Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. А. Молчанов, В. П. Нерознак, С. Я. Шарыпкин.   Памятники древнейшей греческой письменности

3. Интерпретация микенской лексики

Неприспособленность микенской графики к передаче греческих слов становится очевидной уже при первом знакомстве с ней. Несоответствие принципов письма звуковому строю является основным фактором, который затрудняет, а в целом ряде случаев делает вообще невозможным толкование микенской лексики.

Для интерпретации микенской лексики существуют два основных метода:

- отождествление со словом классического древнегреческого языка через систему сопоставлений последовательностей графем;

- установление значения комбинаторным путем. Комбинации этих методов образуют логический квадрат четырех степеней интерпретируемости микенской лексики.

3.1. Слово отождествлено, причем его значение подтверждается контекстом либо, по крайней мере, не противоречит ему:

a-ni-ja = haniai, ηνίαι 'вожжи';
а-ри = ари, απύ / από 'от';
e-re-pa = elephas, ελέφας 'слоновая кость';
i-je-re-u — hiereus, ιερεύς 'жрец';
i-qo = hiqquos, ιππος 'конь';
ko-ri-ja-da-na — koriadna, κορίαννα 'кориандр';
ko-wa = korwā, κόρη 'девочка';
ko-wo = korwos, κόρος 'мальчик';
me-u-jo = mewjōs, μείων 'меньший', 'малый';
me-zo = mezōs, μέ(ι)ζων 'больший, большой';
ne-wo = newos, νέος 'новый';
mi-ta = minthā, μίνθη 'мята';
pa-ka-na = phasgana, φάσγανα 'меч';
pa-te = patēr, πατήρ 'отец';
pa-te = pantes, πάντες 'все';
ро-те — poimēn, ποιμήν 'пастух';
pose-da-o — Poseidēōn, Ποσειδών 'Посейдон';
qo-u-ko-ro — guoukoloi, βουκόλοι 'волопасы';
qo-u-qo-ta — guou-guotās, βουβότης 'волопас';
ra-wa-ke-ta — lāw-āgetās, λāγέτāς 'военачальник';
ri-no = liпоп, λίνον 'лен';
ta-ra-nu = thrānus, θρηνυς 'скамеечка для ног';
ti-ri-po = tripo(d)s, τρίπους 'треножник';
te-ko-to-ne = tektones, τέκτονες 'плотники';
we-to = wetos, ετος 'год'.

Из числа вышеприведенных толкование слов ti-ri-po, ta-ra-nu, i-qo, ра-ka-na подтверждается идеограммами, интерпретация же остальных подтверждается общим контекстом надписей, в которых они засвидетельствованы.

Надежную интерпретацию имеет и ряд сложных слов и дериватов, не засвидетельствованных в языке классического периода, но образованных от известных основ по обычным словообразовательным моделям древнегреческого языка: [81]

na-u-do-mo — naudomoi (ναΰς и δέμω) 'строители кораблей';
ka-ra-wi-po-ro = klāwi-phoros (κληίς и φέρω) 'ключница';
e-re-pa-te-jo — elephanteios (ελεφάντινος) 'из слоновой кости';
to-ko-do-mo = toikho-domoi (τοιχος и δέμω) 'строители';
wa-na-ka-te-ro — wanakt-eros (ανάκειος) 'царский';
wa-tu-o-ko / wa-tu-wa-o-ko — wastu-hokhos (αστυ и εχω) 'владыка города';
ra-e-ja = lāeiā (λαϊνός) 'каменный';
we-ka-ta = wergatai (εργον) 'рабочие';
re-u-ko-o-pu2-ru — leuk-ophrus (λευκός и οφρυς) 'белобровый';
pe-ki-ti-ra2 = pektriai (от πέκω) 'чесальщицы'.

