Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. С. Шофман.   История античной Македонии

§ 1. Страна и население

Македония в античное время занимала северо-восточную часть Балканского полуострова. С ней граничили: на юге — Фессалия, на севере — Пеония, на западе — Эпир и Иллирия, на востоке — Фракия. Вся северная сторона была окаймлена высокими цепями гор. Эти горы образовали большой полумесяц, концы которого упирались на юге в берега Эгейского моря. Внутри этого полумесяца, и особенно в прибрежной его части, тянулись обширные плодородные равнины, которые местами, большей частью у дельт македонских рек, превращались в болотистые пространства. Поэтому с точки зрения географических факторов Македония может быть разделена на верхнюю, или горную, и нижнюю, или низменную. Впрочем, та и другая части Македонии состоят из сочетания гор и равнин, с той лишь разницей, что в верхней части Македонии преобладают горы, а в нижней — равнины. К нижней Македонии можно отнести все пространство по нижнему течению македонских рек. Верхняя же Македония состоит из широкой подковообразной полосы, наполненной горами. На юге Македония отделяется от Фессалии Олимпом и Камбунскими горами. Олимп достигает трех километров высоты и покрыт вечным снегом. По его склонам тянутся еловые, а ниже лиственные леса, прерываемые массивными скалистыми вершинами и обрывистыми пропастями.1) С юга на север между Македонией и Иллирией тянется высокий хребет Пинд, достигающий в своих наиболее высоких вершинах около 2,5 км. Он покрыт сосновым, дубовым и буковым лесом. На западе Македония отделяется от Иллирии и Эпира главною цепью Албанских гор: Граммосом (в древности Вион или Беон) и Шар-Дагом (в древности Скорд). В северо-восточном направлении, [77] на границе с Фракией, от Родопских гор вдоль левого берега Стримона тянется горная цепь Орбел.2) На востоке Македонию от Фракии отделяет возвышенность, носящая общее название Балканов, или Гемуса. Эта возвышенность представляет собою целый ряд горных узлов, из которых выделяются два главных хребта: северный, или собственно Гемус, и другой — Родоп, простирающийся на юго-восток и превращающий прибрежную Фракию в горную страну.

Самыми высокими горами Балканского полуострова являются Родопские, достигающие около 3 километров высоты Они тянутся от Балкан до Эгейского моря.

Как Гемус, так и Родоп в древние времена были покрыты обширными густыми буковыми, дубовыми и хвойными лесами.

Таким образом, горы заполняли все пространство Македонии, образуя в промежутках между собой ряд долин. Важнейшими из них являлись: верхняя долина Галиакмона (Быстрицы), которая в древности называлась Элимеею. Она являлась юго-западной областью Македонии, расположенной по обеим сторонам Галиакмона с городом Элима во главе.3)

От этой равнины, через Камбунские горы, открывался легкий переход к фессалийской равнине — Пенея; к востоку лежала другая ложбина между галиакмонской долиной и Вермионом, называемая Островской котловиной. На севере от нее находилась третья котловина — долина источников Эригона, ныне Витолийская котловина, примыкающая к главной цепи северного Пиндского хребта, через которую идет сообщение с Эпиром. Наконец, самая северная во всей этой горной системе — долина Аксия (Вардарская долина), ограниченная высокими цепями гор.

Благодаря такой пестроте географической среды Македония являлась недоступным, отделенным от побережья и удаленным от моря нагорьем, так что легче было попасть из Македонии в Фессалию, Иллирию и на Дунай, чем из одной македонской долины в другую.

Если горы разъединяли Македонию, то македонские реки способствовали объединению страны. Все воды с гор, как ни далеко лежали друг от друга их источники, высвободившись из своих горных котловин, стремятся к одному морскому берегу. В то время как соседние фракийские реки текут в отдаленных друг от друга параллельных долинах, македонские сливаются в одну и служат средством соединения нагорья с береговой равниной.

Главных рек в Македонии четыре: Аксий (ныне Вардар), Стримон (ныне Струма), Лидиас (ныне Мяста) и Галиакмон [78] (ныне Быстрица). Первые три реки текут с севера на юг, четвертая — Галиакмон — с запада на восток. Река Аксий (Вардар) является главной артерией Македонии. Она прорезает в юго-восточном направлении всю Македонию и, принимая в себя несколько притоков, впадает в Фермейский залив между Пеллой и Фессалоникой. Одним из важных притоков этой реки в области Пеонии является Эригон.

В античных источниках Аксий называется рекой широкой, полноводной.

После Аксия самой большой рекой древней Македонии был Стримон. До царствования Филиппа II эта река считалась восточной границей страны. Вытекая с Родопских гор, Стримон продолжает свое течение в южном, затем юго-восточном направлении, орошает на своем пути ряд плодородных котловин и долин, проходит через Просийское озеро и у Амфиполя впадает в Стримонский залив. Стримон насыщен отложениями, широк и быстр в своем течении.

К западу от Аксия течет река Лудия, которая в древнее время близко около своего устья соединялась с Галиакмоном.4)

Река Галиакмон берет начало в горах Тимфе, на границе Эпира с Иллирией, течет сначала на юго-восток, а затем на северо-восток и впадает в Фермейский залив.5) Это глубокая и быстрая река.

Кроме этих рек, в Македонии есть ряд озер, большинство которых окружено живописными и разнообразными ландшафтами. Из больших озер следует назвать Болбу в области Мигдонии, Просийское озеро у устья реки Стримон, озеро Лудия, из которого берет начало река того же названия и др.

Климат Македонии благоприятен для развития земледелия и скотоводства.6) На прибрежных долинах и равнинах чрезвычайно плодородная почва, которая обильно орошается многочисленными реками и ручьями, текущими с окружающих гор. На этой почве хорошо росли зерновые культуры, фруктовые деревья, впоследствии — табак. На лугах и горах — хороший корм для тучных стад овец и рогатого скота. В быстротекущих реках — множество рыбы. Горы богаты драгоценной рудой. Одна гора Пангей и ее окрестности настолько богаты серебряными и золотыми рудами как по ту, так и по эту сторону Стримова до Пеонии, что, как указывает Страбон, пахари в этих местах находили целые куски [79] золота.7) Геродот еще в V в. до н. э. отмечал большие золотые и серебряные богатства Пангея.8) Такими же золотыми россыпями полна область, прилегающая к Стримонскому заливу и полосе от Стримона до Неста.9) Большие залежи железа имела Халкидика. Медь находилась в значительном количестве во всех частях Северных Балкан. Часто встречался свинец в сочетании с серебром. Только Моливопурго давало свинец без серебра. В изобилии находили золото и серебро. Ими были богаты Западная Македония, район Прасидского озера и особенно Пангей.10)

Огромные запасы минеральных богатств являлись важным фактором в жизни Македонии на протяжении всей ее истории. Со времени Писистрата до раздела Македонии при Эмилии Павле все государства, вторгавшиеся на север Балканского полуострова, имели намерение добыть материальные ценности этой области.

Всю страну покрывали громадные лесные пространства, в которых обитали львы, медведи, дикие быки, кабаны, волки, а в горах — серны и дикие козы.11) Геродот указывал, что персидскому войску приходилось вырубать леса на македонской горе, для того чтобы оно могло «перевалить через нее к перребам».12) Еще во времена Геродота в македонских лесах водилось много львов и диких быков, огромные рога которых вывозились к эллинам. Особенно их много было на территории от Несты до Ахелоя. В частности, на Пангее у Стримона водились львы, барсы, рыси. Во время греко-персидских войн на Халкидике эти хищники, как утверждает Геродот, нападали на верблюдов в войске Ксеркса.

О богатстве лесного массива Македонии более подробно говорит Феофраст.13) Он приводит исключительно подробное перечисление македонской горной и равнинной растительности. Удивляет разнообразие этого горного и равнинного ландшафта. Здесь были ель, различные сорта сосны, липы, клена, дикая смоковница, ореховое дерево, каштан, дубняк, верба, тополь, кизил, ольха, черешня, груша, яблоня, ясень, боярышник, бук и др.14)

Лес являлся основным предметом вывоза. Он считался вплоть до римского завоевания монополией македонских царей. [80]

Таким образом, древнейшее население на македонской территории жило и развивалось в условиях исключительно разнообразной географической среды, флоры, фауны и климата. Оно было этнически неоднородным и претерпевало существенные изменения.

