Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. Р. Корсунский, Р. Гюнтер.   Упадок и гибель Западной Римской Империи и возникновение германских королевств

Глава 10. Установление власти Одоакра в Италии. Остготское королевство

Завоеванию остготами Италии предшествовал двенадцатилетний период правления в ней Одоакра, который может рассматриваться как своеобразный переход от режима домината к варварскому королевству.

Влияние предводителей наемных войск на политику Империи достигло апогея с середины 50-х годов V в., когда патриций Рикимер, варвар по происхождению, связанный родственными узами со знатью варварских племен, сосредоточил в своих руках политическую власть в государстве.1)

В 474 г. при императоре Непоте фактической властью пользовался командующий войсками патриций Орест, который в свое время был секретарем Аттилы. Он в конечном счете лишил власти Непота и объявил императором своего сына Ромула Августула.

Переход реальной власти в государстве к предводителю вооруженных сил служит одним из проявлений разложения прежнего государственного строя Империи; тот факт, что этот предводитель опирался на наемников-варваров, был предзнаменованием будущей роли варваров в судьбах Западной Римской империи. Воины, находившиеся под командованием Ореста в Италии, герулы и другие варвары потребовали от своего вождя того, что уже получили в свое время вестготы и бургунды в Галлии, т. е. не только содержания и квартир, но и земель. Отказ Ореста удовлетворить это притязание стоил ему жизни; в 476 г. власть оказалась в руках одного из военных командиров — Одоакра. Готовность Одоакра удовлетворить требования наемников обеспечила ему, как отмечает Прокопий, десятилетнее господство в стране.2) Одоакр был выходцем из той варварской среды, которая давно уже была в орбите римской внешней и военной политики. Согласно распространенной версии, он был скиром, т. е. принадлежал к племени, которое обычно считали относящимся к готской этнической группе.3) Возможно, что он был сыном Эдеко, скирского вождя, который в свое время служил Аттиле, но втайне оказывал услуги восточноримскому правительству. Часть скиров участвовала в гуннском походе в Галлию. Служили они и в римских [166] войсках. Один сын Эдеко Хунвульф находился в рядах военных наемников в Константинополе, другой — Одоакр стал служить в имперских войсках в Италии.4)

В отличие от организаторов всех предшествующих военных переворотов, новый властитель Италии не стал создавать ширму для своего господства с помощью какой-либо креатуры римского происхождения. Он был избран варварами-наемниками королем и сместил последнего носителя императорского титула Ромула Августула. Этот политический акт уже в VI в. некоторые античные авторы рассматривали как гибель Западной Римской империи.5) Переворот, произведенный Одоакром, не представлял собой существенного преобразования социальных и политических отношений, но он означал изменение политического режима — институт императорской власти был заменен властью короля варваров.

Тем не менее Одоакр пытался сохранить фикцию некоей общности прежних обеих частей Римской империи. Отослав в Константинополь инсигнии императорской власти, он пытался с помощью римского сената создать представление, будто сами италийцы считают ненужной самостоятельную империю на Западе.6) В то же время он добивался от восточноримского императора санкции на осуществление своей власти в Италии. По просьбе сената Зенон согласился, хотя и с оговорками, на присвоение Одоакру титула патриция, что в известной мере служило легитимизацией власти короля варваров над италийским населением. Позднее император признал консулов, назначенных Одоакром, что также укрепляло авторитет правителя Италии. Однако правил страной Одоакр так же самостоятельно, как и главы других варварских королевств. Он наделил землей варваров-наемников, предоставив им одну треть владений италийцев. В некоторых случаях реальный раздел имений римлян, по-видимому, не производился, и варвары просто получали одну треть доходов от соответствующих римских землевладельцев. В целом же в экономической структуре изменений не произошло. Сохранялись позднеримские формы хозяйствования — крупные имения (massae), распадавшиеся на более мелкие владения (villae), которые обрабатывались колонами и рабами.

Без каких-либо существенных изменений оставалось и гражданское управление. Продолжали функционировать сенат и основные звенья административной системы — префект претория, magister officiorum, quaestor palatii, comes patrimonii, префект города и прочие. Сохранялось деление Италии на провинции, которыми управляли iudices provinciarum. Не изменилось и городское устройство.7) Король собирал налоги с римлян, чеканил монету (серебряную и медную), издавал эдикты, руководил внешней политикой; в его руках оказались прежние императорские домены, которые он использовал для ведения собственного хозяйства и для пожалований земель магнатам.

К новым чертам политического устройства относилось, по-видимому, то, что король опирался на свою германскую дружину. [167] Государственный совет состоял из высших римских должностных лиц и королевских дружинников.

Признаком неполноты суверенной власти Одоакра был его отказ от чеканки золотой монеты, что оставалось прерогативой императора. В своей внешней политике Одоакр стремился упрочить владение жизненно важными провинциями страны, не стараясь выполнить нереальную задачу — восстановить прежнюю Западную Империю. Он подтвердил те территориальные уступки вестготам в Галлии, которые были сделаны еще императором Непотом, добился от вандалов (обязавшись выплачивать им дань), прекращения грабительских набегов на Сицилию, где многие римские магнаты имели свои земельные владения, нанес поражение ругиям.

Социальная опора государственной власти при Одоакре также мало изменилась по сравнению с предшествующим периодом. Гражданские должности занимались римлянами. Сенат, значение которого в политической жизни возросло,8) комплектовался исключительно за счет узкого круга знатных римских семей. Сенат, очевидно, расширил свои функции за счет полномочий префекта города. Введена была новая должность главы сената (caput senatus, prior senatus). Некоторые медные монеты чеканились с монограммой сената. Сенаторы участвовали в посольствах, выполнявших дипломатические миссии. Они были освобождены от обязанности поставлять рекрутов, отменен был прежний специальный налог с сенаторов, им жаловались имения.9)

Первоначально и папа относился вполне лояльно к новому правителю Италии, рассчитывая найти в нем опору против церковной политики восточноримского императора. Незыблемым оставалось римское право. Варвары же пользовались своим обычным правом.

В течение тринадцати лет своего правления Одоакр не встретил какого-либо сопротивления внутри страны. Во время войн против ругиев и против остготов Теодериха Одоакр призывал в войско и италийцев.10) Все это, разумеется, не означает отсутствия противоречий в италийском обществе в 70-80-х годах V в. и оппозиции по отношению к режиму Одоакра. Судя по данным источников, наиболее явной причиной недовольства определенных кругов италийцев королем варваров была его затрагивавшая их материальные интересы политика земельных пожалований из доменов фиска и владений частных лиц. В оппозиции к королю оказывались, как это имело место и при императорах, и некоторые варвары — предводители отрядов наемников.11)

Восточноримское правительство никогда не переставало рассматривать Италию как составную часть римского государства и не желало мириться с попытками Одоакра упрочить свои суверенные права.12) Оно использовало в 488 г. остготов для нападения на первое варварское королевство в Италии. Во время четырехлетних военных действий часть римской сенаторской знати перешла на сторону Теодериха, хотя некоторые представители [168] высших италийских кругов сохранили свою верность Одоакру, а часть италийцев поддерживала его с оружием в руках. Одержав ряд побед и заняв значительную часть территории Италии, Теодерих вынужден был все же в 493 г. пойти на соглашение со своим противником, согласно которому он должен был править страной вместе с Одоакром. Вскоре после этого Одоакр был убит Теодерихом и остготский король стал единоличным правителем Италии.

Оценивая историческое значение италийского королевства Одоакра, исследователи высказывали различные суждения. Некоторые ученые, придерживавшиеся неодинаковых взглядов на характер перехода от античности к средневековью в Италии, сходились, однако, в отрицании существенного исторического значения переворота, осуществленного Одоакром в 476 г. Они утверждали, что Одоакр оставался уполномоченным римского императора в Италии; его политика не отличалась от действий Рикимера. Королевству Одоакра не хватало национального базиса. Его войско — это пестрый разноплеменный конгломерат наемников, а сам король — лишь авантюрист и предводитель ландскнехтов. Одоакр стремился стоять не вне, а внутри римского государства. Концом Западной империи следует считать не 476, а 488 год.13) Другие исследователи не соглашались со столь резким противопоставлением королевства Одоакра прочим варварским королевствам. Так, Т. Моммзен утверждал, что римско-готская Италия — это скорее творение Одоакра, чем Теодериха.14) Л. Шмидт возражал против взгляда, будто в королевстве Одоакра среди варваров не было единого национального ядра. Он отмечал, что основную массу наемников составляли герулы. По его мнению, слабой стороной королевства Одоакра было отсутствие стремления к созданию национального государства, в котором германцы выступили бы в роли военного сословия.15) Согласно точке зрения А. Джонса, политическое образование Одоакра — такое же варварское королевство, как и государство Теодериха и прочие варварские королевства.16)

Отмеченные выше основные черты социальных отношений и государственного устройства Италии в 70-80 годах V в., а также внутренней и внешней политики Одоакра позволяют говорить о явном сходстве королевства Одоакра и таких варварских держав, как Тулузское королевство вестготов, особенно в ранний период его существования, Остготское королевство при Теодерихе и Бургундское королевство. Все эти политические образования сложились за счет захвата политической власти в государстве вождями варваров, для них характерно вторжение в отношения собственности (частичная экспроприация римских землевладельцев в пользу варваров) при сохранении в целом римских социальных отношений.

Своеобразие же королевства Одоакра состояло в относительной слабости в нем варварских элементов: в силу своей малочисленности, утраты племенной сплоченности после перехода к роли [169] профессиональных наемников и отрыва от основной массы своих соплеменников варвары не могли составить надежную социальную опору для королевской власти (в отличие от тех варварских королевств, где имелся более или менее широкий слой рядовых свободных соплеменников). Это обстоятельство, по-видимому, и оказалось главной причиной относительной неустойчивости варварского королевства Одоакра.

