Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. Р. Корсунский, Р. Гюнтер.   Упадок и гибель Западной Римской Империи и возникновение германских королевств

Глава 2. Вестготы и империя. Образование Вестготского королевства в Галлии

Из всех германских племен готы сыграли наиболее значительную роль в судьбах Римского государства. Они нанесли в III—V вв. тяжелые удары по Империи. Многие римские императоры в IV—V вв. в ознаменование побед над ними носили почетное звание Goticus. В сражении с готами погибли два римских императора. Готы опустошили ряд римских провинций на Востоке и на Западе, а также Италию, разгромили столицу Империи. Вестготы основали первое варварское королевство на римской территории, а остготы создали первое варварское королевство в самой Италии.

Подобно другим варварским племенам, участвовавшим в Великом переселении народов, готы до своего непосредственного столкновения с Империей в течение ряда веков находились на периферии античной цивилизации. Традиционная версия происхождения готов, согласно которой их прародиной считали южную Швецию, имеет своих приверженцев до нынешнего времени,1) но рядом исследователей подвергается сомнению.2) Во всяком случае на рубеже новой эры готы находились на Одере по соседству с владениями короля Маробода, а в I—II вв. н. э. жили на Висле. К готским памятникам этого периода относили остатки оксывской культуры, однако последнее время их принадлежность готам оспаривается. По мнению Р. Хахманна, готов следует связывать с пшеворской культурой (ее мазовецким вариантом). Скудные данные нарративных и археологических памятников позволяют считать, что готы занимались земледелием. Они имели королей, власть которых была значительной по сравнению с властью правителей других германских племен. Возможно, что уже в это время имели место спорадические торговые контакты с римлянами.3) Из Повисленья готы с конца II в. стали переселяться на юг, к Черному морю. По какому пути они двигались, по Двине и Днепру, или по Дунаю, остается неясным.

Во время переселений к готам, очевидно, присоединялись и в дальнейшем сливались с ними другие этнические группы. Готы расселились на обширной территории юга России от Дона до Дуная. С III в. заметно разделение на две основные группы [30] готских племен — остготов (грейтунгов) и вестготов (тервингов). Первые находились на Днепре и в середине IV в. при короле Эрманарихе образовали обширный племенной союз, в зависимости от которого находились сарматские, аланские и иные племена (вплоть до Кавказа на востоке) и чудские племена на севере.

Вестготы занимали территорию между Днестром и устьем Дуная, области нынешней Молдавии, Буковины, восточной Румынии. Их соседями на востоке были остготы, на западе — вандалы и римская провинция Скифия, на севере — гепиды и скиры, на юго-востоке и юге — Боспорское царство. Очевидно, в конце III в. при остготском короле Остроготе вестготы были уже независимы от остготского племенного союза.

Между готами и Римом в III в. шла перманентная война. Готы вместе с другими варварами совершали сухопутные и морские походы против Империи, опустошая ее провинции на Балканском полуострове и в Малой Азии. Борьба велась с переменным успехом. В 255 г. вестготы захватили Дакию. Но Клавдий II (268—270) в битве при Наиссе нанес готам и бастарнам жестокое поражение. Варвары потеряли свой флот. Римляне захватили множество пленных, которые оказались на положении рабов и колонов в римских провинциях. Аврелиан (270—275) перенес борьбу на территорию противника. Он одерживал победы над готами, потерявшими своего короля. Но тяжелое внутреннее и внешнее положение Империи (восстания в Галлии и проч.) не позволило императору воспользоваться плодами побед. Если Фракия и Мезия были освобождены от варваров, то Дакию римляне принуждены были окончательно очистить.

С конца III в. вестготский племенной союз укрепился. Вестготы нанесли поражение бастарнам и карпам, переселившимся после этого на римскую территорию. Отношения готов с Римом становятся более тесными.4)

Вестготы стали выступать в роли федератов Империи, участвовать в усобицах, происходивших в римском государстве. Так, в конце 90-х годов III в. готские федераты были использованы Максимином в военных действиях против персов. Однако служба в качестве федератов перемежалась с военными столкновениями. В 315 г. Константин воевал против готов на Дунае и укрепил дунайскую границу. Он принял тигул Goticus maximus. Вестготы оставались федератами Империи и в 324 г. участвовали в битве при Хризополисе на стороне Лициния против Константина. В 328 г. Константин построил мост на Дунае и продолжал вести военные действия против готов. В 332 г. он нанес поражение готам, пытавшимся захватить земли сарматов между Тиссой и Дунаем. После этого готы вновь признали себя федератами. Был заключен договор: готы должны были ежегодно получать от римского правительства продовольствие и деньги, обязуясь в свою очередь предоставлять Империи вспомогательные войска, нести сторожевую службу на Дунае. В 348 г. во время преследований у готов христиан часть вестготов, возглавленная арианским [31] епископом Ульфилой, нашла убежище на территории Империи. Константин поселил их в Нижней Мезии, где они в дальнейшем занимались скотоводством (Gothi minores). Готы-авдиане были изгнаны из готской земли и поселились близ Антиохии и на Евфрате. Другая оставившая территорию готов христианская община поселилась во Фракии (Gothi confessores).

В середине 60-х годов IV в. положение на дунайской границе вновь обострилось. Когда произошло восстание Прокопия, готы послали ему на помощь 3 тыс. человек, но этот отряд был окружен и взят в плен римскими войсками. Валент в 367—369 гг. дважды переходил через Дунай и углублялся на территорию вестготов. Но решающего успеха он, очевидно, не добился. В 369 г. в результате переговоров между римским императором и вестготским «судьей» Атанарихом был заключен мир. Дунай признан был границей между Империей и вестготами. Рим как бы признал суверенитет готов. Они перестали быть федератами, а Империя прекратила платить им аннону. Около 370 г., когда у готов развернулась борьба за власть между Атанарихом и другим вождем Фритигерном и римские войска оказали поддержку последнему, Фритигерн принял христианство. Еще до гуннского вторжения значительная часть готов, испытывавшая нужду в продовольствии,5) отпала от Атанариха. После того как гунны в 375 г. нанесли поражение остготам и держава Эрманариха распалась, гунны повели наступление далее на запад. Вестготы после непродолжительного сопротивления отступили: Атанарих ушел с частью соплеменников в Трансильванию, Фритигерн с другой частью вестготов получил в 376 г. разрешение римских властей поселиться на территории Фракии. К вестготам здесь присоединилось родственное им племя тайфалов. Таким образом, уже в III—IV вв. вестготы оказывали существенное и разнообразное воздействие на ход исторического развития Римского государства. Характер взаимоотношений между данными двумя политическими образованиями определялся соотношением сил. То варвары опустошали римские территории и захватывали военную добычу, получали дань от римлян, то упрочение Империи давало ей возможность частично истреблять варваров, обращать пленных в рабов и колонов. Относительное равновесие сил вело к тому, что варвары, остававшиеся на своей территории, принимали статус федератов. Но во всяком случае вестготские племена оставались потенциальными противниками Империи. Римские провинции были для них объектом грабежа, а при благоприятных обстоятельствах и территорией для поселения.

Об общественном, строе готов во II—IV вв. источники позволяют составить лишь самое общее представление. Не вызывает сомнений, что готы занимались плужным земледелием и скотоводством, хотя трудно определить удельный вес того и другого в экономике. Деревни вестготов в IV в. — это поселения оседлых земледельцев. Среди орудий труда Черняховской культуры обнаружены железные наральники, серпы. В домах имелись ямы для [32] зерна. Помол зерна осуществлялся с помощью каменных круглых жерновов и каменных ручных мельниц.6)

Следует отметить, что при переводе библии на готский язык Ульфила не имел нужды в использовании греческих терминов для обозначения важнейших понятий, относящихся к земледелию: соответствующие слова имелись уже в готском языке. Для ряда античных авторов готы в IV в. — земледельцы.7) Но скотоводство продолжало играть весьма важную роль в их жизни. Косвенным свидетельством значения скотоводства могут служить данные об употреблении термина faihu (скот) в готском языке и ряда производных от него выражений.8) По сообщениям Иордана, вестготы, поселенные в Нижней Мезии, занимались скотоводством.

У вестготов существовало ремесло. Археологические памятники свидетельствуют о существовании в Поднестровье в IV в. как домашнего производства (лепная керамика, прядение и ткачество), так и собственно ремесла, особенно металлообработки, ювелирного дела, гончарного производства.9) Готы строили корабли, умели пользоваться осадными машинами. Развитию ремесла у готов в значительной мере способствовало их общение с античными городами Северного Причерноморья и Подунавья, наличие пленных из римских провинций.

В хозяйственной жизни готов известную роль играла торговля. Из Империи готы получали вино, соль, оливковое масло, оружие, украшения, одежду. Объектами экспорта были, главным образом, рабы, скот, кожи. Торговля была уже в основном денежной. О существенной роли торговли для готов свидетельствует тот факт, что в мирный договор между Атанарихом и Валентом в 369 г. было включено специальное условие об эмпориях на Дунае, где готы могли бы торговать с римлянами. Но было бы неверно преувеличивать значение торговли для варваров: ее объектами в обычное время были предметы роскоши и рабы.

О формах хозяйственной организации готов нет каких-либо прямых данных. Некоторые исследователи высказывали предположение, что готы представляли собой «слой господ», от которого зависело покоренное иноэтничное население, что в IV в. имелись уже вотчины.10) Но эти утверждения не подкреплены данными источников и не согласуются с теми сведениями о социальной структуре готов в IV в. и в первое столетие их жизни на территории Империи, которыми мы располагаем.

