Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. Р. Корсунский, Р. Гюнтер.   Упадок и гибель Западной Римской Империи и возникновение германских королевств

Глава 4. Вторжение вандалов в Северную Африку. Вандало-аланское королевство

Вандальские племена впервые упоминаются под названием вандалии римскими авторами I в. н. э. Их первоначальные поселения находились, вероятно, в юго-западной Скандинавии и Ютландии. По-видимому, во второй половине II в. до н. э. они пересекли Балтийское море, осели на некоторое время на территории между Нижней Эльбой и Вислой, а затем двинулись дальше на юг по верхнему и среднему течению Одера, где они и находились с I в. до н. э.; вандалы были связаны общностью культа с лугиями.1)

Вандалы делились на силингов и асдингов. Силинти поселились на территории будущей Силезии. Асдинги впервые упоминаются в связи с войной Рима с маркоманами, которые в 171 г. добивались разрешения поселиться в римской провинции Дакии, в чем им, однако, было отказано. В III в. асдинги занимают территорию к востоку от Верхней и Средней Тиосы. Нападения вандалов на Паннонию и Рецию были отражены императорами Аврелианом и Пробом (276—282). Предполагают, что при Константине I часть вандалов получила разрешение поселиться в Паннонии, однако до настоящего времени это не подтверждено археологическими данными.2)

В конце IV в. переселение народов захватило и вандальские племена, к которым тем временем присоединились иранские аланы. Небольшая их часть осталась на прежних местах, большая же часть устремилась на запад. Королем вандалов был в то время Годегизель. В 401 г. они разграбили Рецию; в 405 г. вторглись в область Рейна и Неккара, воспользовавшись тем, что высший военачальник Западной империи, Стилихон, был занят уничтожением в Северной Италии полчищ Радагайса, состоявших из частей различных племен. В сражении с франками, охранявшими в качестве римских федератов переправу через Рейн, вандалы были разбиты и Годегизель пал в битве. Однако вскоре произошло второе сражение, в котором вандалы и аланы победили. Вандалы избрали своим предводителем Гундериха, сына Годегизеля, и в первый день 406 г. вместе с аданами и свевами перешли Рейн. Это произошло в районе Майнца.3) Не встретив [71] серьезного сопротивления, они быстро дошли до Пиренеев, разрушив множество городов на своем пути; много сельских вилл крупных земельных магнатов было сожжено. Переход узурпатора Константина III с его армией из Британии в Галлию заставил пришельцев сократить сферу своих действий. В 409 г. вандалам, аланам и свевам удалось осесть в Испании.

И здесь они вызывали ужас в городах, деревнях и владениях, крупных магнатов. Они распространились по большей части Иберийского полуострова, за исключением Тарраконской провинции. Западно-римское правительство или, вернее, действующий в Испании военачальник узурпатора Константина III Геронтий, было вынуждено заключить с ними договор, чтобы выиграть время для подготовки ответных действий. Асдинги были направлены в Восточную Галисию, силинги — в Бетику, а аланы — в Лузитанию и Картахенскую провинцию, причем остается неясным, получили ли они там земли на основе римской hospitalitas. Во всяком случае, очевидно, что поселение не привело к созданию вандало-аланского государства, хотя процесс социальной дифференциации шел быстро. Вероятно, уже в Испании вандалы и аланы приняли христианство в форме арианства.4)

Тем временем центральная власть Западной империи нашла союзников в вестготах, также вторгшихся в Испанию, и с их помощью двинулась против вандалов и аланов. В 416 и 418 гг. вестготская армия во главе с королем Валией (415—418) разбила в ряде сражений силингов и аланов, причем силинги были почти полностью уничтожены. С этих пор остатки силингов и аланы подчинились королю асдингов и больше не выбирали своих королей.

Поскольку вестготы в 418 г. получили в качестве федератов право поселиться в юго-западной Галлии, в Аквитании и ушли из Испании, Западная империя стала вербовать свевов, пытаясь теперь использовать их против вандалов и аланов. Еще в 418 г. римское войско спасло от поражения армию свевов в битве с вандалами и аланами под Брагой. В 422 г. римская армия под командованием военачальника Кастина предприняла широко задуманный поход против вандалов и аланов. Однако завершился этот поход серьезным поражением Империи; вандалы и аланы захватили Тарраконскую провинцию и юго-восточное побережье Испании. Эта победа вандалов и аланов нанесла тяжелый удар римскому господству в Испании. Победители захватили портовые города и, реквизировав римские корабли, напали на Балеарские острова и мавританское побережье. В 428 г. они заняли важные города Гиспалис и Картахену. В том же году умер король Гундерих, и во главе уже достаточно окрепшего королевства стал его сводный брат, сын Годегизеля и рабыни, Гейзерих (428—477).