Распад гуннской державы способствовал росту политического значения остготского племенного союза. Остготы в середине V в. находились в Паннонии, где они занимались земледелием и скотоводством. В основной своей массе остготы были уже христианами-арианами. Около 440 г. остготы, осевшие в Паннонии, избрали своим королем Валамира из рода Амалов. Локальными правителями были его братья Тиудимер и Видимер. На Балканском полуострове находились отряды остготских наемников, которыми командовал Теодерих Страбон. История остготов 60-70-х годов V в. напоминает историю вестготов в конце IV — начале V в. Остготы то служили Восточной Римской империи, то вели военные действия против нее, то воевали против различных варварских народов в поисках новых земель, более благоприятных для поселения, чем прежнее место обитания — опустошенная Паннония.

Около 471 г. часть остготов, возглавленная королем Тиудимером, вела военные действия против Восточной Римской империи, другая часть под предводительством Видимера направилась в Норик против Западной империи. Этот небольшой отряд остготов в дальнейшем последовал в Галлию и присоединился к вестготам. Тиудимеру в 471 г. наследовал его сын Теодерих. В период до 488 г. остготы Теодериха находились на Балканском полуострове. Теодерих добивался от Византии для своего народа права на поселения (в Нижней Мезии, Фракии), продовольствия, субсидий, для самого себя — высших римских должностей. Он получил звания magister militiae praesentalis и консула, оказывал военную помощь Империи, в частности в борьбе против другой группы остготов, возглавленной Страбоном, который также временами служил Империи, имея такое же звание magister militiae presentalis+) и получая субсидии. Страбон был провозглашен своими воинами королем, но больше напоминал предводителя военных наемников, чем короля переселяющегося народа варваров. Во всяком случае в его переговорах с императором нет требования предоставить ему территории для поселения.17) После гибели Страбона в 481 г. часть его приверженцев перешла к Теодериху. За 17 лет правления Теодерих имел возможность убедиться в бесплодности своего противоборства с Восточной Римской империей. По-видимому, он счел более реальным захват той территории, которая не находилась уже под властью римского императора и представляла собой более доступный объект захвата. Таким объектом экспансии готов стала Италия, которая во второй половине V в. в значительной степени оправилась от опустошений [170] предшествующего периода. Теодерих получил согласие императора Зенона на свой итальянский поход и мог рассчитывать на поддержку известной части италийцев, находившихся в оппозиции к режиму Одоакра. Основной же причиной переселения было толкавшее на подобные предприятия и другие варварские германские племена, осевшие на римской территории, стремление к захвату достаточно пригодной для занятия сельским хозяйством территории, чтобы рядовые свободные были обеспечены культивированными землями и могли самостоятельно вести хозяйство. Знать рассчитывала на получение имений и должностей на королевской службе. Захват новой территории сулил также всем участникам предприятия военную добычу, а королю — возможность значительного усиления своей власти.18)

В 493 г. Теодерих основал в Италии королевство, которое оказалось самым недолговечным из германских варварских держав, если не считать королевства Одоакра. Его история распадается на два периода — мирный, до 534 г., и период войны с Византией, закончившийся в 555 г. гибелью Остготского королевства.

Основные события внешней и внутренней истории остготской Италии можно вкратце охарактеризовать следующим образом. Захватив власть в стране, Теодерих осуществил важнейшую цель завоевания — наделил землей своих соплеменников. На территории Италии были поселены также участвовавшие вместе с готами в походе ругии. В соответствии с римской имперской традицией он поселил на границе государства алеманнов, которые должны были нести военную службу новому государству. Теодерих имел титул римского патриция и короля остготов. По просьбе римского сената и папы восточноримский император Зенон признал, хотя и не сразу, Теодериха королем и послал ему знаки королевского достоинства. Теодерих, выступив в Риме перед сенатом, дал обещание сохранить законы, изданные императорами. Оставаясь арианином, он установил свой контроль над католической церковью и выступил в качестве посредника во время борьбы за папский престол между партиями Симмаха и Лаурентина. Теодерих нанес поражение гепидам на Дунае и поддержал предводителя смешанных варварских отрядов (из гуннов, готов, герулов) Мундо, создавшего свой опорный пункт в крепости Herta на Дунае против Византии. Стараясь стабилизировать внешнеполитическое положение Италии, Теодерих применил политику династических союзов. Он сам женился на сестре Хлодвига, дочь выдал замуж за вестготского короля Алариха II, свою сестру — за короля вандалов Тразамунда, племянницу дал в жены королю тюрингов.

В 508 г. Теодерих оказал помощь вестготам против франков и занял Прованс. Упрочив власть своего малолетнего внука Аталариха на вестготском престоле, Теодерих в качестве регента правил Испанией. В стране находились остготские гарнизоны.

Византийский флот во время военных действий в Южной Галлии опустошал побережье Апулии и Калабрии. К 510 г. были [171] восстановлены мирные отношения между Остготским королевством и Византией. Император Юстин в 518 г. признал право наследования на остготский престол в соответствии с пожеланием Теодериха за его зятем Эутарихом. Но уже с 520 г. стали усиливаться противоречия между остготским правящим слоем и влиятельными римскими кругами из сенаторской знати. Одновременно происходило сближение папской власти с Византией. Наметилось объединение верхушки католической церкви и сенатской оппозиции, направленное против остготского правительства. Стремление короля подавить эту оппозицию выразилось в обвинении в измене и казни сначала Боэция, занимавшего пост magister officiorum (524), а затем и лидера сената Симмаха (525 г.), в аресте папы Иоанна I, который вскоре умер в тюрьме (526).

Напряженной была с начала 20-х годов и внешнеполитическая обстановка. В 523 г., после того как франки заняли северную часть Бургундского королевства, остготские войска захватили его южную часть — область между Дюрансой и Изером. Король вандалов Хильдерих стал вести провизантийскую политику и порвал прежние дружественные связи с Остготским королевством. Теодерих, готовясь к военным действиям против Вандальского королевства, предписал начать строительство военного флота — тысячи дромов. В такой ситуации произошла после смерти Теодериха (526) смена власти в Италии. Королем был провозглашен малолетний внук покойного короля Аталарих. Фактически власть оказалась в руках дочери Теодериха — Амаласунты. В этот период продолжалось ослабление внешнеполитического положения Остготского королевства и обострялась внутриполитическая борьба в стране. Испания стала самостоятельной. В 531 г. после гибели Амалариха в битве с франками королем стал Тейд, прежний остготский правитель страны, занявший теперь независимую по отношению к Остготскому королевству позицию.

В своей внутренней политике Амаласунта предприняла шаги, направленные на сближение с римской знатью (возвращение имущества семьям Боэция и Симмаха). Проримская позиция королевы встретила оппозицию со стороны части готской знати, внешним выражением которой явилось требование отказаться от чуждого готским традициям чисто римского воспитания малолетнего короля. Дальнейшие события знаменовали собой отсутствие стабильности и рост внутренних противоречий в правящей верхушке остготской Италии — вынужденная уступка Амаласунты готской оппозиции, а затем репрессии против ее руководителей, тайные переговоры королевы с Юстинианом, ее обещание предоставить византийскому императору власть над Италией, выход замуж Амаласунты за племянника Теодериха Теодата, который вскоре лишил свою жену власти, а затем и жизни.

В 534 г. Юстиниан начал военные действия против Остготского королевства. Византийские войска под командованием Велизария быстро заняли Сицилию, где не было значительных готских гарнизонов, а затем высадились в самой Италии. Они не встретили [172] серьезного сопротивления в Бруттии и Пиценуме, но Неаполь упорно защищался, хотя в конечном счете Велизарию удалось завладеть им. Теодат стал вести тайные переговоры с Велизарием, выразив готовность признать господство императора над Италией и резко ограничить свои полномочия, а позднее согласился и вовсе передать всю власть в стране Юстиниану. Отказ Теодата от борьбы против византийцев привел к его смещению готами на собрании всего войска в Регете и избранию королем Витигиса. Военные действия со стороны готов активизировались, но без существенных успехов. В 536 г. Велизарию удалось захватить Рим. Витигис обеспечил себе тыл на севере в отношении франков, уступив им Прованс, и повел наступление на Рим, но взять город не смог. Он начал мирные переговоры с Велизарием, выразив готовность уступить Византии Сицилию и Кампанию, а также выплачивать ежегодную дань. Переговоры остались безрезультатными.

В Лигурию вторглись франкские войска. Витигис снова вступил в переговоры с Юстинианом и согласился на его требование очистить Италию к югу от По. Но это соглашение не было проведено в жизнь Велизарием, продолжавшим военные действия. Готы предложили Велизарию корону Италии на условии, что им сохранят свободу и имущество. Это предложение не было принято византийским полководцем, и в 540 г. Витигис капитулировал, однако на севере полуострова готы продолжали оказывать византийцам сопротивление.

В 541 г. королем был избран Тотила, который добился мобилизации всех военных сил готов. Он значительно увеличил численность остготской армии путем привлечения в войско рабов, обещая им свободу. Тотила освободил колонов от обязанности выплачивать государственные налоги и оброки своим господам (государственные подати они впредь должны были вносить в казну Тотилы). Готскому королю удалось занять Кампанию и Южную Италию, а в 546 г. и Рим. Эти успехи готы не смогли, однако, упрочить. Византийский главнокомандующий Нарсес сумел снова добиться военного перевеса. Тотила пытался заключить мир с Византией, выразив готовность отказаться от Сицилии и Далмации, выплачивать дань и поставлять Империи контингенты войск. Эти условия не были приняты. В 552 г. готы потерпели поражение в битве у Тагины, Тотила погиб в бою. Его преемник Тейя продолжал еще некоторое время борьбу, но в том же году пал в битве. Разрозненные готские отряды еще продолжали сопротивление, но Италия оказалась в руках византийцев. Остготское королевство было уничтожено. Италия стала провинцией Византийской империи.

В 554 г. Юстиниан издал Прагматическую санкцию, которая определила порядок управления страной: сохранялась прежняя система административного управления с префектом претория и сенатом (при наличии византийского наместника провинции, позднее — экзарха). Прагматическая санкция аннулировала [173] изменения в отношениях собственности, установленные Тотилой. Имущество, отнятое при Тотиле у посессоров, подлежало возвращению. Отменялись пожалования, осуществленные Тотилой. Рабов и колонов, переменивших своих господ, равно и всех беглых предписывалось вернуть их прежним господам.

