным образом, следствием нашествия персов.92) Хр. Данов полагает, что значительную роль в создании и укреплении Одрисского государства сыграли способные и энергичные одрисские цари, но немалую роль сыграли и Афины. Преувеличивает роль царей в этом процессе и В. П. Невская в своей работе «Византий в классическую и эллинистическую эпохи». С ее точки зрения, вождь одрисов Терес «положил начало первому фракийскому государству».93) Кацаров подчеркивает ту мысль, что возникновению Одрисского царства содействовали Афины, которые предпочитали иметь дело с владельцем единой Фракии, чем с отдельными мелкими племенами [136] и царьками.94) Близко к этому мнению утверждение М. И. Ростовцева, согласно которому создание Одрисского царства ставится в зависимость от торговых интересов Афин.295) Вряд ли можно с этим согласиться, т. к. в таком случае, во-первых, отрицается предшествующий этап внутреннего развития фракийских племен, во-вторых, не учитывается то обстоятельство, что афинянам было невыгодно иметь на фракийском берегу сильное царство, которое в любое время могло бы уничтожить их власть на севере.

Пока афиняне утверждали свою власть на фракийском берегу, царь одрисов Терес силой покорил большинство соседних фракийских племен, а Ситалк, вопреки желанию Афин, расширил свои границы на востоке от Черного моря до Дарданелл, на западе — до Стримона, а на севере — до Дуная. Одрисский царь, обложив эллинские города и фракийцев данью и создав государственную казну, стал титуловать себя царем Фракии.96) Одрисское государство и по количеству доходов и по благосостоянию стало самым могущественным из всех варварских государств.97) Оно уступает в военной силе только скифам. Фукидид указывает, что царь одрисов, кроме больших подарков, даже с греческих городов, подчиненных одрисам, собирал дань в 400 талантов золота и серебра.98) С такой значительной силой афиняне вынуждены были считаться. Во время борьбы со Спартой для афинян особенно было важно заручиться дружбой с Ситалком. Для этого они дали гражданство его сыну Садоку и сделали своим проксеном абдерского гражданина, шурина и фаворита Ситалка Нимфодора, сына Пифея. Последний в свою очередь способствовал заключению союза афинян с Ситалком.99) Союз был направлен против некоторых афинских союзников, особенно против Пердикки.100)

Все эти обстоятельства оказались чрезвычайно неблагоприятными для македонского царя: его земли стали открытыми [137] для нападения афинян с моря и элимиотов — с суши; халкидские союзники, которые сами опасались быть подчиненными, не могли ему помочь. В случае выступления против него царя одрисов македонскому царю грозила бы катастрофа. Опасаясь усиливающегося фракийского государства, Пердикка покидает халкидян, которых раньше натравил на афинян, и вместе с Ситалком при помощи Нимфодора вступает в афинский союз, за что получает обратно ключ к Македонии — Термы.101) Заручившись дружбой Ситалка, афиняне получили возможность восстановить на севере свое пошатнувшееся положение. Но так длилось недолго. Скоро обнаружилось, что Пердикка, внешне сохраняя мир с афинянами, на деле поддерживал коринфян, в частности в предприятии против союзного Афинам Акарнания. Этим он, по свидетельству Фукидида, ожесточил против себя афинян и Ситалка, которые решили теперь сообща наказать вероломного царя. В частности, в задачу Ситалка входило лишить Пердикку власти, как не выполнившего данного царю одрисов обещания, и передать власть племяннику, сыну Филиппа Аминте,+) находившемуся при дворе одрисов. Афиняне обещали Ситалку помочь флотом и войском.102)

Для борьбы с Пердиккой Ситалк собрал большое войско добровольцев и наемников из разных уголков своего огромного царства. Когда приготовления к походу были закончены, Ситалк в сопровождении сына Филиппа Аминты++) и афинских послов двинулся в путь по направлению к Македонии.103)

Со времен Мегабаза, Мардония, Ксеркса организованная экспедиция была на севере самой большой. Ситалк стянул к македонской границе 150 тысяч всадников. Большую часть войска составляла пехота и лишь около третьей части его была конница.