В вестготском обществе накануне гуннского вторжения были еще сильны родовые связи, но определить ступень развития родо-племенного общества у вестготов этого периода трудно из-за скудости и расплывчатости данных источников. Античные авторы, говоря о готах, как и о других варварах, употребляли термин sibja для обозначения всей группы племен, именовавшихся готами. Ульфила переводил греческие термины род (γένος), племя (φυλή) одним словом — kuni. Родство обозначалось термином [33] sibja. Примечательно, что в готском языке имеется большое числа производных от названных двух терминов.11) «Мученичества св. Саввы» (IV в.) свидетельствует, что для вестготской деревни этого периода характерен был дух солидарности и взаимопомощи. Жители деревни воспринимают преследуемых христиан-односельчан как своих родственников. Известно, что у вестготов лишь в VI в. было запрещено преследовать родственников-соседей за преступления, совершенные их родичами.

Судя по лингвистическим памятникам, большое место в общественной жизни занимали вопросы наследования имущества. Однако на каком этапе находился процесс формирования земельной собственности, определить невозможно. Во всяком случае у готов не сформировалась еще собственность аллодиального типа. Еще и в конце V в. у готов сохранялись некоторые ограничения в праве наследования земли.

Структура вестготского общества в этот период проста: она в основном совпадала с той, которая присуща германцам времен Тацита. Различались рядовые свободные и знать. Рядовые свободные (plebs) еще полноправны. Имелись среди них обедневшие люди, не располагавшие имуществом,12) возможно, становившиеся наемными работниками, но вряд ли этот слой был значителен. Знатные люди (nobiles, optimates, ευ γεγονοτας) играли более важную роль в общественной жизни. Из знатных родов избирали королей; знатные лица возглавляли военные отряды во время войны, выступали в качестве послов во внешних сношениях. Они, по-видимому, обладали большим имуществом. Состоятельность являлась уже чертой, определявшей социальный вес свободного человека. Неимущий рассматривался как человек, который не может играть существенной роли в общественных делах. Можно, полагать, что знатные владели большим числом рабов, скота, может быть имели и больше земли, чем рядовые свободные. Но нет данных, что знать в IV в. — это юридически оформившийся особый слой населения. Короли и вожди имели военные дружины.

Рабы представляли собой важную часть имущества свободных готов. О способах хозяйственного их использования сведений нет.. Можно полагать, что главную роль в производстве играли не рабы, а рядовые свободные люди и вольноотпущенники. Наряду с готами на территории Дакии и после ухода римлян находилась часть местного городского и сельского населения.13)

У античных авторов сложилось представление о готских племенах как об этническом целом. Территория, которую они занимали, именовалась «Готия». Совокупность вестготских племен обозначалась как natio, populus, εθνος. В готском языке имелись свои термины для обозначения народа — рiuda, Gulpiuda. Прочного единства и общего управления у вестготских племен не было. Вестготские племена объединялись лишь тогда, когда готовились к войне с общим сильным противником, да и то не всегда. Отдельные племена возглавлялись должностными лицами, которые [34] обозначались античными авторами как primates, riyeuoveg cpotaov, reges, duces. Это старейшины племен, военные вожди, короли. Вероятно, у одних вестготских племен уже возникла королевская власть, другие возглавлялись еще старейшинами, и короли у них избирались на время войны. Более обширными, чем у других известных нам вестготских вождей, были полномочия Атанариха. Античные авторы именовали его королем (rex, βασιλεις), а также судьей (iudex, δικαστής). Он выступал в качестве военачальника, руководил внешними сношениями и обладал судебными полномочиями. По мнению Г. Вольфрама, Атанарих имел полномочия «народного короля» (thiudans). Его власть распространялась на весь вестготский народ.14) Заметны зачатки наследственности королевской власти. Существовал совет старейшин; роль общего народного собрания выражена слабо, но оно существовало, и вопросы войны и мира, переселения на новую территорию, избрания короля относились к его компетенции.

Основой военной организации вестготов было ополчение всех свободных людей. Войско делилось в соответствии с десятичным принципом на тысячи и сотни.15) В некоторых случаях готы привлекали в качестве вспомогательных войск иные племена за соответствующую плату.

Известным показателем уровня социального развития вестготов и степени влияния на них римской цивилизации может служить распространение христианства. К 70-м годам IV в. верхушка вестготского общества была еще в основном языческой, но часть рядовых готов, некоторые вожди и члены королевских домов приняли христианство.

Таким образом, к концу IV в. вестготское общество достигло наиболее высокого уровня социального развития, возможного при родоплеменном строе. Тесное общение с римским провинциальным миром ускоряло разложение родовых отношений у готов. Развитие ремесла, появление имущественной дифференциации, зачатки наследственной королевской власти, распространение христианства и появление письменности — показатели глубоких сдвигов, происходивших в вестготском обществе. Но все это не означало еще ни утверждения аристократического строя, ни появления, вотчины и государства.

* * *

Еще до перехода через Дунай основной массы вестготов во главе с Фритигерном и Алавивом (примерно 8 тыс. воинов, а всего около 40 тыс. душ) к римлянам перешла группа вестготов под руководством Свериды и Колии. Готы должны были поселиться в различных частях диоцеза Фракии, возможно на запустевших территориях. Вскоре после вступления на территорию Фракии готы подняли восстание (377 г.). К вестготам Фритигерна присоединились вестготы Свериды и Колии, отряд остготов во главе [35] с Алатеем и Сафраксом, а также отряды гуннов и аланов. К восставшим примкнули беглые рабы и рабочие горных рудников Фракии. Фритигерн потребовал от Империи предоставления вестготам всей Фракии «со всем скотом и плодами».16) В 378 г. произошла битва при Адрианополе, в которой римляне потерпели полное поражение, император Валент погиб. Готы пытались, но безуспешно, захватить Адрианополь и Константинополь, опустошили Фракию, Македонию, захватили ряд городов. Полководец Феодосий, присланный в 378 г. из Западной Римской империи Грацианом и ставший в 379 г. императором, сумел стабилизировать положение на полуострове. Он пополнил войска рекрутами из местного населения, привлек на свою сторону часть самих готов, предложив им выгодные условия для службы в римском войске. В 382 г. был заключен мир с вестготами. Им была предоставлена для поселения Фракия. Готы сохраняли свое право, управлялись своими вождями, были свободны от налогов, но должны были поставлять Империи войска в качестве федератов. Значительный вестготский военный отряд под командованием Алариха был использован Феодосием для борьбы против претендента на римский престол Евгения в 394 г. Среди вестготов еще ранее возникли две группировки, занимавшие противоположные позиции по отношению к Империи: сторонники сохранения мира (Фравитта) и приверженцы войны (Эриульф). После смерти Феодосия (395 г.) вестготские федераты, возглавленные Аларихом, подняли восстание. Военные действия вестготов в последующие годы происходили в сложной обстановке внутренней политической борьбы в Восточной империи и противоречий между Восточной и Западной империями. Вестготы опустошали Балканский полуостров, захватывали и грабили крупнейшие его города. Экспедиции западноримского полководца Стилихона на полуостров оказались безрезультатными из-за нежелания руководителей Восточной империи допустить усиление влияния Стилихона на Востоке.17) Константинополь противился, в частности, включению восточной Иллирии в составг Западной империи.

В 397 г., после того как Аларих вторгся в Эпир, восточноримское правительство добилось заключения мира с готами. Аларих должен был получить деньги и высокий пост в римской администрации (очевидно, magister militum per Illiricum). Эту должность Аларих, по-видимому, использовал для того, чтобы снабдить готов оружием из римских арсеналов. В 401 г. Аларих покинул Восточную империю и вторгся в Италию.

Пребывание вестготов в течение четверти века на территории Восточной империи обнаружило подлинное соотношение сил между опаснейшим среди варваров противником Империи и Римом и основные тенденции политики вестготов по отношению к Империи, которые были в дальнейшем реализованы уже на Западе.

Относительно целей вестготов и их программы в исторической литературе высказывались различные взгляды. Существует мнение, что главным мотивом, определившим действия вестготов, [36] включая период правления Алариха, был гуннский принцип грабежа.18) С точки зрения некоторых исследователей, действия вестготов на полуострове — это «классовая война, восстание эксплуатируемых масс...». Их целью было уничтожение римского общества.19) Вестготам уже во время пребывания в Восточной империи якобы была присуща «национальная идея», которая в начале V в. нашла четкое воплощение в «национальной правительственной программе Атаульфа», первоначально стремившегося уничтожить Рим и заменить его Готией.20) Продолжавшаяся в течение веков борьба с варварами, в частности с готами, опустошительный характер готских вторжений создавали у современников представление о сознательном намерении готов уничтожить Империю.21) Но для суждения по этому вопросу решающее значение должно принадлежать оценке реальных фактов, прежде всего действий варваров. Подняв в 377 г. восстание, Фритигерн потребовал передачи готам всей Фракии «со скотом и плодами». Добавление относительно скота и плодов, очевидно, объясняется тем, что готов не удовлетворяли запустевшие земли. Согласно мирному договору 382 г. готам действительно была предоставлена территория во Фракии, причем предполагалось, что они приступят к возделыванию этой земли.22) Мирные переговоры в 397 г. снова привели к уступке готам территории с расширением полномочий их вождя. Таким образом стремление осесть в определенной области внутри Империи, сохранив свою собственную внутреннюю организацию и управление, — черта, характерная для политики готов в рассматриваемый период. Подобное стремление не исключало, однако, а наоборот предполагало свойственную варварскому обществу готовность к экспансии за счет соседей с целью захвата также военной добычи, когда складывались для этого благоприятные условия. Определенная часть готской знати и дружинников шла по другому пути — переходила на службу к Империи, отрываясь от своих соплеменников, как, например, Фравитта, Модарес, Гайна. Все это было проявлением процесса варваризаций римской армии. Но гораздо большее значение для судеб Империи имели ее отношения с теми варварами, которые оставались этнически консолидированным и политически самостоятельным целым. Такую самостоятельность сохраняли на протяжении всего рассматриваемого периода вестготы Фритигерна, Алавива и Алариха. Факты не дают оснований преувеличивать сплоченность вестготов в это время и говорить о наличии у них некоего национального самосознания. В ряде случаев отдельные группы вестготов не участвовали в борьбе против Империи или даже переходили на службу к римлянам и воевали против соплеменников. Но сплоченность вестготов, находившихся на Балканском полуострове, по-видимому, возрастала. Аларих, очевидно, смог увести в Италию подавляющее большинство вестготов.23)