Таким образом, если первое варварское королевство на территории Италии просуществовало около 17 лет, то второе продержалось чуть более половины столетия. Сама по себе непродолжительность истории Остготского королевства не может служить достаточно убедительным свидетельством его нежизнеспособности. Война с Византией обнаружила не только слабость, но и сильные стороны Остготского королевства. Разумеется, внутренние противоречия, характерные для остготской Италии, способствовали победе византийских войск. Но тот факт, что, несмотря на первоначальные военные неудачи и капитулянтские настроения части готской знати, Византии потребовались два десятилетия для обеспечения своей победы в Италии, показывает известную устойчивость, наличие социальных корней у этого варварского королевства.

Чтобы лучше выяснить социальный характер и особенности Остготского королевства, необходимо рассмотреть условия поселения остготов на полуострове, экономическое положение Италии в конце V — 1-й половине VI в., социальную структуру варварского и италийского населения страны, политический строй королевства, взаимоотношения между готами и другими варварами. Своеобразие королевства остготов было предопределено самим объектом завоевания — Италией, которая, представляла собой средоточие рабовладельческой системы. В исторической литературе уже отмечалось существенное отличие Остготской Италии от королевств, основанных варварами в Галлии и Испании. Бургунды и вестготы захватили территории, на которых сохранились лишь остатки римской провинциальной системы управления и относительно немногочисленный слой сенаторов — крупных землевладельцев. В Италии же готские завоеватели встретились с римским центральным государственным аппаратом, включая сенат, с центром античной цивилизации — Римом, с ядром сенаторского сословия. Готы представляли собой незначительную по численности этническую группу в королевстве. Их было примерно сто тысяч человек (20 тыс. воинов), в то время как численность населения Италии в конце V в. составила 5-7 млн. человек.19) Таким образом готы составляли менее 2% от общей массы населения страны. Вместе с готами в Италии поселились гепиды и герулы. На пограничных территориях, как уже отмечалось выше, несли военную службу сарматы, ругии, тайфалы, а также алеманны. Готы расселились не по всей стране, но главным образом в Верхней Италии, в провинциях Павии и Милане, а также в Средней Италии, в нынешних провинциях Ascoli, Piceno, Ancona. Спорным является вопрос о наличии готских поселений в Кампании и в районе Рима. Некоторые исследователи считают, что сильные [174] готские гарнизоны в Кумах, Неаполе и Риме пополнялись готскими земледельцами, обосновавшимися в соответствующих округах. Имелись готские поселения в Самнии (к северу от Апулии и Лукании), а также на побережье Адриатического моря. Отсутствовали такие поселения в Сицилии, на восточном побережье полуострова. Нет данных об оседании готов в Савии, Паннонии и Далмации. В топографии расселения варваров, проводившегося королевской властью, очевидно, важную роль играли стратегические соображения — готы опасались агрессии со стороны Византии.20)

Порядок раздела земель в Италии был сходен с правилами раздела владений между варварами и римлянами в Вестготском и Бургундском королевствах. Но остготы получали меньшую часть владений римлян, нежели варвары в Галлии и Испании — не половину или две трети, а лишь одну треть. Таким образом норма наделения землей готов в Италии соответствовала правилам военного постоя, предусматривавшимся римским законом, хотя самый характер раздела был иным (предоставлялись не только квартиры и содержание, но и земля). Кроме того, раздел здесь носил как бы «вторичный» характер: готы получали главным образом те наделы, которые в свое время были предоставлены варварам Одоакра (sortes Herulorum). Вероятно, если не хватало таких наделов, готам предоставлялись и земли италийских посессоров.

Раздел носил регулярный, хорошо организованный характер. Им руководила специальная комиссия, которую возглавлял патриций Либерий, бывший прежде префектом претория у Одоакра (после его свержения он оказался на службе у Теодериха). Комиссия Либерия определяла размеры получаемых готами наделов и их права в отношении римских собственников. Готы получали неодинаковые наделы: знатным предоставлялось больше земли, кроме того и позднее король жаловал им земельные владения из фонда фиска. Владения рядовых готов были зачастую малы. Некоторые готы расселялись на землях фиска в качестве арендаторов.21) Готы получали земли и у римских крупных землевладельцев, что, вероятно, вызывало недовольство части сенаторской знати остготским режимом, а также и у городских посессоров.22) Надел гота именовался tertia или sors, а участники раздела, гот и прежний собственник всего владения — consortes. Как и вестготы и бургунды, остготы расселялись вперемешку с местным римским населением.23) Наделение готов землей оформлялось документально. Право на земельный надел закреплялось специальной грамотой — pictacium, который сообщал новому владению титул собственности. Раздел земель не везде носил реальный характер. Иногда готы не отделяли свою долю от владения римлянина, но ограничивались получением одной третьей части доходов. По-видимому, не всегда италийцы предоставляли часть своих владений отдельным готам — треть их дохода могло взимать государство.24) [175]

Готы селились и в городах, очевидно, в изолированных кварталах, где находились их арианские базилики.25)

Образование Остготского королевства и наделение воинов Теодериха землей не произвело переворота в аграрном строе Италии. Несколько возрос слой мелких земельных собственников, главным образом в Северной и Средней Италии, но не настолько, чтобы изменился характер аграрных отношений. Крупное землевладение сохранило свое преобладание в сельском хозяйстве. Остготский король занял в качестве крупного землевладельца место римского императора. Королевские домены находились в долине реки По, в Апулии и Сицилии. Домены частных лиц были особенно многочисленны в южных провинциях — в Апулии, Калабрии, Бруттии. Владения церкви располагались повсеместно.26) Хозяйство в этих крупных имениях велось, как и в позднеримский период, с помощью колонов и рабов, в них имелись кондукторы и прокураторы.

Относительно деревенской общины сведений нет. В горных районах возможно сохранялись общины доримского типа. У готов родовые связи ко времени поселения в Италии в основном разложились. Об остатках кровнородственных отношений свидетельствуют упоминания Эдикта Теодериха об очистительной присяге и судебных поединках (если относить Эдикт к остготам). У Кассиодора говорится об отмене обычая ответственности родственников за уплату долгов кого-либо из родичей соседям. Но о самой общине и ее структуре какие-либо сведения отсутствуют.27) Данные о совместном пользовании соседей дорогами и водами относятся к сохранившимся римским сервитутам.28) Однако могло иметь место и общинное владение пустошами и лесами, связанное с совместным владением готами и римлянами этими угодьями после раздела земель римлян.29) Источники свидетельствуют, что готы свободно отчуждали землю. Наделы готов, по-видимому, очень быстро превратились во владения аллодиального типа.

Государство принимало меры для развития сельского хозяйства — необработанная земля передавалась тем, кто брался ее возделывать, стимулировались мелиоративные работы, делались попытки улучшить породу скота, временно отменялись пошлины с товарооборота (в отношении зерна, масла и вина).30) Очевидно, имел место некоторый подъем земледелия. Сицилия, Кампания, северная Италия доставляли хлеб для снабжения Рима и других крупных городов. Правда, в ряде случаев приходилось еще ввозить хлеб из-за границы, но имел место также и экспорт зерна из Италии, в частности в Прованс. По мнению К. Ханнестада, важным фактором подъема италийского сельского хозяйства явилось изменение политической обстановки в Средиземноморье в 50-70-х годах VI в. После захвата западной части Северной Африки, а также Сардинии и Сицилии вандалами италийские земледельцы освободились от конкуренции с заморскими производителями зерна.31) [176]

Общие тенденции экономического развития, проявившиеся в эпоху Поздней империи, продолжали свое действие и в остготский период — росли натурально-хозяйственные отношения, ремесло перемещалось в латифундии, переселялись в деревню и куриалы. Но города и торговля в это время все же несколько стабилизировались. Как отметил К. Ханнестад, число городов, обнаруживавших признаки роста, превосходило в IV—VI вв. количество городов, пришедших в упадок. Подъем переживали главным образом те городские центры, которые представляли собой порты (в том числе и речные) и центры сухопутных путей сообщения — Болонья, Канузий, Мутина, Триест, вероятно также — Беневент, Неаполь, Сполето, Падуя, Верона, Тортона. В Неаполе имелись колонии иноземных купцов.

В благоприятном положении находились Тарент, Чивитта Веккиа, Римини, Падуя. В то же время приходили в упадок такие города и порты, как Капуя, Casinum, Формия, Анцио. Центр экономической жизни перемещался на север (в Пиценум, Лигурию), т. е. в сельскохозяйственные районы страны.32)

Государство вело активную экономическую политику в соответствии с теми принципами, которыми руководствовались в свое время имперские власти. Обеспечивая продовольствием армию и осуществляя раздачи хлеба плебсу крупных городов, оно устанавливало максимальные цены на зерно, вино и другие продукты. Государство вело обширную строительную деятельность: велись мелиоративные работы в районе понтийских болот и близ Равенны. Правительство поощряло торговлю, оберегая купцов от незаконных поборов, взимавшихся с них чиновниками, выступало против несправедливого отягощения налогами куриалов. Таким образом, Остготское государство обеспечивало Италии мирное существование до середины 30-х годов VI в., и этот факт уже сам по себе может объяснить некоторый экономический подъем страны в начале VI в. Но каких-либо коренных преобразований в экономике Италии в этот период не произошло. Во всяком случае они не проявлялись сколько-нибудь заметно за короткое время существования Остготского королевства в условиях мира. Во время войны против Византии в условиях избрания королей произошли сдвиги в расстановке классовых сил, что отразилось и на экономической политике остготских властей.