Все подчиненные ему народности представили военные контингента.104) Многие независимые фракийские роды сопровождали их в поход с целью захвата добычи.105) Ситалк вступил в Македонию, сначала в Вардарскую область, которая раньше считалась областью Филиппа.106)

Фукидид указывает, что, когда македоняне увидели наступающее многочисленное войско, они, не будучи в состоянии с ним бороться, удалились в укрепления.107) Между тем фракийское войско вторглось в прежние владения Филиппа, [138] дошло до Аксия, захватило Идомену и ряд других населенных пунктов и затем стало опустошать македонские земли — Халкидику, Боттику — и держать в страхе фессалийцев, северных фракийцев, греков и др.108) Македоняне перешли к партизанской борьбе. С конницей своих союзников они нападали на войско врагов всюду, «где только находили удобным».109) Хотя вскоре Пердикка прекратил сопротивление и Ситалк имел явные успехи в борьбе, цель экспедиции не была достигнута. Фукидид объясняет это тремя обстоятельствами. Во-первых, тем, что к нему не явились афиняне, которые не надеялись на то, что он выполнит свои обязательства.110) Они с тревогой смотрели на предприятие Ситалка, выполнение которого вряд ли было в интересах афинского государства. Тем не менее, это было первой важной ошибкой афинян в их северной политике, так как этим самым они оторвали от себя сильного союзника и спасли от полного поражения самого опасного из своих врагов. Во-вторых, огромное войско Ситалка бедствовало от холода и нуждалось в съестных припасах. Наконец, в-третьих, Пердикке удалось тайком привлечь на свою сторону племянника Ситалка и его наследника Севта обещанием выдать за него замуж с богатым приданым свою


Рис. 26. Монеты Пердикки I.
{В книге обозначен как рис. 23}

[139] сестру Стратонику.111) Вследствие всего этого, пробыв в походе тридцать дней, Ситалк, по совету Севта, возвратился с войском домой.112)

В результате Пердикка укрепил свои позиции. Он отделался от претендента на престол, вступил в дружеские и родственные отношения с одрисами, снова приобрел доверие городов, которые неоднократно предавал, завязал сношения с Фессалией, откуда постоянно наблюдал за ходом дел в греческих государствах.

Поведение Пердикки по отношению к Афинам, вопреки союзу с ними, оставалось двуличным. Он не выпускал из поля зрения своей основной цели — расширения и укрепления своего царства. Обстановка этому благоприятствовала. Известно, что с 428 г. произошло важное для афинян событие, которого они так боялись. По наущению спартанцев от афинского союза отпала Митилена на Лесбосе. Это были опасные симптомы распада союза. Понятно, что македонский царь был заинтересован в активизации этого процесса. Пердикка не переставал действовать тайно и явно против Афин. Из одного афинского решения по поводу мефонцев от 428 г. видно, что он решил ограничить морскую торговлю Мефоны, члена афинского морского союза, и пытался принудить его присоединиться к Македонии.113) Мефонцы обратились за помощью к Афинам.114) Кроме того, все еще продолжалось восстание халкидян и боттиейев. В 425 г. афинский стратег Симонид войсками, собранными, главным образом, из союзных городов Фракии, пытался взять Эйон, но был разбит халкидцами.115) Это событие уронило престиж Афин во фракийской области и союзных городах, недовольных увеличением фороса. Так обстояли взаимоотношения Македонии с Грецией до тех пор, пока театр военных действий не переместился на север. Если афиняне во главе с Клеоном уязвили спартанцев в самое чувствительное для них место, захватив ключевые позиции к Мессении, то спартанцы во главе с Брасидом решили действовать против афинян в таком же для них важном месте — в Халкидике. [140]

В 424 году Пердикка посылает в Спарту тайное посольство, которое от имени македонского царя, халкидцев и части еще не отпавших от Афин городов, но тяготившихся их господством, призывает спартанцев послать против Афин войско во главе с решительным и деятельным полководцем Брасидом. Половину этого войска обещал содержать Пердикка, половину — халкидяне.116)

Брасид с помощью Пердикки расчистил себе дорогу через Фессалию и, прежде чем кто-либо успел задержать его, пришел к Пердикке в Халкидику с 1700 гоплитами и поднял новую фракийскую войну, самую опаснейшую из всех войн, какие выпали на долю афинян во время Пелопоннесской войны.117) От тяжелых последствий этой войны Афины никогда не смогли полностью оправиться.