Первые следы человеческой деятельности в этих местах обнаруживаются еще в эпоху древнекаменного века. Правда, современное состояние археологической науки не дает нам достаточных сведений для характеристики раннего этапа человеческого общества на севере Балкан. Археологи Кессон и Хертли, много сделавшие для археологического изучения Македонии, занимались богатыми и значительными отложениями более поздних периодов и обычно пренебрегали изучением палеолита. При таком отношении к изучению палеолитического периода многие ценные находки могли быть безвозвратно утрачены. Тем не менее этот ранний этап может быть восстановлен по археологическим данным других смежных мест, так как для эпохи палеолита, в отличие от последующих эпох, характерно сходство развития культуры на весьма обширных пространствах.15) В связи с тем, что периоды древнего палеолита имели всеобщее значение, культурные различия в тех условиях возникали лишь очень медленно и постепенно. «Люди повсюду делали первые шаги на пути покорения окружающей природы, повсюду начинали трудиться с помощью одинаково примитивных палок, дубин, копий, грубых каменных орудий».16) В Болгарии известен ряд пещерных палеолитических стоянок, в одной из которых, близ Рукзука, на берегу Дуная, были найдены кости мамонта в сочетании с палеолитическими кремневыми орудиями.17) Во всех пещерных стоянках палеолитические отложения залегали обычно в красноватой почве и содержали кости пещерного медведя (ursus spelaeus), пещерной гиены (Hyaena spelaca), ископаемой лошади (equus caballus fossilis) дикого осла, быка, оленя, мамонта, носорога вместе с отработанными кремнями. Раскопки в пещере «Темната дупка» у Карлукова открыли значительный материал палеолитической эпохи.18) Наличие мамонта, [81] носорога, оленя, пещерного медведя и других животных, приспособленных к условиям сурового климата, свидетельствует о том, что территория нижнего Дуная также подверглась значительным климатическим изменениям вследствие оледенения.19)

В то время люди продолжали пользоваться лишь простейшими грубыми орудиями из камня. С этими орудиями палеолитические обитатели северных Балкан устраивали охоту на животных и занимались собирательством. Постепенно с усложнением трудовой деятельности возрастал производственный опыт людей, их трудовые навыки, а вместе с ними и производительные силы общества.

В результате климатических изменений, в тяжелой борьбе с силами природы, люди стали совершенствовать и разнообразить свои орудия труда. Раскопки первобытных стоянок на территории Центральной и Западной Македонии и Халкидики говорят о появлении более совершенных орудий. В этих местах найдено множество каменных топоров, молотков, кремневых отщепов, терок, точильных камней, костяных и роговых долот, игл. Встречались также песты и ступки, кремневые и кварцевые ножи и наконечники ножей. В Сервии найдены обсидиановые ножи. Более совершенные формы каменных орудий, постепенное освоение шлифовки и сверления камня не могли не способствовать возникновению специализации в хозяйстве между мужчинами и женщинами, повышению производительности труда. Получает развитие охота, мотыжное земледелие, рыболовство. Приемы охоты стали более сложными и гибкими. Остатки костей овец, коз, свиней, рогатого скота и оленей (Сервия, Олинф) свидетельствуют о характере охотничьего хозяйства. Занимаясь охотой и примитивным скотоводством, жители первобытных поселений разводили пшеницу, просо, фиговые деревья и другие земледельческие культуры.20) Найденные археологами в горшках зерна чечевицы и пшеницы говорят о культивации этих культур древнейшим населением Западной Македонии.21) Стали появляться гончарные изделия. В ранненеолитический период, представленный главным образом нижними слоями Сервии и местонахождениями в долине Галиакмона, изделия в большинстве своем окрашены в желтый цвет, имеют следы лощения и полировки. Орнамент сосудов состоит из параллельных горизонтальных линий с вдавленными точками. Лощение и процарапывание [82] производились тупым инструментом или просто ногтем и отличались своей примитивностью. В поздненеолитический период керамика Сервии имела иной вид. Для нее характерны процарапанный орнамент и лощение на темной поверхности. Появление керамики новых типов Хертли объясняет совершенствованием техники изготовления глиняных сосудов и фессалийскими влияниями.22) В это время начали возникать поселения и сооружаться довольно прочные жилища.23) Материалом для них служил камень, камыш и сырцовый кирпич. Почти во всех поселениях Западной Македонии встречаются остатки прямоугольных жилищ из камыша, сырцового кирпича, с каменными стенами и фундаментом, с глиняным полом и с круглым или полукруглым очагом. В Халкидике, Кричане и Олинфе, наряду с фундаментами зданий, обнаружена длинная стена с боковыми ответвлениями, оборонительный вал. В центральной Македонии, особенно в долине Василика, в нижних слоях обнаружены остатки свайных поселений. Многие стоянки находились на возвышенностях вблизи потоков или на берегах рек.

В эпоху неолита Македония уже имела довольно многочисленное население со сравнительно развитой культурой.24) Эта культура входила составной частью в однородную неолитическую культуру, распространенную в северной половине Балканского полуострова.

Дунайского происхождения и многочисленные орудия труда: каменные молотки и топоры, терки, точильные камни, изделия из кости и рога.24) На связь с Дунаем указывают также зеленые нефритовые топоры. Они, как подчеркнул еще Кессон, встречались в Градаче, в Центральной Сервии вместе с прочерченной керамикой македонского типа.25) Судя по керамике (Сервия), можно проследить связь македонской культуры с культурой Винчи, распространенной к северу от Балкан. Множество личных украшений, как например браслеты из раковин, также говорит об этой связи. Многочисленные глиняные изделия с линейно-ленточными орнаментами в Западной Македонии, характерными вообще для дунайской культуры, переплетаются позднее с чернополированной керамикой Малой Азии, а также с керамикой параллельно развивающихся местных стилей. [83]

Более тесная связь Македонии с северными и северо-восточными районами Дуная, с Поднестровьем и Поднепровьем наблюдается в характере устройства жилищ. Остатки четырехугольных домов, сделанных из глины, с глинобитными полами, очагами и часто ручными мельницами, открытые в Болгарии в начале XX в., имеют параллели в многочисленных памятниках Македонии и Триполья. Обычно они окружались длинными каменными стенами (Моливопирго, Олинф), имеющими характер оборонительных сооружений.

Таким образом, поселения по Дунаю, вплоть до Румынии, имели однородную культуру, выразившуюся в общности хозяйственных основ, орудий производства, в керамике, в характере поселений и домостроительства. Нам неизвестно, какие племена являются носителями этой культуры. Мы назовем их носителями нижнедунайской культуры.

Как доказала Т. С. Пассек, а за ней и Чайлд, раннемакедонская культура, как и раннетрипольская, тесным образом связана с культурами Тордоши и Винчи Среднедунайского бассейна. «Сравнение находок македонских с находками среднедунайскими (а также Поднестровья и Поднепровья) показывает, что мы имели дело в этом обширном районе лишь с различными племенными образованиями этнически единой культуры, тянущейся по Днепру, Южному Бугу, Серету, Пруту, Дунаю, далее — по Балканскому полуострову; культура эта соединяет Балканы и дунайский бассейн с Эгейским побережьем».26)

Благодаря укоренившимся связям между Днепром, Днестром, Дунаем, Балканами и Малой Азией в III тысячелетии наблюдается разнообразие и богатство памятников материальной культуры. Как в Македонию, так и через нее на север, в область Триполья, начинают проникать культурные влияния Дуная, Средиземноморья и Малой Азии.

В конце III и особенно в начале II тысячелетия произошли существенные изменения в производстве и общественной жизни населения будущей Македонии и окружавших ее областей. Эти изменения были связаны с появлением медных и бронзовых орудий. Появляются медные и бронзовые ножи и топоры, наконечники для копий и стрел, металлические предметы домашнего обихода и украшения. Так, на холме Килиндир были найдены двойной топор и бронзовый серп дунайского типа.27) На холме Вардино и в поселении Свято Кирилово нашли бронзовые наконечники копий, здесь же обнаружены [84] медные иголки, бронзовые булавки, золотые проволочки в виде обруча для волос (Вардарофца, Вардино) и др.28) Но металлические орудия долго не могли вытеснить каменные. Последние еще употребляются в большом количестве, подвергаясь более совершенной технике сверления и обработки. В это время обычны каменные сверленые топоры, отличающиеся от топоров неолита своими меньшими размерами и лучшей полировкой (Агиас Мамас). Встречаются молотки, кремневые пилы, наконечники, точильные камни, а также костяные изделия.29) Сохранившиеся орудия труда и предметы домашнего обихода говорят о том, что основными формами хозяйства как в неолите, так и в бронзовый период были земледелие, скотоводство и охота.