Во время пребывания вестготов на Балканском полуострове в условиях конфронтации с имперским правительством и периодически возобновлявшихся военных действий у них [37] формировался институт королевской власти. Аларих, как предполагает ряд исследователей, первоначально был «судьей», наподобие Атанариха. Постепенно, однако, его власть усиливалась. Очевидно возрастало также значение дружин.24)

У вестготов возникает своеобразная церковная организация, связанная с их племенной и военной организацией. У них имелись епископы и священники.25)

Что касается взаимоотношений между вестготским обществом, с одной стороны, Римской империей — с другой, то «готский вопрос» стал одной из самых острых политических проблем для правящих кругов римского государства.

Поражение имперских войск при Адрианополе произвело глубокое впечатление на современников: оно не только еще раз показало, каково соотношение сил между Империей и варварами, но и обнаружило, с какой опасностью связано поселение варваров-федератов на территории римского государства. Традиционное решение вопроса о варварах было двояким: считалось возможным либо уничтожение варваров, либо использование их на территории римского государства в качестве рабов и колонов. Изменение в соотношении сил между Империей и варварами и нужда в военных контингентах для пополнения римской армии делали подобную политику нереальной. Правительство пошло по пути использования вестготов в качестве федератов. Эта политика, осуществлявшаяся и Валентом и Феодосием, популяризировалась некоторыми писателями того времени. Пакат, например, утверждал, что принятие на службу Империи готов обеспечит римским лагерям солдат, а земле — работников. Фемистий писал о мудрости Феодосия, который не стал уничтожать варваров, но включил их в сферу своего господства и использовал в качестве поселенцев и рекрутов.26) Подобная политика встречала также оппозицию и в правящих кругах, и среди различных слоев общественности. «Антигерманские» взгляды высказывались и накануне поселения готов в 376 г. в Восточной империи, и в последующий период. Во время обсуждения просьбы готов о принятии их на римскую территорию в имперском совете некоторые его члены были против удовлетворения ходатайства варваров. В конце 90-х годов IV в. крайнюю «антигерманскую» позицию занимал Синезий; он доказывал возможность восстания готских федератов, к которым присоединятся рабы готского происхождения, против Империи. Синезий требовал удаления варваров, которых именовал «инородными частицами», из войска и государственных учреждений. Варваров, по его мнению, можно использовать лишь в качестве зависимых земледельцев, т. е. колонов. Иероним утверждал, что нет ничего более абсурдного, чем использование готов в качестве федератов-воинов.27)

Мирное сосуществование варварского анклава и римского государства оказалось в Восточной империи очень непродолжительным. Вестготы внедрились в 376 г. в общество, которое раздиралось острыми противоречиями. Пришельцы, представлявшие собой [38] чужеродную социальную структуру, на протяжении всего периода пребывания в Восточной империи оставались вне этой борьбы; В первый период вестготского восстания к ним присоединились, и оказали содействие беглые рабы и рабочие горных рудников во Фракии. И позднее, уже при Феодосии, был случай, когда солдаты римских войск (очевидно, варвары) перебежали к вестготам.28) Но перебежчики, принятые варварами, растворялись в их среде, не влияя на их программу и характер действий. Позднее некоторые города, изнуренные имперскими налогами, открывали ворота варварам. Но и это не оказывало воздействия на политику готов. Готские вторжения опустошали целые области. В ряде случаев городской плебс оказывал готам ожесточенное вооруженное сопротивление, а Феодосии сумел пополнить свои войска за счет крестьян и работников горных рудников. Арианство готов способствовало отчуждению их от местного населения, среди которого утвердилось никейское вероисповедание. Смешанные браки между варварами и римлянами были запрещены.

Когда в конце 90-х годов IV в. в Восточной империи развернулась борьба между Гайной и «римской партией», а находившийся на римской службе вестгот Фравитта подавлял восстание беглых рабов и дезертиров во Фракии, Аларих не обнаружил ни малейшего намерения вмешаться в эти события.

В то же время пребывание вестготов на полуострове не оказало сколько-нибудь существенного воздействия на социальную политику римского правительства: оно продолжало предпринимать меры по прикреплению к земле колонов, пыталось препятствовать переходу крестьян под патроцинии магнатов, усиливало наказания за укрывательство беглых рабов и колонов.29)

* * *

Италия в начале V в. была плохо подготовлена к тому, чтобы выдержать такое серьезное испытание, как вторжение вестготов. Для этой страны, как и для других частей Империи, характерен был кризис экономической и политической системы. Но здесь кризис усугублялся утратой Италией своего прежнего преимущественного положения, основанного на эксплуатации провинций. В экономике Италии господствующее положение занимало крупное землевладение сенаторов, императорского фиска и, со времен Константина, христианской церкви. Но часть земли находилась в руках городских средних землевладельцев, не совсем исчезла мелкая земельная собственность, особенно на севере полуострова. Как и в других странах, среди основных производителей на первый план выдвигались колоны, но рабы еще играли важную роль в хозяйстве. В конце IV в. в Северной Италии расселено было значительное число пленных варваров — алеманнов, готов и других. Тем не менее не хватало рабочих рук и обширные земельные пространства оставались необработанными, например, в Кампании. [39]

Города еще сохраняли прежние экономические функции, но они страдали от конкуренции со стороны провинциального ремесла. Обременительные налоги и повинности побуждали массы куриалов и коллегиатов покидать города. В то же время в них скоплялись крестьяне, которые спасались и от варваров, и от тяжелых податей.

Резиденцией императора на Западе с конца IV в. был Милан, но Рим с его сотнями тысяч населения продолжал занимать особое положение в государстве. В нем сосредоточивались массы городского плебса, которые получали бесплатно или по пониженным ценам хлеб и другие продукты от государства. Италия, вместе с Паннонией являлась одной из четырех префектур Империи и состояла из 17 провинций. При этом северные провинции Италии (включая Рецию) считались собственно Италией и выплачивали аннону (Italia annonaria). Южные провинции были свободны от этого налога, но несли повинности по снабжению Рима продовольствием; управлял ими викарий города. Подушный налог (capitatio humana) в Италии не взимался. Рим зависел от поставок хлеба из Африки и Испании, и нарушение связен с этими провинциями грозило римскому населению голодом.

Сенат в Риме играл роль совещательного органа, реальное руководство политической жизнью принадлежало имперской бюрократии. Армия в основной своей части состояла из варваров. Сенаторам было предоставлено право заменять постановку рекрутов платежами.

В источниках почти отсутствуют данные о восстаниях народных масс в Италии. Известно лишь, что в Альпах в первом десятилетии V в. проявляли активность багауды. В Риме плебс поднимал бунты, когда происходили перебои в продовольственном снабжении. Проявлением социальных противоречий было уклонение колонов от уплаты оброков, присоединение рабов германского происхождения к варварам во время их вторжений в Италию, бегство рабов и колонов, дезертирство из армии. В своем стремлении обеспечить господствующее положение католицизму, ставшему государственной религией, правительство встречало сопротивление как со стороны язычества, еще пользовавшегося поддержкой и со стороны части сенаторов, и особенно среди сельского населения, так и со стороны различных еретических направлений — ариан, донатистов, присциллиан и др.

Внутри господствующего класса Империи происходила борьба. В Западной империи, как и на Востоке, часть правящих кругов занимала «антигерманскую» позицию, оказывала сопротивление фактическому правителю Запада Стилихону, добивавшемуся компромисса с вестготами. Периодически усиливались противоречия между Западной империей и Восточной, прежде всего из-за восточной Иллирии (Дакийского и Македонского диоцезов), на которую претендовал Стилихон. Еще в 397 г. Стилихон был объявлен восточноримским правительством «врагом отечества». Ход событий показал, что сколько-нибудь успешно сопротивляться [40] вторжению варваров в Италию Западная империя могла, лишь отказываясь от своих позиций в других частях государства. Когда в 401 г. Аларих вторгся в Италию, правительство стянуло войска из Британии и с Рейна. Были укреплены стены Рима. Императорский двор переместился в Равенну. В это же время в Рецию вторглись вандалы и аланы. Стилихон нанес им поражение и заставил служить Риму в качестве федератов. В 402 г. он одержал победу над вестготами у Полленции, а вскоре после этого у Вероны. Но имперское правительство, по-видимому, не было в состоянии полностью разгромить хорошо вооруженное готское войско.30) С Аларихом было заключено соглашение (foedus), по которому готы поселились на Саве. Стилихон рассчитывал использовать вестготов также и для отвоевания Иллирии у Восточной империи. Но в 405 г. в Италию вторглись массы варваров (остготы, вандалы, аланы, свевы) под командованием Радагайса. Западноримское правительство вынуждено было напрячь все силы для того, чтобы дать отпор варварам. Были привлечены в качестве федератов гунны, а также готский отряд Сара, обещана была свобода рабам, если они вступят в войско. Ополчение Радагайса Стилихону удалось в 406 г. уничтожить. Но, несмотря на сопротивление франкских федератов, прорвали рейнскую границу и вторглись в Галлию вандалы, аланы и свевы. К вандалам присоединилась часть населения Паннонии. Еще более ухудшалось положение центрального правительства Западной империи после того как в 407 г. в Британии появился узурпатор (Константин III). Переправившись в Галлию, он нанес поражение вандалам, аланам и свевам, а бургунды на Рейне признали себя федератами. Константин сделал Арль своей резиденцией и угрожал правительству Гонория. Сын его захватил Испанию. В это время на правительство Гонория снова стал оказывать давление Аларих, требовавший вознаграждения за свой поход в Эпир, направленный против Восточной империи.