Сдвиг в социальной структуре Италии при остготах определялся внедрением в местное общество относительно малочисленного варварского населения с присущим ему особым общественным устройством. Само же италийское население не претерпело каких-либо коренных изменений в своей структуре. Основной градацией общества по-прежнему оставалось деление на свободных и рабов. Сохранялось также противопоставление honestiores и humiliores, которое не ограничивалось имущественным различием, но содержало в себе зачатки сословной дифференциации среди свободных; это деление, очевидно, распространялось лишь на римское население.33) В италийском обществе при остготах [177] сохранились также ранги среди свободных — illustres и прочие разряды, сословие куриалов и плебс. Исследователи отмечают устойчивость рабства в Италии в VI в. Так, по мнению немецкого историка права Г. Нельсена, число рабов, находившихся в руках готов, превосходило число свободных. З. В. Удальцова полагает, что можно говорить не только о наличии, но и об известном упрочении рабовладения в Италии при остготах.34)

О сколько-нибудь существенных изменениях в юридическом статусе рабов источники не сообщают. Высказывалось мнение, что в остготский период упрочилось право сервов на их пекулии. Подобная тенденция имела место в варварских королевствах и не исключено, что она начинала уже сказываться на хозяйственном положении рабов в Италии в VI в. Но убедительные доказательства того, что это происходило здесь уже в остготский период, в источниках отсутствуют.35)

Останавливаясь на положении рабов и колонов в остготской Италии, исследователи издавна уделяют большое внимание § 142 Эдикта Теодериха, который отменяет прежнее положение римского права, запрещавшее продавать колонов-оригинариев без земли.36) Имелись разногласия в интерпретации значения самого понятия originarii в данном тексте. Высказывалось мнение, что речь идет здесь обо всех колонах.37) Большинство же исследователей полагает, что Эдикт имеет в виду рабов и низший слой колонов: именно тех, кто произошел из рабов, так называемых «несвободных колонов».38) Смысл данного постановления заключался, по-видимому, в том, чтобы дать готским землевладельцам возможность свободнее использовать оригинариев для своих нужд — для обработки полученных ими земель, для службы готам в тех местах, где те несли гарнизонную службу. Следует иметь в виду, что прекращение действия позднеримской правовой нормы, запрещавшей отделение зависимого или несвободного земледельца от обрабатываемого им участка, не является особенностью остготской Италии. Оно применялось и в других варварских королевствах, хотя и без специального постановления об этом.39)

Колоны, как и прежде, вносили оброк в натуральной и денежной форме, несли транспортные повинности.40) Для Остготского королевства характерно сближение в положении рабов, посаженных на землю, и колонов, но слияния этих групп производительного населения все же не произошло. Мелкие земледельцы различного социального статуса (за исключением рабов) нередко обозначаются в остготских памятниках обобщающим термином rustici.41) Относительно социальной структуры остготов в литературе высказывались различные суждения. Одни исследователи отмечали дифференциацию ереди готов, которые распадались на рядовых готов, обедневших еще до поселения в Италии и представлявших собой крестьян, и слой знати.42) Другие утверждали, что хотя прежде, до завоевания полуострова, готам приходилось заниматься производительным трудом, в Италии они превратились в военное сословие. Основной целью переселения было [178] якобы стремление готов избавиться от необходимости ходить за плугом, их влекло желание вести образ жизни вотчинников.43) Высказывалась также промежуточная точка зрения: не все готы были крупными землевладельцами, но они не были в своем большинстве и крестьянами. Крестьяне, которые непосредственно участвовали в производстве, редко входили в состав полноправных свободных.44)

Источники позволяют считать, что основную массу войска Теодериха, совершившего поход в Италию, составляли рядовые свободные. Они резко отличались от рабов своим свободным статусом, но были привычны к производительному труду. Их отцы в свое время выращивали хлеб в Паннонии и значительную его часть отдавали гуннам;45) на их труд рассчитывал Теодерих, когда, намереваясь поселиться во Фракии, требовал от византийского императора предоставления готам продовольствия до следующей жатвы.46) Этих же рядовых готов имел в виду Страбон, упрекавший Теодериха в том, что свободные готы, участвующие в его походах и ранее имевшие по две-три лошади, теперь, «подобно рабам», вынуждены следовать за ним пешими, хотя они такие же свободные, как и сам Теодерих.47) О дифференциации среди остготов после завоевании Италии свидетельствуют и археологические данные. На полуострове обнаружены погребения готов с дарами — захоронения знатных лиц. Основную массу готов хоронили без таких даров.48) Тем не менее данные о социальном расслоении готов позволяют считать, что основная их масса еще не превратилась в зависимых людей.49) По-видимому, большая часть готов была занята непосредственно в производстве. Возможно, что крестьянами были готы, которые, как и римские посессоры, должны были поставлять камни со своих участков для строительных нужд властям. Свободные готы, которым Велизарий, захватив Витигиса в плен, разрешил вернуться возделывать, свои поля, очевидно, тоже были не вотчинниками, а крестьянами.50) В специальной литературе отмечалось, что сохранившиеся остатки готского языка в Италии содержат термины явно крестьянского происхождения.51) Несомненно, не знатью, а простыми крестьянами были и те готы, которых чины готской администрации незаконно обращали в рабство; эти люди доказывали свое свободное происхождение тем, что участвовали в военных походах.52)

Все это позволяет предполагать, что остготы не были исключением среди других варваров, основавших свои королевства на прежней римской территории. Основную их массу составляли рядовые свободные, хотя источники, разумеется, не дают возможности установить численное соотношение между ними и знатными готами. Что же касается характеристики готской части населения Италии как «военного сословия», то с этим можно согласиться в той мере, в какой это касается политического статуса готов. Обязанность служить в войске относилась ко всем свободным готам, независимо от их имущественного статуса. Знать готов, [179] обозначавшаяся терминами proceres, primati, занимала высшие посты в готской администрации. К готской знати относились высшие должностные лица — герцоги, comites Gothorum, королевские советники. Они, как правило, получали королевские пожалования и сами умножали различными средствами (покупкой, путем прямого насилия) свои земельные владения. Наиболее яркий пример готского магната-крупного землевладельца — Теодат, которому принадлежала почти вся территория Тусции. Мы не располагаем какими-либо данными о привилегиях знати. В остготской Италии не применялась система вергельдов и штрафов, которая в некоторых других варварских королевствах отражала дифференциацию свободных по их социальному статусу. Нет сведений и о градации honestiores и humiliores применительно к готам.53) Одной из важных привилегий знати, и готской и римской, было получение должностей в государственном аппарате и королевских пожалований.54)

Социальная структура Италии на протяжении всего периода остготского господства оставалась гетерогенной. Несмотря на отмеченный выше процесс социальной дифференциации среди германцев и начавшееся сближение готской и римской знати по своему общественному положению, интеграции обеих этнических групп не произошло. Это обстоятельство находило свое отражение и в государственном, и в конфессиональном устройстве.

В государственном строе Остготского королевства особенно ярко сказывалось отличие державы Теодериха от прочих варварских королевств. В ней настолько сохранились черты позднеримского политического устройства, что некоторые исследователи считали возможным говорить о радикальном отличии государства, основанного Теодерихом, от прочих германских варварских королевств или же утверждать, что рядом с римским государством в VI в. в Италии существовало готское государство со своими органами власти. Остготский король был лишь римским магистратом.55) Для освещения этого вопроса необходимо остановиться на месте остготской Италии в системе варварских европейских государств, а также на основных чертах ее государственного и правового устройства. Действительно, ни в одном варварском королевстве преемственность с римской государственностью не была так сильно выражена, как в остготской Италии. Официальные лица при Теодерихе нередко подчеркивали, что Италия, подобно Восточной Римской империи, — res publica romana и противостоит варварским народам; готский король — преемник западноримского императора.56) Теодерих, по словам Эннодия, считал несправедливым, что прежние владения Западной империи оказались теперь частично в чужих руках и намеревался восстановить прежнее положение.57) Как и до завоевания Италии готами, ежегодно назначались на Востоке и Западе два консула и один из них — остготским королем. Византийский император предоставил Теодериху титул патриция, он санкционировал назначение Эутариха наследником престола в Остготском королевстве. В титуле [180] остготского короля присутствовало старое обозначение римских императоров — Flavius. Связь между Остготским королевством и Византией, о которой свидетельствуют приведенные выше факты, носила, однако, внешний и формальный характер. Представление о сохранении взаимосвязи между восточной и прежней западной частями Империи поддерживалось правителями обоих государств, хотя и по разным причинам. Теодерих заинтересован был в создании фикции органической связи его королевства с Империей, ибо это упрочивало его власть над римским населением государства, в частности облегчало сближение королевской власти с влиятельной сенаторской знатью. Византия стремилась сохранить в умах италийцев представление о верховной власти императора, что могло в дальнейшем облегчить его притязания на Италию. Анализ же внешней политики Теодериха и его преемников свидетельствует о суверенном характере этого королевства, которое с самого начала, как отмечалось выше, вело самостоятельную политику по отношению и к Византии и к варварским королевствам. Остготский король обладал всеми теми полномочиями, которые характерны для государей варварских королевств: верховной, военной, судебной, административной и законодательной властью. То обстоятельство, что Теодерих и его преемники именовали свои постановления не законами, а эдиктами, никак не ограничивало законодательную власть остготского короля.58) Став правителем всей той территории на Западе, которая к концу V в. еще не была под властью варваров, Теодерих оказался во многих отношениях наследником власти римского императора. Король поддерживал разностороннюю экономическую деятельность, проявлял заботу о земледелии, торговле, установлении максимальных цен. Оставалась в силе идея общественного блага (utilitas publica) в качестве официальной интерпретации целей королевской политики.59) Для обозначения власти короля применялись римские титулы.60)

В то же время правителю Италии стали присущи черты, необычные для римского императора, но характерные для варварских королей. Наследственность королевской власти у остготов установилась еще в доитальянский период их истории, причем важнейшее значение имела принадлежность к королевскому роду Амалов.61) Принцип выборности не исчез, однако, у остготов и в VI в. На собрании готов в Регете король Теодат был смещен и на его место избран Витигис. Избирались позднее Ильдибад, Эрарих (ругиями при согласии готов), Тотила, Тейя. Вряд ли можно видеть во всех этих действиях готов просто упадок королевской власти, мятеж знати.62) Это скорее показатель того, что наследственность королевской власти у готов еще не упрочилась и участие свободных готов (в первую очередь, разумеется, знати) в избрании короля оставалось еще живым общественным институтом.