Во Фракии Брасид вел осторожную политику. Он никого не казнил, не производил насильственных переворотов, заявив, что он пришел только для того, чтобы освободить греческие города от афинского ига. Узнав о прибытии Брасида на фракийское побережье, афиняне объявили Пердикку своим врагом, так как считали его виновником появления пелопоннесцев на севере.118)

Пердикка, между тем, ставил себе целью использовать для выполнения своих замыслов спартанского военачальника Брасида в качестве наемного предводителя войск. Замыслы македонского царя были направлены на то, чтобы не только укрепить свои позиции во внешних отношениях, но и сломить внутри страны сильное сопротивление верхнемакедонских общин, в частности, линкестов. Эти намерения Пердикки показывают, в каком тяжелом положении находилась тогда Македония. Самые большие ее военные успехи, достигнутые, как указывает Платон, «низкими, бесчестными средствами ее вождя», не могли скрыть тяжелого внутреннего состояния страны и борьбы македонских племен между собой. Эта борьба, по мере стремлений Пердикки своей и чужой силой объединить македонские племена в единое целое, принимала все более ожесточенный характер. Даже внешняя опасность — вторжение врага в Македонию — не приводила к созданию внутренней племенной македонской коалиции, ибо победа последней означала бы уничтожение самостоятельности племен. Поэтому некоторые из них прямо помогают врагам своей страны, а последние используют эту ситуацию для достижения своих целей. Желая подавить линкестов, Пердикка немедленно соединяет свои силы с войском Брасида и выступает в поход против своего соседа — Аррабея — царя [141] македонян-линкестов.119) Однако его замыслы разбились о сопротивление самого Брасида, который был достаточно дальнозорким, чтобы стать только орудием для осуществления планов Пердикки. Брасид смотрел на союз с Пердиккой как на средство борьбы с Афинами. Пердикка же пытался использовать силы Брасида для достижения своих собственных целей. Брасид стремился приобрести союзников, а не новых врагов. Поэтому он объявил Пердикке, что намерен, прежде чем начать военные действия, отправиться к Аррабею и вступить с ним в переговоры о присоединении его к союзу с лакедемонянами, тем более, что сам Аррабей дал Брасиду знать через глашатая о своей готовности подчиниться третейскому суду Брасида.120) Послы от халкидян тоже советовали Брасиду не помогать Пердикке в его начинаниях, «чтобы он тем с большим вниманием относился к их делам».121) Пердикка возражал против намерений Брасида, указывая на то, что он позвал его сюда не как судью в его распрях, а как военачальника для борьбы с теми из его врагов, на которых он укажет ему сам, за что он получает снабжение продовольствием на половину войска. Но эти упреки остались без ответа и не изменили дела. Брасид, поссорившись с Пердиккой, вступил в переговоры с Аррабеем, не вторгся в его землю, а отвел свое войско назад.122) Это обстоятельство бросило македонского царя в объятия афинян.

Между тем Брасид начал борьбу против связанных с Афинами городов в Халкидике и по соседству с ней. Он захватил Аканф, Стагир и Амфиполь.123)

Падение Амфиполя было большим ударом для Афин.124) С его падением афиняне потеряли главнейшую опору на всем македоно-фракийском побережье. Союзники начали верить, что пришел час их освобождения.