Вопрос о политике по отношению к вестготам становится объектом острой борьбы между сторонником соглашения с ними Стилихоном и «антигерманской партией». Италийские сенаторы, и ранее недовольные большими поборами, которые им приходилось выплачивать в счет представления рекрутов, не хотели мириться с крупными расходами на удовлетворение требований Алариха (4 тыс. фунтов золота). Сенатор Лампридий заявил в 408 г., что договор с Аларихом «это не мир, а пакт о рабстве». Иероним видел в соглашении нечто худшее, чем опустошения, произведенные вандалами в Галлии.31) Стилихон, который не сумел предотвратить разгром Галлии вандалами, аланами и свевами и допустил вестготов в самое сердце Империи — Италию, рассматривался консервативной оппозицией как предатель. Его обвиняли в том, что он желает использовать Алариха как орудие для упрочения своей власти.

Влияние при дворе Гонория перешло к противникам соглашения с варварами, что повлекло за собой убийство Стилихона, [41] истребление семей германских наемников на римской службе, и приход к власти главы «антигерманской» партии Олимпия.

За этим последовало новое выступление Алариха против Империи. С 408 по 410 г. имели место готские походы на Рим; во время переговоров вестготы требовали огромной контрибуции, выдачи готам германских рабов, права поселиться в римских провинциях (Венециях, Норике, Далмации), должности командующего имперской армией для Алариха.

К событиям этого периода относятся также осада Рима, провозглашение ставленника готов римлянина Аттала императором и, наконец, захват и разграбление Рима в 410 г. Последнее событие потрясло современников, но в сущности мало изменило положение вестготов в Империи. Они продолжали искать земли для поселения и готовы были к соглашению с Империей, силы которой не были еще исчерпаны.

Положение правительства Гонория вскоре несколько упрочилось. Восточноримское правительство, отношения с которым улучшились после устранения Стилихона, прислало Равенне на помощь отряд войск. Фактическим правителем Западной империи стал командующий войсками Констанций, который сумел возобновить вооруженную борьбу против варваров, не отказываясь, однако, и от соглашений с ними. Еще в то время как вестготы при Атаульфе, избранном королем после смерти Алариха, продолжали опустошать Италию, войска Констанция восстановили власть равеннского правительства в Галлии. Основная масса вандалов, аланов и свевов еще в 409 г. ушла в Испанию. Константин был убит в 411 г. Значительная часть Испании также оказалась теперь под властью Гонория, хотя ряд областей на западе и юге полуострова оставался под властью варваров. В 411 г. власть в Галлии при поддержке аланов, бургундов, а также алеманнов и франков захватил новый узурпатор Иовин и у Констанция не хватало сил для борьбы с ним. Но в 412 г. в Галлию вступили вестготы Атаульфа. Равеннское правительство, согласилось на поселение готов в Аквитании и обещало им ежегодные продовольственные поставки. Готы помогли устранить Иовина в 413 г. Правда, вскоре соглашение готов с Равенной нарушилось, так как восстание комита Гераклиана в Африке лишило правительство возможности снабжать готов продовольствием. Атаульф в 414 г. снова назначил (смещенного ранее) Аттала императором, двинулся к средиземноморскому побережью, захватил Нарбонну. Выступление войск Констанция заставило готов уйти в Испанию (415 г.). После безуспешных попыток переправиться в Африку вестготский король Валия заключил в 416 г. соглашение с Констанцием, по которому готы снова стали федератами. В течение двух лет вплоть до 418 г. готы воевали в качестве федератов Империи в Испании против вандалов и аланов. В 418 г. по приказанию императора они ушли из Испании и получили для поселения галльскую провинцию Aquitania Secunda и часть провинций Novempopulana и Narbonensis I. [42]

Данные о внутренних отношениях у вестготов в рассматриваемый период отсутствуют. Мы знаем только, что состав вестготов за время их пребывания в Италии существенно изменился. Они включили в свое сообщество массы других варваров — рабов германского происхождения, воинов Стилихона, присоединившихся к Алариху после убийства их вождя, вестготский отряд Атаульфа. Отпали от них отдельные группы готов — воины, дезертировавшие во время голода в 402 г., Сар со своими дружинниками. И тем не менее вестготы оставались сплоченным этническим единством, которое абсорбировало все примыкавшие к нему чужеродные элементы. Несмотря на растущее усиление королевской власти, сохранялось еще народное собрание в виде военной сходки.

Мы можем заключить также, что вестготы последовательно отстаивали свою программу во взаимоотношениях с Империей. Они постоянно стремились к захвату военной добычи и охотно брали на себя обязательство нести военную службу Империи. Но основной их целью всегда оставалось приобретение земель для поселения в какой-либо (по возможности плодородной и не очень опустошенной) провинции, получение от Империи поставок продовольствия, по крайней мере в первое время. В этом отношении планы вестготов в сущности мало изменились по сравнению с временами Фритигерна. Правда, сейчас они требовали предоставления им не одной, а двух-трех провинций. Как и ранее, вестготы не ставили своей задачей уничтожение политического и социального строя Империи или захвата власти в ней. Выдвижение и Аларихом и позднее Атаульфом своей креатуры Аттала в качестве императора показывает, что для готов не было альтернативы тому или иному соглашению с Империей. В готской верхушке в начале V в., как и во время Эриульфа и Фравитты, происходила борьба по поводу отношения к Империи. Иногда, власть даже переходила в руки сторонников жесткого курса., Но соглашение оказывалось в конечном счете неизбежным.32)

Стремление несколько затушевать антагонизм между римлянами и готами проявлялось и в кругах ортодоксального духовенства. Такие христианские писатели, как Иероним, Августин и Орозий, подчеркивали отличие готов-христиан от варваров-язычников и объясняли военные успехи вестготов их принадлежностью к христианскому миру. Они напоминали об уважении к христианским храмам, которое было проявлено воинами Алариха во время разграбления Рима. Но враждебность к готам оставалась широко распространенной в позднеримском обществе. Орозий отмечал, что в готах видят «врагов Рима» (hostes Romaniae).33) Сульпиции Север, констатируя пребывание варваров в римской среде — в городах, в провинциях, в римском войске, отмечал, что они не усваивают римскую культуру. Известны резко враждебные суждения о варварах, вроде замечания Пруденция, что римляне отличаются от варваров так же, как люди отличаются от животных.34)

Во всяком случае готы становятся теперь важным фактором [43] общественной и политической жизни Западной империи. В этот период устанавливаются значительно более тесные контакты между готами и римским обществом и государством, чем прежде. Ариане в отдельных римских городах искали поддержки у вестготов, к ним бежали рабы из Рима. Возможно на готов возлагали свои надежды некоторые круги христиан, относившихся враждебно к существующему социальному и политическому строю. В Carmen Apologeticum Коммодиана от готов ожидается осуществление апокалиптических видений Иоанна:35) готы проведут сенат под ярмом, но отнесутся как братья к христианам. Политика вестготов теперь переплетается порой с внутренней борьбой в самой Империи. Прежде готы лишь случайно оказывались участниками усобиц в Империи, когда их как федератов использовал в своих целях тот или иной римский политический деятель, боровшийся за власть (Лициний, Прокопий). Теперь же готские вожди по своей инициативе вмешиваются в политическую жизнь Империи, пытаются установить свое влияние на римский государственный аппарат и использовать его для собственных целей. Об этом свидетельствуют такие факты, как назначение императором в противовес Гонорию римлянина Аттала, ставшего в связи с этим арианином, получение Аларихом и Атаульфом от Аттала высших римских военных должностей, женитьба Атаульфа на сестре императора Гонория Галле Плацидии, разгром готами в Галлии узурпатора Иовина (шаг, направленный на соглашение с Гонорием). Все эти контакты и взаимосвязи были, правда, поверхностными: вестготы в Италии, как и в Галлии, и в Испании, сохраняли в этот период свою племенную обособленность от местного общества.

В исторической литературе высказывалось мнение, что Аларих стремился получить командование над всеми римскими войсками. Подобная задача для готского короля могла быть не главной, а лишь побочной целью.36) Прочная связь с соплеменниками исключала для Алариха или Атаульфа возможность превратиться в наемников на римской службе типа Фравитты, Гайны или Арбогаста.