В 427 г. началась гражданская война между центральной властью Западной империи и военачальником римских военных отрядов в Северной Африке Бонифацием. Однако императрица [72] Галла Плацидия, правившая от имени своего несовершеннолетнего сына Валентиниана III (425—455), примирилась с Бонифацием, вновь занявшим к началу 429 г. свои прежние должности. В 427—428 гг. берберским племенам удалось прорвать римский лимес в Северной Африке и продвинуться далеко в глубь провинции. Этими политическими трудностями Рима в Северной Африке воспользовались вандалы и аланы, готовя во главе со своим энергичным королем Гейзерихом переправу в Африку, которую они успешно осуществили в мае 429 г. Причина того, что вандалы и аланы ушли из богатой Испании, заключалась не в голоде или недостатке земли для поселений. Продукты питания, а также пахотная земля и пастбища имелись там в изобилии. Вероятно, Гейзерих своевременно оценил опасность возрастающего давления свевских, вестготских и римских армий, поставивших своей целью полное уничтожение вандалов и аланов. К тому же обширные области Пиренейского полуострова были опустошены в результате военных действий последних десятилетий, и вандалы надеялись найти более богатые земли в Африке.5) Гейзерих переправился через Гибралтар с 80-тысячной армией.

Завоевание Римом Северной Африки началось в. 146 г. до н. э. с уничтожения Карфагенского государства. Примерно через 200 лет было завершено подчинение Северной Африки и включение ее в систему римских провинций. После нового деления империи, проведенного Диоклетианом и Константином, в Римской Северной Африке были следующие провинции: Мавретания Тингитанская на крайнем западе с главным городом Тингисом (Танжер); к этой провинции примыкала на востоке Мавретания Цезарейская (главный город Цезарея — Шершель), где стоял римский флот. Обе провинции управлялись прокуратором всаднического сословия. Далее к востоку лежала провинция Мавретания Ситифенская (главный город Ситиф — Сетиф). Затем провинция Нумидия с главным городом Циртой, получившим с 312 г. в честь императора Константина I наименование Константины (Constantine). В северной части нынешнего Туниса находилась провинция Проконсульская Африка (главный город — Карфаген близ Туниса); к югу отсюда была образована провинция Бизацена (главный город — прибрежный Гадрумет — Сус). К юго-востоку тянулась провинция Триполитания с главным городом Лептис Магна. Все эти провинции, кроме Мавретании Тингитанской, принадлежавшей к галльской префектуре, были частью итало-африканской префектуры. Мавретания Тингитанская входила в испанский диоцез (XV), тогда как остальные североафриканские провинции составляли африканский диоцез (XI). Расположенные восточнее Ливия и Египет принадлежали Восточной Римской империи и остаются поэтому вне границ нашего рассмотрения. Границей между Триполитанией и Ливией был портовый город Arae Philaenorum (Муктар) в юго-восточном углу Большого Сирта; там уже в давнее время проходила граница между Карфагеном и греческой Киренаикой. [73]

В мавретанских провинциях жили преимущественно племена берберов; остальные берберские племена селились по ту сторону римской границы и постоянно совершали набеги на римские провинции. Хамитские племена берберов жили также в Нумидии и в примыкающих к ней восточных провинциях вблизи ливийских племен. В Проконсульской Африке и в Бизацене селились и остатки пунического населения. Ж. Шарль-Пикар полагает, что население римской Северной Африки между серединой II в. и первой третью III в., т.-е. в период ее хозяйственного расцвета, составляло примерно 6,5 миллионов.6)

Римская политика урбанизации была в Северной Африке особенно успешной; в конечном итоге там оказалось около 500 городов, причем 200 из них были сконцентрированы в провинциях Проконсульская Африка и Бизацена. Конечно, многие из этих городов были небольшими, а некоторые и совсем маленькими, но благодаря урбанизации эти области быстро романизировались. Количество городов в Северной Африке лишь незначительно уменьшилось в эпоху Поздней империи. Так, в церковном соборе, созванном в июне 411 г. в Карфагене, принимали участие 267 католических епископов, причем еще 13 известных нам отсутствовали; к этому числу следует прибавить 289 донатистских епископов и 32 известных нам отсутствовавших. В целом число епископов достигает 601, поэтому даже если в некоторых городах были и католический и донатистский епископы, едва ли можно говорить о сокращении количества городов в Северной Африке в V в.7)

Хозяйственное положение Северной Африки в V в. было также значительно лучше, чем в Галлии. В больших портовых городах по-прежнему велась оживленная морская торговля. В городах продолжали функционировать собрания римских горожан. Куриалы несли свою службу, а органы городского управления . продолжали действовать вплоть до византийского времени. Правда, в IV—V вв. в среде куриалов Африки углубилось деление на различные социальные и политические слои: выделился высший слой principales, за ним следовали sectmdiones и прочие. Богатство и имущество было теперь дифференцировано больше, чем прежде.8) Сельское хозяйство также не пострадало здесь от общего социального кризиса в такой степени, как другие части Западной империи. Во всяком случае еще к началу V в. производство оливкового масла и зерна находилось в полном расцвете.9)

Однако не надо обольщаться картиной этого сравнительного благополучия Северной Африки в эпоху поздней античности. В глубине, за фасадом благополучия, шла острая классовая борьба, основанная на глубоких социальных противоречиях, которые находили свое выражение в социально-религиозных формах, например, в борьбе между циркумцеллионами, с одной стороны, католической церковью и римской государственной властью, с другой. Сельское хозяйство Северной Африки в римское время было основано в первую очередь на системе латифундий, в [74] которых возросла эксплуатация колонов, рабов и сельскохозяйственных рабочих. Сельское население в значительной степени обеднело.10)