Готская знать играла важную роль в государственном управлении. В «Готской войне» Прокопия имеется ряд упоминаний о [181] вмешательстве знатных готов в различные вопросы внутренней и внешней политики, начиная от воспитания наследника престола и вплоть до ведения войны против Византии.63) При выборных королях ход войны обсуждается в некоторых случаях на собраний всех готов.64)

Характерной чертой Остготского королевства является более интенсивное личное вмешательство короля в управление, усиление роли частной власти короля по сравнению с государственной.65) Наиболее характерным примером может служить институт королевского покровительства — tuitio. Человек, находившийся в опасности, мог обратиться к королю с просьбой о защите. Король поручал какому-либо должностному лицу защищать подопечного, который оказывался в привилегированном положении: его дело изымалось из обычного суда, всякий, кто продолжал его преследовать, наказывался денежным штрафом. Существовала специальная формула предоставления подобной защиты.66) По мнению некоторых исследователей, tuitio в остготской Италии — это римский институт, так как с конца.IV в. в римских законах встречаются упоминания о подобном покровительстве.67) Tuitio действительно применялась и в Поздней Римской империи, но не осуществлялась императором; теперь же она превратилась в дело самого короля.68) Остготские короли использовали династические браки в качестве средства упрочения внешнеполитического положения королевства.69) Видимо, с дружинным институтом связано понятие conviva regis, встречающееся в остготских памятниках. Право присутствия за королевским столом сообщало должностному лицу некие преимущества. Король мог распоряжаться рукой знатных девушек.70)

Сочетание черт римских государственных и политических учреждений с элементами организации управления варварского общества характерно для всего политического строя Остготского королевства. Административная система сохраняла в основном позднеримские черты. Как и ранее, существовало деление государства на провинции, городские общины — civitates. Центром управления был palatium. Главные должностные лица дворца составляли consistorium sacrum. Важнейшими должностными лицами были префект претория, magister officiorum, comes patrimonii, городской префект. Почетной должностью без какого-либо реального значения в управлении было звание консула. Сохранял свое существование сенат, функции которого были, как и в предшествующий период, ограниченными: он занимался городскими делами Рима, ему были подсудны некоторые виды правонарушений, он вмешивался в ряде случаев в дела церкви. По-прежнему право быть сенаторами имели те, кто занимал высшие должности — консула, патриция, magister officiorum и др.

Римской в основном оставалась налоговая система. С населения взимались поземельный налог (о подушном нет упоминаний), налоги с торгового оборота (siliquaticum), торговый побор (auraria). Сохранялись натуральные повинности — строительные [182] работы, обязанность предоставления постоя и проч. Налоги платили не только римляне, но и варвары.71) В соответствии с римскими юридическими принципами осуществлялось и судопроизводство. Верховной судебной инстанцией была королевская курия — comitatus. Какие-либо данные о легально осуществляемых германских формах судопроизводства в источниках отсутствуют. Наряду с традиционным римским устройством в политической организации Остготского королевства обнаруживается ряд новых черт, хотя не всегда можно с определенностью установить их происхождение: являются ли они пережитками организации управления варваров или возникли в новой исторической обстановке. В административной системе наиболее значительным нововведением, отражающим двойственный состав населения королевства и усиление принципа частной власти короля, были институты комитов готов и сайонов. Комиты готов (comites Gothorum) стояли во главе провинций и городских общин (в том числе и там, где не было готов). Они осуществляли суд, начальствовали над военными отрядами и гарнизонами. Комиты готов входили в римскую систему рангов (в высший ранг). Имелись комиты и при дворе, выполнявшие различные поручения короля. А. Гальбан, отмечая германское происхождение должности готского комита, высказывал мнение, что его нельзя отождествлять с франкским графом. Во Франкском королевстве, отмечает он, граф приобретал судебные функции по мере утраты их народным судебным собранием с его судебными заседателями.72) Отсутствие данных о таком процессе преобразования судебных институтов у остготов в источниках не исключает, однако, того, что подобный процесс имел место и у готов, но, по-видимому, он шел более быстро, спонтанно.

Сайоны — должностные лица готского происхождения; не имея строго определенной сферы деятельности, они выполняли самые разнообразные поручения короля: возглавляли военные отряды, приводили в исполнение решения судов, осуществляли принуждение по отношению к тем, кто уклонялся от внесения налогов, передавали королевские приказания, помогали комитам в исполнении их обязанностей, а иногда и контролировали их деятельность. Сайоны разбирали на месте дела, изъятые из ведения обычных судов, и осуществляли защиту лиц, испросивших защиту у короля. Сайоны вступали в действие обычно тогда, когда власть римских должностных лиц оказывалась недостаточной.73) В Остготском королевстве сохранилось дружинное начало, и оно не осталось без влияния на государственный аппарат. Юноши из знатных семей воспитывались при дворе. Со временем они занимали дворцовые должности, становились майордомами. Доверенными лицами короля являлись члены его дружины — armiger и spatharius. Готские советники короля вместе с некоторыми его приближенными из числа римлян образовывали королевский совет. Именно этот совет, а не consistorium sacrum, играл определяющую роль в Равенне.74)

В податной системе произошли некоторые изменения по [183] сравнению с позднеримским периодом. Такой тщательный учет состава хозяйства, который осуществлялся прежде, в новых условиях перестал применяться (особенно в связи с отменой положения о неразрывной связи оригинариев с их наделами), и взносы с земельных владений были теперь стабильными.75)

Наиболее существенно отличалась от позднеримских порядков остготская система военного устройства. Несли военную службу только готы и другие варвары, населявшие территорию королевства. Римлян привлекали лишь к строительству оборонительных сооружений и они служили во флоте, который не играл, однако, существенной роли в остготский период. По-видимому, готское войско делилось на тысячи и сотни, но обстоятельные данные о связи этой системы с общественным устройством готов в источниках отсутствуют. Имеются лишь упоминания о милленариях (тысячниках).76) Влияние римской государственности на военную систему выражалось в наличии постоянных военных гарнизонов в ряде городов и крепостей (Неаполе, Нурсии, Тичино, Тортоне), в централизованной системе снабжения воинов оружием (что облегчалось сохранением римских оружейных арсеналов), в выдаче воинам подарков — donativa. Однако система раздач претерпела некоторые изменения: они осуществлялись теперь не от случая к случаю, а регулярно, ежегодно. Эти раздачи стали связывать с военными смотрами, и подарки предоставлялись воинам в соответствии с их боевыми заслугами.77)

Теодерих и его преемники издавали эдикты, которые были действительны для всего населения Остготского королевства. Наиболее крупный из них, «Эдикт Теодериха», согласно традиционной точке зрения, был издан остготским королем в начале VI в. Этот небольшой юридический памятник содержит главным образом нормы публичного и отчасти светского права. Они направлены прежде всего на защиту частной собственности, на предупреждение злоупотреблений и насилий со стороны должностных лиц и магнатов. Юридической основой «Эдикта» служит римское право.78) Принципиально новых положений в «Эдикте» очень мало, и они, как правило, не связаны непосредственно с социальными отношениями варваров. Показателем влияния германского права некоторые исследователи считали применение очистительной клятвы.79) Стремление же «Эдикта» подавить некоторые черты германского права проявляется в запрещении таких обычаев, как похищение невесты, самостоятельное преследование преступника..

В 50-х годах нынешнего века итальянские исследователи П. Раси и Дж. Висмара стали оспаривать остготское происхождение «Эдикта», доказывая, что автором его был вестготский король Теодерих. Главными доводами против остготского происхождения «Эдикта» являются ссылки на отсутствие каких-либо упоминаний о нем в «Variae» Кассиодора и в хрониках, в «Прагматической санкции», отсутствие в его тексте термина «готы», некоторые противоречия между постановлениями «Эдикта» и соответствующими положениями Кассиодора, полное игнорирование [184] данным судебником таких специфически готских должностных лиц, как комиты готов и сайоны. В то же время, отказываясь от версии об итальянском происхождении «Эдикта», трудно объяснить содержащиеся в нем упоминания о захоронениях трупов внутри города Рима и о судьях, назначенных в Риме.80) Но во всяком случае этот памятник отражает социальные отношения, характерные не для германского (остготского или вестготского), а для местного римского населения.

Своеобразие правового устройства Остготского королевства (общее лишь с Вандальским королевством) состоит в отсутствии записи обычного права германцев — завоевателей страны. Это не значит, что готское право исчезло полностью. У готов сохранялось собственное семейное и наследственное право. Готским обычным правом (дополняя его эдиктами готских королей), очевидно, пользовались комиты готов, рассматривая тяжбы между своими соплеменниками. Запись же готского права не была осуществлена, вероятно, вследствие быстрого разложения родовых связей у готов.81)

Таким образом отличительной чертой Остготского королевства была устойчивая двойственность организации управления. Существование двух параллельных рядов органов управления, связанных в одном случае с римской, в другом с готской частью населения, продолжалось до конца истории королевства. В период же войны против Византии эти органы власти оказались вовсе разобщенными.