В эту же группу должны быть отнесены и имена собственные и топонимы, о которых мы с уверенностью можем сказать, что они являются именами людей и названиями населенных пунктов, и которые в то же время легко отождествить с известными нам словами древнегреческого языка:

a-mi-ni-so = Amnisos, ’Αμνισός;
a-mu-ta-wo = Amuthāwōn, ’Αμυθάων;
a-pa-ta-wa = Aptarwā, "Απταρα;
te-se-u = Thēseus,
Θησεύς;
ka-to = Kastōr, Κάστωρ;
Ko-no-so — Knōsos, Κνωσός;
ku-do-ni-ja — Κυδωνία;
tu-ri-so = Tulisos, Τυλισός;
pa-i-to = Φαιστός;
a-ki-re-u = Akhil(l)eus, ’Αχιλλεύς.

3.2. Микенское слово может быть легко отождествлено с соответствующим словом классического языка, но значение его непонятно, либо оно может быть установлено приблизительно. К этой категории относятся слова, частично или полностью изменившие свое значение в течение длительного исторического периода, разделяющего микенскую и классическую греческую цивилизации. Контекст надписей показывает, что этим словам нельзя приписывать те значения, которые они имели в I тысячелетии до н.э. В качестве примера можно привести слово qa-si-re-u = guasilem, βασιλεύς. В микенскую эпоху оно обозначало не царя, а какое-то высокое должностное лицо.28) Существительное o-nu-ka, несомненно, соответствует классическому ονυξ, но в крито-микенских надписях оно обозначало вид тканей. В этих случаях налицо совпадение обозначающего при частичной или полной трансформации означаемого.

Классическому φοινιξ в крито-микенских надписях соответствуют формы инструментального падежа этого слова po-ni-ke = phoinike (ед. ч.) и po-ni-ki-pi = phoinikhphi (мн. ч.). Однако, какое из значений слова φοινιξ ('пальма', 'феникс' или 'пурпур') надо выбрать для интерпретации микенского слова? Археологические данные как будто бы говорят в пользу первого значения.

Слов этой категории не так много, это объясняется тем, что для [82] интерпретации микенской лексики в принципе требуется понимание значения слов.

3.3. Значение слова понятно, либо в принципе ясно, к какому кругу понятий его отнести, но отождествить его с известными словами классического языка невозможно. Значения этих слов устанавливаются из контекста надписей. Здесь прежде всего следует упомянуть глагольный корень a-ja- со значением 'инкрустировать'. От него засвидетельствовано причастие a-ja-me-no = a-ja-menos (страдательное причастие презенса или перфекта). Сюда же относится основная часть микенских имен собственных и топонимов, не получивших отождествления с классическими греческими словами.

Следует предположить, что некоторое число из неинтерпретируемых слов представляют собой заимствования из догреческих языков, исчезнувшие вместе с крушением микенской цивилизации. Другие могут быть исконными греческими словами индоевропейского происхождения, также вышедшими впоследствии из употребления. Среди них могут быть и такие, которые имеют соответствия в классическом языке, но особенности микенской графики не позволяют нам идентифицировать их.

Следует также считаться и с тем, что в отдельных случаях могут выступать расхождения в фонетическом облике микенских слов и их классических греческих соответствий. К примеру, слово qe-to выступает в списке предметов посуды. Допустив, что гласная -е- соответствует здесь классическому ι, можно интерпретировать это слово как πίθος. При этом следует также принимать, что π- в греческом слове восходит к qu.

Другими примерами подобной интерпретации являются de-re-u-ko = dleukos, класс, γλευκος29) или da-pu-ri-to-jo = Daburinthoio (род. пад. от λαβύρινθος).30)

Значительная часть микенской лексики имеет "алгебраический" характер: можно установить грамматическую принадлежность слова и его грамматическое значение, но лексическая интерпретация остается недоступной или же гипотетической. В качестве примера можно привести топоним u-ta-no и производное прилагательное в форме мужского или среднего рода u-ta-ni-jo = u-ta-nios или u-ta-nion, собственное имя или название должностного лица ko-ma-we (n.s.), ko-ma-we-to (Gen. Sg.), ko-ma-we-te (Dat.-Loc. Sg.) и производное от него прилагательное в форме женского рода ko-ma-we-te-ja. С такими "алгебраическими" выражениями исследователям приходится иметь дело на каждом шагу. К ним относится и ряд слов с недешифрованными, знаками: например, собственное имя *ru-83 засвидетельствовано в двух падежных формах: ru-83-е (дат. п. ед. ч. на -ei) и ru-83-o (род. п. ед. ч. на -os).

