Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. А. Молчанов, В. П. Нерознак, С. Я. Шарыпкин.   Памятники древнейшей греческой письменности

3. Происхождение минойского и микенского письма

Наступление на Крите в конце III — начале II тыс. до н.э. среднеминойского периода знаменует собой возникновение на острове первых в Европе государственных образований с рабовладельческим строем, достаточно высоким уровнем развития экономики и культуры. К тому же времени относится и создание критянами-минойцами собственной письменности. Она выросла, несомненно, на основе местной древней пиктографии. "Пиктография", т.е. рисуночное письмо, как способ [11] фиксации и передачи той или иной информации, применялась многими народами на стадии родового общества. При этом каждый рисунок-"пиктограмма" обозначал только тот предмет, который изображал. Он не был неразрывно связан с конкретным словом определенного языка. Таким образом, пиктографические "надписи" представляют собой всего лишь "рассказы в картинках", а не памятники настоящего письма, призванного фиксировать формы звуковой речи.

Постепенное возникновение подлинного письма, письма фонетического, которое всегда появляется одновременно со становлением цивилизации и вызывает к жизни хозяйственными нуждами нарождающегося классового общества (первоначально лишь как средство учета), достаточно хорошо прослеживается по критским печатям III тыс. до н.э. Известно немало относящихся еще к раннеминойскому I периоду печатей разнообразных форм с изображениями людей, животных и различных неодушевленных предметов, явно имеющими характер пиктограмм. Самые ранние из них датируются первой половиной III тыс. до н.э. На появление таких печатей, предназначенных для оттискивания рисунков, имеющих значение личных знаков собственности, по всей видимости, оказали известное влияние египетские образцы.

Дальнейшее развитие критского письма из местной пиктографии шло, судя по всему, следующим образом. Устоявшееся употребление одних и тех же конкретных рисуночных знаков для обозначения определенных предметов, а потом и некоторых понятий, так или иначе связанных с изображаемыми предметами (эта более высокая ступень рисуночного письма получила название "идеографии" — "письма идей"), позволило закрепиться за этими знаками постоянным фонетическим значениям целых слов, т.е. превратило их в однозначно читаемые "идеограммы" (или "логограммы" — словесные знаки). Со временем часть из них начала использоваться и как слоговые знаки — силлабограммы, обозначающие лишь начальный слог данного слова (так называемый "акрофонический" принцип).8) По аналогии с ними были затем подобраны знаки для передачи всех других слогов, встречавшихся в языке древних обитателей Крита — минойцев. О том, что эволюция критской иероглифической письменности, как и других ранних письменностей, шла именно таким путем, неопровержимо свидетельствует простое наблюдение: знаки-силлабограммы, имевшие прямой иконографический прототип — идеограмму (логограмму), сохраняли подчас способность употребляться на письме и в том, и в другом качестве. Это ясно прослеживается в развившемся вскоре из иероглифики критском линейном письме А (см. рис. 6).

В результате в недрах критской иероглифики сложился замечательный по простоте и удобству усвоения силлабарий — набор [12] слоговых знаков, содержавший всего около 60-70 различных силлабограмм. Выработка подобной системы письма с относительно малым (по сравнению с другими древнейшими письменностями) общим числом знаков-графем определялась важной особенностью фонетического строя минойского (догреческого критского) языка, а именно тем, что в нем, так же как и в некоторых современных языках (например, в полинезийских), не было закрытых слогов, т.е. таких, которые заканчивались бы согласным звуком. Слова языка минойцев состояли, как видно, только из слогов типа С (согласный) + Г (гласный) или Г ("чистый" гласный). Эта своеобразная монотонная структура чередования открытых слогов СГСГСГ, не допускавшая к тому же накопления или удвоения согласных перед гласными, как раз и позволяла обойтись при фиксации речевых форм минимальным числом силлабограмм.


Рис. 6. Силлабарий линейного письма A.