Основными сельскохозяйственными культурами продолжали оставаться пшеница, просо, горох, ячмень.30) Их сеяли на почве, удобной для примитивной обработки, вблизи от источника воды, на высоких берегах или в долинах. Урожай снимали бронзовыми серпами, один из которых был найден Кессоном на холме Килиндир.31) Хранили урожай в глиняных сосудах большого размера. Это может быть подтверждено интересными находками из Чаучицы, среди которых большое количество обугленных зерен и фрагменты больших глиняных сосудов. Зерно мололи в каменных мельницах. Найденные при раскопках кости вола и лошади свидетельствуют о том, что эти животные в эпоху бронзы стали использоваться в земледелии в качестве тягловой силы.32)

На склонах гор развивалось скотоводство. Будучи тесно связанным с охотой, скотоводство все больше и больше стало вытеснять земледелие и превращаться в главную отрасль труда. О том, какую роль играла охота, говорят многочисленные орудия труда из камня, кости и рога, найденные в эпоху неолита и бронзы (Сервия, Вардина, Агиас Мамае, Олинф, Кричана). Разнообразие каменных, костяных и роговых инструментов свидетельствует о довольно высоком уровне развития производства.

Гомер, еще не выделяя македонских племен из фракийских, [85] называет фракийцев «коневодцами» и говорит о наличии у них овец, коз, свиней и других животных.33) Эти указания подтверждаются археологическими данными на территории Македонии. Начиная с неолита и кончая эпохой поздней бронзы, мы можем проследить развитие скотоводческого промысла на территории будущей Македонии. Если в памятниках неолитического периода найдены остатки костей овец, коз, свиней, рогатого скота и оленя (Сервия, Олинф), в эпоху ранней бронзы к этим животным прибавляются еще бык и лось (Вардарофца, Халкидика), средней бронзы — лошадь (Центральная Македония), и, наконец, в эпоху поздней бронзы наблюдаются остатки домашних животных: собак, кошек и др. (Сараце). Из этого следует, что такие животные, как овцы, козы, свиньи, олени, были приручены довольно рано, и лишь позднее скотоводческое хозяйство обогащалось новыми видами животных, принесших этому хозяйству большие выгоды.

Свидетельством оседлости являются керамические изделия, для которых в эту эпоху характерны новые типы посуды и ее орнаментация. Основными формами керамики были: маленькие чаши, простые кубки, аски (Кричана, Чаучица, Св. Кирилово, Килиндир, Вардино). Но были и другие формы, особенно в позднебронзовый период.34) Керамические изделия не только характеризуют оседлость многих племен, но являются и доказательством развития ремесел (Сервия, Кричана, Вардарофца, Сараце). Об этом говорят самодельные мельницы и грузила для ткацких станков, обнаруженные археологами на территории Македонии.

Благодаря развитию земледелия и скотоводства получилась возможность накопления богатства. О росте богатств говорит характер тогдашних поселений. Наряду с остатками свайных поселений (Центральная Македония в долине [86] Василика), имеются остатки больших жилищ с печами (Моливопирго и Вардарофца). Встречаются каменные фундаменты с надстройкой или из сырцового кирпича, или из обмазанной глиняной плетенки. Среди остатков древних поселений, жилищ, разрушенных кирпичных стен обнаружена длинная каменная стена в 1 м толщиной и 27 м длиной. Эта стена была защищена рвом и, по-видимому, являлась оборонительным сооружением. В Халкидике также отмечалось наличие оборонительного вала со стороны моря. Все это свидетельствовало о стремлении племен защищать свое накопленное богатство от алчных вожделений соседей. Главным богатством являлся в то время скот. В этот период окончательно оформляется первое крупное общественное разделение труда между пастушескими и земледельческими племенами, происходит также специализация отдельных племен в зависимости от того или иного района обитания. В это время население будущей Македонии не остается однородным. По-прежнему мы еще не имеем никаких признаков пребывания здесь македонских племен. Нам известно о более интенсивном передвижении племен из Малой Азии в область дунайского бассейна, вызванном усилившимися хозяйственными и экономическими связями между Востоком и Западом.35) Это передвижение, видимо, было длительным и неравномерным. На территории будущей Македонии в это время находили много следов фракийских племен.36) О том, что передвижение фракийцев из Малой Азии в Европу и обратно было актом не единичным, а совершалось довольно часто, указывает Геродот. Геродот неоднократно подчеркивает, что фракийцы переселялись из Европы в Азию и оттуда, теснимые другими племенами, совершали новые передвижения.37) Осев на Балканах, фракийцы тем не менее не [87] прерывали связей с Малой Азией, что особенно ярко проявилось во время Троянской войны.38)

Раскопки в Св. Кирилове, обнаружившие связь с высокой культурой Малой Азии того времени, дают возможность предположить, что носителями этой культуры были фракийцы. Свидетельства Геродота, Фукидида и Павзания показывают, что фракийцы — многолюднейший народ Европы, каждое из их племен имеет особое название сообразно с местностью, им занимаемой; вообще же законы, обычаи, нравы у всех одни и те же.39)

Уже во втором тысячелетии до н. э. развитие производительных сил фракийских племен в связи с переходом от каменных орудий к металлическим достигло более высокой степени. Проф. Данов утверждает, что фракийцы начали свою историю как земледельчески-скотоводческий народ.40) Наряду с земледелием и скотоводством позднее стало выделяться ремесло, получившее широкие возможности развития благодаря наличию в стране многочисленных месторождений меди, серебра, золота и других металлов. Развитие ремесел способствовало расширению межплеменных связей. Фракийское население устанавливает контакт с племенами днепровского бассейна, с обитателями территории современной Венгрии, имеет сношения со странами крито-микенской культуры, содействует сближению племен северного Причерноморья со странами эгейской культуры.41) В гомеровском эпосе древние фракийцы описываются как народ, материальная культура которого находится на одинаковом уровне с материальной культурой тогдашних греков.42) Гомер знал Фракию как сельскохозяйственную страну, в которой большой [88] известностью пользовалось виноделие, богатые пастбища со стадами «руноносных овечьих».43)

В эпоху Троянской войны, в XI—IX вв. до н. э., фракийцы часто упоминаются у Гомера как воинственные и враждебные по отношению к грекам люди. Фракийцы сражаются на стороне троянцев. Против греков вели за собою фракийцев Пейрос-герой с Акамантом, Евфем — начальник копьеборцов фракийского племени — «бесстрашных киконов», сын Пейроса Риги, «высокие ростом и мощные силой» Акамант и Ифидамант.44) Гомер говорит о фракийском царе Ресе, пришедшем на помощь троянцам.45) Об этом мифическом царе фракийцев упоминает также Псевдоеврипид в драме «Рес».46)

Тот факт, что фракийские племена оказались союзниками троянцев, нельзя считать случайным. Между этими племенами и племенами Малой Азии, в том числе и троянскими, уже тогда были экономические связи. В Илиаде имеется указание на то, что Приам был послом во Фракии, где ему фракийцы вручили в дар прекрасную серебряную чашу.47) Во время Троянской войны сын Приама, Гелен, воюет длинным фракийским мечом. Такой меч, «среброгвоздный прекрасный, фракийский», считается даже у ахеян самым лучшим оружием и дается только в награду победителю в борьбе. Блиставшие золотом колесница и доспехи Реса, драгоценная утварь его свиты поразили воображение греков, как необычайные для них, и вызвали желание лазутчиков Одиссея и Диомеда любой ценой их приобрести.48)

Полагают, что фракийцев было очень много. По Геродоту, это был самый многочисленный народ на земле после индийцев. Геродот говорил, что фракийцы были бы самым сильным народом, если бы они не были раздроблены на племена, которые остро враждовали между собой. «Если бы этот народ, — писал Геродот, — управлялся волею одного, если бы он был воодушевлен единомыслием, он был бы непобедимым и, по моему мнению, самым могущественным народом». Но такого единства между фракийскими племенами не было. Разделенные на множество небольших, враждебно [89] настроенных друг против друга племен, фракийцы не могли достигнуть этого единства.49)

Геродот указывает, что «фракийский народ носит множество отдельных имен по местностям».50) Страбон насчитывает только на юге от Дуная до 22 племен.51) Чешский историк Томашек на основе анализа данных древних писателей насчитывает в древней Фракии до 86 племен.52) Эти данные говорят о разноплеменном составе фракийцев, о различном уровне развития производительных сил отдельных племен. Большинство названий этих племен так и осталось нам неизвестным.

На Балканах фракийцы смешались с местным населением. Оставшееся местное население растворилось во фракийской среде, ставшей господствующей силой на Балканском полуострове. Это скрещение двух культур привело к формированию племенных объединений фракийцев, которые, в свою очередь, не были однородными. В результате сегментации и внутриплеменной борьбы от них откололись племена, осевшие на территории Македонии, позднее вступившие в борьбу с фракийцами и другими соседними племенами за создание своей государственности.