Когда, после временного перемирия между Спартой и Афинами, война снова разгорелась, Пердикка пытался продать свою помощь одному из противников как можно дороже. Его основной задачей оставалось покорение и подчинение линкестов. В этом должны были ему помочь Брасид и Халкидика. Как ни неудобно было для спартанского полководца [142] предпринять этот вне всякой связи с войной поход, он должен был удовлетворить просьбу Пердикки, в помощи которого он сейчас особенно нуждался. Брасид решил предпринять поход против линкестов до прибытия сюда афинян. Он использовал для этой цели свои пелопоннесские отряды и ополчения союзников численностью в три тысячи греческих гоплитов, одной тысячи всадников и большого количества варваров.125) Иллирийцы, которых нанял Пердикка для нападения на линкестов с запада, прибыли не вовремя и в решительную минуту боя перешли на сторону Аррабея. Линкесты с помощью иллирийцев обратили македонского царя в бегство, а Брасид, окруженный со всех сторон, должен был пробиваться через тесное кольцо врагов. Потребовались все военные способности Брасида и дисциплина его войск, чтобы это отступление не превратилось в беспорядочное бегство.126)

В этот период неудач Пердикка признал Брасида своим врагом и между ними произошел окончательный разрыв. Пердикка пытается снова связаться с афинянами.127) Он входит в переговоры с афинскими стратегами Никием и Никостратом, стоявшими с войском и флотом во Фракии, и заключает с ними предварительное соглашение. В этом соглашении он обещал Афинам не пропускать через Фессалию вспомогательные войска, которые Спарта посылала во Фракию на помощь Брасиду.128)

В это время пелопоннесцы потерпели еще одну неудачу. Демократы в г. Менде передали город афинским стратегам. Вслед за этим последние осадили г. Скион, где находилась часть пелопоннесского войска. Брасид безуспешно пытался исправить положение (422 г.). Воспользовавшись сложившимися обстоятельствами, военная партия в Афинах взяла верх. Мир между Афинами и Спартой не мог быть продолжительным. В 422 году стратегом избирается Клеон, приступивший к решительным действиям, и Афины заключили с Пердиккой оборонительный и наступательный союз.129) По договору Пердикка разрешил Афинам посредничество в его споре с Аррабеем. Этот союз встревожил боттиеев, боявшихся усиления Пердикки.

Когда Клеон прибыл с флотом из 30 кораблей в Халкидику, Пердикка по союзному договору должен был помочь [143] ему.130) Но царь медлил с отправкой своих отрядов, ссылаясь на различные причины. В последующей битве при Амфиполе он не принимал участия. В скором времени на полях Фракии пали Брасид и Клеон. Первый, вопреки своему желанию, принес Пердикке существенную пользу тем, что уничтожил власть афинян во Фракии. То, что мир 421 года не дал никаких положительных результатов для Афин и не восстановил афинского могущества на фракийских берегах, вполне соответствовало интересам Македонии.

Условия мирного договора 421 г. не выполнялись ни Афинами, ни Спартой. Спарта теряла главенствующее положение в союзе. Коринф, Аргос, Элида, Мантинея заключили отдельный союз, к которому присоединились халкидцы. В 418 году под руководством Алкивиада образовался союз Афин с Аргосом, Элидой и Мантинеей. Спарта снова сблизилась с Коринфом и Беотией. Афины вмешались в борьбу Спарты с Аргосом и Мантинеей.

Пердикка задумал заключить союз со Спартой и выйти из союза с Афинами. Его, по-видимому, убедили в этом аргивяне, напомнив ему, что предки его происходили из Аргоса.131) Заключив тайно союз с Аргосом, Пердикка, однако, не разрывал явно с Афинами. Был возобновлен также союз халкидцев с лакедемонянами.