Католическая церковь в остготской Италии утратила положение государственной церкви, но сохранила свое влияние на италийское население и обладала обширными земельными владениями. Остготский король в соответствии со своей политикой союза с италийской знатью проявлял религиозную терпимость и считался с существенной ролью католической церкви в общественных делах. Санкционировано было право церковного убежища, признание получила юрисдикция папы над клириками (в первой инстанции). Епископы играли известную роль в городском управлении (участвовали в фиксации цен на некоторые товары, в установлении размеров пошлин).82) Король активно вмешивался в дела католической церкви, в частности и в назначение пап, поддерживал римскую церковь во время ее конфликта с константинопольской церковью, выступал против симонии при выборах пап и епископов.83) Относительно готской арианской церкви имеется немного сведений. Известно, что существовали арианские епископские церкви, обладавшие землями, сервами. Эти церкви не освобождались от налогов. Богослужение происходило на родном, т. е. готском языке.84)

В остготской Италии имели место выступления народных масс и политическая борьба, связанные с классовыми социальными и этническими противоречиями. Поскольку в Италии в этот период сохранялись классы и социальные слои разлагавшегося рабовладельческого общества, а также в значительной мере и его [185] политические учреждения, то налицо были и проявления классовых социальных противоречий, характерных для позднеантичного общества. Но изменения, связанные с созданием варварского королевства, не могли не наложить своего отпечатка на условия развертывания политической борьбы в стране. Противоречия между классами и слоями местного общества переплетались теперь со скрытым антагонизмом между завоевателями и италийским населением, с зарождавшимися коллизиями внутри самого варварского населения. Существенное влияние на политическую жизнь остготской Италии оказывали ее отношения с Византией, более тесные, чем у какого-либо другого варварского королевства. В источниках упоминаются волнения среди городского плебса, связанные с цирковыми представлениями, раздачей анноны, религиозной рознью (выступления против евреев и против отдельных мероприятий властей в отношении католической церкви). Бунтам плебса иногда сопутствовали террористические акции рабов, убийство ими своих господ.85) Как и в эпоху Империи, распространенной формой социального сопротивления рабов и колонов являлось их бегство. О выступлениях крестьян имеются лишь единичные упоминания. Очевидно, эти выступления выражались в уклонении от выплаты налогов и в изолированных случаях — в нападениях на посессоров и купцов.86) Что касается господствующей этнической группы, то в источниках имеются упоминания об отказе готов от уплаты налогов87) (на подъеме борьбы народных масс против господствующего класса в 40-х годах VI в., когда претерпел изменения сам характер готской власти, мы остановимся ниже). Готское правительство считало своей важной задачей предотвращение и подавление выступлений народных масс. Оно устанавливало суровые кары для участников бунтов, принимало меры для возвращения беглых их господам, лишало римлян права ношения оружия.88)

Наряду с классовыми противоречиями, представлявшими собой развитие антагонизмов позднеантичного общества, в Остготском королевстве имели место столкновения, обусловленные социальной дифференциацией среди готов, а также различием интересов варварской и римской частей населения страны. Обособленность италийцев и германцев в политической, правовой и религиозной сферах жизни сохранилась в Италии до конца истории Остготского королевства. Создание этого королевства и поселение готов в Италии не могли не нарушить интересы италийского господствующего класса, поскольку он лишился части своих земельных владений и монополии на занятие должностей в государственном аппарате. Королевская власть выражала прежде всего интересы готской знати и в известной мере широкого слоя готских рядовых свободных. Но она не могла не считаться с интересами римской знати и католической церкви, которые сохранили весьма сильные позиции в экономике и значительное влияние на население города и церкви, т. е. на подавляющее большинство подданных готских королей. Римская знать видела в остготской [186] королевской власти политическую силу, обеспечивавшую ей сохранение общественного порядка внутри страны и защиту от внешних противников.89) Политический режим, установленный Теодерихом, по существу представлял собой компромисс между готской и римской знатью, разделившей не только земельные владения, но и власть в государстве. Гражданские должности остались в основном в руках италийской знати, а военная власть была предоставлена готским магнатам. Теодерих, как уже отмечалось, поддерживал римского папу и италийское католическое духовенство, вступивших в конфликт с восточной церковью и византийским императором. Все это не означало полной гармонии интересов высшего слоя римского общества и готской знати. В сочинениях наиболее ревностных римских сторонников альянса с готским королем (епископа Эннодия, магистра оффиций, а позднее префекта претория Кассиодора), а также в некоторых хрониках настойчиво подчеркивалось полное согласие обоих народов и выгоды, полученные римлянами в результате создания в Италии Остготского королевства. Отмечалась безболезненность процедуры раздела земель между готами и римлянами,90) приобретение римлянами военных защитников в лице готов,91) установление общественного порядка и безопасности в стране.92) Остготскому правительству, очевидно, удалось добиться в первый период правления Теодериха известных успехов и во внутренней и во внешней политике. Но оно не устранило противоречий и борьбы ни внутри италийского населения, ни в отношениях между готами и римлянами. Действительное положение в италийской деревне в начале VI в. было далеко от той идиллической картины, которую рисовали упомянутые авторы. Официальные документы исходят из того факта, что римлянам угрожают конфискации их имущества или незаконный захват их земель готами,93) чрезмерное обременение налогами.94) Правительству приходилось неоднократно напоминать варварам-воинам, что недопустимо грабить провинциалов, обращаться с ними как с рабами.95) То обстоятельство, что военная служба стала обязанностью только готов, было не только освобождением италийцев от тяжкого бремени, но одновременно и их разоружением. Они оказывались беспомощными перед лицом своих всегда готовых применить оружие соседей-варваров.96)

Из источников видно, что наиболее болезненно римская знать воспринимала произвольные посягательства королевской власти и готских магнатов на ее имущество и личную безопасность, ограничения в возможности занятия должностей в государственном аппарате. В произведениях римских авторов изучаемой эпохи критерием для оценки готских правителей является их способность и готовность избавить римлян от угрожающих им со стороны готов опасностей.97) Характерно, что когда Теодат, ведя переговоры с Юстинианом, решил отказаться от части своих суверенных прав и максимально удовлетворить римскую знать, ориентировавшуюся на Византию, он обещал не казнить сенаторов и духовных лиц и не конфисковывать их имущество без согласия [187] императора, а также не возводить кого-либо в сан патриция или давать какой-нибудь сенаторский ранг. Король сможет лишь просить об этом императора.98) Напоминая римлянам о лояльном отношении к ним готского правительства, Тотила подчеркивал широкие возможности занятия гражданских должностей италийцами.99)

После поражения готов в войне италийская знать настояла на предоставлении ей решающей роли в гражданском управлении. Прагматическая санкция Юстиниана предоставила епископам и магнатам (primates) право избирать правителей провинций (provinciarum iudices) из своей среды.100) Позиция и римской и готской знати не была однозначной. Часть римлян, стоявшая за сближение с готской королевской властью, сгруппировалась в «италийскую партию», часть, ориентировавшаяся на Византию, — в «имперскую» или «итало-византийскую партию». Среди готов наряду со сторонниками альянса с римской знатью имелась «национальная» или «ультраготская» группировка, отстаивавшая жесткий курс в отношении римлян, добивавшаяся вытеснения их из государственного аппарата.101)

Высшее католическое духовенство в Италии, вставшее на сторону Теодериха во время борьбы за власть между ним и Одоакром и пользовавшееся его поддержкой в период разрыва с восточной церковью, т. е. до 518 г., позднее стало сближаться с находившейся в оппозиции к остготскому правительству римской светской знатью. Оно было тесно связано с ней общими экономическими интересами, культурными и семейными узами. Противоречия между готской и римской знатью, их борьба за земли и участие в государственном управлении протекали то скрыто, то в острых формах — в последние годы правления Теодериха, в период правления Амаласунты. Византийская интервенция означала одновременно и войну италийской знати против готского господства; на стороне готской королевской власти со времени занятия престола Витигисом оставалась лишь очень незначительная часть представителей высшего слоя римлян.

Охарактеризованные выше противоречия и борьба внутри римского общества, с одной стороны, между римлянами и готами, с другой, осуществлялись почти до конца существования Остготского королевства параллельно и без видимой взаимосвязи. Но после прихода к власти Тотилы произошли существенные изменения в политической позиции королевской власти и в соотношении классовых и политических сил в стране. Война привела не только к разрыву мирных отношений между готами и римской знатью, но и к обострению классовых противоречий. Успешные военные походы готов в 544—545 гг. с севера на юг Италии и освобождение почти всей страны от византийских войск повлекли за собой бегство значительной части римских магнатов из имений. Сложившаяся ситуация была использована многими мелкими держателями, рабами и колонами, особенно на юге страны: они переставали выплачивать налоги имперским властям, вносить оброки своим хозяевам и их агентам, нести повинности. Нередко рабы оставляли имения и примыкали к готам или селились на новых местах, улучшая свое положение. Частыми стали браки рабов со свободными. Тотила использовал создавшееся новое положение. Он, как отмечает Прокопий, разрешил всем земледельцам обрабатывать земли, которые фактически оказались в их владении, а подати, которые они ранее выплачивали в казну, и оброки, вносившиеся владельцам земли, приказал взимать в свою пользу.102) Ведя переговоры с римлянами, готский король категорически отказывался от выдачи беглых рабов, вступивших в его войска.103) Разрыв готов с римским господствующим классом при Тотиле и его преемнике Тейе стал еще более резко выраженным, чем прежде. Римлян на службе у готов уже почти не оставалось. По отношению к римской верхушке принимались репрессивные меры.104)

Помимо рабов войско готов в отдельных случаях поддерживали крестьяне (по-видимому, колоны и другие зависимые земледельцы). Так, согласно сообщению Прокопия, Тотила собрал в Лукании отряд крестьян, укрепил его некоторым количеством готских воинов и направил против подразделения византийских воинов (антов) и крестьянского ополчения, созванного римским магнатом Туллианом — союзником византийцев.105) Позднее готский король заставил находившихся в его власти римских магнатов воздействовать на своих крестьян таким образом, чтобы они покинули отряд Туллиана и вернулись работать на поля. Крестьяне подчинились.106) В войске Тотилы находились также дезертиры из римских войск, те, кто, по словам Прокопия, питал склонность к государственным переворотам.107)

Некоторые исследователи усматривали в экономической и социальной политике Тотилы революционные черты. Отмечалось, что он опирался на зависимых крестьян и колонов и осуществил в значительной мере экспроприацию крупных землевладельцев, что его действия вели к революции в сфере социальных и экономических отношений.108) Следует иметь, однако, в виду, что Тотила не произвел таких глубоких преобразований, которые позволили бы характеризовать их как революционный переворот. Источники не дают оснований говорить о всеобщем освобождении рабов Тотилой. Очевидно, что в готские войска вступали беглые рабы.109) Рабы продолжали обрабатывать имения и италийцев, и готов.110) Широкие слои италийского населения, особенно городского, во время войны поддерживали византийцев. Плебс в Риме добровольно вступал в войска Велизария.111) Можно согласиться с мнением З. В. Удальцовой, что Тотила не стремился к полному уничтожению римского крупного землевладения и не помышлял о ликвидации институтов рабства и колоната.112) Вместе с тем объективное значение социальных и экономических мероприятий готского короля было велико: они представляли собой решительный удар по сохранившемуся в Италии рабовладельческому укладу хозяйства. Это оказалось возможным вследствие изменения [189] всей исторической обстановки и самого характера Остготского королевства по сравнению со временем правления Теодериха и его ближайших преемников. Во время войны с Византией временный союз римской и готской знати, установленный при Теодерихе, пришел к концу. Готская королевская власть стала опираться в значительной степени на рядовых готов. В таких условиях были предприняты относительно радикальные экономические и социальные мероприятия Тотилы. В общем же в остготский период в Италии сохранялись те элементы феодальных отношений, которые возникли еще в позднеримской Италии. Разложение родовых отношений у остготов тоже создавало предпосылки для феодализации. Но рабовладельческий уклад хозяйства в VI в. в Италии оставался еще достаточно прочным, взаимодействие римских и германских элементов прогрессировало медленно, процесс феодализации не получил значительного развития. Внутренние противоречия Остготского королевства, выражавшиеся в антагонизме между производительными классами общества и крупными землевладельцами, с одной стороны, и в противоречии между римскими магнатами и готской знатью, а также социальным слоем рядовых готов, с другой, обусловили (наряду с некоторыми другими факторами) неспособность этого варварского королевства противостоять византийской агрессии. [190]



1) Рикимер был сыном свевского вождя и дочери вестготского короля Валии. Бургундский король Гундобад был женат на его сестре. За 16 лет с 456 г. он свергнул трех римских императоров (Авита, Майориана, Анфимия).