Таким образом, развитая критская иероглифика, которая представлена памятниками всего среднеминойского периода и окончательно выходит из употребления почти в самом его конце (вероятно, около середины XVII в. до н.э., причем на смену иероглифике [13] в качестве особого декоративного шрифта для минойских текстов сакрального и иного торжественного характера приходит, по-видимому, специально введенная, так называемая "письменность Фестского диска" или, иначе, "минойский иератический силлабарий"9)), представляла собой, типичнейшую смешанную лого-силлабическую (словесно-слоговую) письменность.

Тот же характер в принципе имело и критское линейное письмо А, явившееся результатом графического упрощения иероглифического (знаки в нем приобрели более легкое и удобное для воспроизведения, обобщенное начертание), употреблявшееся сперва параллельно с ним и пережившее его примерно на два столетия. Однако начавшийся и быстро развивавшийся в иероглифике процесс наступления силлабария на логограммы во всех случаях, когда была желательна максимальная точность в фонетическом воспроизведении слов — грамматических форм, имен собственных и т.п. (в инвентарных же списках и прочих реестрах для краткости было удобнее применение логограмм), зашел в линейном А настолько далеко, что это письмо можно уже назвать по преимуществу слоговым.

Линейное письмо А перестает употребляться на Крите в самом конце позднеминойского I периода, т.е. около середины XV в. до н.э. Это происходит одновременно с крушением самой минойской (догреческой критской) цивилизации, которое связывают как с последствиями стихийного бедствия — катастрофического извержения вулкана на острове Санторин (к северу от Крита), сопровождавшегося разрушительным землетрясением, цунами и гибельным пеплопадом, так и со вторжением на Крит с материка греков-ахейцев. Обосновавшись в Кноссе, бывшей столице Крито-Минойской державы,10) греческие правители, по-видимому, многое позаимствовали из прежних местных государственных установлений, и в частности процедуру осуществления учета материальных ценностей в дворцовом хозяйстве.11) Поскольку язык пришельцев (а говорили они на греческом языке) стал теперь господствующим на Крите, для составления документов хозяйственной отчетности перешли на использование приспособленного для него линейного письма В.12) [14]


8) В ряде случаев заметна связь силлабограмм со словами звукоподражательного характера: например, знаки, восходящие к изображениям голов быка, козла и кота, читались соответственно mi, me и ma (эти и другие примеры рассмотрены в работе: Молчанов А. А. К проблеме изучения древнейших лингвоэтнических слоев на юге Балкан (звукоподражательные слова в минойском языке) // Балканы в контексте Средиземноморья: проблемы реконструкции языка и культуры. М., 1986. С. 158-160.

9) Молчанов А.А. Таинственные письмена первых европейцев. М., 1980. С. 82, 84; Он же. Фестский диск. Загадка древнейшего печатного текста // Наука и жизнь. 1982. N 2. С. 120.

10) Объединение минойского Крита под главенством династии правителей Кносса произошло, судя по археологическим данным, не позднее начала XVI в. до н.э. Расцвет общекритского государства, подчинившего своему влиянию обширные области Эгеиды (в том числе многие острова Эгейского моря, часть побережья Малой Азии и отдельные районы материковой Греции), падает на XVI — первую половину XV в. до н.э.

11) Молчанов А.А. [Рец. на кн.:] Г.Ф. Полякова. Социально-политическая структура пилосского общества (По данным линейного письма В). М., 1978 // ВДИ. 1979. N 3. С. 177-178.

12) По мнению бельгийского микенолога Ж.-П. Оливье, линейное письмо В было создано примерно в начале XVI в. до н.э. по образцу линейного А приезжими греческими купцами на минойском еще Крите и потом перенесено на материк (Olivier J.-P. L’origine de l'écriture lineaire В // SMEA. Fasc. XX, Roma. 1979. P. 43-52).

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. Кравчук.
Закат Птолемеев

А.М. Ременников.
Борьба племен Северного Причерноморья с Римом в III веке

А. В. Махлаюк.
Солдаты Римской империи. Традиции военной службы и воинская ментальность

А. Р. Корсунский, Р. Гюнтер.
Упадок и гибель Западной Римской Империи и возникновение германских королевств

Франк Коуэл.
Древний Рим. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X