Эти факты заставили афинян внимательно следить за событиями во Фракии. Летом 417 года против халкидян и Амфиполя прибыло во Фракию афинское войско под начальством Никия. Пердикка должен был идти на помощь афинянам, но он не мог этого сделать, так как был связан тайным договором со Спартой. Пердикка явился с войском к Никию, опасаясь, что Никий пойдет на Македонию, но, когда такая опасность миновала, Пердикка оставил афинского полководца в довольно тяжелом положении. Не будучи в состоянии бороться против халкидян и македонян, Никий вернулся в Афины.132) Афиняне имели основание быть недовольными Пердиккой, который несколько раз обманывал их. Они обвинили его в том, что он заключил союз с аргивянами и лакедемонянами, нарушив союз с Афинами, что привело к неудаче похода Никия. Объявив Пердикку своим врагом, афиняне зимою 417—416 года блокировали Македонию с моря, а с халкидянами заключили перемирие.133) Лакедемоняне решили помочь Пердикке и склонили к этому халкидян; но последние, утомленные долгой борьбой, не были склонны порвать перемирие [144] с Афинами.134) В 414 году одна афинская эскадра под начальством Эветиона подошла к Термейскому заливу.135) Пердикка, пострадавший от блокады, был оставлен халкидцами и вынужден снова заключить союз с врагами спартанцев. Это обстоятельство было удобно для Афин, так как оно облегчало борьбу за Амфиполь. Эветион вместе с фракийскими наемниками и Пердиккой приступил к осаде города.136) В 413 году война за Амфиполь была прекращена. С этого времени у нас нет больше никаких сведений о Пердикке и его участии в греческих делах.

Итак, в первый период Пелопоннесской войны Македонии пришлось иметь дело с очень сильными врагами. Афины на македоно-фракийском берегу с помощью греческих городов постоянно угрожали Македонии и задерживали ее развитие. С другой стороны находился сильный сосед в лице Одрисского царства. Кроме того, в самой стране не прекращались межплеменные распри. Поэтому Пердикке приходилось лавировать, пользоваться противоречиями между этими силами, искать в этих противоречиях слабые места противников и выгодные возможности для себя,137) чем и объясняется, почему Пердикка до самой своей смерти состоял в тайном или явном союзе со всеми значительными в политическом отношении державами: Спартой, Коринфом, Афинами и Халкидикой. Запутанные отношения с Афинами, спартанцами и халкидцами благоприятствовали интересам Македонии. От всех этих войн между греческими государствами, в которых гибли тысячи жизней и громадные средства, больше всего выиграла Македония. Пердикка побеждал больше с помощью войн, разжигаемых им между соседями, чем своим собственным оружием. Если он не сделал в этих войнах важных земельных приобретений, то ослабил афинскую власть на севере и сделал Македонию, несмотря на внутренние смуты в ней, более самостоятельной и мало доступной для врагов страной. Она стала принимать важное участие в греческих государственных делах. Афины потеряли власть над Амфиполем и халкидскими городами, вследствие чего не только утратили свое значение во Фракии, но и выпустили из своих экономических тисков Македонию. Чем больше греческие государства истощали свои силы во взаимной борьбе, тем больше Македония извлекла из этой борьбы пользы.

Пердикка в интересах Македонии всеми силами пытался приобщиться к старой греческой культуре; приглашал к своему [145] двору известных людей Греции, дифирамбического поэта Меланида и Гиппократа; вступал в дружественные отношения со знатными фессалийскими родами, принимал в свою страну изгнанных из Эвбеи гистиэйцев, а также изгнанников из ряда халкидских городов.

Таким образом, как греко-персидская война в эпоху Александра, так и Пелопоннесская война в эпоху Пердикки были внешними факторами, благоприятно влиявшими на собирание македонских земель в единое целое. В результате греко-персидской войны Александру удалось, правда, на время, сломить сопротивление родовых оппозиционных групп и с помощью персов укрепить свое влияние в стране. В Пелопоннесской войне Пердикка стремился также покорить верхнемакедонские племена, особенно непокорных линкестов. Длительная и изнурительная борьба между афинянами и спартанцами с гибельными для Греции последствиями помогала ему в осуществлении этой цели.


64) К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. I, стр. 194.

65) Thuc., IV, 102.

66) Thuc., II, 100.

67) О времени правления Пердикки имеются различные точки зрения у древних авторов. Более достоверны известия Никомеда из Аканфа и Анаксимена, которые указывают, что Пердикка правил 41 год (454—413).

68) Страшимир Славчев, Александър Велики (с. «Преглед на старамакедонската история до 336 год пред Христа»), София, 1942, стр. 17-19.