Интересно отметить, что гомеровский эпос еще не знает ни народа македонян, ни страны «Македония». Болгарский ученый В. Бешевлиев считает, что Гомер не вспоминает македонян потому, что они еще не спустились на юг, когда создавались эти две большие поэмы.53) Скорее всего македоняне не были известны Гомеру потому, что они еще в конце II тысячелетия не выделились из общей фракийской среды.

К концу II тысячелетия до н. э. на территорию Балканского полуострова проникли иллирийские племена, обитавшие до этого времени в бассейне Верхнего Дуная.54) Несколько раньше на территории Македонии наблюдаются предметы микенской культуры, главным образом керамика, обнаруженная в Вардино и Килиндире (в долине Аксия). Она свидетельствует о наличии в этот период торговых сношений между севером Балканского полуострова и югом Греции. Это микенское влияние, однако, было поверхностным, [90] не вытеснило местных элементов, в глубь страны не проникло и ограничилось берегом. С этим согласуется то обстоятельство, что большинство городищ с микенскими изделиями находилось вблизи морского берега. К тому еще археологи подчеркивают довольно ограниченную локализацию микенских памятников, связанную лишь с равниной реки Вардар и фермейским берегом.55)

Чайлд считает, что в XIII в. до н. э. на побережье Македонии начали появляться колонии микенских купцов, где микенские гончары пользовались гончарным кругом. Однако через столетие эти микенские поселения были разрушены воинственными варварами.56)

К XI веку некоторые археологи относят нашествие вооруженного железным оружием племени, ринувшегося вскоре из Македонии в Грецию, разрушив микенские укрепления южной части.57) По мнению Кессона, носителями культуры железа были дорийцы. «Единственное переселение народов, — пишет он, — о котором говорят легенды и история этого периода, — это так называемое дорийское вторжение».58)

Как известно, античная традиция в различных вариантах обычно говорит о дорийском переселении как о возвращении гераклидов и походе дорийцев. Причем в многочисленных толкованиях термина дорийцы есть и такое, которое указывает, что дорийцы раньше имели название македонов «македной», но впоследствии в Пелопоннесе были переименованы в дорийцев.59) Земельная теснота или вытеснение их с насиженных мест более сильным племенем были основной причиной движения на север. Такое движение племени и отлив людей из перенаселенного места в эпоху развития родовых отношений, племенных образований и их сегментации исторически вполне возможны.60) Однако на этом основании отождествлять дорийцев с македонянами, как это делает Каллерис, вряд ли будет правильно.61) Сам Геродот скорее всего этим отождествлением хотел объяснить этническое или топонимическое название «Македной», а не отыскать непосредственную связь между дорийским походом и происхождением македонян. [91]

Объясняя смену различных культур только волнами переселений и завоеваний, буржуазные историки делали вывод, что македоняне пришли в свою страну как завоеватели, вытеснившие прежнее население и создавшие македонское царство.

Следует иметь в виду, что в античной традиции дорийское переселение мыслилось как военный поход племени или даже части племени дорийцев под предводительством Гераклидов. Ни о каком большом переселении, которое оставило бы на новом месте культурные, экономические и этногенические следы, оно не говорит.62)

Археологические данные, не отрицающие вообще дорийского движения, подтверждают, что оно было в Македонии кратковременным.63) Они показывают, что дорийцы уничтожили культуру бронзы и в некоторых местах Македонии с того времени начался железный век. Но, как известно, эпоха железа знаменует собой уже время формирования союза племен и их слияние в народности. Этот этап предполагает уже длительный и сложный процесс развития племенной жизни. В этом длительном и сложном процессе момент переселения дорийцев мог играть лишь второстепенную, но отнюдь не решающую роль. Археологический материал из памятников железного века Македонии исключительно многочислен и довольно разнообразен по своему характеру. Особенно следует отметить четыре больших местонахождения: одно в Западной Македонии, в Патели, близ озера Острава; второе — в Чаучице, третье — в Вардино и четвертое — в Вардарофце.

Раскопки в Чаучице, произведенные в 1921—1922 гг., обнаружили могильник обширных размеров. Могилы были сооружены из каменных плит. Тело лежало во весь рост в углублении и было покрыто пирамидой из грубо отесанных камней. В могилах обнаружены глиняные сосуды, бронзовые или золотые украшения и железное оружие и ножи. Бронзовые украшения очень многочисленны, что свидетельствует [92] о высоком развитии техники обработки бронзы. Особенно интересны искусно сделанные украшения: фибулы (булавки), бусы, браслеты, подвески, запястья большого веса и размера, амулеты, небольшие золотые диски с вытисненными геометрическими рисунками. Не менее интересно железное оружие: щиты, большие ножи и мечи, из которых особенно красив меч с бронзовой рукояткой и железным лезвием, случайно найденный здесь еще в 1917 г.64)

Замечательной оказалась в могильнике Чаучицы керамика. Кессон отмечает в ней наличие двух определенных технических традиций: северной, свойственной культуре дунайской бронзовой эпохи, и южной, характерной для греческой культуры.65)

Раскопки в Вардине обнаружили в третьем слое поселения фрагменты керамики, типичные для Чаучицы. О подобном же поселении железной эпохи говорят раскопки в Вардарофце. Кроме того, отдельные предметы железного века были найдены у реки Вардар в могильнике Дедала и в верхней части долины Галиакмона, вблизи Гревены. Из этих предметов особенно выделяются образцы керамики, изготовленные на гончарном круге (типа Чаучицы), железные наконечники копий и бронзовые украшения.

Вторым районом распространения культуры железного века является Западная Фракия; предгорья и равнины реки Несты, вблизи Ксанфа, долина Стримона. Особо следует отметить поселение у греческого Амфиполя, где был найден ряд чрезвычайно интересных украшений позднего периода железного века.

Таким образом, культура эпохи железа была развита в западной части страны, в особенности в долине Вардара, и не распространялась далеко на восток, где основанные с VIII в. на побережье греческие колонии усилили свое влияние.

Греческая колонизация на македоно-фракийском берегу была очень сильна, а с ней было сильным и греческое [93] влияние.66) В VII в. были основаны эвбейские колонии: Терма, Метана и Пидна. Халкидцы и эострийцы из Эвбеи усеяли Халкидский полуостров своими колониями. Коринф основал Потидею. В это же время начал свою колонизационную деятельность остров Андрос. С Андросом враждовал Парос из-за первенства в колонизации фракийского берега. Около 660 г. остров Фасос под руководством отца поэта Архилоха Телесикла колонизовал фракийский берег. На фракийском берегу фасосцы стали добывать золото. Фасос оказал большое культурное влияние на местных жителей. Его азбука и монетная система проникли в Пангейскую область, и торговый путь шел вплоть до Нижней Македонии. Весь берег Халкидики от Афона до Стримона был занят колонистами. На местах старых поселений последние основали свои города, ставшие очагами греческого влияния в этом районе.67) Греческие колонии начали вести оживленные торговые сношения с туземным населением. Позднее они стали главным проводником греческой культуры в Македонии.

В эпоху колонизации встречается впервые имя македонян в произведении Гесиода «Каталогой гюнайкон». Это означает, что к VIII в. грекам македоняне были уже известны, если греческий поэт пытается вывести эпонима македонян из греческой мифологии.68) Отсюда, однако, нельзя сделать вывод, который делают многие буржуазные ученые, что македоняне — это те же греки или родственны им.