Не встретив серьезного сопротивления, вандалы и аланы прошли меньше чем за год расстояние от Тингиса до Карфагена, т. е. около 2 тыс. км. В этом переходе они пользовались римскими прибрежными дорогами. Угнетенное население и рабы, частично, перебегавшие к варварам, рассматривали их появление как возможность облегчить свою участь, так как тем самым они — хотя, бы временно — освобождались от тяжелого налогового гнета. Вандалы и аланы захватили крупные и мелкие города, лишь Цирта и Карфаген успешно отразили их атаки. Римский полководец Бонифаций отошел со своим войском в город Гиппон-Регий, где он в течение 14 месяцев, до июля 431 г. выдерживал, осаду. Затем он ушел, предоставив город аланам и вандалами. Гиппон-Регий стал первой североафриканской резиденцией Гейзериха. Около 432 г. на территорию, за которую шла борьба в. Северной Африке, вступила восточно-римская армия под командованием Флавия Аспара, военачальника аланского происхождения. Обе стороны опустошали богатые провинции, но, по-видимому, избегали решающего сражения. За период до 435 г. вандалы и аланы завоевали значительную часть Римской Северной Африки. Западная Римская империя вынуждена была признать, что изменить создавшуюся ситуацию военным путем невозможно. В начале 435 г. Империя после переговоров предоставила вандалам и аланам статус федератов. Они получили территорию ad habitandum, что соответствовало поселению на основе hospitalitas, хотя сведения об этом недостаточно определенны. Места поселений были расположены в северо-западной части Проконсульской Африки, в провинциях Нумидия и Мавретания Ситифенская.

Поскольку текст договора до нас не дошел, можно лишь предположить, что Гейзерих в свою очередь обязался поставлять остро необходимые Италии оливковое масло и зерно, а также защищать границыот берберов.11)

Однако мир был непродолжителен. Гейзерих не мог не понимать, что Западная империя использует оставшиеся у нее важные в хозяйственном отношении области Проконсульской Африки с Карфагеном в качестве стратегического плацдарма для наступления на вандалов и аланов. 19 октября Гейзерих, нанеся неожианный удар, взял Карфаген и захватил оставшиеся у римлян области Проконсульской Африки и Визацены. Овладев карфагенским флотом для перевозки зерна, он превратил его в военный флот. Таким образом он стал господствовать над Западным и Центральные Средиземноморьем. В 440—441 гг. вандальский флот грабил побережье Сицилии и Южной Италии. Контингент западноримских войск и восточноримский флот, призванный Валентинианом III на помощь, достигли,, правда, немногого, но все таки воспрепятствовали немедленному захвату Сицилии [75] варварами. Однако, когда в 442 г. восточноримский флот ушел, Гейзерих занял всю Сицилию и принудил западноримское правительство заключить с ним новый договор: вандалы и аланы освобождались от статуса федератов и признавались политически независимыми; договор подтверждал также расширенные границы государства Гейзериха. Сюда же относилась часть Триполитании. Империя сохранила обе западные провинции Мавретании, нумидийскую область вокруг Цирты и восточную Триполитанию. Некоторое время Сицилия также принадлежала Западной империи. В оставшихся у нее частях Северной Африки Империя реорганизовала управление. Правительство оказывало поддержку муниципальным учреждениям этих провинций, рассматривая их как опору господства Западной империи.12)

Признание полной политической независимости вандалов и аланов в Северной Африке было знаменательным событием в истории и приходящего в упадок государства Западной империи, и Вандало-аланского королевства. Впервые на территории Западной Римской империи народ завоевал независимость не только de facto, получив статус федератов, но и de iure.

В 40-х и 50-х годах V в. процесс образования государства у объединившихся вандалов и аланов был завершен. Уже в ходе завоевания вандалами Северной Африки в возникающем государстве складывались функции внутреннего угнетения: в ряде областей господствующий класс римских землевладельцев был лишен власти и собственности. Вандало-аланское государство, остававшееся до своего падения арианским, преследовало католическую церковь, главную идеологическую и религиозную опору Западной империи. Земельные владения католической церкви были конфискованы. Некоторые представители землевладельческой аристократии и католического клира были обращены в рабство или перемещены в сословие колонов и депортированы.13)

Уничтожением римского налогового кадастра новое государство завоевало расположение в кругах беднейших слоев римского провинциального населения. Однако вскоре они были вновь обременены новыми налогами, взимаемыми вандалами.