2) Proсор. Bell. Goth. I, 1.

3) Одоакр выступает в источниках также как король туркилонгов, как ругий, гот. См.: Dahn F. Die Könige der Germanen, Bd. 2. S. 33-34; Schmidt L. Die Ostgermanen, S. 99; Вайнштейн О. Л. Этническая основа так называемых государств Одоакра и Теодериха. — Историк-марксист, 1938, № 6, с. 144-147. Американские исследователи Р. Рейнольде и Р. Лопес высказали предположение, что скиры — это племя балтийского или сарматского происхождения. См.: Reynolds R. L., Lopez R. S. Odoacer: German or Hun? — American Historical Review, v. 52, 1946, p. 38-51.

4) Sсhmidt L. Op. cit., S. 99.

5) Comes Marсell. Chron. a. 476; Jоrd. Get. 243.

6) Schmidt L. Op. cit., S. 32t.

7) Mоmmsen Th. Ostgotische Studien. — In: Mоmmsen Th. Gesammelte Schriften, Bd 6. Berlin. 1910, S. 338-399.

8) Согласно замечанию Э. Штейна аристократия никогда прежде не добивалась такой свободы, как при Одоакре. Он сделал ей больше уступок, чем в свое время Аэций и Рикимер. См.: Stein E. Histoire du Bas-Empire. Vol. 2, p. 41-46.

9) Sundwall J. Abhandlungen zur Geschichte des ausgehenden Römertums, S. 180-183; Chastagnol J. Le sénat romain sous le règne d'Odoacre, p. 52-56.

10) Dahn F. Op. cit., S. 42.

11) Dahn F. Op. cit., S. 43-44; Sundwall J. Op. cit., S. 187.

12) Одоакр ясно обнаружил подобное намерение, назначив своего сына цезарем. См.: Sundwall J. Op. cit., S. 187.

13) Fustel de Coulanges N.-D. Invasion germanique et la fin de l'Empire. P., 1891, p. 505, 518-519; Вury J. History of the Later Roman Empire. Vol. I, L. 1958, p. 408-409; Dahn F. Op. cit., S. 43, 46; Hartmann L. Geschichte Italiens im Mittelalter. Bd I, S. 54; Demougeot E. Bedeutet das Jahr 476 das Ende des Römischen Reiches im Occident? — Klio, 60/2, 1978, S. 378-381.

14) Mоmmsen Th. Op. cit., S. 383.

15) Schmidt L. Op. cit., S. 333.

16) Jones A. H. M. The constitutional position of Odoacer and Theoderic. — The Journal of Roman Studies, 52, 1962, p. 126.

+) Так в книге - сперва praesentalis, потом presentalis. HF.

17) Согласно Малху Страбон предлагал узурпатору Василиску распустить войско и обещал, что его готы-федераты возьмут на себя защиту Империи. — Malch. Fragm. 11 — FHG, t. IV, p. 120.

18) В немецкой исторической литературе высказывалось мнение, что остготов побуждало к их походу в Италию стремление, избавившись от необходимости заниматься крестьянским трудом, жить как вотчинники (см.: Hartmann L. Op. cit., S. 70; Schmidt L. Op. cit., S. 289). Это суждение, однако, необоснованно фактами и не подтверждается данными о характере поселения остготов в Италии. Известно, что основная часть рядовых готов и здесь занималась сельскохозяйственным трудом.

19) Dören A. Italienische Wirtschaftsgeschichte. Jena, 1934.

20) Bierbrauer V. Zur ostgotischen Geschichte in Italien. — Studi medievali, I, 1973, p. 22-25.

21) Cassiodor. Variae VII, 45; Enod. Carm. II, 39-45; Stein E. Op. cit., p. 119; Неусыхин А. И. От античности к средневековью. — В кн.: История Италии. М., 1970, с. 14.

22) Cassiodor. Variae I, 19; Schmidt L. Op. cit., S. 363; Halban A. Das römische Recht in den germanischen Volksstaaten. Tl. 1., S. 114; Vetter G. Die Ostgoten und Theoderich, S. 13.

23) Cassiodor. Variae. VII, 3: Gothos vobiscum habitare permixtos. — О требовании выплаты налогов с готов, находящихся на территории муниципиев. См.: ibid., I, 19. [236]

24) Виноградов П. Происхождение феодальных отношений в лангобардской Италии. СПб., 1899, с. 86.

25) Courcelle P. Histoire littéraire des grandes invasions germaniques, p. 206.

26) Hannestad K. L'évolution des ressources agricoles de l'Italie du 4e au '6e siècle de notre ère, p. 29-30.

27) У гепидов в Италии, очевидно, имелась домовая община — кондома (condoma). См.: Удальцова З. В. Италия и Византия в VI в., с. 44-45; Неусыхин А. И. Указ. соч., с. 20-22.

28) Tjäder О. Die nichtlateinischen Papyri Italiens aus der Zeit 445-700, p. 13.

29) Такое предположение высказывает А. И. Неусыхин по аналогии с бургундскими и вестготскими порядками, — См.: Неусыхин А. И. Указ. соч., с. 22.

30) Schmidt L. Op. cit., S. 393; Enßlin W. Theoderich der Große, S. 247; Hannestad К. Op. cit., p. 29-30.

31) Hannestad K. The Italian agriculture during the Ostrogothic period. (Actes du XIIe Congrès international d'études byzantines. Ochrid 10-16 sept. 1961). T. II. Beograd, 1964, p. 156-158.

32) Hannestad K. L'évolution de ressources agricoles de l'Italie..., p. 88.

33) См.: Неусыхин A. И. Указ. соч., с. 24.

34) Nehlsen H. Sklavenrecht zwischen Antike und Mittelalter..., S. 127; См.: Удальцова З. В. Указ. соч., с. 91.

35) З. В. Удальцова отмечает, что согласно Эдикту Теодериха задолженность раба (как и колона) возмещалась из его пекулия; раб мог бежать от господина, взяв с собой пекулий (Удальцова З. В. Указ. соч., с. 85-86). Но при возмещении долга рабом, как отмечает сама З. В. Удальцова, имущество господина должно было остаться неприкосновенным. А разрешение продавать рабов-оригинариев без той земли, которую они обрабатывали (Ed. Theod., 142, см. ниже), не служит показателем упрочения связи рабов с их пекулиями.

36) Ed. Theod., § 142.

37) См.: Ковалевский M. М. Экономический рост Европы до возникновения капиталистического хозяйства. T. I. М., 1898, с. 240-241.

38) Hartmann L. Op. cit., S. 117-119; Удальцова З. В. Указ. соч., с. 95-102; Неусыхин А. И. Указ. соч., с. 32.

39) Apoll. Sid., Epist. 5, 19; Canon 29 (26) Орлеанского собора от 538 г.

40) Marini, Pap. 3; 86; Greg. Ер. 6, 51, 53; Tjäder О. Op. cit., p. 13.

41) См.: Неусыхин A. И. Указ. соч., с. 34.

42) Dahn F. Op. cit., S. 40-41; Vetter G. Op. cit., S. 17.

43) Hartmann L. Op. cit., S. 89; Schmidt L. Op. cit., S. 289.

44) Enßlin W. Op. cit., S. 7, 245.

45) Prise. Fragm. 39. — FHG, t. IV, p. 108.

46) Schmidt L. Op. cit., S. 282.

47) Malchus. Fragm. — FHG, t. IV, p. 122-123.

48) Bierbrauer V. Die ostgotischen Grab- und Schatzfunde in der Lombardei. Spoleto, 1975, p. 305-306; Idem. Die Ansiedlung der Ostgoten in Italien. — In: Les relations entre l'empire romain tardif, l'empire Franc et ses voisins. IXe Congrès. Union International des sciences préhistoriques et protohistoriques. Nice, 1976, p. 44-46.

49) См.: Неусыхин A. И. Указ. соч., с. 25-26.

50) Cassiodor. Variae I, 28; Procop. Bell. Goth., II, 29; Vetter G. Op. cit., S. 17.

51) Gamillscheg E. Romania Germanica. Bd. II, S. 16.

52) Cassiodor. Variae. V, 29; V, 30.

53) Неусыхин A. И. Указ. соч., с. 24.

54) Cassiodor. Variae. III, 11.

55) Mommsen Th. Op. cit., S. 460, 481-484. По Моммзену, возникновение Остготского королевства — это не образование германского государства, а просто завершение процесса дробления римского государства, который начался еще с провозглашения галльской империи Тетрика. См. также: Dahn F. Op. cit., S. 254-255; Петрушевский Д. M. Очерки из истории средневекового общества и государства, с. 285. [237]

56) Dahn F. Op. cit., S. 250, 254.

57) Enßlin W. Op. cit., S. 158-159.

58) Dahn F. Op. cit., S. 135; Halban A. Op. cit., S. 110.

59) См. примеры y Ф. Дана.

60) Упоминаются такие термины, как dominus, arbiter rerum, rex, princeps, rector. Применялись такие эпитеты, как clementissimus, piissimus.