Включение в состав готского войска рабов-варваров не означало выступления готов против института рабства. Они сами захватывали местных жителей в качестве рабов, а истребляя в ряде случаев население занятых ими городов и селений, не делали различий между свободными и рабами.37) В нашем распоряжении нет данных о поддержке готов рабами, колонами или городским и. сельским плебсом, за исключением сообщения о бегстве к Алариху готских рабов из осажденного Рима.38) Но стараясь упрочить соглашение с римскими властями во время осады Рима, Аларих постарался прекратить нападения беглых рабов на местных жителей в окрестностях города.39) От готского вторжения и военных действий в Италии страдали все слои населения, и крестьяне и горожане. Примечательна надпись, сохранившаяся в церкви Нолы: земледельцы благодарят бога за избавление от [44] готского неприятеля. Страна была настолько разорена готской войной, что имперское правительство в 413 г. вынуждено было снизить налоги для Кампании, Тусции, Пиценума, Самния, Апулии — Калабрии, Лукании — Бруттия.40)

Весьма затруднительным оказалось сотрудничество с готами и для италийской знати, хотя отдельные ее представители высказывали готовность к нему. Слова о стремлении к мирному сосуществованию с римлянами, которые некоторыми авторами V—VI вв. приписывались готским королям,41) — очевидно топосы, типичные для позднеантичной литературы,42) отражавшие скорее пожелания определенных кругов римской знати, чем подлинные намерения готов. Характерно, что даже ставленник Алариха Аттал не был в состоянии полностью подчиниться воле своего покровителя и согласиться на его план в отношении Римской Африки.43) Готам в это время чуждо было чувство солидарности с каким-либо классом римского общества, хотя объективное значение их вторжения в самую сердцевину Империи было велико. Рабовладельческому государству был нанесен тяжелый удар, ускоривший его упадок.

* * *

Провинция, в которой вестготы осели в 418 г., принадлежала к числу наиболее развитых в экономическом и культурном отношении областей Западной империи. Южная Галлия уже в начале принципата была вполне романизированной страной с римским городским устройством. Здесь к III в, имелось большое число городов, являвшихся торговыми и ремесленными центрами: Вьенна, Нарбонна, Бордо, Тулуза, Лион и др. В Галлии находились мастерские по производству оружия и одежды (работавшие на государственные нужды), предметов роскоши, гончарных изделий и стекла. Это была страна цветущего сельского хозяйства. Имения магнатов достигали здесь весьма значительных размеров. Так, в имении Шираган (между Тулузой и Даксом) была примерно одна тысяча гектаров пахотной земли и девять тысяч гектаров выпасов, виноградников, огородов и лесов. Для обработки этих земель нужно было около 400 человек.44) Имение поэта Авзония у Базаса, которое он сам называл незначительным, заключало в себе примерно 260 гектаров земли.45) По-видимому, большая часть земли в крупных имениях отдавалась в держания мелким прекаристам, колонам, посаженным на землю рабам. По социальной структуре страна почти не отличалась от Италии. Господствующее положение занимала сенаторская знать — крупные землевладельцы, которые были тесно связаны своими интересами с италийской знатью. В III в. экономический и политический кризис, внутренние усобицы, вторжения варваров, восстания багаудов сопровождались упадком городов, сокращением их размеров,46) разгромом ряда крупных вилл. Интенсивно происходил [45] процесс превращения уцелевших еще к тому времени свободных крестьян в колонов. В то же время в крупных имениях сенаторов и епископов к началу V в. находились также рабы.

Когда Западная империя была разделена на две префектуры, Галлия вместе с Британией, Испанией и Мавретанией Тингатанской составила одну из них и в ней находился центр данной префектуры — Арль.

Упадок центральной власти сопровождался усилением самостоятельности магнатов. Некоторые из них уже тогда укрепляли свои виллы, имели вооруженные отряды в своих владениях и иногда на свой страх и риск вели борьбу против варваров, как, например, овернский магнат Экдиций около 460 г. против Эйриха. В то же время галльская знать сохраняла свое значение в государственной жизни Империи, и центральное правительство уделяло особое внимание защите ее интересов. Об этом свидетельствует активная политика Констанция, а позднее Аэция в Галлии. Городские землевладельцы здесь, как и в других частях Империи, были прикреплены к своим муниципиям. Они отвечали за сбор налогов, что было тяжелым бременем для рядовых куриалов и в то же время источником дополнительных доходов для муниципальной верхушки. Правящие круги города перекладывали основную часть податей на мелких посессоров и на городской плебс.47)

Вестготы поселились здесь в 418 г. в провинции Aquitania Secundaria территории между Луарой и Гаронной, в областях городов Бордо, Ангулема, Сэпта, Пуатье и Перигора и особенно в области Тулузы. Источники обозначают условия их размещения в Аквитании теми же выражениями, которые использовались для описания, их поселения на Балканском полуострове — sedes acceperunt ad inhabitandum. Они снова оказались в положении федератов. Но статус федератов сейчас имел иное содержание, иными были и условия поселения. Само возвращение готов из Испании в Галлию знаменовало собой некоторое изменение в соотношении сил с Империей, так как два года тому назад римское правительство не соглашалось на их поселение в этой провинции.48) Возможно, готы сами добились согласия Рима на их возвращение, Но еще более важным показателем изменившегося положения был порядок поселения готов, принципиально отличный от прежних условий службы федератов. Готы расселились среди местных землевладельцев, получая от них часть земли (две трети пахотных земель и половину лесов и лугов), часть рабов и колонов, домов и хозяйственных сооружений, вероятно также и долю скота и инвентаря.

Готы формально считались еще в течение известного времени федератами. Вестготское королевство рассматривалось как составная часть (membrum) Империи,49) но при всяком удобном случае готы старались расширить свои владения. В 421 г. король Теодерих I (418—451) послал военный отряд помогать римским войскам в Испании против вандалов, но в решающий момент готы [46] поддержали вандалов. В 425 г. Теодерих безуспешно пытался захватить Арль. Заключив соглашение о мире с готами, римляне дали заложников. В 436 г., когда имперские войска были заняты борьбой против бургундов и багаудов в Арморике, Теодерих попытался захватить Нарбонну. В 438—439 гг. римские войска, состоявшие в основном из гуннов, оттеснили готов до Тулузы. Здесь готы сумели дать имперским войскам отпор и после этого был заключен мир. Во время войны Рима против Аттилы в 451 г. вестготы оказались на стороне Империи. Эта помощь выглядела уже скорее как добровольное участие в борьбе против опасного общего противника, чем как выполнение обязанностей федератов. Теодерих II в 451—453 гг. оказал помощь Империи, послав войска в Испанию для подавления восстания багаудов в Тарраконе. Он же помог командующему римскими войсками Авиту в 455 г. занять императорский трон. Вестготские войска воевали в Испании против свевов и в то же время Теодерих пытался захватить Арль в Галлии. Достигнуть этого ему удалось лишь в 462 г. При Теодерихе готы, по-видимому, овладели провинциями Novempopulana и большей частью Narbonensis I. Эйрих (466—484) постарался использовать прогрессирующий политический упадок Империи для упрочения самостоятельности вестготского королевства и расширения его территории. В 468 г. готские войска вторглись в Испанию, захватили Эмериту, опустошили Лузитанию и Астурию. К этому времени вестготы владели в Испании Эстремадурой, частью Португалии, кастильской Месетой, верхней и средней долиной Эбро (с Наваррой и Арагоном), Каталонией. В Галлии они захватили Бурж и северную часть провинции Aquitania I. Войско императора Анфимия, посланное в Галлию, потерпело поражение от вестготов в 470 (или 471) г. Готы захватили города Арль, Риэц, Авиньон, Оранж, Баланс и другие, но вскоре им пришлось отступить. В Aquitania I готы заняли ряд городов, но Клермон, где борьбой римлян руководили Экдиций и Сидоний Аполлинарий, стойко сопротивлялся германцам. В 473 г. император Гликерий, вторгшийся в Италию, побудил отряд остготов во главе с Видимером уйти в Галлию, что повлекло за собой их присоединение к вестготам. Через два года Эйрих заключил с императором Непотом соглашение, по которому западноримское правительство, очевидно, признало завоевания, уже осуществленные готами в Галлии и в Испании. Клермон перешел в руки Эйриха. В 476 г., когда последний западноримокий император Ромул был свергнут Одоакром, вестготские войска перешли через Рону и после столкновения с бургундами заняли Арль и Марсель. Под властью готов оказалась примерно одна пятая часть территории Галлии. Готский отряд вторгся и в Италию, но потерпел поражение.

Уже в 90-х годах V в. начались столкновения между вестготами и франками. В 507 г. франкский король Хлодвиг начал войну против готов, которая привела к разгрому Тулузского королевства и гибели короля Алариха II. Вестготы сохранили в [47] Галлии лишь область между Гаронной и Пиренеями. Основной территорией Вестготского королевства с этих пор стали испанские земли.

Судьба Тулузского королевства — показатель его слабости, но в то же время и известной жизненной силы. Если Вестготское королевство не сумело устоять в Галлии под ударами франков, то все же сохранило свои владения на территории Пиренейского полуострова, помимо Септимании, и просуществовало еще два столетия. Сила и слабость этого государства определялись прежде всего его внутренним устройством. В исторической литературе общественный и политический строй римской Галлии V в. иногда характеризуется как время существования государства в государстве. С подобной формулой нельзя согласиться, так как ко времени поселения в Аквитании готы еще не создали своего государства. В ходе общественного развития складывались новые учреждения варварского королевства, которому присуще было сочетание черт разлагавшегося родоплеменного устройства и позднеантичной рабовладельческой системы, вызревание элементов будущих феодальных отношений. До поселения в Аквитании вестготы в течение трех десятилетий находились на римской территории. Все это время они были тесно связаны с важной составной частью римской военной и административной системы — с военной организацией, то как противники римского войска, то включаясь в его состав на правах федератов, получая содержание от Империи. И на Балканском полуострове и позднее в Италии в состав вестготов вливались варвары, которых римляне использовали ранее в качестве рабов и колонов и которые в той или иной степени ознакомились с римским производством. Вдобавок готы уводили с собой множество римлян, захваченных в плен и обращенных в рабство: среди них также были и рабы, и колоны, и ремесленники. Еще более важное значение имело расселение готов среди земледельцев Аквитании и получение от них земель, инвентаря, домов. Каков бы ни был порядок поселения готов — компактными группами или в одних и тех же виллах и деревнях с местными земледельцами, контакт был самым тесным. Ярким показателем этого может служить то, что иногда готы и римляне совместно пользовались угодьями.