Народ-завоеватель, вандалы и аланы, занимали высшую ступень социальной иерархии, которая в целом не слишком изменилась по сравнению с позднеримской. Король, обладавший абсолютной властью, был одновременно и крупнейшим земельным собственником в государстве. Конфискованные земельные владения король, если он сам на них не претендовал, раздавал вандальской знати, арианской церкви и простым свободным. Основная масса свободных вандалов и аланов поселилась в Проконсульской Африке. Там они получили небольшие земельные наделы, sortes Vandalorum, которые перешли в их собственность. Эти sortes напоминают франкский аллод. Однако в дальнейшем в крупных земельных владениях вандалов использовался преимущественно труд колонов и рабов. Таким образом в Вандальском государстве в значительной степени сохранились следы исчезающего [76] рабовладельческого общества. Элементы феодализации общества были у вандалов и аланов развиты слабее, чем у франков, вестготов и бургундов.14)

В 442 г. родоплеменная аристократия вандалов подняла восстание против растущей личной власти Гейзериха, которое было подавлено (подробные данные о нем отсутствуют). В дальнейшем родоплеменная аристократия перестает играть какую-либо роль в политической жизни государства. Вместе с тем начинает расти значение зависимой от короля служилой знати. Не созывалось больше и народное собрание. Военные отряды вандалов, среди которых главную роль играла конница, были размещены вдоль южной границы и в портах. Военную службу несли, кроме мавров во вспомогательных отрядах, только вандалы и аланы.

Государство было разделено на различные провинции: Зевгитана, Восточная Нумидия, Бизацена, Абаритана и Гетулия.

Их возглавляли наместники африканско-римского происхождения, в компетенцию которых входил суд над римским провинциальным населением и взимание налогов. Основой судопроизводства служили позднеримские сборники законов. Муниципии продолжали жить своей жизнью и в Вандальском королевстве. В городах сохранялись традиционные должности священников. Продолжали действовать и провинциальные собрания римского времени; сохранялся в городах и римский образ жизни, хотя в ограниченной степени и с меньшим размахом. Несмотря на то что католическая церковь время от времени подвергалась тяжелым преследованиям, она сохраняла своих сторонников, прежде всего в городах.

О консервативном характере социальных структур в сельских местностях Вандальского королевства свидетельствуют так называемые «Таблички Альбертини»,15) найденные на юге Бизацены; это торговые договоры, спрятанные после 21.IV.496 г. Они относятся к крупному домену, принадлежавшему некоему Флавию Геминию Катуллину, и датируются временем между 493 и 496 гг. Латифундия была разделена на четыре имения (fundi), которые в свою очередь делились на многочисленные мелкие крестьянские наделы. В договорах речь идет о мелких угнетенных крестьянах, которые 400 лет спустя все еще несли обязанности колонов в соответствии с Манциевым законом (Lex Manciana времени Флавиев); правда, и в этом проявляется упадок античного общества, по своему статусу они уже приближались к свободным крестьянам. В документах эти колоны определяются как cultores.16)

Черты нового общественного развития были мало заметны. Вскоре классы, эксплуатируемые некогда Западной империей, ощутили, что они только переменили господ, но не общественную систему. Тогда они стали в большей степени поддаваться влиянию католической церкви, которая идеологически подготавливала возвращение римского господства; склонялись они и к тому, чтобы приветствовать вновь вторгающиеся племена берберов, которые также создавали варварские королевства в Северной [77] Африке.17) Когда же Вандальское государство вступило в период последней решительной борьбы с Византией и оказалось побежденным, массы эксплуатируемых классов стояли в стороне или открыто поддерживали византийцев.

Однако на данном этапе государство вандалов находилось еще в преддверии кульминации своего могущества. Гейзерих, энергичные и политически активный деятель своего времени,18) проявил себя также как искусный дипломат. Он сумел обмануть Западную империю и предотвратить враждебные действия Византии против своего государства. Вероятно, послов его можно было встретить и при дворе короля гуннов Аттилы. Когда в марте 455 г. был убит император Валентиниан III, Гейзерих воспользовался этим, чтобы расторгнуть договор 442 г. Дополнительным поводом послужило то, что новый император Петроний Максим выдал дочь Валентиниана III Евдокию, которая в 446 г. была обручена с сыном Гейзериха Хунерихом, за своего сына. Гейзерих сам возглавил свой флот и в последние дни мая 455 г. высадился в гавани Порт в устье Тибра. В.Риме началась паника, в результате которой Петроний Максим погиб. После четырнадцатидневного разграбления города Гейзерих со своими войсками ушел из Рима, уведя с собой вдову Валентиниана III Евдоксию и его дочерей Евдокию и Галлу Плацидию. Есть сведения, что он привез на своих кораблях также тысячи пленных римских ремесленников. Евдокия была сразу же выдана за Хунериха; лишь в 472 г.. ей удалось бежать в Иерусалим. В результате этих событий Гейзерих укрепил свое господство в Западном Средиземноморье и захватил Сардинию, Корсику, Сицилию и Балеарские острова. Вскоре после 455 г. Вандальскому государству вынуждены были подчиниться и те провинции Северной Африки, которые до этого момента еще принадлежали Западной Римской империи; впрочем, сфера вандальского господства на западе не выходила за пределы Нумидии. В мавретанских провинциях все больше утверждались, обретая самостоятельность, берберские племена. По существу. господство вандалов распространялось только на города побережья, к западу, примерно до Сеуты. В мавретанских провинциях поселились также изгнанные вандалами из Проконсульской Африки крупные римские землевладельцы, находившие пристанище на запустевших частных и императорских латифундиях, если им удавалось сговориться с местными берберами.19) Интересно заметить, что захват Рима вандалами в 455 г. получил значительно меньшее отражение у римских писателей, чем взятие Рима вестготами в 410 г. Благодаря деятельности Августина и других авторов, а также папства, в первой половине V в. идея вечности Рима была перенесена на католическую церковь. Тем самым укоренилось представление, что германцы и другие варвары могут; нанести вред Риму, но не церкви. Эти идеи, которые уже не призывали к защите Империи, объективно способствовали созданию и укреплению варварских государств на западноримской территории. [78]