Вопрос о происхождении македонян породил большую полемику как среди историков, так и среди филологов. Ярым сторонником греческого происхождения македонян был Абель.69) Считая македонский язык греческим, он писал: «Кто с упорством объясняет македонский язык как негреческий, тот превращает всю историю Македонии в загадку, решение которой нам не под силу».70) Вслед за Абелем защитником этой точки зрения был Белох.71) Его поддерживал Эд. Мейер.72) Мнение Белоха и Мейера разделял Гейер.73)

Однако далеко не все историки придерживаются этой точки зрения. Имеются историки, которые считают, что македоняне были особым народом, но тесно связанным с греками в отношении этнической принадлежности, языка и нравов. К таким историкам относятся Керст, Момильяно и [94] др. Тарн и некоторые другие авторы защищали теорию о том, что македоняне эпохи Филиппа и Александра представляли собой массу, состоящую из смеси этнических элементов различного происхождения (пелазги, фригийцы, фракийцы, иллирийцы, греки, македоняне). Впоследствии эта масса была охвачена эллинизмом в следующем порядке: царская фамилия сначала, аристократия страны потом и в конце народ.74)

Характерно высказывание по этому вопросу Н. Г. Чернышевского. Он приходит к выводу, что македоняне никоим образом не могут считаться греками. Из далекой сибирской ссылки в письме к сыну Михаилу он писал: «Прежде, чем греки успели оправиться от пелопоннесской войны, Греция была подавлена нашествием иностранцев, — македоняне, — были не греки; — вот в чем сущность дела».75)

Разнобой мнений по этому вопросу имеется и среди филологов и лингвистов. Так, Ф. Г. Штруц еще до Мюллера пытался собрать македонские слова и классифицировать в алфавитном порядке. Он собрал македонские слова из античных источников, добавил без достаточного основания все слова, якобы собранные александрийским грамматиком македонцем Америем, а также некоторые слова из текстов комедий Менандра. Штурц пришел к выводу, что за исключением небольшой группы слов, заимствованных из восточных языков, все остальные слова являются греческими. Македонский язык, по Штурцу, представляет собой греческий диалект, родственный дорийскому.76) А. Фик исследовал македонские слова, имеющиеся в глоссах Гезихия. Он пришел к выводу, что македонский язык был диалектом греческого языка, но подвергшимся сильной дифференциации. В позднейших своих работах Фик подверг анализу собственные имена македонян и также пришел к выводу о чисто греческом характере македонского языка.77) П. Кречмер, в своей книге «Введение в историю греческого языка», на основании анализа нескольких избранных глосс сделал попытку исследовать даже македонскую фонетику. Он пришел к выводу, что македонский язык остался на стадии фонетической эволюции, оставленной перед этим за некоторое время греческим языком.78)

Примерно в то же время над проблемой македонского языка работал Хаджидакис, который считал, что македонский [95] язык был чисто греческим диалектом.79) Наиболее подробно занимался этой проблемой О. Гофман. Он изучал не только глоссы, но и множество собственных слов, и пришел к выводу, что македонский язык был чисто греческим диалектом, родственным фессалийскому.80) К этому выводу присоединились В. Лесни, В. Шмидт, Ф. Сольмсен, Ц. Бук, Э. Швицер.81)

Однако такая точка зрения встретила также оппозицию со стороны ряда лингвистов. Так, Гирт, основываясь на македонских глоссах, пришел к заключению, что: а) македонский язык принадлежал к языкам группы «центум», б) он был отличен от греческого языка, поэтому его надо рассматривать или как особый язык, или как язык, имеющий иллирийский характер. Позднее Гирт изменил свое мнение и считал возможным существование в Македонии второго языка, имевшего греческий характер, наряду с первым, иллирийским языком. В виду этого Гирт назвал Македонию «двуязычной страной».82) А. Тсамб считал, что на основании исследования македонских глосс нельзя сделать вывода о греческом характере македонского языка или о его родстве с фессалийским диалектом. Греческие слова в этих глоссах могли принять впоследствии греческую форму или быть перенесенными в Македонию в эпоху «эллинизации» страны. Изучение собственных имен также не может дать определенных выводов, ибо взаимообмен таких имен между соседними странами представлял собой обычное явление.83) Виламовиц стоял на той точке зрения, что македонские цари, особенно Филипп II, навязывали своим подданным греческий язык. Дебруннер приходил к выводу, что в Македонии были различные этнические индоевропейские элементы, которые подавлялись греческим влиянием, после того как высшие классы Македонии начали знакомиться с греческой цивилизацией.84)

Болгарские ученые Кацаров, Бешевлиев и др. привели ряд веских доказательств негреческого происхождения македонян.

Следует отметить, что эти две взаимоисключающиеся точки зрения основаны на далеко недостаточной источниковедческой базе.

Сторонники греческого происхождения македонян для своих доказательств обычно приводят известия Полибия, Ливия, Плутарха, Аппиана. Но все эти известия очень [96] ненадежны. Приведенные три места из Полибия в качестве подтверждения греко-македонского родства мало убедительны. Ничего не говорит об этом та часть речи акарнанца Ликиска, которая была им произнесена перед спартанцами относительно союза с македонским царем Филиппом V.85) Как правильно подчеркивает ряд ученых, здесь в сущности изложено субъективное хвастовство оратора Ликиска, стремившегося воздействовать на патриотические чувства слушателей без всякого желания понять истинное положение вещей.86) В другом месте Полибий, говоря об отдельных военных качествах греческих племен, называет ахейцев рядом с македонянами. Из этого был сделан вывод о родстве македонян с греками. На самом деле упоминание македонян рядом с греками указывало только на то, что те и другие принимали одинаковое участие в событиях, описываемых Полибием. Как особо важное доказательство греческого происхождения македонян приводят места из союзного договора между Филиппом V и Ганнибалом.87) Но и эти места не могут иметь особой убедительной силы. Слабыми доводами, являются выдержки из Ливия, в которых подчеркивается мнимое родство между греками и македонянами с целью привлечения слушателей на македонскую сторону.88) Места из биографии Фламинина у Плутарха, как и выдержки из Аппиана, также не могут служить доказательством греческого происхождения македонян.89)

Исторических известий о негреческом характере македонян гораздо больше. Их можно найти у Геродота, Фукидида, Исократа.90) Они признавали греческое происхождение македонских царей, а самих македонян отделяли от греков. Однако нельзя согласиться с тем, что македонские цари являлись чуждыми по происхождению македонскому народу. Что касается генеалогии македонских царей от Гераклидов, то это было выдумано по чисто политическим соображениям.

Против греческого характера македонян и их вождей высказывались также Демосфен, Эсхин, Арриан, Курций, Диодор и другие позднейшие авторы греческой историографии.

Изложение двух точек зрения на происхождение македонян приводит нас к убеждению, что мы имеем дело с двумя [97] крайностями в решении проблемы македонского этногенеза.

Широко распространенная точка зрения о греческом происхождении македонян возводит в абсолют одну сторону вопроса, а именно роль греческого элемента в создании македонского этногенеза, и совершенно отрицает значение тех многочисленных этнических групп, которые обитали на территории северных Балкан, в частности, не принимается во внимание местное население раннеземледельческой нижнедунайской культуры и процесс ее скрещения с богатейшей культурой Малой Азии.

Советская историческая наука установила, что каждый народ восходит не к единому предку, а к нескольким, что этническая общность является в результате сближения и распада более древних этнических образований. При изучении составных элементов, принимавших участие в сложении народности, выясняется роль каждого из предков в этногеническом процессе, определяется доля его участия в нем, пути племенных скрещений, ассимиляции и сегментации.

С вопросами этногенеза тесно связана проблема миграций. Учитывая важное значение, которое имели в истории многократные переселения различных племен и народностей, советские историки решительно отказываются как от признания миграции единственным и главным фактором исторического развития, так и от нигилистического отношения к миграциям, столь упорно пропагандировавшегося Н. Я. Марром. Советская наука не отрицает миграций, а конкретно изучает их значение в каждом отдельном случае и определяет их влияние на ход исторического развития отдельных племен и народностей.

Советские ученые доказали, что этногенез представляет собой длительный исторический процесс, состоящий сначала из образования больших этнических общностей, затем из отсечения частей этого племенного массива соседними племенами или из включения в состав его части соседних племен и ассимиляции с ним. Образовавшиеся и разросшиеся племенные массивы в силу отсутствия в них крепкого единства распадаются на группы, в каждой из которых могут возникнуть особые черты материальной культуры.91) [98]

Эти общеметодологические принципы решения этногенической проблемы, созданные на основе изучения большого археологического и исторического материала, являются основополагающими и для решения вопроса о сложении македонской народности. Исходя из этих принципов и опираясь на фактические данные, можно сделать вывод, что этногенез македонян берет свои истоки с III тысячелетия и проходит длительный путь взаимных скрещений, сегментаций и ассимиляции. В этом процессе принимали участие как автохтонные элементы нижнедунайской культуры, так и многочисленные фракийские племена, в свою очередь вступившие потом в культурные и экономические отношения с греками, а впоследствии и со скифами. Это дает нам право утверждать, что македонская народность сложилась из следующих этнических элементов: из населения нижнедунайской ранненеолитической культуры, из фракийских и иллирийских элементов, позднее из греческих и скифских. Доля участия этих элементов в македонском этногенезе была неодинакова. В процессе слияния различных этнически отличных групп в единую македонскую народность главную роль играли фракийские племена, о чем говорят данные языкознания, топонимики, археологических и литературных источников.

К сожалению, от македонского языка до нас дошли лишь одни фрагменты. Скудные остатки языка, естественно, затрудняют понимание как его грамматического строя и словарного состава, так и места его в системе языков Балканского полуострова.