69) Thuc., II.95.

70) Там же, I.57.

71) Dem., III.24.

72) Там же, XI.16.

73) Thuc., I.57. Фукидид подчеркивает, что прежний союзник и друг афинян Пердикка стал их врагом вследствие того, что они заключили союз с братом его, Филиппом, и Дердой, являющимися противниками македонского царя.

74) А. С. Шофман, Македония в Пелопоннесской войне, Уч. зап. Казанского ун-та, т. 116, кн. 5, 1956.

75) Thuc., I.1.23.

76) Там же, 18, 23.

77) Коринфская колония Потидея была главным опорным пунктом в торговых сношениях Коринфа с Македонией. Она была членом афинского морского союза, поддерживала связь с метрополией. Ежегодно оттуда назначался верховный магистрат (эпидемиург). Потидея была местом скрещения путей торговли деревом Афин и Коринфа в Македонии. Не случайно поэтому Пелопоннесская война началась осадой Потидеи. См. Д. Люстгавс, Торгiвля деревом у стародавнiи Грецii (V—IV ст. ст. до н. е.), Археологiя, II, Киiв, 1948, стр. 90-91.

78) Thuc., I.56.2.

79) Там же, 57-59.

80) Там же, 58.

81) Там же.

82) Там же, 59, 64. Важно отметить, что против Пердикки афиняне использовали его внутренних врагов: Филиппа и братьев Дерды. Это говорит о том, что Афины в своих целях удачно пользовались межплеменной борьбой горной Македонии с племенами Нижней Македонии.

83) Thuc., I.61.

84) Там же, I.61, 62.

85) Т. В. Блаватская указывает, что с самого начала Пелопоннесской войны афиняне проявляли большую гибкость в отношениях с царями Фракии и Македонии, неоднократно меняя свою ориентацию. Не меньшую гибкость в афино-македонских отношениях проявлял Пердикка. См. Т. В. Блаватская, Очерки политической истории Боспора в V—IV вв. до нашей эры. 1959, стр. 71.

86) Thuc, I.65.

87) Ив. Пастухов, указ. соч., стр. 41.

88) Thuc., II.97, Diod., XII.50.

89) А. Милчев, Социално-экономическият и общественно-политически строй на траките (VIII—IV в. пр. н. э.). «Исторически преглед», 1950. № 4-5, стр. 539.

90) Thuc., II.97.5.

91) В. Добруски, Историч. поглед въерху нумизматика на Тракийските царье, София, 1897, стр. 20.

92) П. Мутафчиев. История на българския народ, ч. 1, София, 1943. См. Милчев, указ. соч., стр. 527.

93) Хр. Данов, Към историята на беломорска тракия през елинистическата епоха. «Исторически преглед», ч. III, 1946-1947, кн. II, стр. 120. В. П. Невская, Византий в классическую и эллинистическую эпохи, изд. АН СССР, М., 1953, стр. 28.

94) Г. К. Кацаров, Болгария в древностьта, 1926, стр. 21.

95) М. Ростовцев, см. The social and economic history of the hellenistic world, Cambridg, 1941, p. 111.

96) Thuc., II.97.29.

97) Там же.

98) Там же, 97, 3. Диодор указывает еще большую сумму в 1 тыс. талантов (Diod., XII, 50). По всей видимости, он включал сюда не только налоги, но и стоимость ежегодных подарков, получаемых правившими династами и знатными одрисами в виде золота, серебра, расшитых и гладких тканей и разной домашней утвари. См. М. Мандес, Опыт историко-критического комментария к греческой истории Диодора, Одесса, 1901, стр. 301.

99) Thuc., II, 29.

100) Фукидид прямо указывает, что афиняне заключили союз с Ситалком в надежде, что он поможет им «покорить фракийские местности и Пердикку» (Thuc., II, 29, 4).

101) Thuc., II.29.4.

+ В книге было «сыну Аминты Филиппу». Исправлено, исходя из Thuc., II.95.