Источники не содержат сведений о том, какие имения подвергались разделу: только ли крупные или также владения средних и мелких посессоров. По-видимому, готская знать получала больше земли, чем прочие готы. Короли могли еще дополнительно жаловать земли своим «верным», но наделы (sortes) получали и рядовые готы. Нет оснований считать, что они сразу же становились держателями в имениях знатных готов.50) В последующий период какие-либо новые разделы земель между римлянами и готами, по-видимому, не производились. Последовательная политика экспансии, которая осуществлялась вестготскими королями с 20-х годов V в., была, очевидно, продиктована теперь в первую очередь интересами королевских дружинников и служилой знати, [48] стремившихся приобрести новые земли и должности в управлении. Но известное значение сохранили теперь и прежние мотивы завоевательной политики — заинтересованность рядовых готов в приобретении земель и военной добычи.

У готов относительно быстро разлагались родоплеменные формы собственности. Во 2-й половине V в. у готов возникла уже аллодиальная собственность в ее ранней форме. Вероятно, у готов существовала сельская община, как и у других германских племен, хотя в источниках данных о ней не имеется, если не считать упоминаний о conventus publicus vicinorum в законах VI в. К концу V в. имущественная дифференциация привела уже к появлению слоя обедневших крестьян, которые не имели необходимого рабочего скота, угодий для выпаса окота. Некоторые рядовые готы продавали своих детей в рабство, становились держателями земли или поденщиками в чужих владениях. У готов имелись рабы, положение которых не отличалось существенно от статуса позднеантичных сервов. Представители служилой знати обладали крупными имениями. К крупным землевладельцам принадлежали также короли и арианская церковь. Патронат был у готов легальным институтом. Готские магнаты имели дружинников, букцелляриев и сайонов, которые получали от своих патронов оружие и другое имущество.

Готское общество сосуществовало с галло-римеким, в жизненных условиях которого коренных изменений в V в. не произошло. Поселение готов и частичная экспроприация землевладельцев не означали глубоких сдвигов в имущественном положении местных посессоров. Готы составляли лишь незначительное по численности меньшинство населения (не более 2-3% от местного населения). Социальная структура галло-римского общества оставалась прежней. Светские магнаты и католические епископы, утратив часть своих земель, оставались тем не менее крупными землевладельцами и эксплуатировали труд рабов, колонов, мелких прекаристов. Знатные галло-римляне занимали высокие должности в королевской администрации, управляли в качестве комитов городами, в отдельных случаях командовали войсками, флотом.51) В аппарате управления они все же вынуждены были уступить первое место готской знати. Но господство в иерархии католической церкви обеспечивало сенаторской знати влияние на широкие слои местного населения. Римские магнаты добивались от готских королей возможности беспрепятственно занимать епископские кафедры.52)

Города оставались римскими, в них сохранялись курии и коллегии. Готы редко селились в городах. Положение народных масс, по-видимому, несколько улучшилось, так как налоговый гнет ослабел и мелкие землевладельцы, судя по сообщениям Сальвиана, переселялись из имперских территорий в области, занятые готами. Мы не встречаем каких-либо упоминаний о народных движениях на территории, занятой вестготами в Галлии.53) В политике готских королей невозможно обнаружить тенденцию [49] поддерживать подобные движения. В 454 г. вестготский военный отряд разгромил по поручению имперского правительства багаудов в Тарраконе.

Для политического устройства готской Галлии характерна двойственность: формально эта страна оставалась до 475 г. римской провинцией и оставалась под властью императора и префекта претория, находившегося в Арле. Галло-римское население жило по римскому праву. Основной территориальной единицей была по-прежнему городская община — civitas. В то же. время политическое господство принадлежало готским королям, власть которых постоянно усиливалась. Король обладал высшей военной, административной, законодательной и судебной властью. Он имел казну, располагал земельными владениями. Королевская власть не стала наследственной; королей избирали из членов королевского дома, хотя заметна тенденция передавать власть сыновьям умершего короля. Очевидно, решающую роль в избрании или утверждении на престоле нового короля играла служилая знать. Короли назначали должностных лиц — судей, комитов. О племенных собраниях готов нет данных: ряд их функций, судя по упоминаниям Клавдиана, Идация, Иордана, Исидора, Прокопия и других источников выполняли военные сходки. На таких сходках решались вопросы войны и мира, провозглашались короли, смещались в отдельных случаях правители провинций.54) Описание двора Теодериха, которое содержится в одном из писем Сидония Аполлинария, и сопоставление порядков при дворе короля Леовигильда с обычаями его предшественников, сделанное Исидором Севильским, свидетельствуют Об архаическом характере готской королевской власти в середине V в. Теодерих II рассматривает тяжбы, принимает послов и решает другие дела в присутствии толпы вооруженных готских воинов.55) Вплоть до 2-й половины VI в. вестготские короли ни одеждой, ни убранством своей резиденции не отличались от прочих готов.56)

Суд на местах осуществляли комиты, тиуфады, подчинявшиеся королю. Но при судьях имелись заседатели — auditores. Мелкими вопросами деревенской жизни занимались собрания в сельских общинах.

Военная система Вестготского королевства основывалась на готском народном ополчении, которое было организовано по десятичной системе. Военные отряды соответственно возглавлялись тысячниками (тиуфадами), пятисотниками, сотниками и другими начальниками. Тиуфад выполнял не только военные, но и некоторые полицейские и судебные функции.57) Римляне, по-видимому, не несли в Тулузском королевстве военной службы, хотя в отдельных случаях те или иные представители галло-римской знати могли принимать участие в военных действиях.

Обычное право уже в начале V в. стало сменяться писаным. Первые законы были изданы еще Теодерихом I. Эйрих издал уже кодекс законов.58) В основе этого кодекса лежит еще германское обычное право, но оно подверглось глубокому влиянию [50] римското постклассического права. В сохранившихся фрагментах кодекса обнаруживаются такие черты германского права, как денежные композиции за правонарушения, очистительная клятва, выдача преступника родственникам потерпевшего, утренний дар жениха невесте (моргенгабе), следы семейной ответственности за преступление, совершенное родичем (против чего выступает законодатель), опека родственников над женщиной, выплата вознаграждения за дарение (сходная с лангобардским лаунегильдом).59)

В то же время в законах Эйриха широко отражено римское гражданское и уголовное право. Так, в частности, применяются римская процедура защиты собственности, римская форма завещания. По римскому образцу оформляются залог и отчуждение имущества, не отличаются, как правило, от римских образцов нормы, регулирующие статус рабов.60)

Утверждение писаного права у вестготов было существенным сдвигом в общественном развитии вестготов, и это отмечалось современниками.61) Но издание законов не устранило еще прежних родовых обычаев. В исторической литературе отмечается, что наряду с романизированным писаным правом, сохраняло свое значение неофициальное готское обычное право, которое уцелело еще и значительно позднее в христианских испанских государствах после мусульманского завоевания.62)

Параллельно с готской системой управления функционировали римские органы управления в городских общинах.

Готское и римское население составляло в Тулузском королевстве обособленные этнические сообщества. Готы были доминирующей группой: они несли военную службу и не платили налогов. Готские законы охраняли право собственности и личную безопасность римских подданных готских королей, но в практике общественной жизни положение гота было более прочным, чем римлянина.63) Сохранялся старый римский закон, запрещавший смешанные браки римлян с варварами. Вестготы оставались арианами, хотя и проявляли религиозную терпимость. Но постепенно происходило сближение галло-римской знати с правящим слоем Тулузокого королевства. Еще в то время, когда готские короли отвоевывали новые области в Галлии, они получали поддержку со стороны отдельных высших чинов римской администрации.64) Префект претория из Нарбонны Магн в конце 50-х годов играл такую роль при Теодерихе II, римский магнат Лев — при Эйрихе. Католические епископы в некоторых случаях вели переговоры с имперским правительством по поручению готского короля. Правда, некоторые галло-римские магнаты оказывали противодействие вестготам. Наиболее упорную борьбу против экспансии Эйриха вела знать Оверни, возглавляемая Экдицием и Сидонием Аполлинарием. Последний характеризовал соглашение между вестготским королем и римским правительством, предусматривавшее уступку Клермона готам, как осуждение овернцев на рабство.65) [51]