Известия древних авторов о македонском языке очень общи и отрывочны. Надписей, текстов, фраз на этом языке еще не найдено.92) Многие остатки этого языка потеряны в общем потоке эллинизма. Несколько местных названий, несколько личных имен вместе с названиями племен, десятка два других слов, сохраненных лексикографами, — таков языковой [99] запас, завещанный нам древностью для определения языка македонян.93)

Дошедший до нас небольшой лингвистический материал может быть разделен на три части: 1) личные имена, 2) культовые имена, 3) македонское словообразование.94)

Из личных имен до нас дошли главным образом имена македонских племенных вождей, их родственников и ближайших соратников. Они обычно даны в греческой транскрипции греческими писателями в тот период, когда между Македонией и Грецией установились более или менее регулярные экономические связи.

Нам почти неизвестна народная этимология личных имен, что не дает возможности выяснить их исторический характер.

Однако даже и в греческой транскрипции имена македонской аристократии фонетически звучат иначе, чем греческие. Это обстоятельство заставляет самого ярого сторонника греческого происхождения македонского языка Гофмана признать, что нельзя считать все македонские имена заимствованными у греков и что по своему звучанию и происхождению они связаны с Фессалией.95)

В противоположность Гофману, русский лингвист Фасмер подчеркивает, что фессалийский оттенок македонских собственных имен ясно указывает на то, что мы имеем дело с заимствованием их у носителей фессалийского диалекта.96)

Наличие сходства в македонских именах с диалектами греческого языка может лишь указывать на проникновение [100] довольно позднего греческого языкового влияния на небольшую верхушку македонского общества. Это влияние, вероятно, не было сильным и не затрагивало основы народного языка македонян.

Что касается культовых имен, то некоторая общность македонских культовых имен с греческими объясняется их связью с фракийским культом. Македоняне восприняли некоторые культы от старого фрако-иллирийского населения, а может быть, и от древнейшего населения своей страны.97) Особенно подвергалась греческому влиянию религия, что заставило Гофмана высказать мнение, что македонская религия была греческой. Но это мнение не поддерживается другими учеными. Сам Гофман признает, что почитание в Македонии главных греческих божеств — Зевса, Артемиды, Диониса и др. — еще не доказывает греческого характера ее религии, ибо почитание этих богов могло быть введено македонскими царями. Не исключено также слияние этих божеств с местными македонскими культами.

Бог неба (греческий Зевс) широко почитался в Македонии под названием Диос или Дейпатер. Наоборот, культ Посейдона, Аполлона и других божеств не почитался в Македонии. О существовании культа Афины мы имеем только одно свидетельство. Тит Ливий указывает, что македонский царь Персей перед войной с Римом принес в Пеле жертву Афине Алкидемон. На монетах также встречается образ Паллады-Алкис. Возможно, что имя Афины заменило какое-то домашнее божество. В одной глоссе Гезихия Афина называлась Гига. Кацаров не без основания предполагает, что мы имеем здесь дело с фракийским божеством, воспринятым македонянами.98) Распространение у македонян культа Артемиды, воспринятого из Фракии, Кацаров связывает с развитием охотничьего промысла в Македонии.99)

Для III века до н. э. засвидетельствовано почитание богини-матери (Кибела). Не исключена вероятность предположения Кацарова о том, что македоняне в древнее время почитали богиню плодородия, отождествляя ее с фригийской Кибелой. Несомненно, фракийского происхождения нужно считать культ Афродиты в Македонии. У Гезихия богиня эта называлась в Македонии именем Зейрен, а это имя мы встречаем в городах Фракии.100) Бог Асклепий существовал в Македонии как бог-лекарь Дарон. Это имя может быть связано с Деронами и фракийским племенем Дерсеи, или Дарсии.101) [101]

Широко почитался в Македонии бог Дионис, который, как и вакханки, прислуживавшие ему (Кладони, Мималони, Басара и Макеты), фракийского происхождения. Орфические мистерии, связанные с культом Диониса, также восприняты македонянами из Фракии.102) Оттуда попали на македонскую почву божества Веди и Тотоес. Климент Александрийский сообщает, что божество с именем Веди существовало со значением «вода».103) Что касается бога сна Тотоеса, то он встречается в одной надписи из Амфиполя и во Фракии.

Из всего вышеизложенного видно, что македонская религия существовала отдельно от греческой. Наряду с введением эллинских божеств, а может быть и гораздо раньше, широко были введены в Македонию фракийские культы, которые органически слились с отечественными македонскими божествами, несмотря на сильное влияние эллинизма.

На основании дошедших до нас лингвистических фрагментов в македонском словообразовании можно различать три элемента:

1) слова с греческими корнями или с формами различных греческих диалектов;

2) греческие слова, звучание и форма которых противоречат законам греческого языка;

3) слова, которые по своему происхождению и формам не могут быть объяснены как слова из греческого языка.104)

Большинство из слов первой категории относится к военной лексике и могло проникнуть в македонский язык вместе с заимствованием отдельных деталей греческой военной системы. Эти термины специально вводились македонскими царями, которые насаждали греческую культуру в Македонии, и поэтому не могут служить доказательством общности греко-македонского языка.105)

Ко второй категории относятся слова, формы которых трудно объяснить с точки зрения греческой грамматики.106)

К третьей категории относятся слова негреческие. Их большинство.

Следует отметить, что в глоссах Америя имеется ряд слов, [102] которые фонетически и семасиологически подходят к словам фракийско-фригийским и иллирийским.107)

Немецкий ученый Гейер, обобщивший все высказывания о македонском языке в своей статье, помещенной в энциклопедическом словаре Paulus Real-Encyclopädie, Stuttgart, 1930, т. XIV, полагает, что первая группа слов свидетельствует о том, что греческая верхушка сохранила в македонском государстве диалект своей родины; вторая группа указывает, как отдельные греческие слова изменялись в устах иллиро-фракийских народностей Македонии; третья группа указывает, что некоторые иллирийские и фракийские слова удержались не только в языке древних автохтонных слоев, но были восприняты переселившимися туда македонянами.108)

Все выводы Гейера вытекали не столько из языкового материала, сколько из заранее придуманной, предвзятой схемы.

Бесспорно, что греческое проникновение на север могло принести с собой многие греческие слова, число которых увеличивалось по мере укрепления греко-македонских связей. Но этот процесс языкового обогащения греческой лексикой происходил в то время, когда македонские племена не только кочевали по территории Македонии, но уже осели по долинам ее рек, были знакомы с железом и с алфавитным письмом. Эти племена говорили на своих племенных наречиях, которые все больше унифицировались, когда происходили объединения племен. Эта дальнейшая унификация различных племенных наречий создала македонский язык как внешнее выражение политического объединения македонских вождей и их племен в одно целое.

Македонский язык в своем развитии не мог не испытывать языкового влияния соседей — Иллирии и Фракии, а также Греции. То немногое, что сохранилось от языка македонян в глоссах Америя, говорит не в пользу теории о греческом происхождении македонского языка, а скорее в пользу гипотезы о родстве последнего с языками фракийской группы. Об этом говорят названия страны, населенных пунктов, городов, рек и гор, культовые имена и македонское словообразование, в котором большое количество слов фракийского происхождения.

История греческого языка, в особенности периода койнэ, а также история противоположного ему направления — аттицизма — и, наконец, анализ фракийской эпиграфики могут показать, как исконно македонские имена подверглись [103] искажениям и ассимилировались впоследствии с языковыми группами племен и народов, которые так или иначе находились в экономической и культурной близости с Македонией. Все вышеуказанное говорит о том, что македонское население, вопреки утверждению Каллериса, не было этнически единым, оно впитало в себя многие особенности тех племен, которые обитали на данной территории или передвигались по ней. В этом длительном и сложном процессе формирования македонских племен особая роль принадлежит фракийцам.


1) Hdt., VII, 129, 172.

2) Hdt., V, 16; Strab., VII, 329.

3) Arr., I, 7, 5; Thuc., II, 99; Strab., VII, 326.

4) Strab., VII, 330; Hdt., VII, 127.

5) Там же.

6) Климатически Македония принадлежит к средиземноморской области, которая отличается сухим летом, влажной зимой и вообще теплым климатом. См. Л. Милетич. Македония и Македонските. София 1925, стр. 13.

7) Strab., VII, III, 3, 1; см. R. Paribeni, указ. соч., стр. 4.

8) Hdt., VII, 112.

9) Strab., VII, 7.

10) Hdt., V, 17.

11) Hdt., VII, 125, 126.

12) Там же, 131.

13) Феофраст подчеркивал контраст между горами Македонии, покрытыми великолепным лесом, и голыми горами Аттики. См. Феофраст. Исследования о растениях, изд. АН СССР, 1951, стр. 352.

14) Hist. Plant., III, 3, 1-2.