Император Авит (455—456) предполагал начать крупные военные действия против Вандальского государства. Однако незначительные успехи римлян в Сицилии и в морском сражении у Корсики не изменили положения дел, и господство вандалов на море осталось прежним. При императоре Майориане (457—461) вновь начались еще более серьезные приготовления к войне с вандалами. Римский флот должен был напасть на них с Сицилии, а армия из Испании. Совершив смелый набег на гавань Картахены, где был сконцентрирован римский флот, вандалы захватили часть кораблей. Тем самым рухнул план, на который императорский двор в Равенне и западноримская аристократия возлагали такие надежды. Теперь вандальский флот год за годом опустошал италийское побережье, захватывая торговые корабли и нагоняя ужас на жителей западноримского государства.20)

При императоре Анфимии (467—472) были вновь предприняты серьезные усилия, направленные на уничтожение Вандальского государства. Благодаря союзу с Византией против вандалов был выставлен сильный флот и большое войско — к этому времени вандальский флот стал грабить и побережье Восточного Средиземноморья. Вновь императорский двор и сенаторская аристократия стали надеяться на решительную победу над вандалами.21) Под начальством комита Марцеллина, которому были подчинены западноримские военные части, удалось провести успешные операции против Сардинии и Сицилии. В 468 г. византийская армия под командованием Гераклия и Марса высадилась в Триполитании и двинулась на Карфаген. Византийский флот во главе с Василиском в ряде сражений разбил вандальский флот и стал у мыса Меркурия (Кейп Бон). Тем самым армия находилась уже в 60 км от Карфагена. Василиск медлил с решающим сражением. Марцеллин с западноримским флотом находился еще у берегов Сицилии, а византийская армия лишь медленно продвигалась из Триполитании в Карфаген. Гейзерих стремился выиграть время, чтобы привести свой флот в боевую готовность; он обманул Василиска, выражая готовность начать переговоры, и достиг пятидневного перемирия. Однако после завершения переговоров Гейзерих неожиданно напал на византийский флот: нападением брандеров была уничтожена большая часть византийских кораблей. Оставшиеся отошли к берегам Сицилии. Именно в это время был убит Марцеллин; предполагают, что это было инспирировано его соперником Рикимером, высшим военачальником Западной империи. Не исключено, что некоторую роль в этом сыграл и Гейзерих. Флот и армия были отозваны в Византию. Столь широко задуманное предприятие рухнуло. Гейзерих вновь подчинил Сардинию и Сицилию, а его флот появился в Восточном Средиземноморье.

В том же году Гейзерих достиг и дипломатического успеха, когда после смерти Анфимия императором Западной Римской империи стал угодный ему и поддерживаемый им кандидат — Аниций Олибрий (апрель-ноябрь 472 г.). Олибрий был мужем [79] дочери Валентиниана III Плацидии и тем самым зятем наследника вандальского престола Хунериха. Правда, уже в ноябре этого года Олибрий умер, однако одна эта попытка Гейзериха влиять на политику Западной империи, используя родственные связи, свидетельствует об изменившемся соотношении политических сил.

Последующие незначительные императоры Западной империи уже не представляли опасности для Вандальского королевства. Гибнущая Западная империя стала орудием в столкновении византийских, вестготских, бургундских и вандальских интересов. Дипломатия вандалов сохраняла свой активный характер; в 475 г. они даже заключили союз с Римом, чтобы в будущем в случае необходимости использовать его в борьбе с Византией. Так изменились времена.

В 474 г. Византия была вынуждена заключить мир с Гейзерихом; в мирном договоре Византия должна была гарантировать неприкосновенность Вандальского государства и признать его полную независимость. Византии пришлось юридически санкционировать изменившиеся отношения в Северной Африке подобно тому, как Западная империя была принуждена к этому уже в 442 г.