На занятой готами территории отношения между пришельцами и местным населением были в общем мирными. Законы готских королей охраняли право собственности и личные права галло- и испано-римлян. Правда, как можно судить по законам вестготских королей, гот имел обычно несколько более высокий социальный вес, чем галло-римлянин.66) В произведениях галло-римских авторов V в. отразилось различное отношение местных кругов к готам. Настроения тех, кто видел в готах избавление от жестокого римского налогового гнета, оказали влияние на взгляды Сальвиана. Марсельский клирик подчеркивал нравственное превосходство варваров над «испорченными» римлянами, проявлял даже снисхождение к их арианской вере, утверждая, что варвары — «еретики по неведению».67) Взгляды тех галло-римских кругов, которым расширение готского господства грозило если не катастрофой, то ограничением привилегий, отражены в произведениях Сидония Аполлинария. В них ясно выражены антипатия и враждебное отношение к варварам.68) Правда, позиция Сидония Аполлинария не была безоговорочно антиготской. Она видоизменялась в соответствии с политической ситуацией. В свое время Сидоний писал о Теодерихе II как об опоре и спасении Рима.69)

В конечном счете решающим обстоятельством, определявшим отношение верхушки местного населения к готам, было ее экономическое и правовое положение в королевстве. В целом же галло-римская знать, как отмечалось выше, смогла сохранить свои экономические позиции и свой социальный вес. Готское правительство, в свою очередь, учитывало интересы галло-римской знати. Примером может служить издание Аларихом II свода законов для римского населения, в подготовке и обсуждении которого участвовали епископы и местная знать.70) Бревиарий Алариха представляет собой образец германской кодификации римского права. Из конституций Кодекса Феодосия, новелл Феодосия II, Майориана, Севера, а также из трудов римских юристов классического периода в новый свод права были включены те положения, которые казались соответствующими новым условиям. Бревиарий основывался на признании принципа частной собственности на землю, делении всех людей на свободных и рабов, сохранении институтов рабства и колоната, муниципального устройства с куриями и коллегиями. Бревиарий предусматривал для сенаторов, обозначавшихся теперь терминами nobiles и maiores, некоторые привилегии по суду.

В свод законов, изданный Аларихом II, не вошли конституции Кодекса Феодосия, касавшиеся римской должностной системы, военной организации, законы, запрещавшие патроцинии, постановления против ереси, арианства и др. Бревиарий Алариха II был предназначен для галло-римского населения, тогда как готы пользовались Кодексом Эйриха.71) Как видно из законов Эйриха, в ряде случаев тяжбы между готами и римлянами решались по готскому праву. В целом же готы и римляне в V в. по положению [52] в государстве, по уровню общественного и культурного развития оставались отличными друг от друга этническими группами. Интеграции варварского и местного населения в Тулузском королевстве не произошло. Римское население испанских областей, завоеванных готами, до конца V в. вообще оставалось лишь весьма поверхностно связанным с готским королевством. Разумеется, вестготское поселение и создание Тулузского королевства оказали влияние на положение галло-римского населения, а сами германцы в свою очередь испытали воздействие со стороны римских социальных и политических институтов.

Высвобождение из-под власти имперского правительства означало для масс галло-римского населения некоторое уменьшение бремени государственных налогов и повинностей; несколько ослабела зависимость деревни от города. Местные колоны и мелкие крестьяне, вероятно, приобрели возможность использовать общие угодья в смешанных римско-германских деревенских общинах. Местные магнаты утратили часть своих прежних привилегий, но могли теперь легально содержать у себя военные дружины. Известное влияние на юридическую практику в королевстве (и по отношению к местному населению) стало оказывать обычное право германских завоевателей.

С другой стороны, готы, получая римские виллы (или их части), включались в сферу римского производства и римских экономических отношений. Это создавало условия для развития производства у готов, ускоряло разложение у них родовых отношений, стимулировало формирование частной собственности на землю и социальную дифференциацию.

Двойственность характерна также и для социально-экономических отношений и политического строя Вестготского королевства. С рабовладельческим укладом в его позднеримском варианте сосуществовало разлагающееся общинное устройство готов, приближавшееся по типу к марке; позднеантичная социальная структура перекрещивалась со стратификацией варварского общества; рядом с государственным аппаратом, унаследованным от Империи, функционировали органы германской военной демократии, причем главой и римских, и германских органов управления стала королевская власть. [53]



1) Oxenstierna E. С. Die Urheimat der Goten, S. 132k, 181;. Schwarz E. Die Urheimat der Goten und ihre Wanderungen ins Weichselland und nach Südrußland. — Saecuium, vol. 4, 1953, H. 1, S. 13-26. По Р. Венскусу готы переселились на материк из Готланда. См.: Wenskus R. Stammesbildung und Verfassung, S. 469.

2) Weibull С. Die Auswanderung der Goten aus Schweden; Machmann R. Die Goten und Skandinavien, S. 451-467; Czarnecki J. The Goths in ancient Poland, p. 5-10.

3) Scardigli P. Die Goten. Sprache und Kultur, S. 80-84; Corazza V. Le parole latine in gotico.

4) П. Скардигли определяет связи готов с Римом в III в. как «соприкосновение», а в IV в. — как «отношения». — См.: Sсardigli P. Die gotischrömischen Beziehungen. Aufstieg und Niedergang der alten Welt. Bd 5/1. Berlin, 1976, S. 276-277.

5) Amm. Marcel. XXXI, 3, 8.

6) Коpсунский А. Р. О социальном строе вестготов в IV в. — ВДИ, 1965, № 3, с. 56.

Использование археологических памятников затруднено отсутствием достаточно определенных свидетельств принадлежности памятников Черняховской культуры к готам. Но во всяком случае готы находились в ареале Черняховской культуры. — См.: Проблемы изучения Черняховской культуры. — КСИА, 1970, вып. 121; Федотов Г. Б., Полевой Л. Л., Археология Румынии. М., 1973; Щукин М. Б. Современное состояние готской проблемы и Черняховская культура. — Археологический сборник. 18. Л., 1977.

7) Eusebius. Vita Constantini IV, 5; Liban. Oratio XII, 84; см. также: Корсунский А. Р. Указ. соч., с. 56.

8) Steubing H. Miszellen zur gotischen Bibelübersetzung Ulfilas. — Zschr„ für Kirchengeschichte. 4. Folge II, Bd. 64, 1952—1953, S. 146; Jord. Get. 267.

9) Корсунский А. Р. Указ. соч., с. 56-58; Федоров Г. Б., Полевой Л. Л. Указ. соч., с. 265-266; 273-276.

10) Wenskus R. Op. cit., S. 471, 477; Wolfram H. Gotische Studien. — MIÖG, Bd 83; 1975, H. 3-4, S. 316; Claude D. Adel, Kirche und Königtum im Westgotenreich, S. 20. [216]

11) Steubing H. Op. cit., S. 156-157. Корсунский A. P. Указ. соч., с. 59-61.

12) Passiо S. Sabae. Ed. H. Delchaye. — Analecta Bollandiana 31, 1912, p. 218.

13) Altheim F. Niedergang der alten Welt, S. 90.

14) Wolfram H. Op. cit., S. 18, 29.

15) Вопрос, берет ли десятичная система свое начало в позднеримских или германских порядках, является спорным. См.: García Moreno L. Estudios sobre la organizaeiön administrativa del reino visigodo de Toledo. — AHDE, t. 44, 1974, p. 69. См. ниже о тиуфаде. По мнению Р. Венскуса, десятичная система была заимствована готами у сарматских и иранских племен: Wenskus R. Op. cit., S. 443-444.

16) Amm. Marcel., XXXI, 12, S.

17) В последнее время было высказано мнение, что Стилихон вернул восточноримские отряды константинопольскому правительству и вернулся в Италию, так как не был уверен в успехе борьбы против Алариха. См.: Cameron А. Poetry and Propaganda at the Court of Honorius, p. 159-168.

18) Rubin B. Das Zeitalter Justinians, S. 28-30.

19) Дмитрев А. Д. Восстание вестготов на Дунае и революция рабов. — ВДИ, 1950, № 1, с. 74. Сиротейко В. Т. История международных отношений в Европе во второй половине IV — начале VI в., с. 26, 40-41.

20) Schmidt L. Die Ostgermanen, S. 423.

21) По Евнапию вестготы еще до поселения на территории Империи поклялись всячески вредить римлянам и завладеть их страной. — FHG, Eunар., fragm. 60, Ср. Sуnes. De regno 19.

22) Л. Шмидт считал, что здесь не имел места раздел земель с местными посессорами, так как данные области запустели и обезлюдели. Schmidt L. Op. cit., S. 419-420. По мнению A. Джонса, тут могло происходить поселение готов по принципу hospitalitas. — См.: Jones A. H. М. The Later Roman Empire. Vol. II, p. 157, Vol. Ill, p. 29. Некоторые историки высказывали мнение, что готы не могли быть поселены как крестьяне, поскольку они якобы привыкли жить как «слой господ», стоящий над тяглым крестьянским населением, и посвятили себя войне. См.: Seeck О. Geschichte des Untergangs der .antiken Welt. Bd V. Stuttgart, 1900, S. 483; Wenskus R. Op. cit., S. 476-477.

23) Wenskus R. Op. cit., S. 477.

24) Wenskus R. Op. cit., S. 322; Claude D. Op. cit., S. 23-24, 28.

25) У христианских авторов упоминаются палатки на повозках, служившие готам церквами (Ambros., Ер. I, 20; Hyeron., Ер. 107). Pасat. Paneg. Lat., II, 22.

26) Straub J. Regeneratio Imperii, S. 198-199; 203-205. По словам Сократеса, битва 378 г. убедила императора Грациана в том, что «Римская империя слабеет, а варвары усиливаются» (Socrates. Ekkles. Hist. V, 2). Аммиан Марцеллин видел в допуске готов в 376 г. на территорию Империи ошибку (Amm. Marcel, 31, 4, 4-8). По Руфину битва при Адрианополе стала началом бедствий Римской империи (Rufinus. Hist. II, 3).