3.4. Четвертую категорию составляют слова, которые не поддаются ни семантической интерпретации, ни отождествлению с [83] классической греческой лексикой. Понимание их затрудняется, тем, что подавляющее большинство из них засвидетельствовано вне контекста, часто в фрагментах надписей. Некоторые из них могут представлять собой сокращения. Большая часть непонятных слов принадлежит кносским табличкам. В качестве примера можно привести: а2-ri-e, a-zo, ai-ki-po, di-ra-ro, ja-qo.

Здесь мы также должны иметь дело с утраченными впоследствии словами либо с такими, которые мы не в состоянии отождествить. Наши трудности с пониманием этих слов, очевидно, лишь отчасти вызваны несовершенством слогового письма. Следует полагать, что многие из них остались бы для нас непонятными даже в том случае, если бы мы получили их точную фонологическую запись.

3.5. В свете сказанного выше ясно, что полная интерпретация микенской лексики должна включать:

— фонологическую транскрипцию,

— соответствие в языке классического периода,

— семантическую интерпретацию (перевод).

Это требование выполняется лишь для части микенской лексики, например: wa-na-ka = wanaks, (F)αναξ 'царь'; de-ki-si-wo/de-ki-si-wo-jo = dexiwos, -oio, δεξι(F)ός 'правый'; e-re-pa = elephas, ελέφας 'слоновая кость' и некоторых других (см. Словарь).

Гипотетичность или даже невозможность толкования значительной части слов, засвидетельствованных в надписях линейного письма В, вызывала в свое время сомнения в правильности дешифровки. Предполагаем, что они могут появиться и у начинающего исследователя, вступающего в область микенологии. В этой связи можно высказать следующие соображения. Во-первых, непонятные слова встречаются и в надписях классического времени, выполненных алфавитным письмом. Вспомним хотя бы знаменитое σαστηρα в херсонесской присяге. Исключительно сложными для понимания являются, к примеру, и составленные алфавитным письмом памфилийские надписи, которые содержат ряд плохо поддающихся толкованию слов.

Во-вторых, тот факт, что в крито-микенских надписях оказалось немало еще для нас непонятного, скорее служит дополнительным доказательством правильности дешифровки. Если бы в текстах, относящихся к более древней эпохе в развитии общества и языка, отделенной от классического времени "темным периодом", абсолютно все оказалось бы ясным и доступным нашему пониманию, то скорее в этом случае можно было бы усомниться в истинности полученных М. Вентрисом фонетических значений знаков линейного письма В.

3.6. Возникает также вопрос, как могли греки микенской эпохи пользоваться столь неудобным письмом, допускавшим много вариантов чтения одного и того же написания. К примеру, для написания pa-te для одних надписей на основе контекста принимается толкование πατήρ, а для других πάντες. В принципе возможны также толкования φάντες, πανθήρ, πάντει, πάντε.

Действительно, один слоговой знак, передающий губной или задненебный смычный, может передавать до семидесяти различных слогов. Потенциал значений силлабограмм серии t- меньше, т.к. слоги, [84] начинавшиеся с d-, обозначались особыми слоговыми знаками. В свою очередь у знаков серии d- потенциал значений вдвое меньше, чем у серии t-. Ограничены значения знаков ni, mi или i. С математической точки зрения число различных возможных чтений слов из трех знаков может достигать 703 = 34.300. Однако фонологические и морфонологические законы языка резко ограничивают число допустимых сочетаний фонем и слогов. Поэтому, чем длиннее слово, тем, как правило, оно легче интерпретируется. Определенные чтения начального знака автоматически исключают многие возможные чтения следующих знаков. Это обстоятельство позволило интерпретировать целый ряд собственных имен: a-ki-re-u = Akhilleus, ’Αχιλλεύς, de-u-ka-ri-jo = Deukaliōn, Δευκαλίων, da-ma-te = Dāmātēr, Δημήτηρ, e-re-u-ti-ja = Eleuthia, ’Ελευθία, a-re-ka-sa-da-ra = Aleksandrā, Αλεξάνδρα. Здесь нельзя не упомянуть и топонимы ko-no-so = Knōsos, Κνωσός и a-mi-ni-so = Amnisos, ’Αμνισός, сослужившие роль ключа при дешифровке.