Когда в 476 г. пала Западная Римская империя и новым властителем Италии стал Одоакр, Гейзерих сумел завоевать и его расположение, уступив ему за ежегодную дань большую часть Сицилии. Тем самым Гейзерих упрочил свое политическое влияние и на государство Одоакра. Гейзерих — один из самых значительных деятелей, который наряду с Эйрихом и Одоакром сыграл важную роль в падении Западной Римской империи,22) умер 24 января 477 г. Власть перешла к его сыну Хунериху (477—484). Хунерих уделял преимущественное внимание внутреннему упрочению королевства с помощью арианской церкви. Он преследовал манихеев и пытался достигнуть соглашения с католической церковью. Для всех вандальских королей характерно, что, будучи принципиальными противниками католической церкви, они пренебрегали возможностью привлечь на свою сторону оставшихся. донатистов и циркумцеллионов.23) В этом проявлялась принципиальная враждебность германских королевств к народным движениям внутри страны, что характеризовало уже отношение вестготов к багаудам. Хунерих еще и потому стремился к соглашению с католической церковью, что надеялся заручиться ее поддержкой при проведении задуманной им отмены учрежденного Гейзерихом наследования престола по сеньорату и установлении престолонаследия для его старшего сына. В соответствии с сеньоратом престол наследовал не старший сын короля, а старший член королевского дома.

Около 480—481 г. император Восточной Римской империи Зенон потребовал от Хунериха замещения вакантных епископских должностей в Карфагене. В ответ на это Хунерих потребовал равных прав для арианской церкви в Константинополе и других восточных провинциях. В том случае если Восточная Римская [80] империя не пойдет на эти условия, Хунерих грозил депортацией всех католических епископов Вандальского королевства «к маврам».24) Отношения между Вандальским королевством и Восточной Римской империей обострились, и в 482 г. начинается новая волна тяжелых преследований католиков. Епископы и священники были депортированы. Назначенный Хунерихом на начало 484 г. собой всех арианских и католических епископов его государства в Карфагене должен был, как предполагалось, предъявить всем католикам требование перейти в арианство. Этот собор, на котором присутствовало около 460 католических епископов,25) не мог, конечно, привести к успеху. Неудача была поставлена в вину католикам. Эдикт, обнародованный Хунерихом, требовал перехода всех католиков в арианство не позднее 1 июня 484 г. При этом король и его советники ссылались и на законы Кодекса Феодосия против еретиков и особенно на закон 411 г. против донатистов. Теперь эти постановления почти дословно применялись к католикам, причем использовались и высказывания против циркумцеллионов.

Однако и в этом сказывалась внутренняя слабость Вандальского королевства. Продолжающийся идеологический раскол общества, проникнувший и в господствующие слои вандалов, ослаблял государство. К этому присоединилось и то, что при Хунерихе преследованиям стала подвергаться и вандальская служилая знать, либо потому, что она не желала согласиться с новым порядком престолонаследия, либо потому, что часть ее стала сближаться с католической церковью. Эту ситуацию использовали берберы и захватили ряд областей Вандальского королевства.

Когда Хунерих 22 декабря 484 г. умер, еще не был введен в действие его закон о престолонаследии и не был устранен раскол в области идеологии и религии. Католическая церковь вышла из перенесенных ею преследований, правда, ослабленной, но политически и морально окрепшей. Сложившаяся ситуация была для Вандальского государства значительно более трудной, чем во времена Гейзериха: государство в большей мере изолировалось от народных масс, которые некогда приветствовали переход власти от Западной Римской империи к вандалам и аланам.

Воинствующие представители католической церкви в Северной Африке, такие, как Виктор Витенский (конец V в.), сражались, в своих трудах и проповедях не только с арианством, но и с вандалами, идя ради своих убеждений на ссылку, потерю свободы, даже на смерть. Они направляли свои инвективы и против тех римлян-католиков, которые не сторонились вандалов: «Вы, немногие, кто любит варваров, и даже не заботясь о своем опасении, иногда хвалит их, подумайте о значении их наименования, исследуйте их нравы. Можно ли найти им более соответствующее наименование, чем варвары? Ибо это слово вызывает представление о дикости, жестокости и терроре. Как бы они ни осыпали вас своими любезностями, ни обольщали своей преданностью, они способны только ненавидеть римлян. И будь их воля, они [81] стремились бы только к тому, чтобы уничтожить блеск и славу римского имени. Их желание состоит в том, чтобы в живых не осталось ни одного римлянина. И если они и щадят своих подданных, то только для того, чтобы использовать их для несения рабской службы, ибо они никогда не испытывали симпатии ни к одному римлянину».26)

Новым королем вандалов и аланов стал племянник Хунериха Гунтамунд (484—496). Примерно в 487 г. он опять пытается завоевать доверие католической церкви, идя всячески ей навстречу и разрешив высланным епископам вернуться в их епархии. В 494 г. владения католической церкви были вновь восстановлены. Однако любое проявление симпатии к Византии и впредь рассматривалось как государственное преступление, и поэт Драконций был посажен в тюрьму за то, что он, как предполагалось, прославлял в своем стихотворении византийского императора, имя которого он из осторожности не назвал. В заключении он написал покаянное стихотворение «Satisfactio ad Gunthamundum» и молил о помиловании.27)

Нападения берберо-мавретанских племен все усиливались, и постепенно берберы стали создавать собственные королевства. Попытки вандалов вновь завоевать Сицилию, пользуясь борьбой между Одоакром и остготским королем Теодерихом Великим, не имели успеха. Готы оттеснили вандалов и в 491 г. полностью захватили остров. Конечно, потеряна была и дань, до той поры уплачиваемая вандалам.