61) Король Витигис, человек незнатного происхождения, ради упрочения своей власти женился на внучке Теодериха Матасунте (Procop. Bell. Goth., I, 11, 27).

62) Halban A. Op. cit., S. 135.

63) Procop. Bell. Goth., I, 2, 117; I, 13, 26; II, 22, 13; III, 24, 27.

64) Procop Bell. Goth. I, 11,26; ill, 21, 1-11; III, 25, 4-24.

65) Stein E. Op. cit., S. 122; Виноградов П. Указ. соч., с. 105.

66) Cassiodor. Variae. VII, 39.

67) Dahn F. Op. cit., S. 139-140; Schmidt L. Op. cit., S. 387.

68) Stein E. Op. cit., S. 123; Виноградов П. Указ. соч., с. 104-105; Ср.: Mommsen Th. Op. cit., S. 472-473. В Риме тот, кто нуждался в особой защите, обращался в суд, и суд назначал ему попечителя (apparitor): Brunner H. Deutsche Rechtsgeschichte. Bd II. München-Leipzig, 1928, S. 66.

69) Enßlin W. Op. cit., S. 70.

70) Procop. Bell. Goth. I, 10, 7-8; Dahn L. Op. cit., S. 280-283.

71) Таково мнение подавляющего большинства исследователей истории Остготского королевства. См.: Hartmann L. Op. cit., S. 109-110; Halban A. Op. cit., S. 139; Schmidt L. Op. cit., S. 383; Enßlin W. Op. cit., S. 203-204;. Mommsen Th. Op. cit., S. 438; Виноградов П. Указ. соч., с. 94. Ф. Тибо и З. В. Удальцова полагают, что налог за земли, полученные при поселении (sortes), готы не платили: Thibault F. L'impót direct dans les Royaumes des Ostrogoths, des Wisigoths et des Burgondes. — Nouvelle revue historique du droit français et étranger, 25, 1901, p. 700-708; Удальцова З. В. Указ. соч., с. 181-184.

72) Halban A. Op. cit., S. 142-143.

73) Dahn F. Op. cit., S. 183; Halban A. Op. cit., S. 98; Виноградов П.. Указ. соч., с. 96-97.

74) Schmidt L. Op. cit., S. 378; Enßlin W. Op. cit., S. 174-175; Mоmmsen Th. Op. cit., S. 420-422.

75) См.: Виноградов П. Указ. соч., с. 100.

76) Cassiodor. Variae. X, 27.

77) Dahn F. Op. cit., S. 75-78; Виноградов П. Указ. соч., с. 101.

78) По оценке С. Риккобоно из 154 глав Эдикта лишь 28 не воспроизводят нормы римского права. Fontes iuris anteiustiniani. Pars II. Florentiae, 1940.

79) Halban A. Op. cit., S. 119, 128, 145.

80) См.: Rasi P. Sulla paternité del с. d. Edictum Theodorici. — In: Archivo-Giuridico. CXLV, 6, série 14; 1953; Vismara G. Edictum Theoderici. — In: lus. Romanum Medii aevi, 1, 2 b a, Mediolani, 1967; d'Ors A. El Codigo de Eurico. — In: Estudios Visigoticos, II, 1960; Roma-Madrid, p. 5-9; Удальцова З. В. Указ. соч., с. 162-164; Nehlsen H. [Рец. на кн.:] Vismara G. Edictum Theoderici. — ZSR GA, 1969, S. 250; Корсунский A. P. К дискуссии об «Эдикте Теодориха». — В кн.: Европа в средние века: экономика, политика, культура. М., 1971, с. 16-31; Неусыхин А.И. Указ. соч., с. 15-16.

81) См.: Halban A. Op. cit., S. 149. Ср.: Неусыхин А. И. Указ. соч., с. 20-21.

82) Dahn F. Op. cit., S. 188-189.

83) Schubert H. Staat und Kirche in den arianischen Königsreichen und im Reiche Chlodwigs, S. 104-105.

84) Cassiodor. Variae. I, 26; II, 18; Dahn F. Op. cit., S. 198; Sсhmidt L. Op. cit., S. 388; Schubert H. Op. cit., S. 86-87.

85) Cassiodor. Variae. I, 20; I, 31-33; I, 44; II, 19; 43; VI,6; VI, 18; 1,30: ...déplorát enim pro spectaculorum voluptate ad discriminis se ultima pervenisse, ut legtim rationé calcata desperate persequeretur innoxios servilis furor armatus?; IV, 43: ...querela se fuisse pulsatum, quod in dominorum caede prorupuerit servilis [238] audacia; Excerpta Valesiana, 82-83. См.: Удальцова З. В. Указ. соч., с. 202-206.

86) Cassiodor. Variae. II, 8: VIII, 27; VIII, 33.

87) Cassiodor. Variae. IV, 14.

88) Ed. Theod. 107: Qui auctor seditionis vel in populo vel in exercitu fuerit, incendio concremetur. Cassiodor. Variae. III, 43: ...si que mancipia servitium declinantia ad alios se, quam quibus videbantur competere, contulerunt, prioribus dominis iubemus sine aliqua dubietate reslitui...; Excerpta Valesiana, 83; Cassiodor. Variae. XII, 5.

89) По мнению И. Зундвалла, итальянская знать видела в господстве готовый путь к сохранению италийского суверенитета и к возвращению Западной империи ее былого могущества. См.: Sundwall J. Op. cit., S, 230.

90) Эннодий утверждал, что готы были размещены таким образом, что римляне даже не почувствовали этого: Ennоd. Epist. IX, 23, 5. По Кассиодору (Cassiodor. Variae II, 16, 5), Либерии, осуществляя раздел земли, «...объединил владения римлян и готов и их сердца» (...in tertiarum deputatione Gothorum Romanorumque et possessiones funxit et animos).

91) Cassiodor. Variae VII, 3: ...vos autem, Romani, magno studio Gothos diligere debetis, qui et in pace numerosos vobis populos faciunt et universam rem publicam per bella defendunt. Ср.: Cassiodor. Variae VII, 4; X, 18, Ed. Theod. 32.

92) Эннодий отмечает в своем панегирике Теодериху, что остготский король добивается восстановления границы Западной Римской империи, в первую очередь италийской префектуры (Ennod. Paneg.). Ср.: Schmidt L. Op. cit., S. 340. Согласно равеннскому хронисту при Теодерихе общественная безопасность была так велика, что можно было оставить на своем поле золото или серебро, и оно было бы в такой же безопасности, как и за городской стеной. — Excerpta Valesiana, 72.

93) Cassiodor. Variae I, 18; V, 4; VII, 3; Procop. Bell. Goth. V, 6, 2_з.

94) Cassiodor. Variae I, 19, I, 26: V, 14; XII, 2; Bo et i us. De consol. philos. I, pr. 4; Удальцова З. В. Указ. соч., с. 192-195.

95) Cassiodor. Variae V, 10; V, 11; XII, 5; V, 39: ...non liceat ab ingenuis famulatum quaerere.

96) Характерен риторический вопрос Теодериха, задаваемый им готам по другому поводу: Cur ad monomachiam recurratis, qui venalem iudicem non habetis? deponite ferrum, qui non habetis inimicum (Cassiodor. Variae. III, 24).

97) Так, Прокопий отмечает, что Теодерих не притеснял своих подданных и не дозволял другим это делать. При Амаласунте римлян не подвергали телесным наказаниям и не конфисковывали у них имущество (Procop. Bell. Goth. I, 1, 1; I, 1, 2). Боэций же, будучи в тюрьме, рассказывал, как он отстаивал интересы римлян, которые становились жертвами алчности варваров, чрезмерно обременялись налогами (Воetius. De Consol. philos. I, pr. 4).

98) Procop. Bell. Goth., I, 6, 2-3.

99) Procop. Bell. Goth., III, 21, 12-14.

100) Pragm. sanctio, 12.

101) Sundwall J. Op. cit., S. 214, 239; Скржинская E. Ч. Иордан о происхождении и деяниях готов. М., 1960, с. 40-41.

102) Procop. Bell. Goth., III, 13, 1; III, 6, 5. Ср.: III, 22, 20-21. См.: Hartmann L. Op. cit., S. 348; Удальцова З. В. Указ. соч., с. 344-345.

103) Procop. Bell. Goth., III, 16, 14-15; III, 16, 25.

104) Прокопий упоминает о тяжелом положении оставшихся без всяких средств сенаторов и других италийцев, поселенных Тотилой в Риме. (Procop. Bell. Goth., IV, 22, 2-4), об убийстве готами сенаторов и детей знатных римлян-заложников (IV, 34, 5-6; IV, 36, 7-8), ср. также: III, 10, 22; III, 19, 33.

105) Procop. Bell. Goth., III, 22, 1-5.

106) Procop. Bell. Goth., III, 22, 20-21.

107) Procop. Bell. Goth., III, 1, 25; ср. IV, 30, 5.

108) Hartmann L. Op. cit., S. 297-298; Stein E. Op. cit., p. 570-571; Mazzarino S. Si puö parlare di revoluzione sociale alla fine del mondo antico? Il passaggio dall'antichità al Medioevo in Occidente. Spoleto, 1962, p. 415; Луццатто [239] Дж. Экономическая история Италии. М., 1954, с. 159.

109) Ruggini L. Economia e société nell'Italia annonaria, p. 337-338.

110) В источниках говорится о случаях бегства рабов из имений, принадлежавших готам. Tjäder О. Op. cit., р. 13. Rotenhöfer S. Untersuchungen zur Sklaverei in den ostgermanischen Nachfolgestaaten des römischen Reiches. Tübingen, 1967, S. 99, 114.

111) Proсор. Bell. Goth., 1,28, 18.

112) Удальцова З. В. Указ. соч., с. 345-350.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Хельмут Хефлинг.
Римляне, рабы, гладиаторы: Спартак у ворот Рима

Дж. Пендлбери.
Археология Крита

Чарльз Квеннелл, Марджори Квеннелл.
Гомеровская Греция. Быт, религия, культура

А. В. Махлаюк.
Солдаты Римской империи. Традиции военной службы и воинская ментальность

Юлий Цезарь.
Записки о галльской войне
e-mail: historylib@yandex.ru
X