Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. А. Молчанов, В. П. Нерознак, С. Я. Шарыпкин.   Памятники древнейшей греческой письменности

1. Дешифровка линейного письма В и изучение истории Греции II тыс. до н.э.

Европейская историческая мысль всегда интересовалась древнейшим прошлым Греции — колыбели античной культуры. Сами историки Эллады (первые научные исторические труды были написаны ими в VI в. до н.э.) сообщали в своих сочинениях о многих важных событиях из прошлого родной страны. И, как выясняется теперь, они очень неплохо были осведомлены о нем.

Величайший древнегреческий историк Фукидид (около 460—395 гг. до н.э.) пишет о том, что в незапамятные времена на территории Эллады происходили передвижения различных племен. Жившие здесь до эллинов другие народы, в том числе пеласги, давали стране свое имя. По словам старшего современника Фукидида — Геродота (484—431/425 гг. до н.э.), Эллада до греков принадлежала пеласгам и носила имя Пеласгии.

По утверждению эллинской исторической традиции,1) впоследствии сюда пришли греческие племена, причем некоторые из них время от времени перемещались на новые места обитания. В разных областях Греции возникали местные царства, между которыми зачастую происходили военные столкновения. Постепенно усилилась власть правителей Микен (эллинские предания говорят о двух следовавших друг за другом могущественных микенских династиях — Персеидах и Атридах), претендовавших на гегемонию не только в Пелопоннесе, но и во всей Греции. Так, когда был организован общегреческий поход на город Трою в Малой Азии, его возглавил микенский владыка Агамемнон, именуемый в эпосе "пастырем народов".

Однако организация столь крупномасштабных военных экспедиций за пределы Эллады привела к истощению сил Микенского и других ахейских царств. Последовавшие усиление междоусобной борьбы и внутридинастические неурядицы еще больше ослабили многие из них. [31]

Все это привело к тому, что жившие до того в Северной Греции дорийцы усилили нажим на ахейские царства и после целого ряда неудачных попыток завладеть их территориями взяли наконец верх над ними. Эллинская традиция датировала дорийское завоевание, в пересчете на нашу хронологию, где-то в пределах XII в. до н.э. (самой поздней из предложенных древнегреческими историками для этого события дат является 1104 г. до н.э.).

Ученые нового времени вплоть до 1870-х гг. считали вторжение дорийцев первым вполне достоверным фактом истории древней Греции, а все предания о более ранней, "ахейской" эпохе, сохранившиеся в сочинениях античных авторов, включая и поэмы Гомера, рассматривали как плод народной поэтической фантазии эллинов. И только начавшиеся во второй половине XIX в. археологические раскопки "микенских" памятников в Греции заставили историков отказаться от прежнего, целиком скептического отношения к "баснословным рассказам" эллинских мифографов и гомеровского эпоса.

Многие культурные реалии, описанные в эпосе — предметы вооружения (бронзовое оружие, шлемы и щиты особой конструкции, и т.д.), боевые колесницы, парадные сосуды, жилища правителей и характер дворцовой жизни — нашли себе соответствие в археологических материалах, датированных XVI—XIII вв. до н.э. Засвидетельствованное археологией исключительное богатство погребений микенских владык сделало понятным эпическое выражение "златообильные Микены". Исследованная в Тиринфе система оборонительных сооружений микенского времени с хитроумной планировкой и мощнейшими стенами показала, насколько оправданно говорит эпос о "крепкостенном Тиринфе". Археологически засвидетельствованный для конца XIV в. до н.э. упадок Фив соотносится с историческими преданиями об осаде и взятии этого города коалицией ахейских вождей, поддержавшей одного из претендентов на тамошний престол. В раскопанной археологами Трое тот слой, который, судя по находкам, относится к XIII — началу XII вв. до н.э. (именно этим временем датировала Троянскую войну эллинская традиция), содержит в себе явные следы разрушения города и большого пожара (согласно Гомеру, Троя была разрушена и сожжена взявшими ее ахейцами).

Однако только успешное прочтение текстов линейного письма В позволило установить, что население материковой Греции позднеэлладского (микенского) периода было, вопреки господствовавшему в науке до начала 1950-х годов мнению, по преимуществу греческим, ибо оно говорило на греческом языке и пользовалось греческими личными именами.

На Крите, при дворе ахейского правителя Кносса, текущая хозяйственная документация также велась на микенском диалекте греческого языка. Правда, этническая ситуация была здесь намного сложней. Значительная часть населения острова, несомненно, состояла тогда из коренных жителей — минойцев и говорила по-минойски. Достоверно известно, что потомки догреческих обитателей Крита, так называемые этеокритяне ('Ετεóκρητες — "истинные критяне") еще в V в. до н.э. отличали себя от эллинов и пользовались [32] своим особым языком (вероятно, представлявшим собой последний этап развития минойского языка). Во времена Геродота они жили на востоке острова, в области города Преса. В табличках линейного В из Кносса встречается большое число явно или предположительно догреческих имен (подробнее об этнической истории Крита доахейского периода см. ниже, § 10).

Но все же пришельцы-греки являлись главной политической силой на Крите уже на протяжении всей второй половины XV в. до н.э. (т.е. сразу после падения Крито-Минойской державы2)) и их язык был здесь в это время языком государственного аппарата. Таким образом, Крит с середины XV в. до н.э. принадлежал вместе с прочими ахейскими царствами к единому в языковом и культурном отношении "микенскому миру", ранее ограничивавшемуся территорией материковой Греции.