15) П. И. Борисковский, Вопросы периодизации палеолита, «Советская археология», XXI, 1954, стр. 32.

16) Там же, стр. 32-33.

17) В прежнее время в Болгарии было открыто всего лишь семь палеолитических стоянок. После 9 сентября 1944 г. найден ряд новых палеолитических находок. См. проф. Д. Димитров. Последните археологически разкопки в България, София, 1955, стр. 6-8.

18) Во время раскопок небольшой пещеры при Дряновском монастыре были раскрыты следы человека, жившего около 100 тыс. лет назад. На юге от Дуная имеются следы мустьерской эпохи. Наряду с кремневыми орудиями, предметами из кости, множеством костей и зубов встречаются отдельные вымершие животные той эпохи. См. Иван Пастухов, Българска История, т. 1, предисторическо время древност. Средневековие. Книгоиздательство Хемус, София, 1945, стр. 10; Р. Попов, Култура и живот на предисторическия човек в България, ч. 1, каменна епоха. София, 1928, стр. 10, сл.

19) История на България, том първи, София, 1954, стр. 9.

20) Чайлд. У истоков европейской цивилизации, М., 1952, стр. 122.

21) В Чаучице, Сервии и других местах археологи нашли большое количество обуглившегося зерна в больших глиняных кувшинах.

22) Heurtley, указ. соч., стр. 110.

23) Е. Ю. Кричевский, Из истории дунайского понизовья в неолитическую эпоху, стр. 56; см. Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института истории материальной культуры, VIII, М.-Л., 1940.

24) Историjа народа Jугославиjе, прва кн., Белград, 1953. стр. 12. {В книге на этой странице обозначены 2 третьих сноски. Мне пришлось обозначить их как две 24-х. HF}

25) По мнению Кессона, общее происхождение зеленого нефрита следует искать в Центральной Европе, в Швейцарии, где такие топоры обычны.

26) Т. Пассек, Древнейшее население днепровско-днестровского бассейна, «Советская этнография», VI-VII, 1947, стр. 29.

27) Кессон, указ. соч., стр. 132.

28) Кессон, указ. соч., стр. 131-132.

29) Особенно ясно представлено сочетание каменных и бронзовых орудий в поселении Свято Кирилово, где, наряду с бронзовыми орудиями, находились кремневые отщепы и каменные полированные топоры, в том числе просверленные и имевшие форму металлических топоров.

30) При раскопках доисторического поселения с. Винчи М. Васичем были найдены обугленные злаки и плоды: пшеница, груша, яблоко. См. «Известия русского археологического института в Константинополе», т. XVI, София, 1912, стр. 372.

31) Кессон, указ. соч., стр. 132.

32) Об этом говорят раскопки ранней бронзы (Кричана), средней бронзы (Центральная Македония, Халкидика), поздней бронзы (Саранце).

33) Hom., Il., XIII.4, XI.222, XIV.227, Odys., IX.45.

34) Так, в Чаучице найдены гладкие, полированные изделия из серого или хромового материала, в которых преобладали плоские открытые чаши, большие кувшины с двумя ручками, украшенные нарезными завитками и прямыми линиями, заполненными белой или розовой пастой, тщательно расписанные сосуды из светло-желтой глины с прямолинейными сложными рисунками, большие пифосы с рельефным веревочным орнаментом на шейке. (См. Кессон, стр. 129.) Лощеная керамика, для которой обычны небольшие чашки с высокими ручками, открытые чаши и маленькие кувшины, обнаружена в Свято Кирилово. Холм Килиндир содержал большое количество керамики, среди которой находились аски и низкие плоские чаши с отогнутым краем, характерные для юга. В Вардино находилась тонкостенная черноглиняная керамика, украшенная прямолинейными и криволинейными рисунками, нанесенными белой краской. В долинах Солоника и Галика (Центральная Македония) керамика ранней бронзы представлена чашами с отогнутыми краями. Для керамики средней бронзы характерен процарапанный орнамент, для поздней бронзы — такой же орнамент, но более небрежный.

35) В. Миков, Траките, сборн. «През вековете», София, 1938, стр. 38.

36) Среди фракийских племен, которые поселились в Македонии, в первую очередь надо упомянуть фригийцев (бригес). Греки называли их фригами (фригес). См. Hdt., VII.73. Древние писатели связывают фригов с бригами в Малой Азии, считая их фракийского происхождения. Этих бригов вспоминает Гомер. Они встречаются в северном Эпире между иллирийскими племенами (Strab, VII.7.8; Appian, bell. civ., II.39). По Страбону, бриги жили по горному течению Эригона, по Геродоту — войска Мардония в 492 г. были побиты бригами. Это значит, что бриги жили в Эматии, а также у Стримона, т. е. в местах, считавшихся впоследствии средоточием македонских племен.

С другой стороны, Страбон (Strab., XII.4.4, XIII.2.25) и Плиний (V.30, 32) перечисляют ряд македонских племен, живших в Малой Азии, особенно в Бригии (Фригии), Лидии и Мизии (Strab., XIV.2.25).

Интересно отметить, что Страбон при перечислении различных фракийских племен, живших в Малой Азии включает в их число племя мигдонов (Strab., VII.3). См. В. В. Латышев, Известия древних писателей о Скифии и Кавказе, ВДИ, № 4, 1947, стр. 241.

37) Hdt., VII.73, 75.

38) Вопрос о происхождении фракийских племен еще до конца не разрешен. По мнению одних, фракийцы являлись прямыми потомками неолитических земледельческих племен Балканского полуострова, поречья Дуная и областей Поднестровья, Побужья и Среднего Поднепровья. (См. акад. В. Георгиев, За произхода на древното население от северо-изоточнота част на Балканския полуостров. Сборн. Гавриил Кадаров, ч. II, София, 1955, стр. 305-325.)

По мнению других, фракийцы пришли на Балканский полуостров с севера. Некоторые ведут их путь с юго-востока. См. Ж. Н. Выжарова, О происхождении болгарских пахотных орудий, АН СССР, 1952, стр. 23.

39) Hdt., V.3; Thuc., II.97; Paus., I.9.

40) Хр. М. Данов, Към материалната култура на Тракийците през омировата епоха, Исторически преглед, 1947-1948, № 1, стр. 35-51.

41) Т. В. Блаватская, Западнопонтийские города в VII—I вв. до н. э. М., 1952, стр. 14-17.

42) G. Kazarow, Beiträge zur kultur geschichte der Thraker, 1916, p. 4. Ср. Д. П. Димитров, Севтополь — фракийский город близ с. Копринка, Казанлыкского района, «Советская археология», 1957, № 1, стр. 199-200.

43) Кацаров. Тракия в Омировия епос. «Известия на исторического дружество в София», кн. XI-XII, София, 1932, стр. 126.

44) Hom., Il., II.844-850, IV.519-520, 533-535, VI.5-9, XI.218-222, XX.9, 484-487.

45) Там же, X.433-436, 470-472, 474-475, 494-496. В X песне Илиады мы имеем поэтическое отражение борьбы греческих колонистов с фракийскими племенами по эгейскому правобережью. См. Д. Димитров, указ. соч., стр. 16.

46) Euripidis Rhesus, ed. Wecklein, Lipsiae, 1902, стихи 264-387, 388-475, 599-621.

47) Hom., Il., XXIV.234-235.

48) Там же, XIII.576-577, XXIII.807-808, X.438-439, 471-472.

49) Из этих племен особого внимания заслуживают Геты, Кробизы, Трибаллы, Одризы, Сатры, Синты, Нероны, Киконы, Долонки и др. (см. Hdt., IV.49, 93, 99, VII.111; Thuc, II.96, IV.101; Strab., V.13).

50) Hdt., V.3.

51) Strab., VII.47.

52) Томашек различает три группы фракийских племен: а) фриго-мизийская, в которую входило 26 племен; б) южная группа, состоявшая из 36 племен; в) северная группа, состоявшая из 24 племен. См. W. Тоmаschek. Die alten Thraker, I, Wien, 1899, стр. 128-130.

53) В. Бешевлиев, указ. соч., стр. 7.

54) История Болгарии, АН СССР, М., 1954, т. 1, стр. 21.

55) Кессон, указ. соч., стр. 137. Г. Кацаров, България в древности, София, 1926, стр. 14.

56) Судя по керамике с темной ребристой поверхностью, Чайлд считает, что «эти пришельцы вели свое происхождение из бассейна Дуная и являлись, вероятно, одним из ответвлений лужицкой культуры...» См. Г. Чайлд, указ. соч., стр. 129.

57) Кессон, указ. соч., стр. 156.

58) Там же, стр. 157.

59) Hdt., I.56, VIII.43.