3.7. В понимании сущности соотношения крито-микенской письменности и звукового строя греческого языка сложились три концепции. М. Вентрис и Дж. Чэдуик понимают особенности линейного письма В как орфографические правила. Этот термин широко применяется почти всеми микенологами. С этой точки зрения опущение второго компонента дифтонгов с -i, опущение неслоговых сонантов и -s в конце слова и слога, необозначение долготы гласных, особые приемы для передачи сочетаний смычных с другими консонантами являются условностями микенской орфографии.31)

Противоположный подход был высказан В. Мерлингеном,32) С.Я. Лурье33) и в ранних работах В. Георгиевым.34) По их мнению, указанные особенности следует объяснять фонетическими навыками носителей микенского диалекта. К примеру, они полагали, что опускавшиеся на письме неслоговые сонанты и s, действительно, выпадали в произношении либо были сильно редуцированы.

В определенных отношениях им нельзя отказать в правоте. Скажем, обозначение глайдов -j- и -w- в позиции после [i], соответственно [u] и перед гласным, это, конечно, не орфографическое правило, а отражение реального произношения. Подобное переходное -i- иногда встречается и в древнегреческих алфавитных надписях. К сожалению, смешивание фонетических и графических особенностей встречается и в работах, выходящих в свет и в последнее время. К примеру, "Введение в изучение линейного письма В" Хукера35) причисляет вставку глайдов -j- и -w- к числу так называемых орфографических особенностей.

В отношении, однако, остальных основных особенностей линейного письма В фонетическая концепция несостоятельна. Представляется [85] невероятной столь далеко зашедшая фонетическая эволюция на таком древнем этапе истории древнегреческого языка, к тому же не оставившая никаких следов в греческих диалектах классического времени. В частности, если бы необозначавшиеся на письме сильноначальные и -i как второй элемент дифтонга, действительно, выпали в произношении, то это привело бы к утрате важнейших показателей грамматических категорий и вызвало бы появление новых грамматических средств. Поскольку никаких признаков перестройки грамматической системы в языке линейного письма В не наблюдается (она во всех отношениях гораздо архаичнее, чем система греческих диалектов классического времени), то фонетическое объяснение в целом представляется неправдоподобным.

С другой стороны, нельзя считать верной и "орфографическую" концепцию: нет оснований говорить об орфографии и орфографических правилах в собственном смысле слова по отношению к крито-микенским надписям. Многочисленные колебания в написаниях многих слов (по два и даже три варианта), примеры которых уже частично приводились выше, ни в коем случае не позволяют увидеть в надписях линейного письма В нормированность, которая и составляет сущность орфографии. Впрочем, создается впечатление, что многие микенологи, употребляя термин "орфография", понимают под ним графические особенности, а не систему орфографических условностей.

Наиболее адекватной представляется нам концепция И.М. Тронского, который объясняет особенности микенского письма последовательным соблюдением основного принципа графики — передачи на письме только сильноначальных согласных (т.е. согласных, начинающих слог).

В античной грамматической традиции существовало правило слогоделения, согласно которому начинать слог внутри слова могли только те консонантные группы, с которых могло начинаться греческое слово. Легко убедиться в том, что при помощи вставки на письме вспомогательного гласного передаются лишь те сочетания согласных, с которых могли начинаться греческие слова: re-po-to = leptos (πτ-), de-mi-ni-ja = demnia (μν-), di-pte-ra = diphthera (φθ-).