Поскольку после дешифровки линейного письма В стала очевидной греческая языковая принадлежность населения юга Балканского полуострова еще до середы II тыс. до н.э. (когда греки-ахейцы с материка продвигаются на остров Крит), то достоверная история Ахейской Греции, как самый ранний этап всей древнегреческой истории, может быть прослежена уже с начала среднеэлладского периода (около 1900 г. до н.э.). К этому времени большинство ученых относит приход первых греческих племен на территорию будущей Эллады, где именно на рубеже раннеэлладского и среднеэлладского периодов происходит отмечаемое во многих пунктах разрушение прежних центров и смена археологических культур. Судя по лингвистическим данным, непосредственными предшественниками греков на греческом материке были носители иных индоевропейских языков — повсеместно "пеласгского" или "пеласгийского" (условно названного так по имени часто упоминаемых эллинской исторической традицией пеласгов и генетически тождественного фракийскому3)) и частично анатолийского. Доиндоевропейский языковой слой (помимо минойского Крита, сумевшего до середины XV в. временно распространить свое влияние на ряд островов и прибрежных областей Эгеиды) прослеживается как субстратный только для самого отдаленного, доисторического прошлого юга Балкан.

Начало позднеминойского II периода, к которому относится утверждение на Крите владычества греков-ахейцев, датируется большинством виднейших специалистов по археологии Греции (А. Эвансом, Дж. Пендлбери, С. Маринатосом, Р. Хатчинсоном и др.) примерно 1450 г. до н.э. (Ф. Шахермайр относит его примерно к 1470 г. до н.э., Ф. Матц — примерно к 1480 г. до н.э.). Конец указанного периода, и следовательно пожар в хранилище документов линейного письма В при разрушении врагами дворца ахейского владыки всего Крита в Кноссе, все перечисленные исследователи (а также крупнейший греческий археолог Н. Платон) датируют примерно 1400 г. до н.э. Предпринятая было попытка ревизовать датировку кносских табличек, предложенную А. Эвансом и его последователями, не представляется убедительной. 3 [33]

В текстах табличек линейного письма В было найдено и одно очень важное подтверждение того исторического факта, который был документально известен только из иноязычного источника. Дело в том, что хеттские письменные памятники XIV—XIII вв. до н.э. говорят о могущественном государстве Аххийява,4) располагавшемся где-то к западу от Малой Азии — в континентальной Греции или на островах Эгейского моря. При этом один из правителей Аххийявы назван в хеттской передаче Attariššijaš, что очень напоминает хорошо известное эллинской исторической традиции имя царя Микен Атрея (греч. 'Ατρεύς), основателя наиболее могущественной из ахейских династий — династии Атридов. В тексте кносской таблички С 914 встречена форма A-ka-wi-ja-de (= Akhaiwiān-de), что расценивается учеными как свидетельство существования топонима, тождественного Аххийяве хеттских текстов (ср. греч. ‘Αχαιοί < *ΑχαιFοί), на рубеже XV—XIV вв. до н.э. В данной связи существен и тот факт, что в пилосских документах встречается патронимик E-te-wo-ke-re-we-i-jo (= Etewoklēweïos). Тем самым удостоверяется наличие в ахейском ономастиконе формы *ΕτεFοκλέFης (ср. ‘Ετεοκλέης, ‘Ετεοκλέες, ‘Ετεοκλής, ‘Ετέοκλος), с которым отождествляется антропоним Tawagalawas хеттских текстов. Лицо, носящее это имя, выступает как полководец и брат царя Аххийавы. С этим Тавагалавасом-Этеоклом может быть, на наш взгляд, сопоставлен без каких-либо затруднений один из героев эпических сказаний греков-ахейцев — аргосский царевич Этеокл, сын Ифия. Он известен эллинским преданиям в качестве видного военачальника, жившего и действовавшего незадолго до Троянской войны.


1) Особенно много интересных сведений о древнейшем периоде греческой истории содержит труд Павсания (III в. н.э.) "Описание Эллады". Его автор объездил всю Грецию, скрупулезно собирая местные исторические предания и сакральные мифы, в которых содержались и воспоминания о событиях II тыс. до н.э.

2) Начало позднеминойского II периода, к которому относится утверждение на Крите владычества греков-ахейцев, датируется большинством виднейших специалистов по археологии Греции (А. Эвансом, Дж. Пендлбери, С. Маринатосом, Р. Хатчинсоном и др.) примерно 1450 г. до н.э. (Ф. Шахермайр относит его примерно к 1470 г. до н.э., Ф. Матц — примерно к 1480 г. до н.э.). Конец указанного периода, и следовательно пожар в хранилище документов линейного письма В при разрушении врагами дворца ахейского владыки всего Крита в Кноссе, все перечисленные исследователи (а также крупнейший греческий археолог Н. Платон) датируют примерно 1400 г. до н.э. Предпринятая было попытка ревизовать датировку кносских табличек, предложенную А. Эвансом и его последователями, не представляется убедительной.

3) Фракийские племена, по свидетельствам древних авторов и прочим данным, населяли в I тыс. до н.э. — начале I тыс. н.э. обширные территории на северо-востоке Балканского полуострова. Ранее они занимали также его запад и юг. Последние фундаментальные лингвистические исследования устанавливают присутствие на Балканах их непосредственных предков — протофракийцев уже с начала III тыс. до н.э. (Гиндин Л.А. Древнейшая ономастика Восточных Балкан. С., 1981. С. 188).

4) Так, царь хеттов Тудхалияс IV в одном из договоров при перечислении равных ему правителей называет вместе царей Египта, Вавилонии, Ассирии и Аххийявы.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Р. В. Гордезиани.
Проблемы гомеровского эпоса

Татьяна Блаватская.
Ахейская Греция во II тысячелетии до н.э.

А. А. Молчанов, В. П. Нерознак, С. Я. Шарыпкин.
Памятники древнейшей греческой письменности

В. П. Яйленко.
Греческая колонизация VII-III вв. до н.э.
e-mail: historylib@yandex.ru
X