102) Thuc., II.29. В чем заключалось это обещание, из истории Фукидида не ясно.

++ та же история. Такое ощущение, что кто-то не вовремя вспомнил Филиппа II — тот точно был сын Аминты.

103) Там же, II.95, 98, 99.

104) Там же, II.96. Фукидид говорит, что одних Ситалк «склонил к войне наемной платою, другие последовали добровольно».

105) Там же, II.98.

106) Там же, II.98-99.

107) Там же, II.100.1.

108) Thuc., II.100.3, 101.4, 6; Diod., XII.50.67.

109) Там же, II.100.5.

110) Следует иметь в виду, что афиняне в то время переживали сильное бедствие — чуму. Это бедствие не только привело к смятению человеческих чувств и умов, но вообще парализовало жизненные силы населения.

111) Впоследствии Пердикка помог Севту захватить власть (424 г.). См. Ив. Пастухов, указ. соч., стр. 41; Н. Тодоров, Тракийските царе, стр. 20.

112) Thuc., II.101.

113) Dittenberger, Sylloge, I3 № 75: ср. Ed. Meyer, Geschichte des Altertums, 1901, стр. 400.

114) Т. В. Блаватская правильно указывает, что весь ход переговоров с Пердиккой относительно Мефоны свидетельствует о больших дипломатических усилиях Афин в защиту подвластных им союзников. Афиняне несколько раз посылали к царю посольство с требованием: не мешать торговле Мефоны ни на суше, ни на море, не водить войска без их согласия через земли мефонян и т. д. (См. Т. В. Блаватская, Очерки политической истории Боспора в V—IV вв. до нашей эры, 1959, стр. 85).

115) Thuc., IV.7.

116) Thuc., IV.78.2, 79.2.

117) Там же, IV.78. Фукидид указывает, что Брасида сопровождал в числе других фессалийцев Никонид из Ларисы, друг Пердикки.

118) Там же, IV.82.

119) Thuc., IV.79, 83. Фукидид подчеркивает, что Пердикка всего больше желал «покорить своей власти Аррабея, царя линкестов».

120) Thuc., IV.83.

121) Там же.

122) Там же, IV.83.6.

123) Там же, IV.84-88, 102-106. Фукидид подчеркивает, что Аканф Брасиду удалось привлечь на свою сторону не оружием, а ловкой дипломатией, а Амфиполь — изменой и внезапностью нападения.

124) Из Амфиполя афиняне получали корабельный лес и многие другие доходы. Кроме того, с падением этого города лакедемоняне получили возможность более легким путем проникнуть в земли афинских противников (Thuc., IV.108.1).

125) Thuc., IV.124.

126) Там же, IV.125-128, R. Paribeni, указ. соч., стр. 41-44.

127) Там же, IV.128, 3-5.

128) Там же, IV.132, 1-2.

129) См. о договоре Scala, Staatverträge, № 81-82. Этот договор, главным образом, выражал интересы Афин, стремившихся монополизировать торговлю, особенно важнейшими товарами. Одним из важнейших товаром был лес. По этому договору Пердикка обязался не вывозить леса никому, кроме афинян См. Inscriptiones Graecae, p. 141/2 (Suppl).

130) Клеон отправил посольство к Пердикке с требованием явиться с войском согласно договору. Thuc., V.6, 1-2, ср. IV.132.1, V.83.4.

131) Thuc., V.80.2.

132) Там же, V.83.

133) Там же.

134) Thuc., VI.7.3-4.

135) Там же, VII.9.

136) Там же.

137) Это дало право некоторым ученым оценить политику Пердикки во время Пелопоннесской войны как крайне вероломную. См. Радциг, Речи Демосфена, 1954, стр. 496.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. Ф. Лосев.
Гомер

Антонин Бартонек.
Златообильные Микены

А. А. Молчанов, В. П. Нерознак, С. Я. Шарыпкин.
Памятники древнейшей греческой письменности

В.И.Кузищин.
Римское рабовладельческое поместье

Ю. К. Колосовская.
Паннония в I-III веках
e-mail: historylib@yandex.ru
X