27) Eunap. fragm. 42; Synes. De regno, 19, 21; Hyerоn. In Dan. 2.40 — Migne, PL, t. 75, 504, c. 795; Ambros. Epist. 15, 10 — PL. t. 16, с 958.

28) Zоsimоs. IV, 3.

29) Cod. Iust. XI, 52; Cod. Theod. XI, 24, 4; XI, 24, 5; V, 17, 2; II, 1, 8; III, 4, 1; IX, 45, 3.

30) Cameron A. Op. cit., p. 180-187.

31) Zоsimоs, V, 29: non est ista pax, sed pactio servitulis; Hieron. Epist. 123 A. — PL, t. 22, c. 1058.

32) Oros. VII, 43, 10: ad hoc electus a Gothis ut pacem infringeret, ad hoc ordinatus a Deo, ut pacem confirmaret.

33) Helbig C. H. Goten und Wandalen. Wandlung der historischen Realität, S. 16-21.

34) Sulp. Sever Chron. II, 3; Prudent. Contra Symm. II, 816.. Straub J. Op. cit., S. 300.

35) Датировка произведений Коммодиана спорна. См.: Courcelle Р. Histoire littéraire des grandes invasions germaniques, p. 156-158; 319-337.

36) Thompson E. A. The Visigoths from Frithigern to Euric. — Historia, vol. XII, 1963, p. 107; Cameron A. Op. cit., p. 156.

37) August. Ер. 30 ad. Demetr.; Hierоn. Epist. 94.

38) Взятию Рима Аларихом, согласно появившейся на столетие позднее версии, помогли готские юноши, проникшие в город. По другому рассказу, Саларийские ворота открыли готам рабы по приказанию римской матроны Пробы. — Procop. Bell. Vand., I, 3, 2.

39) Zоsimоs. V, 42.

40) Cod. Theod. 9, 28, 7. Новелла Валентиниана III (451 г.), касающаяся запрещения куриалам продавать свои земли, делает оговорку относительно тех продаж, которые совершены после вторжения в Италию Алариха.

41) Аларих по свидетельству Иордана говорил о желании готов жить в Италии с римлянами так, чтобы оба народа составляли одно целое (Jоrd., 152); Орозий вкладывал в уста Атаульфа известное заявление о его намерении восстановить с помощью готов Римское государство (Oros. 7, 43, 5-7).

42) Straub J. Op. cit., S. 277-278; Courcelle P. Op. cit., p. 91.

43) Когда комит Африки Гераклиан прекратил отправку хлеба в Италию, Аларих решил послать туда готские войска. Но Аттал не согласился с предложением, грозившим Риму утратой Африки. См.: Courcelle P. Op. cit., р. 48-49.

44) Jullian С. Histoire de la Gaule, T. 5. P., 1922, p. 361; Grenier A. Manuel d'Archéologie Gallo-Romaine. Vol. 6, pt. 2, p. 888.

45) Fustel de Coulanges N. D. Histoire des institutions politiques de l'ancienne France. Vol. 4. P., 1889, p. 35.

46) Вокруг городов в IV в. стали возводить стены. Площадь городов резко сократилась по сравнению с предшествующим периодом. Так, например, площадь Нима вместо 220 га составляла теперь 32 га., Отэна вместо 200 — 10. См.: Thevenot E. Les Gallo-Romains, p. 106-107.

47) См.: Salvian. De gubernatione Dei V, 4: Quot curiales, tot tyranni ... Quis locus est, ubi non a principalibus civitatum viduarum et pupillorum viscera devorentur?

48) Мнение, будто готы были возвращены в Аквитанию в связи с заинтересованностью правительства в создании противовеса багаудам или саксонским пиратам, не подтверждается фактами. О выступлениях багаудов в этой части Галлии, как и о нападениях пиратов в этот период, нет сведений. — См.: Thompson Е. A. The Settlement of the Barbarians in Southern Gaul. — Journal of Roman Studies, vol. 46, 1956, p. 65-75; Wallace-Hadrill J. M. Gothia and Romania. — Bulletin of John Rylands Library, vol. 44, N 1, 1961, p. 215-217.

49) Jord., 188.

50) Такое предположение высказывал Э. Томпсон. См.: Thompson Е. А. The Visigoths from Frithigern to Euric, p. 119-120.

51) Коpсунский А. Р. Готская Испания, гл. III; Stroheker К. F. Der senatorische Adel im spätantiken Gallien, S. 86-91.

52) Apoll. Sid. Epist. VII, 6.

53) Имеется лишь сообщение о заговоре рабов в Базасе, возглавленном нскиими знатными юношами, во время осады города вестготами в 414 г. См.: Paulin. Eucharist. — CSEL. t. 16, p. 334-335.

54) Sánchez-Albornoz C. El Aula regia y las asambleas polîticas de los godos. — In: Estudios visigodos. Roma, 1971, p. 154-160.

55) Ароll. Sid. Epist. I, 2.

56) Isid. Hist. Goth. 51.

57) Это обстоятельство говорит в пользу предположения, что тиуфад — элемент архаического общественного устройства готов.

58) По мнению А. Гарсиа Галло, нет убедительных доказательств того, что автором законов, содержащихся в Парижском палимпсесте, является именно Эйрих. Кодекс мог быть составлен Теодерихом II или Аларихом II. См.: García Gallo A. Consideracioncs críticas de los estudios sobre la legislación y las costumbres visigodas. — AHDE, t. 44, 1974, p. 382, 440-441. [218]

59) Sánchez-Albornoz С. Pervivencia y crisis de la tradicion juridica romana en la Espana goda. Estudios sobre las instituciones médiévales espanolas. Mexico, 1965, p. 561-580; Корсунский A. P. Готская Испания, гл. II.

60) Halban A. Das römische Recht in den germanischen Volksstaaten. Tl. 1, S. 187, 195-196.

61) Сидоний Аполлинарий писал, что Эйрих сдерживает соседние народы силой оружия, а оружие (т. е. вестготов) — законами: Apoll. Sid. Epist. VIII, 3.

62) Hinojosa E. Das germanische Element im spanischen Recht — ZSR GA, Bd 31, 1910. Ср.: García Gallo A. Op. cit., p. 415, 417, 422.

63) Готские законы исходили из предположения, что готы выступают в качестве нарушителей правил раздела земель, захватывая доли римлян (LVis. X, 1, 16). Римляне переводили на имя готов имущество, по поводу которого велась тяжба (CEur. 312).

64) В конце 60-х гг. V в. префект претория Галлии Арванд был привлечен в Риме к суду за измену и сговор с вестготами. Его обвиняли, в частности, в том, что он рекомендовал Эйриху не соглашаться на мир с императором Анфимием и разделить Галлию с бургундами. Правитель Aquitania Secunda Серонат, отданный под суд в 471 г., согласно Сидонию Аполлинарию, предпочитал законам Феодосия законы Тсюдериха. Римские магнаты выступали в качестве советников готских королей. Префект претория в 439—446 гг. Авит был близок ко двору Теодериха I.

65) Ароll. Sid. Epist. VII, 7: Facta est servitus nostra pretium securitatis alienae.

66) Законы Эйриха упоминают о римлянах, которые дарят имущество готам для того, чтобы те отстаивали права на него в суде (CEur. 312). В вестготской правде говорится о захватах готами римских tertiae (LVis. X, 1, 16).

67) Sаlvian. De gubernatione Dei. VII, 62-64: Haeretici ergo sunt, sed non scientes.

68) Apoll. Sid. Epist. I, 6. MGH, Auct. Ant., t. 8, p. 9: ... in qua unica totius orbis civitate soli barbari et servi peregrinantur...; Epist. VII, 14, Ibid., p. 122: barbaros vitas, quia mali pulentur; ergo, etiamsi boni; Epist. VII, 6. Ibid., p. 109 (об Эйрихе): ... tantum peclori suo catholici mentio nominis scet, ut ambiguas ampliusne suae gentis an suae sectae teneat principatum.

69) Apoll. Sid. Carm. XXIII, 69. — Ibid., p. 251-252.

70) Commonitorium Alarici regis. — MGH, Legum sectio I, p. 466: ... adhibitis sacerdotibus ac nobilibus viris... haec quae excerpta, sunt vel clariori inter-pretatione conposita venerabilium episcoporum vel electorum provincialium nostrorum roboravit adsensus.

71) По мнению А. Гарсиа Галло, и Кодекс Эйриха и Бревиарий Алариха представляли собой своды территориального права. См.: García Gallo А. Nacionalidad у territorialidad del derecho en la época visigoda. — AHDE, t. 13, 1936—1941; Idem. Consideraciones criticos de los estudios sobre la legislación y las costumbres visigodas — AHDE, t. 44, 1974. Ср.: Sanchez-Albornoz C. Pervivencia y crisis..., p. 561-580; Корсунский A. P. Готская Испания, с. 7-10; Schmidt H. Zum Geltungsbereich der älteren westgotischen Gesetzgebung. Gesammelte Aufsätze zur Kulturgeschichte Spaniens, S. 1-82. Возможно, что известную роль сыграло приближение войны с франками и стремление короля улучшить отношения с местным населением.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В. П. Яйленко.
Греческая колонизация VII-III вв. до н.э.

А. Р. Корсунский, Р. Гюнтер.
Упадок и гибель Западной Римской Империи и возникновение германских королевств

Терри Джонс, Алан Эрейра.
Варвары против Рима

Татьяна Блаватская.
Ахейская Греция во II тысячелетии до н.э.
e-mail: historylib@yandex.ru
X