Исключение составляет группа s + смычный, но s перед согласным не передается микенской графикой и в начале слова. Например: ре-то - = spermo > *spermnt, σπέρμα, ko-no = skhoinos, σχοινος. Можно предположить, что причиной этого является особый монофонемный статус таких сочетаний.

Как подчеркивал И.М. Тронский, кипрское слоговое письмо смогло выработать приемы для передачи неслоговых сонантов и s в конце слога и слова, лишь отступив от основного принципа слогового письма, согласно которому передавались только сильноконечные согласные.

В отличие от носителей кипрского диалекта I тыс. до н.э., которые пользовались своим силлабарием в силу традиции, греки микенского времени не знали и не могли представить себе другие способы фиксации речи. Проигрывая в целом по сравнению с алфавитным и даже с кипрским слоговым письмом, микенская графика открыла нам глаза [86] на целый ряд фонологических особенностей древнегреческого языка. На их основании можно сделать важные выводы о структуре древнегреческого слога.37) Дифтонги с предстают в свете микенских данных как бифонематические, а дифтонги с -i — как монофонематические,38) в то время как алфавитное и кипрское слоговое письма не делают между ними различия. Между тем, по нашему мнению, показателен тот факт, что в новогреческом языке древние дифтонги с -i представлены простыми гласными, а рефлексы дифтонгов с -u, хотя уже и не являются дифтонгами, сохраняют все же бифонематический характер. Также и пропуск 5 в сочетании с согласным обусловлен монофонематическим характером этих групп.39)

По нашему мнению, писцы ощущали неудобство пользования таким письмом и постепенно вводили в него определенные усовершенствования. Об этом свидетельствуют "дополнительные" знаки au, a2 = ha, a3 = ai, pu3 = phu, pte, dwo, nwa и др., особая серия знаков для d + гласный, спорадическая передача второй части дифтонгов с -i.

Не исключено, что отдельные писцы в нарушение основного принципа слогового письма предпринимали попытки передавать сильноначальные -n40) и -r знаками -na и -ra. Об этом свидетельствуют, возможно, написания ki-to-na и ka-ra-te-ra, если толковать их как формы именительного падежа (khitōn и krater).41)


28) Подробнее см.: Palmer L.R. Interpretation of Mycenaean Greek lexts. P. 39, 442.

29) См.: Chadwick J. Mycenaean wine and the etymology of γλυκύς // Minos, 9. 1966. P. 192-197.

30) См.: Palmer L.R. Mycenaeans and Minoans. London, 1961. P. 120.

31) См.: Ventris М., Chadwick J. Evidence for Greek dialect in the Mycenaean archives // Journal of Hellenic studies, 73, 1953. P. 84-104.

32) Merlingen W. Bemerkungen zur Sprache von Linear B. Wien, 1954.

33) Лурье С.Я. Язык и культура микенской Греции. С. 27-69; Luria S. Die Sprache der mykenischen Inschriften. S. 5-38.

34) Георгиев В. Нынешнее состояние толкования крито-микенских надписей. София. 1954.

35) Hooker J. Introduction... P. 35.

36) В бумажной книге отсутствуют и знак сноски, и ее текст — HF.

37) Тронский И.М. Слоговая структура древнегреческого языка и греческое слоговое письмо // Древний мир. Академику Струве В.В. М., 1962. С. 620-626.

38) Bartoněk A. Monophonemic diphthongs in Mycenaean // Minos, 8. 1963. Р. 51-61.

39) Doria M. Les graphies mycéniennes pour s+occlusive de mot et de syllabe // Studia Mycenaea. P. 59-64.

40) См.: Chadwick J. Twenty-seven years of Linear В // Proceedings of the VIIth Congress of the International Federation of the Societies of Classical studies. Budapest. 1984.

41) См. раздел об атематическом склонении.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. А. Молчанов, В. П. Нерознак, С. Я. Шарыпкин.
Памятники древнейшей греческой письменности

Поль Фор.
Александр Македонский

Хельмут Хефлинг.
Римляне, рабы, гладиаторы: Спартак у ворот Рима

Питер Грин.
Александр Македонский. Царь четырех сторон света
e-mail: historylib@yandex.ru
X