Преемником Гунтамунда стал его брат Тразамунд (496—523), продолжавший гибкую политику по отношению к католикам. Прежде всего он стремился в полемике идеологического характера доказать, что арианство выше католицизма. Известна его полемика с самым значительным представителем католической церкви времени вандалов, с епископом города Руспе Фульгенцием. Вместе с тем, однако, Тразамунд не отказывался и от преследований и ссылок католических клириков. Фульгенций, епископ церкви Руспе в Бизацене (467—532), происходил из кругов римской сенаторской аристократии и после Августина был самым значительным католическим теологом Северной Африки. Он последовательно выступал против попыток вандальского короля проповедовать арианство и был существенной опорой католической церкви в периоды преследований, которым подвергался и сам. «Римская церковь, вершина мира, господствует и учит одновременно»,28) провозгласил он, следуя в изгнание.

Около 500 г. Тразамунд женился на сестре остготского короля Амалафриде. За этим последовало политическое сближение между остготским и вандальским государствами, в результате чего вандалам была возвращена область Лилибей на западном побережье Сицилии.

Берберо-мавретанские племена многократно нападали на вандалов, глубоко проникая в их территорию. Города Тамугади (Тимгад) и Багаи были захвачены и разрушены ими. [82]

В июне 523 г. Тразамунд умер и его преемником стал Хильдерих (523—530), сын Хунериха. Вандало-аланский трон занял в его лице внук западноримского императора Валентиниана III.

Хильдерих был представителем маленькой группировки внутри королевской семьи, пытавшейся поднять свое влияние с помощью установления тесных связей с византийским, двором и уступок католической церкви. Еще до официального вступления на престол король вернул католических епископов из ссылки и предписал заместить вакантные кафедры епископств. Союз с остготами был расторгнут. Тем временем берберы консолидировались и разбили вандалов в ряде битв. В течение некоторого времени целые провинции вандалов находились под властью берберов.

Против политики Хильдериха выступила, другая группировка королевской семьи со своими сторонниками, стремившаяся продолжать традиционную политику вандалов. Хильдерих был свергнут и заключен в тюрьму вместе с членами его семьи. Королевство перешло к Гелимеру, правнуку Гейзериха, который был последним королем вандалов.

Гелимер тотчас вернулся к антивизантийской и антикатолической политике предшественников Хильдериха. Однако ввиду сокращения власти вандалов в Северной Африке в результате набегов берберов и растущего открытого перехода романской части, населения на сторону католической церкви его реальные возможности были значительно более ограничены. К тому же и внешнеполитически вандальское государство было изолировано.

Византийский император Юстиниан воспользовался враждебной политикой Гелимера, чтобы осуществить свои давние намерения и восстановить могущество Империи. После того как в

532 г. был заключен мир с Сассанидами, он мог направить свои военные силы против вандалов. К тому времени государство вандалов стало и само постепенно распадаться. Провинция Триполитания заявила о своем выходе из государства вандалов и о присоединении к Византии. Отделился от вандальского государства и наместник Сардинии.

В 533 г. византийское войско под командованием Велизария вторглось в пределы государства вандалов. Потерпев вначале поражение, византийцы затем одержали победу; Гелимер бежал в Нумидию, Карфаген перешел во власть византийцев. В декабре 533 г. в решающей битве под Карфагеном вандальское войско было разбито наголову. В апреле 534 г. Гелимер бежал в горную область на границе Нумидии, где он надеялся обрести помощь у оставшихся еще у него вспомогательных мавретанских отрядов. Государство вандалов стало теперь легкой добычей для византийского войска, и Византия сразу же приступила к восстановлению власти Римской империи, прежних отношений владения, управления и налоговой системы.29) Однако до 546 г. отдельные разбросанные группы вандалов еще держались и оказывали сопротивление Византии.30) Господство вандалов почти не оставило, следов в Северной Африке. Язык вандалов не стал литературным [83] языком; нет ни вандальской литературы, ни собственного кодекса законов вандалов. Господствующим языком был латинский, в суде над романским населением действовали позднеримские законы. Только в изготовлении оружия и прикладном искусстве вандальские ремесленники проявили оригинальность. Римские придворные поэты прославляли на латинском языке вандальских королей, но их произведения весьма посредственны по своему литературному значению. Выше стояли христианские католические писатели вандальской Северной Африки, такие, как Кводвультдевс, Вигилий из Тапса, Евгений Карфагенский, Виктор Витенский и Фульгенций из Руспе. Арианская христианская литература не сохранилась. Основной причиной нестабильности государства вандалов была слабость попыток преодолеть социально-экономические противоречия основанного на рабстве общественного строя. Это усугубилось неудачей в разрешении политических и религиозно-идеологических противоречий между арианами и католиками. Если в IV и в начале V в. арианство еще помогало германцам политически и идеологически отделиться от Рима, то позже оно превратилось в препятствие для единения народа и для возникновения нового государственного сознания. В переходный к феодализму период католическая церковь занимала исторически прогрессивную позицию.31) Народные массы выступали против государства вандалов или стояли в решительные минуты в стороне и видели теперь в византийцах своих «освободителей», хотя и коренным образом ошиблись в этом. [84]



1) Tacitus. Germania 2; Plinius. Nat. hist. 4, 14, 99. Schwarz E. Germanische Stammeskunde. Heidelberg, 1956, S. 68; Krüger B. (Hrsg.): Die Germanen. Bd 1, S. 50, 58, 386.