60) См. Р. В. Шмидт. Античное предание о дорийском переселении, ВДИ, 1938, № 2 (3), стр. 50-65.

61) См. Jean N. Каllèris, указ. соч., стр. 4.

62) Если большинством ученых районом, из которого началось передвижение дорийцев, признаются придунайские земли, расположенные к северу от Балканского полуострова, то в отношении времени этого передвижения имеются большие разногласия. Точка зрения Кессона и других археологов, относящая дорийское переселение к XI в., в данное время отвергается последними открытиями в Пилосе. Большинство ученых считает, что начало этого движения относится к XIII в. до н. э. См. статью К. М. Колобовой. «К вопросу о минойско-микенском Родосе и проблема «переходного» периода в Эгеиде (1100—900 гг. до н. э.)». Ученые зап. Ленинградского университета, серия исторических наук, выпуск 21, № 192, 1956, стр. 29.

63) Поэтому вряд ли можно согласиться с В. Милойчичем, который утверждает, что первая группа дорийцев прибыла в XIII в. до н. э. и обосновалась в Македонии, а только позже оттуда стала передвигаться на юг. См. К. М. Колобова, указ. соч., стр. 30.

64) См. Antiquaries Sournal, vol. I, р. 211.

65) Керамика в Чаучице может быть разбита на три главных типа:

а) сосуды ручной работы из грубой глины серого и желтого цвета — кувшины с одной ручкой и отрезанным горлышком и очень маленького размера чашки;

б) тонкостенные сосуды из красной глины, сделанные на гончарном круге, — большие чашки с двумя ручками прекрасной выделки, чаши более грубые с одной ручкой и маленькие скифосы. Обычным для них рисунком была простая роспись из линий в технике глазури. На скифосах следы узоров глазури очень напоминают геометрический стиль Греции;

в) чаши, сделанные на гончарном круге, представляющие собой грубые серые изделия однообразной формы.

В раскопках Пагели также встречаются сосуды, сделанные на гончарном круге, наряду с глиняными изделиями ручной работы.

66) Ив. Пастухов, указ. соч., стр. 49; История народа Jугославиjе, стр. 22.

67) Васил Миков, Когда Болгарии еще не было на карте, ж. «Болгария», 1957, № 1, стр. 19.

68) В. Бешевлиев, указ. соч., стр. 7.

69) Abel, указ. соч., р. 91.

70) Там же, стр. 118-119.

71) Histor. Zeitschrift. N. F., 43, 5, 198.

72) Ed. Meyer, Geschichte des Altertums, II, 1928, s. 273.

73) R. E., XIV, 697 сл.

74) Kalleris, указ. соч., р. 34.

75) См. Чернышевский в Сибири. Переписка с родными, стр. 152.

76) Kalleris, указ. соч., р. 21.

77) Fick, Zum makedonischen Dialecte, KZ, XXII.193-235.

78) Kretschmer, Einleitnug in die geschichte dergriechischenSprache, 1896.

79) G. W. Hatzidakis, Zurabstamungder alter Makedonier, 1897.

80) O. Hoffmann, Die Makedonien, ihre Sprache und ihr Volkstum, 1906.

81) Kalleris, указ. соч., р. 25, 29.

82) Там же, стр. 24.

83) Там же, стр. 26.

84) Тамже, стр. 27.

85) Polyb., IX.37.7.

86) См. Г. Кацаров, Етнографското положение на старите Македонии, Минало. 12, 160; Fellmann, Antigonas Gonatas, 1930, р. 6, etc.

87) Polyb., VII.93, 5, 7.

88) Liv., XXXI.29.5.1; XLII.12.8.

89) Plut., II.5; XI.5; App. Romanorum historiae, IX.2, 7.1.

90) Hdt., VII.140-144; Thuc., IV.124, 126; Isocr., Φιλιππος. 107 сл., 154.

91) Следствием процесса сегментации племен явилось занятие больших пространств группами родственных племен, часто удалявшихся на значительное расстояние от своего первоначального места жительства. (См. А. Я. Брюсов. Очерки по истории племен европейской части СССР в неолитическую эпоху. М., 1952, стр. 10, 17-8.) То, что такая сегментация племен происходила непрерывно и сопровождалась межплеменной борьбой, еще засвидетельствовал Морган в отношении расселения ирокезов (Л. Морган. Древнее общество. Л., 1934, стр. 74). Более детально и совершенно с иных позиций, чем Л. Морган, эти вопросы исследовала советская наука на материале истории Восточной Европы. Она показала пути расселения племен в неолитическую эпоху, пути сложения этнической общности, ее дробление и скрещение. Благодаря археологии и лингвистике она раскрыла процесс передвижений и столкновений больших масс людей за охотничьи угодья, за пастбища для скота и за главенство над другими племенами. Процесс этот особенно интенсивно проходил во второй половине II тысячелетия до н. э. и изменил картину распределения населения того времени (А. Я. Брюсов, указ. соч., стр. 260).

92) Каллерис полагает, что причиной отсутствия надписей на македонском языке является то обстоятельство, что македоняне не имели ни привычки, ни необходимости гравировать на камне. Это он объясняет изоляцией македонян от остальной Греции. Каллерис высказывает также предположение, что надписи на камне могли быть и запрещены по какой-либо причине, например по причине религиозного порядка (Kalleris, р. 54-55).

93) Жалкие остатки македонского языка, которые дошли до нас, встречаются отчасти в географических названиях, в именах, отчасти в отдельных македонских словах, которые либо случайно упоминаются в произведениях по македонской истории, либо собраны как «глоссы» александрийскими грамматиками. Глоссы дошли до нас, главным образом, в сборнике Гезихия. Достоверность их сомнительна, так как Гезихий собирал слова разных времен и разных местностей. Многие слова могли также быть внесены и средневековыми переписчиками.

Число македонских слов у различных исследователей расходится. Это объясняется тем, что афинянин Гезихий и другие древние авторы использовали собрание одного из лучших грамматиков Александрии III в. до н. э. Америя, родом из Македонии, ревностно занимавшегося языком своей родины. Впоследствии некоторые ученые стали считать все слова, заимствованные у Америя, македонскими, но это неправильно (см. Kalleris, р. 60-65). Лингвисты часто причисляли к македонским словам чуждые слова.

Каллерис в своей работе анализирует отдельные глоссы, останавливается на отдельных македонских словах. Из 140 исследованных им слов и выражений он нашел только несколько слов, корни которых можно с некоторой вероятностью считать негреческими.

94) См. статью Гейера «Macedonia», р. 682, Paulus, Real-Eucyclopädie der Classischen altertumswiss, ed. 1928, а также: Hirt'а, Beitr. Z. Geschichte d. deutsch, spr. u lit. XXI, 125 сл.

95) О. Hoffman, Die Makedonien, 1906, стр. 123 сл.

96) К. Фасмер, К вопросу о языке древних македонян, ЖМНП, 1-2, январь 1908, стр. 32.

97) W. Baege, De Macedonum sacris (Dissert. Phil. Halens, XXII, I).

98) Г. Кацаров, Пеония, 8, 35.

99) Г. Кацаров, Царь Филипъ II Македонски, стр. 101.

100) Theop., frgm., 45.

101) Oberhummer. Pauly-Wissova, IV.2218.

102) См. W. Ваеge, De Macedonum sacris; 1913, р. 77, etc. Это особенно видно из трагедии Еврипида «Вакханки», автор которой имел возможность видеть и близко наблюдать македонский культ Диониса.

103) Clem. Alex., Strom, V.8.46.

104) По техническим причинам греческий текст дается в русской транскрипции или опускается вовсе с ссылкой на использованный источник.

105) Так, например, «агема» — значит военный отряд, «акрюной» — самый крайний, верхний (в смысле военного построения), «аортэ» — пояс военный, портупея, «аргиппус» — быстроногий, «гюалас» — передняя или задняя половина панциря, «бимахэс» — сведущий в кавалерии и пехотной битве, «этайрой» — телохранители и др.

106) К. Фасмер, указ. соч., стр. 35.

107) ЖМНП, 1908, ч. XIII, стр. 24.

108) Geyer, указ. соч., стр. 695; Каллерис не признает в этих словах никаких групп, так как уверен, что почти все слова Гезихия не македонские.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Фюстель де Куланж.
Древний город. Религия, законы, институты Греции и Рима

В. П. Яйленко.
Греческая колонизация VII-III вв. до н.э.

А. Ф. Лосев.
Гомер

Хельмут Хефлинг.
Римляне, рабы, гладиаторы: Спартак у ворот Рима

Р. В. Гордезиани.
Проблемы гомеровского эпоса
e-mail: historylib@yandex.ru
X