2) Diesner H.-J. Das Vandalenreich, S. 17-19.

3) Diesner H.-J. Die Völkerwanderung, S. 100-126; Сиротенко В. T. История международных отношений в Европе во второй половине IV — начале VI в., с. 68-70, 92 сл. [221]

4) Diesner H.-J. Das Vandalenreich, S. 24-26.

5) Diesner H.-J. Der Untergang der römischen Herrschaft in Nordafrika, S. 41-46, 165f.

6) Charles-Picard G. Nordafrika und die Römer, S. 46; Whittaker Ch. R. Land and Labour in North Africa. — Klio, 60, 1978, S. 331-362.

7) Maier J. L. L'Episcopat de l'Afrique Romaine, Vandale et Byzantine. Rome, 1973 (Bibliotheca Helvetica Romana XI), p. 44-63; ср.: Дилигенский Г. Г. Северная Африка в IV—V вв., с. 46-76; Кolendо J., Коtula T. Quelques problèmes du développement des villes en Afrique romaine. — Klio, 39, 1977, S. 183f.

8) Коtula T. Zur Frage des Verfalls der römischen Ordnung in Nordafrika. — Klio, 60, 1978, S. 511-515; Lepelley С. Les cités de l'Afrique Romaine au Bas-Empire, особенно p. 121-195, 197-242, 413s.

9) Lepelley C. Déclin ou stabilité de l'agriculture africaine au Bas-Empire? — In: Antiquités africaines, 1, 1967, p. 135-144; ср.: Expositio totius mundi, cap. 61; Victor Vit., Historia persecutionis provinciae Africae 1, 3; Дилигенский Г. Г. Указ. соч., с. 77-148.

10) Diesner H.-J. Der Untergang der römischen Herrschaft S. 139; Дилигенский Г. Г. Указ. соч., с. 244-248.

11) Основополагающая работа по истории Вандальского государства в целом: Courtois С. Les Vandales et l'Afrique; Folz R., Guillou A., Musset L, Sourdel D. De l'Antiquité au Monde Médiéval, p. 57-59.

12) Дилигенский Г. Г. Указ. соч., с. 249-268; Diesner H.-J. Der Untergang der römischen Herrschaft..., S. 181-188.

13) Diesner H.-J. Das Vandalenreich, S. 55, 58f.

14) Дилигенский Г. Г. Указ. соч., с. 249-268.

15) Courtois С., Leschi L., Perrat Ch., Saumagne Ch. Tablettes Albertini.

16) Дилигенский Г. Г. Указ. соч., с. 269-275. Diesner H.-J. Das Vandalenreich, S. 86f.

17) Diesner H.-J. Der Untergang der römischen Herrschaft..., S. 153.

18) Gauthier E. F. Genséric, roi des Vandales.

19) Novellae Valent. III, 34 (451).

20) Diesner H.-J. Das Vandalenreich, S. 66f.

21) Apoll. Sid. Carm. 2, 544-548.

22) Fоlz R., Guillоu A. e. a. Op. cit., p. 108s.

23) Ibid., p. 88.

24) Victor Vit. Historia persecutionis..., 2, 2, 3-5.

25) Diesner H.-J. Das Vandalenreich, S. 80f.; Victor Vit., Historia persecutionis..., 2, 38-44.

26) Victor Vit. Historia persecutionis..., 3, 18, 62.

27) Vogt J. Der Niedergang Roms, S. 444-447.

28) Fulgentius. Epist. 17. De incarnatione et gratia 11, 21 — PL, 65, 465A.

29) Cod. Iust. 1, 27, 1-2 (534 г.); Puliatti S. Ricerche sulla legislazione «regionale» di Giustiniano.

30) Diesner H.-J. «Vandalen» — In: Pauly-Wissowa RE Suppl. Bd 10, 1965, Sp. 973f.

31) Günther R. Von der antiken zur frühfeudalen christlichen Kirche. — WZ Leipzig, 24, 1975, S. 69-78; Idem. Einige Bemerkungen zur Stellung von Klerikern und christlichen Schriftstellern in den Klassenverhältnissen des 4. und 5. Jahrhunderts. — In: Das Korpus der griechischen christlichen Schriftsteller. Historie, Gegenwart, Zukunft. Hrsg. von J. Irmscher und K. Treu. Berlin, 1577, S. 21-27.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Чарльз Квеннелл, Марджори Квеннелл.
Гомеровская Греция. Быт, религия, культура

А. С. Шофман.
История античной Македонии

Р. В. Гордезиани.
Проблемы гомеровского эпоса

А. Р. Корсунский, Р. Гюнтер.
Упадок и гибель Западной Римской Империи и возникновение германских королевств
e-mail: historylib@yandex.ru
X